Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 


 

Городища 10 века Смоленского Подвинья


История и археология

 

12/98

 

Городища 10 века и начало «окняжения» Смоленского Подвинья

 

 

В. С. Нефедов

 

В Смоленском Поднепровье и Подвинье известны сотни городищ, относящихся, с одной стороны, к раннему железному веку и 3 четверти 1 тыс. н. э., с другой стороны, к концу XI — XIII вв. и более позднему времени. В то же время укрепленные поселения, существовавшие в X — начале XI вв., на этой территории единичны. Все они находятся в Днепро-Двинском междуречье, преимущественно (кроме городищ в Гнездове и, возможно, Новоселках) в бассейне Западной Двины. Настоящая работа посвящена исследованию причин возникновения шести городищ, расположенных в бассейне р. Каспля (левый приток Западной Двины), а также тех функций, которые они выполняли в эпоху образования Древнерусского государства.

Вначале    остановимся    на    общей    характеристике    этих археологических памятников.

1.         Сураж. Городище площадью ок. 1300м2 расположено на мысу правого берега р. Каспля при впадении ее в Западную Двину. С напольной стороны поселение было ограничено рвом, еще один ров зафиксирован в 200 м от мыса (видимо, окружал территорию окольного города).' При раскопках, проводившихся М. А. Ткачевым в 1977 г., обнаружены обломки лепных сосудов конца 1 тыс. н. э. «роменско-боршевского типа» (вероятно, культуры смоленско-полоцких длинных курганов), а также круговая керамика древнерусского и более позднего времени2.  Кроме того, есть сведения о присутствии на городище раннекруговой керамики X в. 3 О времени появления городского посада определенных данных нет. Наиболее ранние упоминания Суража содержатся в документах XVI — XVII вв. и связаны с существованием на этом месте Суражского замка, построенного в 1563 г.

2.         Каспля. Занимает оконечность гряды на правом берегу р.   Каспля   вблизи  «е   истока   из  оз.   Касплянское.   Площадь городища составляет ок. 1800 м2. С напольной стороны площадка укреплена валом и рвом. Неоднократные обследования и шурфовка поселения позволяют уверенно говорить о наличии на нем раннекруговой керамики X в.4.Что же касается лепной керамики, отнесенной В. В. Седовым к IX — X вв.5, то, вероятно, она связана с нижним слоем памятника, относящимся к днепро-двинской культуре.   Каспля   впервые   упоминается   в  уставной   грамоте Ростислава Мстиславича 1136 г. Видимо, городище функционировало без перерывов по крайней мере до XVI в. Вблизи памятника, в устье р. Каспля, находится древнерусское селище площадью ок.   7000   м2.   Часть   найденной   на   нем   круговой   керамики, возможно, относится ко 2 половине X — началу XI вв.6. Работа выполнена при поддержке РГНФ (грант № 96-01-00172).

3.         Городище   (Вержавск).  Комплекс археологических памятников, расположенных в районе озер Ржавец и Поганое на правобережье р. Гобза, убедительно интерпретирован В. В. Седовым   как   остатки   древнерусского   города   Вержавск,   впервые упомянутого в уставной грамоте 1136 г. в качестве центра волости Вержавляне Великие.7 Городище площадью ок. 4500 м2 занимает вершину пойменного останца. Вал, видимо, окружал площадку по периметру. К укрепленной части поселения примыкает селище площадью 0,2—0,3 га (остатки городского посада). Археологический комплекс также включает в себя курганный некрополь, в  настоящее  время  насчитывающий  45  насыпей  высотой  до 4 м . При обследовании городища и селища в разное время была найдена раннекруговая керамика X — начала XI вв., а также единичные фрагменты лепных сосудов, близких КСДК.9 Поселение существовало непрерывно с X до XV—XVI вв.

4.         Баталове (Заборье). Городище занимает холм на правом берегу безымянного притока р. Половья. Его площадь составляет ок. 1300 м2. Площадка по периметру окружена валом. Основной этап  функционирования  поселения  связан  с  днепро-двинской культурой. Н. В. Андреев в 1947 г. обнаружил здесь древнерусские материалы, отнесеные им главным образом к X в.10   В то же время Е. А. Шмидт отрицает наличие на городище древнерусского слоя."     Мнение    Н.    В.    Андреева,    видимо,    подтверждается приуроченностью к городищу курганной   группы, состоявшей не менее чем из 15 насыпей.12  Внешний вид этих курганов (высота, главным образом, 2—3 м, крутые склоны, в некоторых случаях уплощенные вершины)  делает весьма вероятной их датировку концом   1   тыс.   К   сожалению,   при   раскопах   двух   из   них, предпринятых И. С. Абрамовым в 1905 г., были найдены только кострища.13

5.         Загоскино (Николо — Берновичи). Расположено на мысу левого берега р. Гобза, с напольной стороны защищенно валом. Площадь   городища   составляет   ок.    1000м2.   Основная   часть материалов датируется 2 половиной XI — XIV вв., когда на этом месте, видимо, существовала феодальная усадьба. Вместе с тем на городище найдено незначительное количество лепной керамики, по крайней мере часть которой относится к концу 1 тыс., а также фрагменты раннекруговых сосудов 2 половины X —  1 половины XI вв.

6. Рокот. Городище площадью ок. 1500 м2 занимает мысовую оконечность гряды на правом берегу р. Клец, впадающей в оз. Касплянское. Площадка окружена валом, с напольной стороны ограничена рвом, в 180 м от которого находится еще один вал. Территория между валами лишена культурного слоя. По мнению Е. А. Шмидта, внешний вал относится к позднему средневековью. Городище существовало в раннем железном веке и в середине — 3 четверти 1 тыс. н. э. Из верхнего горизонта культурного слоя происходит лепная керамика КСДК и обломки древнерусских круговых сосудов.'5 С напольной стороны городища находилась почти уничтоженная ныне курганная группа, состоявшая не менее чем из 10 полусферических насыпей, содержавших остатки трупосожжений.16 Один из погребальных комплексов включал в себя меч типа Е, шлем, игральную кость и другие предметы17, в том числе, по данным Е. А. Шмидта, обломки скандинавской фибулы или фибул (тип неизвестен).1 Кроме того, рядом с городищем, по некоторым сведениям, находился могильник, включавший удлиненные курганы.1

На основании керамического материала можно заключить, что все или большинство из перечисленных археологических памятников возникают (в рамках древнерусского периода) в середине — 2 половине X в. О времени существования городища у д. Баталове можно судить лишь предположительно, однако и в этом случае указанные даты являются  наиболее вероятными.

Большой интерес представляют особенности топографии городищ X в. Смоленского Подвинья. Все они находятся за пределами либо на периферии микрорегионов, заселенных в последней четверти 1 тыс. (рис. 1) Ни одно из этих поселений не имело в X — 1 половине XI вв. сколько-нибудь существенной сельскохозяйственной округи, что было напрямую связано с дефицитом в их окрестностях плодородных земель. Таким образом, они не могли возникнуть в результате протекавших на территории Смоленщины социально-экономических процессов как производственные или административные центры социотерриториальных группировок местного населения.

Не являясь органичной частью поселенческих структур Смоленского Подвинья конца 1 — самого начала 11 тыс., интересующие нас памятники занимают своеобразную позицию и относительно важнейших маршрутов военно-торговых коммуникаций, входящих в систему пути «из варяг в греки». Только два городища (Сураж и Рокот) находятся непосредственно на пути из Ловати в Днепр, занимая в его инфраструктуре стратегически важные точки. Остальные памятники расположены несколько в стороне от главных военно-торговых коммуникаций, реконструируемых по археологическим данным (рис. I).20

 

городища

 

P и с . 1 . I — водно-ледниковые равнины; II — важнейшие военно-торговые пути конца I тыс.; III — археологические памятники VIII — начала XI вв.; IV — предполагаемая граница волости Вержавляне Великие во 2 половине X — начале XI вв.; V — городища X в.: 1 — Сураж, 2 — Баталове (Заборье), 3 — Городище (Вержавск), 4 — Загоскино (Николо-Берновичи), 5 — Каспля, 6 — Рокот.

 

Тем не менее и их связь с инфраструктурой пути «из варяг в греки» прослеживается вполне определенно. Обращает на себя внимание, что четыре городища (Сураж, Каспля, Вержавск и Баталове) находятся в местах пересечения крупнейших рек Смоленского Подвинья (Каспли и ее притоков Гобзы и Половьи) с границей огромной водно-ледниковой равнины, занимающей большую часть бассейна Каспли и поречье Западной Двины (рис.1). Это почти не заселенное и, следовательно, никем не контролируемое пространство, перерезанное крупными водными артериями, которые имели выходы к важнейшим путям сообщения и населенным микрорегионам, безусловно являлось в конце 1 тыс. источником постоянной опасности. Аналогичную позицию занимает городище Загоскино, которое, видимо, прикрывало скопление поселений в верховьях р. Гобза и проходивший в этом месте путь с Двины на Днепр со стороны слабо освоенных в X — начале XI вв. бассейнов Межи и Вотри.

Таким образом, рассматриваемые городища можно охарактеризовать как относительно единую систему крепостей, представлявшую собой своего рода «надстройку» над сложившейся к середине X в. инфраструктурой пути «из варяг в греки» в Смоленском Подвинье. Ее функции состояли, с одной стороны, в обеспечении безопасности главных маршрутов военно-торговых путей и обслуживавшего их населения, и с другой стороны, в перекрывании различных ответвлений от этих коммуникаций. По нашему мнению, такая система укреплений могла возникнуть только в результате усилий государственной власти. Ее организацию следует считать первым археологически фиксируемым этапом «окняжения» северо-западной Смоленщины.

Как уже отмечалось, строительство княжеских крепостей в бассейне Каспли происходит около середины X в. или немного позже.21 Видимо, самыми ранними являются городища Сураж и Рокот, которые, во-первых, находятся непосредственно на трассе военно-торгового пути, и во-вторых, имеют наиболее тесную связь с КСДК. Поскольку, как показывает анализ погребальных комплексов КСДК, эта культура прекращает существовать на территории Смоленщины не раньше середины — 3 четверти X в. (но не в конце IX — начале X вв., как полагает ряд исследователей22), возникновение Суража и Рокота следует отнести ко времени не позднее середины столетия. Тем не менее представляется невероятным, чтобы коллективы носителей КСДК (для которой городища, особенно на территории Смоленщины, не характерны)   были  в  состоянии  самостоятельно  организовать строительство и обеспечить функционирование укрепленных поселений, находящихся далеко за пределами освоенных ими микрорегионов. Инициатива в этих случаях также могла принадлежать только княжеской администрации.

Среди городищ X в. в Смоленском Подвинье своими масштабами выделяется Вержавск. По мнению Л. В. Алексеева, он был включен в список княжеских даней, положенный в основу уставной грамоты Ростислава Мстиславича, намного позже своей волости, между 1134 и 1136 гг., «когда стал городом и появилась возможность брать с него дополнительную дань».23 Однако, по всей видимости, уже во 2 половине X — начала XI вв. Вержавск приобретает структуру, свойственную раннегородским центрам: детинец — неукрепленный посад — курганный некрополь, что предполагает его особое значение в бассейне Каспли на рубеже I и II тыс. Кроме того, по сообщению Е. А. Шмидта, на городище во время Великой Отечественной войны был найден клад восточных монет. Учитывая удаленность Вержавска от маршрутов военно-торговых путей, концентрацию на нем в X в. определенных материальных ценностей следует связывать с тем, что он изначально играл роль, которая документально зафиксирована для XII в.: роль княжеского погоста, административного центра волости Вержавляне Великие. По мнению В. В. Седова, наиболее платежеспособные волости уставной грамоты 1136. г. (в первую очередь Вержавляне Великие и окрестности Торопца), сконцентрированные на северо-западе Смоленской земли, раньше остальных ее районов стали объектом фискальной экспансии княжеской власти.24 Мы можем утверждать, что это произошло уже во 2 половине X в., задолго до образования Смоленского княжества.

Таким образом, волость Вержавляне Великие представляет собой одно из первых, если не самое первое административно-территориальное образование на Смоленщине. По данным археологической карты, первоначально, во 2 половине X — начале XI вв., территория волости включала в себя междуречье Западной Двины и Половьи, а также верховья р. Гобза (рис. 1).

Вероятно, первые шаги княжеской администрации по «окняжению» территории Смоленского Подвинья (строительство крепостей Сураж и Рокот), связанные с установлением государственного контроля над путем Ловать — Усвяча — Каспля — Рутавечь — Днепр, опирались главным образом на автохтонное население края, сооружавшее смоленско-полоцкие длинные курганы.   Позднее,   при   окончательном   оформлении   системы княжеских крепостей в бассейне Каспли и образовании волости Вержавляне Великие, главной опорой государственной власти в регионе, надо полагать, выступает население, в той или иной степени воспринявшие традицию возведения новгородских сопок. Видимо, это были, по крайней мере отчасти, выходцы непосредственно с территории северо-запада Восточной Европы.25 Собственно говоря, Вержавляне Великие в их изначальных границах были в значительной степени заселены именно носителями сопочной традиции.

В связи с изложенным можно предположить, что государственный контроль над территорией Смоленского Подвинья первоначально осуществлялся (а возможно, и распространялся) скорее из Северной, чем из Южной Руси. Подтверждением этому служит и то обстоятельство, что «окняжение» более южных и восточных районов Смоленщины в X — первой половине XI вв. на археологических материалах не прослеживается (за исключением, вероятно, окрестностей Гнездова).

Еще одним аргументом в пользу сделанного предположения служит хорошо известное сообщение Софийской I летописи под 1021 г. о походе полоцкого князя Брячислава Изяславича на Новгород и передаче Полоцку Усвята и Витебска. Несомненно, тогда же к Полоцкому княжеству отошел и Сураж, что привело к установлению северо-восточной границы княжества, оставшейся неизменной на протяжении XI—XIV вв. По мнению А. Н. Насонова, поход Брячислава на Новгород как раз и имел целью присоединить к Полоцку эти стратегически важные пункты на пути «из варяг в греки».26 Следовательно, в начале XI в. именно из Новгорода контролировалась как минимум часть территории, отошедшей к Полоцкому княжеству (Витебске-Суржанское Подвинье, бассейн Усвячи и нижнее течение Каспли).

А. А. Метельский на основе изучения «рубежной» топонимики полагает, что под контролем Новгорода находились Усвят и его окрестности, а более южные территории тяготели к Киеву.27 По нашему мнению, аргументация исследователя является недостаточной. Невозможность объективной датировки топонимов типа «Межа» и «Рубеж» оставляет этому источнику исключительно вспомогательную роль в историко-географических исследованиях. Мы считаем вероятным, что часть Левобережного Подвинья, включая бассейн Каспли, являлась во 2 половине X — начале XI вв. южной периферией территории, которая в административном и фискальном отношениях была связана с Новгородом как одним из двух главных центров Древнерусского государства.

В заключение следует подчеркнуть, что начальный этап «окняжения» Смоленского Подвинья имел огромное значение для последующего развития феодальных отношений в Смоленской земле. Именно этот регион, наряду с Торопецким Подвиньем и районом Гнездова, стал той территориальной и экономической основой, на которой в 1054 г. возникло Смоленское княжество.

 

 

1 Збор помникау гхсторы i культуры Беларусь Кн. 1. Вщебская вобласць. мн., 1985. С.198.

2Ткачев М. А., Королев А. И. Работы Днепро-Двинского отряда / / АО 1997 года. М., 1978. С. 424.

'Лебедев Г.С., Булкин В.А., Назаренко В. А. Древнерусские памятники бассейна р. Каспли и Путь из варяг в греки (по материалам Смоленской археологической экспедиции 1966 г.) / / Вестник ЛГУ. 1975. № 14. С. 168.

4Ш м и д т Е . А . Древнерусские археологические памятники Смоленской области. Ч. 2. М., 1983. С. 72; Лебедев Г. С, Булкин В. А., Назаре н к о В. А . Указ. соч. С. 168; Смоленский гос. музей-заповедник, колл. СОМ 15909.

5Седов В. В. К исторической географии Смоленской земли / / Материалы по изучению Смоленской области. Вып. 4. Смоленск. 1961. С. 331.

Шмидт Е. А. Отчет об археологических разведках на территории Смоленской области в 1983 г. / / Архив ИА РАН. Ф.' 1. Р. 1. № 9569. Л. 4—5.

'Седов  В. В. Указ. соч. С. 321—324.

"Лопатин Н.В. Отчет о работах в Демидовском районе в 1987 г. / / Архив ИА РАН Ф.1  Р. 1. № 13188. Л. 20—23.

'Шмидт Е. А. Древнерусские... Ч. 1. М., 1982. С. 44—46; Алексеев Л. В. Альбом к отчету о полевых археологических исследованиях, произведенных Днепро-Двинским отрядом в летний сезон 1971 г. / / Архив ИА РАН. Ф. 1. Р. 1. № 4557а. Рис. 12:72; б/о «Бакланове», колл. историко-этнографического музея национального парка «Смоленское Поозерье».

1 "Андреев Н.В. Отчет об археологических обследованиях древнейших водных путей Смоленской земли летом 1947 г. / / Архив И А РАН. Ф. 1. Р. 1. № 132. Л. 38.

"Шмидт Е. А. Археологические памятники Смоленской области. М.  1976. С. 61.

Шмидт Е . А . Отчет об археологических разведках на территории Смоленской области в 1982 г. / / Архив И А РАН. Ф. 1. Р. 1. № 9091. Л. 28—29; Андреев Н В. Указ. соч.

13С п и ц ы н А . А . Отчет о раскопках, произведенных в 1905 г. И. С. Абрамовым в Смоленской губ. / / ЗОРСА РАО. Т. 8. Вып. 1. СПб., 1906. С. 208.

14Ш м и д т Е . А . Древнерусские... Ч. 1. С. 73.74; Гос. Эрмитаж оп. 812.

|5Там же. Ч. 2. С. 39—40.

|6Седов В. В. Отчет о полевых работах Верхнеднепровского отряда Черниговской экспедиции ИА АН СССР 1960 г. / / Архив ИА РАН. Ф. 1. Р. 1. № 2080. Л. 24.

"Шмидт  Е. А. Древнерусские... Ч. 2. С. 39.

'"Выражаем глубокую признательность Е. А. Шмидту за любезно предоставленные сведения.

19Лебедев Г. С, Булкин В. А., Назаренко В. А. Указ. соч. С. 169.

20 Нефедов B.C. Смоленское Поднепровье и путь «из варяг в греки» и IX—X вв. / / XIII конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка Скандинавских стран и Финляндии. Тез. докл. М.-Петрозаводск. 1997. 2'Надо отметить, что недавно к такому же выводу пришла О. Н. Левко ( Л е в к о О . Н. Население Днепро-Двинского междуречья в VI—XI вв. (этнический состав, социальная и территориальная структура) / / Труды VI МКСА. Г. З.М., 1997. С. 164).

22 Седов В. В. Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья. М., 1970. С. 104; Е н у к о в В . В. Ранние этапы формирования смоленско-полоцких кривичей. М., 1990. С. 74—75.

23 Алексеев Л. В. Смоленская земля IX—XIII вв. М., 1980. С. 44.

24 С е д о в В . В . Городища Смоленской земли / / Древняя Русь и славяне. М., 1978. С. 146.

25 Нефедов В. С. О присутствии северо-западного населения в Днепро-Двинском междуречье в конце I тыс. н. э. (к постановке проблемы) / / Новгород и Новгородская земля. История и археология. Вып. 11. Новгород. 1997. С. 232.234.

"Насонов А. Н. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. М.   1951. С. 151.

27 Мяцельский А.А. Да пытання аб прыродных i антрапагенных межах ВЩебскай зямл! XII—XIII стст. / / Пстарычна-археалапчны зборн!к. № 12. Мн., 1997. С. 191.209

 

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

 

 

Следующая статья >>> 

 

 

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100