Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 


 

Рясна


История и археология

 

8/94

 

Рясна с коническим верхом

 

 

Н. В. Жилина

 

Данная категория украшений определяется исследователями как височные подвески к головному убору.1 Основная часть украшения: конусовидный (колоколовидный) верх, не открытый вниз, а имеющий донную, слегка выпуклую часть. И верхняя, и нижняя поверхности покрыты накладным декором из скани, зерни, гладкой проволоки, при этом верхняя— разделена на несколько подтреугольных частей. Конусовидная верхушка прикреплялась к головному убору с помощью петли, а с ее нижнего края и из центра донной части вниз свисали цепочки с бляшками. В народных славянских костюмах XIX—XX вв. в состав головного убора входят аналогичные подвески-кисти из нитей, ткани, бисера, стекляруса, прикрепленные к полосе ткани, проходящей под головным убором.2 3 Древнерусские рясна занимали в головном уборе то же место и играли ту же роль, что и колты. Колты же, как известно, подвешивались на различных цепях из колодочек и из бляшек, также называемых ряснами. Цепочки с бляшками, и в ансамбле с колтами, и в ансамбле с колоколовид-ными ряснами соединяли головной ярус убора с плечевым.

Известно 11 относительно целых экземпляров рясен, 1 колоколовидный верх без цепочек, 12 фрагментов цепочек с бляшками, 2 оригинальных сетки из цепочек с бляшками— всего 26 находок. Материал происходит из кладов и городских раскопок, имеется случайная находка. Рясны найдены в Старой Рязани (11 находок), Москве (2 находки), с. Кресты Тульской обл. (2 находки), Ярополч Залесский (1 находка), на Киевщине (м. Мирополль, Мартыновка, Смела — 4 находки).

6 находок происходит из Новгорода и Новгородчины. Этому материалу принадлежит особая роль, он расширяет представления об этой категории украшений, позволяя говорить именно об особом варианте убора с ряснами, отличном от убора с колтами. Дв-а украшения в виде сеток из цепочек с бляшками (бляшки аналогичных форм, что и на подвесных цепочках рясен) из клада с. Сельцы свидетельствуют о существовании ансамбля, комплекта украшений, выполнявших^-ся в стиле колоколовидных рясен. Полный набор украшений этого ансамбля не известен, но указание на то, что рясны не одиноки, чрезвычайно важно. Можно предполагать, что применение серебряных сеток с бляшками было аналогично применению мониста, известного и в более позднее время.

В каком соотношении убор с ряснами находился с убором с колтами? Была ли разница хронологической, этнической, или иной другой — это интересный комплекс вопросов, на которые можно было бы попытаться ответить. Новгородский и старо-рязанский материал однако уже сейчас дает возможность утверждать, что разница не была социальной. Все четыре фрагмента цепочек от рясен из городских слоев Новгорода сделаны из золота, следовательно более дешевым и простонародным этот убор не являлся. Золотая цепочка к ряснам входит в состав драгоценного клада 1822 г. из Старой Рязани. Цепь из Ярополча Залесского найдена на территории усадьбы тиуна. И в вопросе датирования новгородским находкам принадлежит основная роль, поскольку они происходят из датированных с точностью до десятилетий слоев. Таким образом общий период бытования рясен предварительно намечается так: вторая четверть XII — первая половина XIII вв. В русле этой даты находится и цепочка из Ярополча Залесского, также происходящая из датированного стратиграфического комплекса.4

Построение типологического ряда рясен позволяет наметить хронологическую разницу внутри этой категории находок. Типология строится в рамках общей типологии/разрабатываемой автором для украшений со сканью и зернью. В основе определения типа лежит форма предмета, подтипа — сочетание формы с основной орнаментальной композицией украшения (эта композиция, как правило, членит предмет на второстепенные орнаментальные зоны). При сложных украшениях, каковыми являются и рясны, типологизируются отдельные части украшений, поскольку они развиваются по-разному.

Все верхние части анализируемых рясен принадлежат к одному типу конических. Подтипы выделены на основании того количества треугольных частей, на которые разделены верхние и донные поверхности украшения.

I           подтип: верх разделен на шесть частей, при этом донная часть разделена на семь треугольных частей, которым соответствует семь боковых цепочек  (с. Мартыновка, Киевщика; Старая Рязань, 1967 г.);

II         подтип: верх разделен на шесть частей, донная часть — на восемь, четыре или даже — шестнадцать частей;  число боковых цепочек — восемь.   (Старая Рязань, клады    1868—1887 гг., Москва, клад 1988 г., Кресты Тульской обл.);

III        подтип: верх разделен на четыре части, при этом боковых цепочек — семь.

В типологическом ряду подвески выстроены от более сложного сочетания деления поверхностей (6/7) к более простому, состоящему из четных чисел, или — кратных четырем (6/2; 6/4; 6/16).

Типы бляшек выделены следующие: I — круглые; II — удлиненно-каплевидные; III — лунничные; IV — ромби е-ские. Для всех типов бляшек выделены общие подтипы: I подтип — двудольное деление по вертикали; II подтип — четырехместное деление; III подтип — совмещение I и II подтипов; IV — бордюрная орнаментация. Каждый тип бляшки проходит свой путь развития. У круглых бляшек, находящихся в верхней и средней частях цепи, происходит переход от дьудольной схемы композиции к четырехчастной. Развитие концевых удлиненных бляшек более    сложно. Слегка удлиненный абрис бляшки (крест, прорастающий вниз из круга) сменяется удлиненно-каплевидной формой, при этом основное изображение внутри бляшки меняется: вместо креста, направленного вниз, появляется росток, направленный вверх. Орнаментация сканью и зернью упрощается, форма бляшки становится расширенной, появляется бордюрная орнаментация. Лунничные бляшки, на наш взгляд, развиваются из общего прототипа с удлиненно-каплевидными, продолжая форму разомкнутого круга. Орнаментация замкнутых лунниц упрощается, не сохраняя никаких крестообразных композиций. Ромбические бляшки в начале ряда имеют перекрестье, выполненное сканью и поначалу подчеркнутое зернью в углах. Затем зернь исчезает, а последние звенья ряда показывают исчезновение перекрестья и замену его бордюрной орнаментацией.

Рясна I подтипа и начальные варианты рядов бляшек представляют собой более ранний хронологический комплекс, ориентировочно его можно относить к XII в. (в соответствий с дендрохронологической датой цепочки с бляшками Михайловского раскопа).5

Рясна II и III подтипов, по-видимому, следует относить к более позднему времени: 70—90 гг. XII — первая половина XIII в. (на основании дат: золотой бляшки с Неревского раскопа (1177—1197 гг.; цепи с Ильинского раскопа (1210— 1230 гг.); лунничной бляшки с Неревского раскопа (1238— 1268 гг.).

Размеры и технология украшений той и другой хронологических групп в целом едины. Следует отметить лишь, что серебряные бляшки крупнее золотых.

Крупная зернь, ряды которой делят конические верхушки на части, колеблется в диаметре от 1,5 до 2,8 мм. Эта зернь, уложенная между двух гладких проволок, меняет свой размер, плавно становясь мельче к вершине рясны. Мелкая зернь, из которой выкладываются орнаментальные композиции на коническом верху, колеблется от 0,25 до 1,0 мм в диаметре. Средний размер подобной зерни: 0,65—0,7 мм. Скань на ряснах встречена двух видов. На бляшках применяется скань, круглая в сечении (общий диаметр скани из двух проволочек равен 0,4—0,6 мм). Арки из скани (деталь орнаментальных композиций конического верха) выполнены сканью, развальцованной в пластину толщиной 0,4—0,5 мм, шириной 1,25—2,25 мм. Скань в виде развальцованной пластины присутствует на медальонах ожерелий из клада из Старой Рязани 1822 г. Данная аналогия указывает на возможные русские корни этого технологического явления в противовес мнению об исключительно западноевропейских параллелях.

На треугольных частях конических верхушек расположены орнаментальные композиции, также различные для первой и второй групп рясен. Композиции первой группы имеют аналогии в материале русских вышивок XVIII—XX вв., их сюжеты, имеющие языческую основу, определяются исследователями по-разному, однако в определениях чувствуется родственность. Нами прослежено на ряснах три основных сюжета, соответствующие им сюжеты на вышивках определяются  Б. А.  Рыбаковым  так:   

I.  Рожаницы:   мать  и  дочь;

II.        Рожаница — рожающая женщина; III. Макошь и рожаницы  в храме. У Г. С. Масловой  можно найти  следующие .шределения: I. Женская фигура — намогильное сооружение, женщина в позе лягушки; И. Женщина с птицами, женщина-дерево с парными подчиненными  фигурами, жещина-вазон;

III.       Языческое капище со  столпообразными  фигурами  идолов. На ряснах первой группы эти сюжеты узнаваемы, детализированы  изобразительными деталями. На ряснах второй группы   композиции  разрушаются,   число   членов     меняется, некоторые утрачиваются, другие бессмысленно повторяются.

Изображение приобретает декоративность, стремится приспособиться к треугольной части украшения, слиться с ее границами   в единый орнамент. I и II сюжеты сохраняют двухъярусность,  но  в  ярусах  расположено  бессмысленное  нагромождение  элементов  прежней     композиции:   арок,  женских фигур. Затем  и количество ярусов умножается до орнаментальности.  III  сюжет развивается в  орнаментальную  сетку.

Надеемся, что разделение материала рясен на две временные группы будет когда-либо подтверждено новым материалом. Основную базу для заключений по хронологии составил новгородский материал, удачно добавив к общему комплексу материала рясен как раз именно те данные, которые практически отсутствуют для материалов других регионов.

 

 

1  Седова   М.   В.    Ювелирные    изделия    древнего    Новгорода   (X-XV вв.). М., 1981. С. 17—18. Рис. 81.

2          Этнография восточных славян  (очерки традиционной культуры). М., 1987. С. 286.

3          Зеленин     Д.     К.    Восточнославянская    этнография.    М.,     1981.

4          Седова М   В. Ярополч    Залесский. М., 1978. С. 50, 81,  126—127.

5          Шифр: Мих. 29—49.

6          Шифры: 17—19—1072; Ил. 11—20—69; 14—17—1048.

7          Рыбаков   Б.   А. Язычество древних славян. М., 1981. С. 471—527.

8          Мае лов а Г.   С. Орнамент русской народной вышивки как историко-этнографический источник. М., 1978. С. 57—'151.

 

 

 «Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

 

 

Следующая статья >>>  

  

 

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100