Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 


 

Новгородско Московские отношения и Бежецкий Верх


История и археология

 

9/95

 

Новгородско-Московские отношения и Бежецкий Верх в 15 веке

 

 

А. С. Дворников

 

В XIV в. границы московского великого княжения вошли в соприкосновение с землями Великого Новгорода.    Северные московские владения    достигают Белоозера.    Еще при Иване Калите    белозерские князья    становятся    вассалами Москвы.    При Дмитрии Донском большая часть   Белозерья уже контролируется москвичами. Дмитрий Донской передает Белоозеро своему сыну Андрею.    Не случайно, в начале войны Москвы с Новгородом 1393 г. белозерский князь Константин Иванович сражается на стороне Новгорода за возвращение своего княжения1. Другому своему сыну — Юрию — Дмитрий Донской завещает в придачу к подмосковному Звенигороду северный Галич. Третий сын Донского — Константин — владел Ржевой и Угличем,    а также селами в Бежецком Верхе.    После московско-тверской войны  1375 г. Дмитрий Донской    берет под свою защиту    и покровительство Ярославское княжество.   Таким  образом,  новгородско-московская граница протянулась от Ржева и Волока Ламского до Белоозера и Галича.

Стремление московских князей к подчинению соседних русских земель привело уже в XIV в. к ряду пограничных столкновений.   Причем, наиболее уязвимыми новгородскими пунктами на пограничье были Волок Ламский, Торжок, Вологда и Бежецкий Верх.

Наряду с открытыми вторжениями на новгородское по-граничьс, московские князья исподволь вторгаются в Бежецкий Верх, приобретая здесь села во владение. Села эти становились как экономическими центрами московского влияния, так и плацдармами для распространения политического давления. Не случайно в 1371—72 гг. развернулась московско-тверская борьба за село Кесьму в новгородском Бежецком Верхе.

В 1397 г. москвичи полностью оккупировали Бежецкий Верх и удерживали его в дальнейшем за собой вопреки претензиям новгородцев и заключаемым с Новгородом договорам. По окончании войны 1397—98 гг. был заключен мир. Брат великого князя Андрей отправился для выполнения условий договора в Новгород, где «...бояре даша князю честь велику».3 Вероятно, выбор Андрея в качестве главы московского посольства не случаен. Владея пограничным Белоозером, Андрей был в курсе московско-новгородских пограничных проблем. Юрий Дмитриевич, наследовавший Галич, так же не оставался в стороне от северной политики Москвы. В 1391 г. он совместно с дядей Владимиром Андреевичем руководил походом против Новгорода. Тогда были заняты Торжок, Волок Ламский и Вологда. Вероятнее всего, те же Юрий и Андрей Дмитриевичи руководили частью московских войск, оккупировавших в 1397 г. Двинскую землю, Торжок, Волок Ламский, Бежецкий Верх и Вологду. Возможно, мир, достигнутый Андреем, не вполне удовлетворил обе стороны, т. к. пограничные земли продолжали оставаться спорными.

Ни источники, ни историография не дают к настоящему времени четкого представления о времени и условиях перехода Бежецкого Верха от Новгорода к Москве. Московские источники считают Бежецкий Верх своим с 1397 г., новгородские— числят Бежецкий Верх за собой еще около 80 лет, вплоть до 70-х гг. XV в., т. е. фактически до падения независимости самого Новгорода. Историки, следуя тем или иным источникам, не приходят к-единому мнению. По мнению Л. В. Черепнина, пограничный Бежецкий Верх, уже освоенный москвичами, в середине 30-х гг. XV в.    был опять уступлен новгородцам. Большая часть исследователей сходятся па том, что Бежецкий Верх находился в смесном владении Москвы и Новгорода.

Напряженность    на новгородско-московском    пограничье усугублялась тяжелым положением самого Новгорода.   Как отмечал В. Л. Янин, в конце XIV — первой четверти   XV вв. политика Новгорода находилась в упадке4.    В. Н. Вернадским выделены периоды наибольшего политического напряжения.    В  1399—1400,  1412—14 и  1420—28 гг. обострялись конфликты с Литвой, доходившие до открытых военных действий5. В 1392—1411 и 1445—48 гг. усиливается натиск немцев и шведов6.    В 1391 —1401 гг. московские князья оккупировали практически все доступное им    новгородское пограничье, а в 1417 г. вторглись уже   во внутренние районы новгородской земли. В  1440—41  гг. москвичи воюют с Новгородом   в союзе   с Борисом Александровичем   тверским.    В 1443—45 гг. тверские войска разорили все южные новгородские волости.

Пользуясь ослаблением Новгорода, соседи скупали земли на новгородском пограничье, особенно на спорных территориях, которые фактически уже не контролировались новгородцами. Анализ политических событий первой половины XV в. привел нас к выводу  о большей политической активности москвичей в Бежецком Верхе.    Активность же новгородцев сводится к просьбам    к великому князю установить границы «по старине», что на деле не выполнялось. Попытки новгородцев    в  1398 и 1435 гг.    вернуть себе Бежецкий Верх не увенчались успехом.   В Бежецком Верхе закрепляются галицкие князья — представители боковой ветви московского великокняжеского дома7. В 40-х — начале 50-х гг. XV вв. складывается впечатление    новгородского присутствия в Бежецком Верхе. Однако, это может быть связано с княжением Дмитрия Юрьевича галицкого в Новгороде8.

В настоящей статье мы попытались обратить внимание на фактическое разделение земель в Бежецком Верхе между московскими и новгородскими землевладельцами.

Официально Бежецкий Верх только в 1433 г. обещан Юрию Дмитриевичу галицкому, а в 1434 г. уже в уделе его сына Дмитрия Красного. Однако, из договора Юрия и Дмитрия с Василием II 1433 г. видно, что землями к этому времени здесь уже владели многие московские землевладельцы. Часть земель принадлежала князю Константину Дмитриевичу, дяде великого князя, часть — боярину Ивану Дмитриевичу Всеволожскому — бывшему фавориту великого князя, часть «иных сел» — принадлежала самому великому князю. (Среди великокняжеских сел нам известны село Кесьма — купля И. Калиты, в духовной Василия I 1423 г. упоминается село Антонове, а в его духовной 1406 г. — при-селье Макашовское9. Кроме того, в договоре упоминаются, по-видимому, многочисленные московские землевладельцы, у которых были «в Бежецком Верхе грамоты жалованные отца твоего великого князя (т- е. Василия I, умершего в 1425 г), или твои (т. е. Василия II) у бояр или на слободы, или у иного у кого; и в тех грамотах волен яз, князь Юрьи Дмитриевич, кого как хочю жаловати»'".

Рассмотрение актового материала позволило установить личности некоторых землевладельцев.

Уже в конце XIV в. московский боярин Федор Андреевич Свиблов владел селом Алабузино".

К 20-м — 30-м гг. XV в. бояре Головкины владели в Бежецком Верхе крупной вотчиной, располагавшейся южнее Городецко в междуречье Мологн и Остречипы, и севернее низовьев Остречипы. Позднее, во второй половине XV в. их вотчина постепенно была скуплена монахами Троице-Сергиева монастыря12. Часть земель Головкиных в 1420-х — 1430-х гг. приобрел некий десятинник Александр13, -вдова которого в 1430-х — 40-х гг. отдает тому же Троице-Сергиеву монастырю село Фралевское с деревнями: Раменье, Рукулино, Микитино, Голузино, Ивановское, Ондрейково, Глебени с пожнями, нивами, перевесьямн, езами, ловшцамп и другими угодьями14.

До 1430-х — 40-х гг. князь Дмитрий Александрович Щепа-Ростовский владел купленными им деревнями: Старое Ягрепево, Фролово, Боркино, Икорниково, проданными затем в Троицкий монастырь15.

Частью земель в Бежецком Верхе владел Василий Михайлович Морозов, принадлежавший, по выражению С. Б. Веселовского, к одному из первостепеннейших московских боярских родов16. Перед 1440 г. он упоминается среди послухов в купчей князя Дмитрия Юрьевича Красного па земли в Бежецком Верхе17.

До 1447 г. землями в северной части Бежецкого Верха владел Михаил Федорович Сабуров, получивший боярство в конце княжения Василия I, т. е. до 1425 г. Село Весь Егопская, принадлежавшее М. Ф. Сабурову, находилось неподалеку от великокняжеского села Кесьмы.    В 1447 г. Сабуров вложил Весь Егонскую в подмосковный Симонов монастырь. В старости М. Ф. Сабуров становится старцем Симонова монастыря Мисаилом Сабуровым, пользовавшимся большим влиянием в монастыре. В 1460 г. он назван вторым, после архимандрита, «сидевшим у духовной»18.

Землевладелец Иван Юрьевич, а позднее его вдова Фетинья и сын Дмитрий владеют до 30-х гг. XV в. крупной вотчиной с центром в селе Присеки. Позднее вотчина была куплена князем Дмитрием Юрьевичем Красным, завещавшим ее в Троице-Сергиев монастырь. Доверительные отношения между князем и Фетиньей позволяют предполагать московское  происхождение  бывших владельцев19.

Даже далекие суздальско-нижегородские князья к середине XV в. приобрели в Бежецком Верхе свои владения20, где, возможно, слились их интересы с интересами галицких князей, что было возможно, либо в период короткого московского княжения Шемяки, либо в более продолжительное их совместное пребывание в Новгороде и Пскове.

Источники второй половины XV в. упоминают среди бежецких землевладельцев князей суздальских, ростовских и ярославских, уже утративших свою независимость и подчиненных Москве21.

Кроме того, в 30-х — 60-х гг. XV в.    в Бежецком Верхе находились со  своими дворами  князья  промосковской  ориентации: Дмитрий Юрьевич Красный, Иван Андреевич Можайский, Василий Ярославич Боровский, Андрей Васильевич Большой.    Значительное влияние на Бежецкий Верх имели князья Юрий Дмитриевич галицкий и его сын Дмитрий Ше-мяка,    бывшие    некоторое    время    великими    московскими князьями.    С Бежецким  Верхом    был тесно связан боярин Григорий Васильевич   Заболотский,    бывший    наместником Василия II в Новгороде22.

Вместе с московской  аристократией в Бежецком  Верхе оседают  и  московские    представители    служилого    класса. Из жалованной грамоты Василия II Троице-Сергиеву монастырю на село Присеки, датированной 1432—45 гг., известны великокняжеские  «десятинницы...  Бежецьского   Верха   и   их тиоуни»,23   а также введенные   великокняжеские бояре.   Из жалованной грамоты, датированной 26 сентября 1432 г. или 1433 г. тому же монастырю известны еще и великокняжеские приставы.24 Грамоты 1440 и 1441 гг. упоминают наместников бежецких и их тиунов с дворянами.25 Грамота   1445—53 гг. называет еще праведщиков, доводчиков, волостелей.26 Грамоты писались княжескими дьяками."27 В купчей 1455—57 гг. Троице-Сергиева монастыря на село Никольское Сукором-ное великокняжеский дьяк упомянут в числе послухов, а грамоту писал сын дьяков.28 В той же грамоте упоминаются «князя великого... люди из ыных станов».29 Тесную свял, послухов данной грамоты с местным краем подчеркивает соответствие их прозвищ с названиями соседних деревень: Максами Толстик и дер. Толстиково, Логин Княжьской и село Княжеио, Сидор Селятиньской и дер. Селятипо, Филипко Сукромской и село Сукромны, прозвище Опцыфора Мо-лоцкого явно связано с рекой Мологой.30 Т. е. в середине XV в. и со стороны продавцов села (московских бояр Головкиных) и со стороны покупателя (подмосковного Троице-Сергиева монастыря) послухами выступают старожилы, тесно связанные с местным краем.

В то же время и старая новгородская аристократия продолжала владеть землями в Бежецком Верхе. Так новгородский боярин Андрей Будьвольнин в 30-х гг. XV в. вкладывает в Симонов монастырь село Кузьмодемьянское с деревнями и пустошами в Бежецком Верхе.31

Старинный новгородский род бояр Нелединских владел землями в бассейне рек Меличи и Неледицы. Позднее Нелединские стали основателями па своей земле Краснохолмского Николаевского Аптопиева монастыря,32 тесно связанного с московской великокняжеской династией. Свои земли Нелединские вкладывали и продавали Троице-Сергиеву н Ап-тониеву монастырям.

Видимо, новгородцем по происхождению является и послух по купчей грамоте Троице-Сергиева монастыря на село Никольское Сукромпое 1455—57 гг. Онцыфор Молоцкой, однако, к середине XV в. он уже защищал интересы подмосковного монастыря.

Подмосковные монастыри, особенно Троице-Сергиев Симонов, активно приобретали земли в Бежецком Верхе. Внедрившись в Бежецкий Верх в 30-х—40-х гг. XV в., Троице-Сергиев монастырь путем дальнейших покупок и вкладов значительно увеличил свои владения.

Симонов монастырь, по мнению Л. И. Ивиной, вырос именно во время феодальной войны. «Если до войны в Московском уезде, по сохранившимся данным, у монастыря было 3 сельца и монастырек-пустынька»,33 то «во время феодальной войны сфера распространения земельных владений мо пастыря увеличилась». В частности, он приобрел «два сел (Весь Егонское и Кузьмодемьянское) в Бежецком Верхе».34 Село Кузьмодемьянское «ранее принадлежало Андрею Буд-Еюльницу», а с 30-х гг. XV в — Симонову монастырю.35 Село Весь Егонская приобретено монастырем в 40-х гг. у Михаила Сабурова.3"

«Бежецкий Верх, видимо,   привлекал монастырь иммунитетными привилегиями, которыми пользовались многие крупные феодалы во время борьбы с удельно-княжеской оппозицией».37 Враждующие князья как бы соревновались в выдаче щедрых  иммунитетных  грамот  монастырям   па   пограничье, привлекая их на свою сторону. Так Дмитрий Шемяка, Василий II и Иван Можайский по очереди в 1440, 1441 и 144(3 гг., ссылаясь па «старину»   выдают близкие по содержанию жалованные грамоты Троице-Сергиеву монастырю на село При-секи, отстаивая при этом свои приоритеты.38   В 1447 г.    Василий II выдает жалованную грамоту Симонову монастырю на село Весь Егонское, пользуясь ослаблением позиций Ше-мяки   в  Бежецком   Верхе  и   переходом   владельца   села   па Московскую  службу.39 Щедрые  пожалования  должны  были укрепить   моральные позиции   и   политическую   поддержку жалователя в регионе.

Примечательно отсутствие сведений о владениях и Бежецком Верхе новгородских монастырей.

Таким образом, уже в начале XV в. и Бежецкий Верх активно проникают московские землевладельцы и монастыри. В 30-х —40-х гг. москвичи уже безраздельно господствуют в Бежецком Верхе, а сохранившиеся островки владений старой новгородской аристократии исчезают к середине XV в. Их владельцы либо открыто переходят па московскую службу, либо вкладывают земли в подмосковные монастыри.

Следовательно, анализ фактического землевладения в Бежецком Верхе подтверждает наблюдения, сделанные на основе анализа политических событий,40 о том, что в первой половине XV в. Новгород фактически потерял Бежецкий Верх, утратив здесь как политическое, так и экономическое влияние.

 

 

 

1          Вернадский В. Н. Новгород и Новгородская земли в XV веке. М.; Л., 1961. С. 215—216.

2          Духовные и договорные грамоты  князей великих  и удельных.  Под ред. С. В. Бахрушина. М, 1909. С. 26.

3          НПЛ. С. 394.

4          Янин В. Л. Новгородские акты XII—XV вв. М., 1991. С. 113,

5          Вернадский В. Н. Новгород... С. 203.

6      «Вернадский В. Н. Новгород... С. 233, 234, 248.

7          Дворников А.  С. К вопросу о вхождении 'Бежецкого  Верха  в состав  Московского  государства   //  Материалы   II   заседания   научного семинара   «Тверь,   Тверская  земля   и  сопредельные  территории   в   эпоху средневековья» в декабре 1994 г. (В печати).

8          Там же.

9          Готье   Ю.   Замосковный   край   в   XVII   веке.   М.,   1937.   С.   373.

10        Духовные и договорные... С. 110.

11        Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в северо-восточной Руси. М, 1947. С. 170.

12        Там же.

13        АСЭИ. Т. I. M.; Л., 1952. С. 63. № 69.

14        АСЭИ. Т. I. С. ПО. № 146.

15   АСЭИ. Т. I. С. 111. № 147; С. 112. № 148; Соболева Н. А. Русские печати. М., 1991. С. 174. № 93.

16 Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969. С. 199, 433.

20        Абрамович Г. В. Князья Шуйские и российский трон. Л.,  1991. С. 63—64;  Кобрин В. Б. Землевладельческие  права княжат в  XV — первой трети XVI века и процесс централизации Руси // История СССР. 1981. № 4. С. 35—36.

21        Кобрин В. Б. Землевладельческие права... С. 35—48.

22        Лурье   Я.   С.   Две   истории   Руси   XV   века.   СПб.,   1994.   С.   75.

я АСЭИ.  Т.   I.   С.  67.   №  76.     

24    АСЭИ.  Т.   I.   С.   65—66.   №   74.

25    АСЭИ. Т. I. С. 124. № 170; С. 121. № 165.

26        АСЭИ. Т. И. С. 342. № 345.

27        АСЭИ. Т. I. С. 119. № 163; С. 120, 164.

28        АСЭИ. Т. I. С. 187. № 258,

29        Там же. С. 188. № 258 а.

30        Там же.

31 АСЭИ. Т. I. С. 342. № 345; Ивина Л. И. Крупная вотчина... С. 58.

32        Ивина Л. И. Крупная вотчина... С. 51.

33        Там же. 34 Там же. 35 Там же. 36 Там же.

37ЧерепнинЛ В Русские феодальные архивы XIV—XV вв. Ч. 2. М.;   Л.,   1951.   С.   145—149;   Ивина   Л.   И.   Крупная   вотчина...   С.   68.

38        АСЭИ. Т. I. С. 121. № 165; С. 123. № 170; С. 129—130. № 179.

39        АСЭИ.   Т. III. М„ 1964. С. 342.   № 345;     Ивина Л. И.   Крупная вотчина... С. 59.

40        Дворников А. С. К вопросу...

 

 

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

 

 

Следующая статья >>> 

 

 

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100