Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 


 

археология


История и археология

 

9/95

 

Кожаные футляры в виде коробочек

 

 

Т. С. Варфоломеева

 

В составе коллекции кожаных предметов из раскопок в Новгороде есть 6 изделий неопределенного назначения. Одному из них в результате реставрации была придана форма узкой прямоугольной коробочки (рис. 1: 1). Остальные пять находок, видимо, представляют собой детали или фрагменты подобных изделий. Все они хранятся в фондах Новгородского музея.

«Коробочка» (рис. 1: 1) была найдена на Дмитриевском раскопе. Она сформована из цельной кожаной заготовки без каких-либо соединительных швов. На ее Соковых гранях сделаны прорези. Лицевые же стороны украшены очень своеобразным рисунком. Верх «коробочки» был обрезан, и недостающую часть декора можно восстановить лишь предположительно. В целом же рисунок состоит из кривых линий и окружностей. Возможно, это стилизованное изображение листьев и плодов. Эта необычная композиция дополнена фоном из маленьких окружностей и помещена в рамку. При этом рамка и кривые линии надрезаны острым инструментом, а все окружности, большие и маленькие, оттиснуты пуансоном. Кроме того на поверхности предмета сохранились остатки красной краски. Она довольно размыта. Но, наверное, «коробочка» была раскрашена, и красными были, скорее всего, большие круги — «плоды».

Кроме находки с Дмитриевского раскопа к подобным, бесшовным, кожаным «коробочкам» относятся, вероятно, еще два предмета. Один из них происходит с раскопа па ул. Кирова (рис. 1:2). Он представляет собой обрезок «коробочки». Изделие декорировано, по из-за плохой сохранности рисунок очень не разборчив. Здесь использован мотив переплетающихся побегов с пятилистниками. На лопастях листьев прорисованы прожилки и поставлены точки. Заметны следы рамки. Все линии декора проведены, вероятно, острым инструментом. Кроме того с помощью зубчатого колесика нанесен фон из пунктирных линий.

Вторая - бесшовная «коробочка» была найдена на Готском раскопе (рис. 1: 3). Сохранившийся от нее обрезанный фрагмент тоже украшен изображениями листьев.

 

кожаные коробочки

 

Из  упомянутых трех деталей лучше  всего  сохранилась находка с Неревского раскопа   (рис. 2:  1). Лицевые грани этой  «коробочки» украшены трилистниками   (трехлопастными листьями с толстыми черешками). На лопастях листьев прочерчены прожилки и поставлено несколько точек. По обе стороны от листьев  проведены  волнистые  линии.     Рисунок заключен в рамку из двойных линий, параллельных краям грани. Все линии нанесены тупым инструментом.

Фрагмент детали другой кожаной «коробочки» происходит с раскопа на ул. Кирова   (рис. 2:2).    Она    украшена орнаментом из соединенных черешками пятилистника и трилистников. Эта композиция помещена в двойную рамку. Помимо  того  нанесен   фон   из   маленьких   окружностей.   Этот декор, хоть и довольно не сложный, выполнен разными способами. Контуры листьев и рамка надрезаны острым инструментом. Прожилки на листьях проведены тупым инструментом. Для фона же использован штамп с круглым отверстием. Еще одна деталь с Неревского раскопа (рис. 2: 3) значительно уже всех упомянутых предметов. Эта находка интересна по своей отделке. Она украшена отпечатками маленького прямоугольного штампа с геральдическим изображением львоподобного леопарда. Как и на описанных выше деталях, здесь тоже тупым инструментом прочерчена рамка.

В целом рассматриваемые «коробочки» довольно маленькие. Их лицевые, квадратные или прямоугольные грани имеют стороны 4,5—6 см. Ширина боковых граней 1,7— 2 см.

Три находки датированы по дендродатам, которые укладываются в промежутке между 1328 и 1382 гг. Коробочки с Дмитриевского1 и Готского2 раскопов, судя по материалам >тих раскопов, могут относиться к XIV—XV векам.

Конструкция и назначение интересующих нас новгородских находок становятся понятными, если обратиться к европейским аналогиям. Пять похожих кожаных «коробочек» хранятся в Амстердаме,3 три — в Кельне.4 Четыре подобных предмета известны по английским публикациям.5 Один был найден в Стокгольме.6 Все они относятся к тому же времени, но и новгородские, и датируются в основном XIV веком. Европейские коробочки гораздо лучшей сохранности и более разнообразны,  чем новгородские находки.  Это  футляры,  и многие из них даже дошли до нас с хранившимися в них вещами.

Такие объемные футляры состоят из двух половинок ((рис. 2:4). На каждой половинке сделано по паре прорезей, через которые пропущен ремешок или шнурок. Верхняя часть немного меньше нижней и служит крышечкой. Чтобы открыть или закрыть такой футляр, нужно передвинуть крышечку по ремешку.

Форма рассматриваемых вместилищ близка к очертаниям предметов, для которых они предназначены. Большинство европейских объемных футляров сделаны в виде коробочек с прямоугольными гранями. Но есть и округлые футляры (для ложек и для складной лупы). А один футляр даже имеет форму уплощенной сферы.

Остановимся   подробнее   на   вопросе     об   использовании раздвижных  объемных  кожаных  футляров.     В   английском городе Йорке в слоях XIV века был найден прямоугольный футляр этого типа с деревянными церами и железным стилем. Футляр сохранился полностью, с крышечкой.  Остатки органического материала позволяют предположить, что через прорези на крышечке и основном вместилище была продета льняная или пеньковая веревочка. Обе части футляра украшены изображениями дубовых листьев. По своим размерам: 5X3XU5 см — Йоркская находка несколько меньше новгородских «коробочек». Деревянные церы  есть  и  среди новгородского  археологического  материала.   Они   различны по форме и размерам, по среди них выделяются небольшие прямоугольные    дощечки,    которые  было  удобно  носить   с собой.  Судя  по форме и  размерам,  новгородские  кожаные «коробочки»  представляют  собой  вполне  подходящее  вместилище для маленьких цер.  Ко времени  распространения «коробочек»,  XIV веку,  относятся  три  церы,  составлявшие часть книжечки-полиптиха. Их размеры: 6,3X5X0,2 см8. Как уже отмечалось,  ширина лицевых граней  новгородских  коробочек 4,5—6 см, а ширина их боковых граней 1,7—2 см. Следует также учесть, что при высыхании кожаные детали стягиваются  и  деформируются.  Таким  образом,  сравниваемые вещи относятся к одному хронологическому периоду и довольно близки по размерам.9 Это говорит о том, что новгородские  коробочки вполне  могли  использоваться  для  цер. В этой связи ценно следующее замечание, сделанное  относительно  табличек   полиптиха     с     Троицкого раскопа. Среди прочих цер они выделяются своими маленькими размерами, оформлением    и характером    материала. «Пни имеют ближайшие аналогии в материалах ганзейских i иродов, в частности, Любека,  и обнаружены на  одной из усадеб  в  составе других    западно-европейских    предметов (писало, рейнская керамика, фрагменты костяных рукоятей ножей)». Тем более, что в отличие от Западной Европы па Руси церы практически не употреблялись.10 Следовательно, к кожаные коробочки, и церы были равно необычны для местного новгородского материала и наоборот распространены и Западной Европе. Это не противоречит выводу о возможном применении новгородских  коробочек для  ношения  цер. В  числе предметов,  для  которых  могли  использоваться западноевропейские  раздвижные    коробочки,    названы  маленькие книжки. Подходящая по размеру книжечка из бересты  была  найдена  в  Новгороде  на   Ильинском   раскопе. В ней записаны тексты молитв. Книжечка имеет почти квадратную форму: высота ее страниц — 4,6—4,7 см, а их ширина — 4,9—5,1  см. Предполагается, что книжечка была изготовлена  для  священника,   но,   скорее  всего,   для   певчего. Во втором случае ее владельцем мог быть любой обитатель усадьбы,  на  которой  книжечка  была  найдена."  Сама  книжечка относится к концу XIII века, то есть она  несколько древнее интересующих нас кожаных коробочек. Но ведь подобные книжечки могли существовать и позднее, и их тоже могли носить при себе.

Помимо письменных принадлежностей и книжечек, среди предметов, которые хранились в европейских раздвижных кожаных футлярах, названы также ложки, иглы и булавки, складная лупа, очки, камень для определения пробы золота. В средневековом же Новгороде для ложек и игл изготавливали футляры, отличающиеся по конструкции и даже из другого материала. А остальные предметы, упоминаемые в связи с назначением рассматриваемых футляров, а именно: лупа, очки, пробирный камень — среди средневековых предметов, найденных в Новгороде, не встречаются. Все это свидетельствует о том, что раздвижные кожаные футляры вряд ли были так же распространены и использовались столь же повсеместно, как на Западе.

Как и новгородские, все европейские раздвижные футляры декорированы. Среди использованных мотивов и сюжетов можно назвать листья (трилистники, пятилистники, дубовые листья), простейшие геометрические элементы, геральдические изображения, и даже сцену грехопадения. Нередко разные орнаментальные мотивы комбинировали, например, помещая фигуру животного в завиток, образованный изгибом ветви растения. Растительный орнамент преобладает. Рисунок чаще всего помещен в рамку. Обычным было также использование фона из мелких кружков и точек. Для отделки раздвижных коробочек западноевропейские мастера использовали разнообразную технику. Так, линии проводили тупым или острым инструментом. Фон наносился одноотверстиевым пуансоном или зубчатым колесиком. Использовалось также тиснение и небольшие штампы. На некоторых футлярах сохранились следы раскраски. Почти все те же способы декорирования кожаных изделий применяли и новгородские мастера. Но использование острого инструмента, мелких штампов и зубчатого колесика для новгородских кожаных изделий все же нехарактерно.

Что же касается декора именно новгородских «коробочек», то создается впечатление, что в одних случаях он выполнен уверенной рукой (например, рис. 2: 2), а в других — нанесен несколько неумело или, может быть, небрежно (например, рис. 1: 2). Рисунок довольно прост, иногда в нем допущены неточности. Но стоит отметить, что при всей простоте и выраженной схематичности рисунка на новгородских «коробочках» неизменно повторяются такие, казалось бы, необязательные детали, как прожилки и точки па лопастях листьев, а также рамки. Все это наталкивает на мысль о существовании каких-то образцов, по которым изготавливались эти коробочки.

Каково происхождение этих образцов? Изображения, украшающие новгородские «коробочки», готические по своему характеру. Это наблюдение подтверждается и в результате сравнения новгородских находок с их западноевропейскими аналогиями. Стилистически декор новгородских находок очень близок к отделке голландских и английских12 кожаных изделий. Тем не менее, орнаментальные мотивы и приемы их нанесения, использованные для декорирования раздвижных кожаных футляров, распространены гораздо шире самих футляров как территориально, так и во временном отношении.

В решении вопроса о происхождении новгородских кожаных «коробочек» может помочь обращение к их топографии. Не вызывает особого сомнения западное происхождение деталей с Готского раскопа и раскопа на ул.  Кирова, где прослежена тесная связь с жизнью иностранных купцов.13 Готский раскоп  был  заложен  па  месте  Готского двора.  А медь известно, что иностранные купцы в Новгороде жили довольно изолированно от местного населения и все необходимые в быту вещи они привозили с собой.14 Поэтому кожаная коробочка, скорее всего, была личной принадлежностью какого-нибудь иноземного гостя. Раскоп на ул. Кирова граничил с территорией бывшего Немецкого двора.  Как уже отмечалось, с этого раскопа происходят две детали кожаных «коробочек».   Одна   из   них   (рис.   1:   2),   видимо,   является самой ранней из подобных вещей. Украшающий ее рисунок очень напоминает растительный орнамент на детали кожаной коробочки из Амстердама.15 Это сходство ие представляется  случайным,  ведь новгородская находка    датируется второй четвертью XIV века. А именно в XIV веке в Новгороде получают широкое распространение    шерстяные    ткани, которые   ввозились   из   Фландрии   (занимающей   часть   нынешних    Нидерландов).16    При    этом    коробочку с раскопа на ул.  Кирова  не обязательно считать привозной    вещью. Нанесенный па нее растительный    орнамент    выполнен не очень качественно. К тому же на усадьбе, где была найдена коробочка,  изготавливали  обувь.  Поэтому  не стоит исключать, что кожаная коробочка могла быть сделана местным мастером   как  подражание  западноевропейскому    образцу. Обе кожаные коробочки были найдены рядом  с усадьбой, с которой происходит много западноевропейских изделий, в том числе и предметов быта. Вещевой материал свидетельствует о высоком художественном вкусе и культурном уровне жителей  усадьбы.   Предполагается,   что   «владельцем   этого участка в XIV веке был богатый новгородский купец, который вел активную торговлю с Западом и кроме того организовал на своей усадьбе ремесленное производство различных изделий, необходимых на внутреннем рынке».17

Три остальные «коробочки» были найдены при раскопках территории бывшего Неревского конца  Новгорода. Две находки происходят с Неревского раскопа. Одна из них, деталь, украшенная трилистниками, была найдена на усадьбе, принадлежавшей боярам из богатейшего посаднического рода Онцифоровичей.18 Появление такой редкой вещи на боярской усадьбе представляется очень естественным.  Коробочка с Дмитриевского раскопа происходит с усадьбы, принадлежавшей приходскому священнику, который был связан с кожевенным ремеслом.19 Как уже отмечалось, она очень отличается по нанесенному на нее рисунку от остальных подобных футляров. Допустимо, что такую коробочку мог сделать живший на усадьбе кожевник.

Исследованный материал немногочислен. Но необычность конструкции рассмотренных новгородских находок, готический характер их декора и наличие довольно большого разнообразия подобных изделий в Западной и Северной Европе при отсутствии аналогий в других местах указывает на то, что они относятся к типу раздвижных декорированных кожаных футляров, имеющему западноевропейское происхождение. Футляры этого типа датируются XIV— XV вв. Такие вещи, по всей видимости, привозили в Новгород с Запада. Хотя не исключено, что, по крайней мере, две кожаные коробочки могли быть изготовлены в самом Новгороде под влиянием западных образцов. Предназначались новгородские коробочки, скорее всего, для письменных принадлежностей.

 

 

 

1          Хорошо»   Л.   С.   Новые   материалы   по   археологии   Неревского конца // Новгородский сборник. 50  лет  раскопок Новгорода. М.,   1982.

2          Рыбина Е. А. Готский раскоп // Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. С. 224.

3          Opgravningcn in Amsterdam. Amst., 1977. S. 98, tabl. 35—39.

4          Очень интересна  история кельнских футляров. Они были собственностью богатого кельнского купца  и хранителя архиепископской  печати Германа фон Гоха. В 1398 году он был казнен по обвинению в участии готовящегося  переворота.  При  аресте,  как  было  принято,  с него  сняли пояс   с   висевшими   на   нем   многочисленными   сумочками   и   вещами. Исходя из даты казни, эти вещи относятся ко времени не позднее конца XIV   века.   Среди   поясного   снаряжения     упоминаются     футляры    для складной ложки,   пробирного  камня,  буланок.   По  своей  конструкции  и внешнему   виду   эти   три   футляра   напоминают   новгородские   находки. Кельнские  футляры  искусно  украшены  затейливым  растительным   орнаментом.      (Die   Hanse.   Lebenswirklichkeit   und   Mytos.   Hamburg,   1989. Bd. 2. S. 204—205.

5          The archaeological album. London, 1845.  На стр. 39. изображен футляр в форме уплощенной сферы из   Harbledown   (недалеко    от    пролива Па-де-Кале), предположительно датируемый XIV веком. Подобный пенал принадлежал королю Генри VI. На стр. 84 помещена миниатюра из средневековой  книги,   на   которой   изображен   мужчина,   читающий  книгу  с помощью лупы или складных очков. На поясе у него висит футляр для лупы.

6          Футляр для ложки   (Strandberg —Zerpe   В.   Skor  och  andra  lader-foremal. //  Helgeandsholmen  1000  ar i Stockholms strom.   1982.  S. 238, Fig. 209. 201

7  O'C onnor S., Tweddle D.   A set of waxed tablets from Swine-gate, York. // Bibliologia 12. Brepols, 1991.

8          Рыбина  Е.  А.  Церы  из  раскопок  в  Новгороде  //  Новгород  и Новгородская   земля.   История   и   археология.   Новгород,   1994.   Вып.   8.

9          Кожаный футляр с книжечкой из цер и стилем, датируемый XV веком, хранится и в музее Гамбурга.  Гамбургский футляр отличается  по своей конструкции от раздвижных (он закрывается с помощью клапана), но он также сделан в виде объемной прямоугольной коробочки и украшен   растительным   орнаментом.  По   размерам:   10Х?Х4   см,   —  он  немного больше новгородских «коробочек».     (Die Hanse, Bd. 2. S. 202).

10        Рыбина Е. А. Церы из раскопок в Новгороде. С. 132.

11        А рцих овский  А.  В.,  Янин  В.  Л.  Новгородские  грамоты  на бересте (Из раскопок 1962—1976 гг.). М., 1978. С. 24—27.

12        Одинаковые контуры имеют листья на детали с Готского  раскопа и листья лозы, украшающие седло XIV века, хранящееся в Лондонском музее // Medieval   catalogue.    London   museum.   L.,    1967.   PI.    XLVII.

13        Колчин   Б.   А.,   Рыбина   Е.   А.   Раскоп   на   улице   Кирова   //Новгородский  сборник.  50  лет  раскопок  Новгорода.   М.,   1982,   С.   234.

14        Рыбина Е. А. Готский раскоп. С. 218.

15        Opgravningen in Amsterdam. S., 98, tabl. 35.

16        Ко л чин Б. А., Рыбина Е. А. Раскоп на улице Кирова. С. 233.

17        Там же. С. 237.

18        Янин В. Л. Я послал тебе бересту... М., 1965. С. 98—104.

19   Хорошев   А.   С.   Новые   материалы   по   археологии   Неревского конца. С. 265.

 

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

 

 

Следующая статья >>> 

 

 

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100