Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 


 

Обработка железа


История и археология

 

8/94

 

Обработка железа в Новгороде

(По материалам Михайлоархангельского раскопа XII—XIV вв.)

 

 

Б. Д. Ершевский, Л. С. Розанова

 

По результатам археологических исследований раскопа уже ставились доклады на представительной научной конференции «Новгород и Новгородская земля. История и археология», а также опубликована статья в сборнике этой конференции. Вместе с тем позволим ненавязчиво отметить, что работы на Михайлоархангельском раскопе велись в течение 1990—1991 гг.2 Он был заложен строго по пятну строительства будущей пристройки к школе № 11 по ул. Желябова (Прусской), № 4. Топографически раскоп приходится на северо-западную окраину древнего Людина конца и расположен приблизительно в 50—70-ти метрах к северу от проходившей в древности здесь Прусской улицы.

Верхние слои раскопа датируются XIV в. Что же касается даты заселения этой территории, то здесь мы имеем результаты дендрохронологического анализа, выполненные в Лаборатории естественно-научных методов ИА РАН А. Ф. Урьевой3. Так дворовая вымостка, положенная на материк, датируется 1172—1182 гг., а частокол в материке 1169—1170 гг.

Таким образом, по данным дендрохронологии раскопанная территория была заселена не ранее 70 годов XII в. Попытаемся эту датировку уточнить или подтвердить. В этой связи обратимся только к трем  находкам, которые залегали в предматериковых и даже в материковых слоях.

1. Вислая свинцовая печать найдена в предматериковом слое. Она несет ростовое изображение св. Феодора с копьем и щитом, а на обороте пятистрочную греческую надпись: «Господи воззри на мя, протопроедра Ефстафия». Такой тип печати В. Л. Янин относит к первым новгородским посадникам, бывшим на должности в первое княжение в Новгороде Мстислава Владимировича, т. е. 1088—1094 гг.4 Вторая находка — монетовидной формы привеска из биллона, найденная в материковом слое, на глубине 336 см. Она имитирует арабский дирхем, который находился в обращении в период VIII — нач. XI вв. По определению ведущего специалиста отдела нумизматики ГЭ И. Г. Добровольского эта имитация вполне конкретного дирхема, но в отличие от арабской монеты она не имеет надписей, а несет на обеих сторонах хорошо выполненные черточки с высоким уровнем подражания. По мнению специалиста такие изделия бытовали в безмонетный период, начало которого приходится на 30 годы XII в.

И, наконец, зооморфная подвеска в виде уточки с двумя подвижными лапками на восьмеркообразных или двойных перпендикулярных звеньях. Хвост вытянут вверх. По своду Е. А. Рябинина она относится к XVIII типу, вариант 2. Время их бытования вторая половина XI—XII века6.

Таким образом, характеристика только трех находок из нижних слоев показывает, что время их бытования приходится на вторую половину XI — середину XII вв., учитывая все данные считаем, что археологически исследованная территория была освоена в первой половине XII в.

Собрание железных изделий Михайлоархангельского раскопа насчитывает 159 находок, которые залегали в слоях 9—\7 пластов. В коллекцию входят ножи, замки, ключи, пробои дверные, кольца, пряжки, крюки, шилья, тесла, топоры, коса, ножницы, удила, кресала, сошник, стрелы, шипы ледоходные, ложкарь, скобель, пинцеты, писала, две крицы и 10 заготовок-полуфабрикатов.

Хронологически они распределялись так: 93 изделия залегали в слоях 1—2 строительного яруса, датировка которых сер. XIV — сер. XIII вв., 8 предметов найдены в слоях 3—5 ярусов, что соответствует 1-й пол. ХШ в., 20 находок приходятся на слои 6—7 строительных ярусов, датированных нач. XIII — кон. XII вв. и, наконец, 32 изделия обнаружены в слоях 9-го яруса, нижняя дата которого 70 годы XII в. Рис. 1.

Новгородский металл в полной мере хорошо изучен, прежде всего, в фундаментальных, глубоких исследованиях Б. А. Колчина6, а также в серии работ Л. С. Розановой, В. И. Завьялова7. Но здесь уместно отметить одно обстоятельство — полное отсутствие исключительно на всех новгородских раскопах вещественных источников самого производства, которое хорошо представлено многочисленными и различными изделиями из железа. На Михайлоархангель-ском раскопе коллекцию железных предметов впервые "пополнили находки заготовок — полуфабрикатов, которые указывают на присутствие здесь железообрабатывающего производства. Среди десяти заготовок имеются: заготовка копья, шила, две заготовки стрелы, шипа ледоходного и пять поковок в виде железных брусков прямоугольной формы.

Залегание заготовок по ярусам следующая: Рис. 2. 2 находки в слоях 3—5 ярусов — I пол. XIII в., 6 заготовок найдены в слоях 6—7 ярусов, что соответствует нач. XIII — кон. XII вв. и 2 находки в 9 ярусе — 70 г. XII в.

Часть коллекции железных изделий из раскопа была подвергнута металлографическому анализу, который проводился в Лаборатории естественно-научных методов одним из авторов. Для анализа были избраны 46 предметов, в число которых входят: ножи, кресала, косы, шилья, скобель, ножницы, писало. Цель такого исследования — не столько выяснение технологических характеристик (такая работа проводилась разными исследователями на больших сериях), сколько попытаться скорректировать даты заселения археологически изученной территории. Такое направление исследования вполне правомерно, поскольку общеизвестно, что существуют хронологические рубежи изменений новгородских производственных технологий. Напомним, что наиболее ярко прослежена эволюция технологии производства на таком универсальном орудии труда, как нож, а ножи в нашем случае составляют основу исследованной металлографически    коллекции.      Распределение    предметов, подвергнутых металлографическому анализу по пластам, представлено таким образом: 9 пласт — 11 предметов, 10—12 пласты — 4 изделия, 13 пласт — 2 предмета. 14 пласт — 5 находок, 15 пласт — 8 изделий, 16 пласт — 16 предметов. Это составляет практически 30% от числа найденных на раскопе железных предметов. Однако этот процент можно считать вполне корректным, поскольку для металлографического анализа отобраны из общей коллекции лишь те изделия, которые в наибольшей степени содержат в себе информационный потенциал.

При соотнесении данных металлографического анализа со стратиграфией культурного слоя выявляется следующая картина.

Из 11 предметов, относящихся к 9 пласту, датируемого на основании дендрохронологического анализа I пол. XIV в., шесть ножей и два кресала изготовлены в технике наварки с последующей закалкой. Два ножа откованы из неравномерно науглероженной стали и закалены. Несколько особняком стоит процесс изготовления косы. При ее изготовлении была использована железная заготовка, которая в процессе ковки неоднократно проковывалась, вытягивалась, складывалась и сваривалась. Это длительная и трудоемкая работа, которая, однако, в конечном счете приводит к появлению орудия с тонким клинком, а после отбивки с острым лезвием.

Следующие 4 предмета (3 ножа и коса) происходят из 12 пласта, дендрохронологическая дата которого 3-я четверть XIII в. Технология этих изделий сводится к трем схемам: целиком из железа — 1 нож, торцевая наварка с закалкой — 2 ножа, вварка стальной полосы на косе в мягкой среде. Отметим высокую технику изготовления косы: тонкое стальное лезвие, вваренное в железную основу, соблюдение температурных норм сварочного режима, мягкая закалка — все это свидетельствует о высокой профессиональности кузнеца. Так как орудие отвечает всем нормам, предъявляемым к этому виду.

Из 13 пласта, датируемого дендрохронологически I пол. XIII в., исследовано 2 ножа. Оба показали технологию трехслойного пакета с последующей закалкой.

Из  14 пласта    (нач. XIII в.)    для металлографического анализа взято 5 предметов — 4 ножа и ско&ель. Наиболее примечателен скобель. Первоклассное хорошо сохранившееся орудие для грубой обработки древесины. Технология его изготовления — торцевая наварка высокоуглеродистой стали на железную основу и закалка. Технология производства ножей представлена в трех вариантах: трехслойный пакет (2 экз.), вварка (1 экз.) и многослойная пакетная заготовка из железа и малоуглеродистой стали  (1 экз.).

15 пласт датируется дендроанализом кон. XII — нач. XIII вв. Взято на металлографический анализ 5 ножей и шило. Все ножи выполнены в сварной технике, представленной в виде пятислойного (2 экз.) и трехслойного пакета (3 экз.) с последующей закалкой клинков. Сварочные операции выполнены в правильных режимах, о чем свидетельствуют тонкие и чистые сварочные швы. Шило изготовлено простейшим способом — целиком из неравномерно-науглероженной стали.

Из 16 пласта, имеющего дендрохронологическую дату — 3-я четверть XII в., металлографически исследовались 8 ножей, ножницы и писало.

Технология ножей сводится к 3 схемам: целиком из сырцовой стали и закалка клинка — 4 экз. Торцовая наиарка с последующей закалкой — 2 экз. Трехслойный пакет — 2 экз. Среди ножей с трехслойной технологией один нож выполнен не в «классическом» виде (железо, сталь, железо при поперечном рассмотрении), а в сочетании сталь, железо, сталь. Такие случаи «ошибок» ранее уже были известны на ножах из Неревского8 раскопа и на ножах из Троицкого раскопа в Людином конце9.

Ножницы откованы, как показало металлографическое исследование, из сырцовой стали, писало (исследовалась заостренная часть) имело наварное и закаленное острие. Особый интерес вызывает найденная в последних двух пластах (15 и 16) серия предметов, которые могут быть идентифицированы как заготовки и бракованные изделия (ножи, наконечники стрел, кресала, шилья).

Интересно и то, что наблюдения над топографией залегания заготовок и бракованных изделий показывают, что все они сконцентрированы только в центральной, юго-западной части раскопа, которая в соответствующих    ярусах была свободной oт встройки. Это позволяет думать о наличии здесь кузнечного производства, которое, конечно, пожароопасно и требует нахождения вблизи водоема. Эти требования как будто бы в древности были соблюдены. Наблюдения за земляными работами в этом районе проводил С. Н. Орлов, который верно зафиксировал проулок Рогавка, частично вскрытый археологическими работами на раскопе, а также он отмечал нахождение здесь древнего ручья: «К северу, по-видимому, улица переходила за руслом древнего ручья, а затем шла вдоль ручья до вала Окольного города»1".

Следовательно, правомерно говорить о том, что примерно в 30—40-м к северу от предполагаемого места расположения кузницы в древности протекал ручей. Иными словами, необходимые средства для тушения пожара находились рядом. Сама же кузница могла представлять собой легкую деревянную конструкцию. Косвенным подтверждением кузнечного производства здесь могут служить и находки 2-х криц, которые найдены в слоях кон. XII—нач. XIII вв. Все эти факты позволяют нам высказать мысль, что на территории древного Новгорода впервые зафиксирована кузница-мастерская по изготовлению железных изделий. В пользу такого решения свидетельствует и то обстоятельство, что располагалась она на окраине города, вблизи древнего ручья. Время функционирования кузницы было не продолжительным. Вероятнее всего она работала с периода освоения территории до начала XIII в. На основании процентного (57) содержания в нижних напластованиях ножей, изготовленных по пятислойной и трехслойной технологиям, а также малочисленности ножей с наваркой, можно с уверенностью говорить о том, что освоение исследованной территории произошло в первой половине XII в.

 

 

 «Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

 

 

Следующая статья >>>  

  

 

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100