Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 21/2007 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ И АРХЕОЛОГИИ НОВГОРОДА И НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ

 

 

НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ДРЕВНОСТЕЙ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ (30-е гг. XVIII - 40-е гг. XIX в.)

 

  

Е. В. Торопова

 

Первые документально зафиксированные сведения об обследовании археологических памятников Новгородской области относятся к 30-м гг. XVIII в. В 1733 году участники Великой Сибирской экспедиции И. Г. Гмелин, Делиль де ла Кроер и Г. Ф. Миллер по заданию Академии наук обследовали городище и сопки у с. Бронница (Новгородский р-н)1. Местная достопримечательность показалась исследователям заслуживающей внимания и они подробно её описали: «Видом она-иочти кругла и вся ровна, однако ж вверху плоска и от севера к полудню нечто наклонна...С южной стороны есть колодезь, в котором и летом всегда вода бывает...С северной стороны к Бронницам есть способный всход...А внизу сей горы, к востоку, находятся 2 небольшие пригорка...»2. Кстати, эти возвышения, исследователи уверенно определили как погребальные древности («...по всему виду не что иное, как тутошних древних языческих жителей кладбища суть...»3). Проведя аналогии с подобными курганными насыпями, виденными ими в Германии и других землях, они приняли решение провести раскопки, «...потому что в оных старинных телесных украшений, оружия или иных вещей погребенных там людей найти надеялись...»4. Одновременно планировалось и исследование Бронницкой горы5. Эти намерения осуществились лишь частично. Были выполнены обмеры памятников: «...астролябиею вышину большой горы сняли, а пригорки по их вышине и округу землемерного цепью вымеряли, и все в проспекте срисовать велели, как сие при исторических обсервациях видеть можно...»6. Из-за бюрократических проволочек, с которыми в полной мере пришлось столкнуться участникам экспедиции, были частично раскопаны лишь сопки: «...выкопаны были оные пригорки на полторы сажени в диаметре и полторы сажени в глубину»7. При раскопках не было обнаружено никаких находок, только в одной из насыпей (северной) на глубине 1 сажени зафиксированы угли8. На этом работы были завершены в связи с негативным отношением к ним новгородского управителя9.

В дальнейшем описание археологических древностей у с. Бронница встречается в материалах путешествия ученого-энциклопедиста П. С. Далласа. Во время поездки по различным провинциям Российского государства в 1768-1773 гг. (Вторая академическая экспедиция), предпринятой им по заданию Российской академии наук, исследователь отмечает городище, расположенное к юго-западу от деревни, а также «...могильные курганы, кои, может быть, служат к истории тамошнего места...» и которые, по его мнению, «...надлежало бы...исследовать...»10.

В начале XIX века академик Н. Я. Озерецковский по заданию Императорской академии наук обследовал территорию к югу от озера Ильмень и представил подробное описание природы, хозяйства и быта населения, отметив при этом и некоторые археологические древности и. Исследователь описал «земляные курганы» у дд. Горцы, Ко-ломо и Большая Витонь [Вытонье] (совр. Шимский р-н), внешние признаки которых, по его мнению, свидетельствуют рб их искусственном происхождении («...не произошли от внутреннего движения земли...»). Автор связывает эти курганы не с погребальными древностями, а видит в них некие фортификационные сооружения, считая, что они «...сделаны людьми в военное время...»12. Аналогичные «два насыпные песчаные бугра» исследователь отмечает также и между дд. Любоежа и Горошково (совр. Новгородский р-н)13.

Н. Я. Озерецковскому также известно, что в местах древних поселений обязательно должен быть слой насыпной земли, который, по непонятной причине, он не замечает в Новгороде. Он пишет, что «...в окружности нынешнего города слой верхней земной золы ни мало не толст; но когда бы там исстари было жительство, то бы чернозем или насыпная земля большую составляли толщу...»14.

Это утверждение опровергает другой известный исследователь новгородских древностей, современник Н. Я. Озерецковского Е. А. Болховитинов (митрополит Евгений): «...знаю, что где сколько-нибудь десятков лет люди жили дворами, тут обыкновенно бывает наносная черноземная почва. В самом городе она очевидно приметна, и на торговой стороне по набережным местам, инде аршин 8 ил и 9 должно копать до материка»15. Митрополит Евгений обследовал окрестности Новгорода и отметил наличие «черноземного слоя» в с. Городище [Рюриково] и Ракомо (Новгородский р-н), заметив при этом важную особенность, что поселения, как правило, располагаются по берегам рек («...люди без крайней нужды далеко от рек не отселяются...»)16. Обратил он также внимание на старое кладбище (жальник?) («...исполинское или Богатырское поле, на котором погребались Новгородские Вельможи или Богатыри...») и сопку («...высокий холм, который и доныне виден на Волотовом поле...») в с. Волотово (Новгородский район)17. Свои наблюдения автор связал с конкретными историческими личностями: поселение в д. Ракомо с князем Ярославом18, а сопку в с. Волотово с Гостомыслом — «...погребен также последний Новгородский князь или посадник Славянский Гостомысл...»19.

Митрополит Евгений провёл также и археологические исследования, о результатах которых позднее сообщил государственному канцлеру графу Н. П. Румянцеву: «В 1807 г. при починке соборной церкви Юрьева монастыря, основанного в начале XII века, я велел окопать кругом всю церковь для канала и открыл при самых стенах в два и три ряда сплошь множество каменных гробов, составленных из больших 6 плит и все полные земли с голыми костьми, а больше ничего, через сие получил я только понятие о древних гробах и, конечно, лучших и почетнейших гражданах, судя по огромности и гладкости плит»20. В результате, впервые в истории археологического изучения Новгородской земли были получены интересные данные для исследования погребальной обрядности.

В 1820-1821 гг. комплексные исследования древностей Северо-Запада России предпринял Зориан Доленга-Ходаковский (наст, имя Адам Чарноцкий). Отрывки рукописей с результатами его трудов были изданы М. П. Погодиным в изданиях Московского общества истории и древностей российских21. Карта городищ, составленная 3. Доленга-Ходаковским, опубликована в 3-м томе «Древней русской истории до монгольского ига» М. П. Погодина22.

Цель своей работы исследователь сформулировал следующим образом: «...я должен перенестись за X веков христианского летоисчисления и, собрав, по возможности, некоторые ускользнувшие отпечатки тех времен, предохранить их от мрака забвения»23. Проект археологического путешествия был одобрен Н. М. Карамзиным и А. Н. Голицыным (в то время министр народного просвещения), поддержан и финансово обеспечен правительством24.

Маршрут путешествия, разработанный 3. Доленга-Ходаковским, не мог не затронуть и древнюю Новгородскую землю25. Одна из главных задач, поставленных исследователем, заключалась в составлении карты древних городищ. В «Донесении о первых успехах путешествия...» он писал: «Несколько лет я странствовал и размышлял, пока не получил все названия общие у славян, пока не сообразил, что так называемые городок, городец, городно, городня, городенка и городище есть одно и то же и где уцелели, все сходствуют между собою в наружных признаках»26. Не остались без внимания исследователя и погребальные древности - сопки и жальники.

В результате изучения картографических материалов27, полевых обследований и раскопок 3. Доленга-Ходаковским был описан ряд археологических памятников, в том числе и на территории современной Новгородской области. Значительная часть этих памятников хорошо известна современным исследователям. Это городища Княжая Гора (д. Пески, Демянский р-н)28, Передольский погост (д. Подгорье, Батецкий р-н)29, Косицкое (Батецкий р-н)30, Бор (Батецкий р-н)31, Бронница (Новгородский р-н)32, Рюриково городище (Новгородский р-н)33, Георгий (Новгородский р-н)34, Курская Гора (Новгородский район)35, Курское городище (Поддорский р-н)36, Холопий Городок (Новгородский р-н)37, Сергово (Новгородский р-н)38, Палево (Боро-вичский р-н)39 и др. Отмечены исследователем и утраченные памятники. Например, он пишет: «...между Теремцом и Петровским погостом, с левой стороны речки Лелявины, которая принимает поблизости Бобровый ручей, орошающей место, называемое городок; но оно по разорении валов, немного примечательно»40. Как утраченное отмечает исследователь и городище у с. Водосье (Чудовский р-н): «...крестьяне рассказывали мне о городке, недавно разоренном на полях с. Водосьи, и я означил оное место на карте»41. Ряд пунктов, обозначенных 3. Доленга-Ходаковским как «городища» на самом деле таковыми, вероятнее всего, не являются (например, у дд. Станки (Валдайский р-н)42, Брус (Крестецкий р-н)43 и Вины (Крестецкий р-н)44 и др.), но они включены исследователем в общий список. Следует заметить, что некоторые сведения о памятниках (например, о городище Велилы45), хорошо известных по письменным источникам, но до сих пор не зафиксированных в ходе археологических разведок, заслуживают более пристального внимания и проверки.

Погребальные памятники - сопки и жальники - также стали объектом интереса 3. Доленга-Ходаковского. Исследователем очерчивается следующая область распространения жальников в Новгородской области: «...жальники примечаются... в Новгородском уезде, ... на р. Луге,... в Боровицком уезде...»46. К сожалению, конкретные пункты с жальниками автором не упоминаются.

Другой пласт археологических древностей - новгородские сопки - также занимают значительное место в трудах 3. Доленга-Ходаковского. Он описал область их распространения: «...на берегах Волхова, Сяси и Паши, Луги, Меты, Полы, Ловати и озера Ильмень есть множество древних и величественных могил, и везде называют их сопками, то есть насыпями»47, что в целом совпадает с современными представлениями об этой группе археологических памятников. Исследователь упоминает несколько пунктов с сопками, которые расположены на территории современной Новгородской области: дд. Волотово48, Ушерс-ко49, Радионово50 в Новгородский районе и д. Едрово51 в Валдайском районе. Сопка у д. Водское Новгородского района отмечена 3. Доленга-Ходаковским как утраченная: «...сопку большую, которая была недалече нынешней церкви, разрыли на большую дорогу, когда мостили камнем оную...»52.

Исследователь выделил общие признаки этой категории погребальных насыпей: во-первых, «...сопки везде имеют одинаковый, конический вид и различествуют в наружности только величиною. Высота некоторых доходит до 4 и 5-ти сажен...», во-вторых, располагаются на удобных торговых путях: «...неотступно придерживаются воды по берегам и всем изгибам рек и речек; в полях не видно их вовсе...»53. Позднее он уточняет, что сопки «...различествуют по наружности в том, что одни уцелели совершенно, другие лишились зеленого дерном об-клада, иные испорчены временем и разными случаями»5i. А по поводу их приуроченности к воде небезосновательно предполагает: «...может быть причиною тому, что первейшие оседлости были только на поречьях и на озерьях...»55.

3. Доленга-Ходаковский пытался понять происхождение сопок, он был уверен в их значительной древности и считал, что время их сооружения «...может быть еще прежде, до прибытия славянских племен в сии страны...»56. Исследователь высказывал предположение, что эти погребальные памятники могут быть связаны с варягами: «...находятся ли в Швеции подобные нашим земляные мавзолеи?»57. В надежде получить ответы на интересующие вопросы, он приступает к раскопкам сопок в Старой Ладоге, под Новгородом и Бежецах58.

Под Новгородом 3. Доленга-Ходаковский выбирает одиночную сопку в д. Волотово (Новгородский р-н), которую предание связывает с могилой Гостомысла: «...в свое время довольно высокая, но при построении близко оной каменной церкви в 1352 году, верно брали из оной песок; ибо в сравнении с другими сопками она гораздо ниже и не имеет конического вида»59. К работам он приступает в начале декабря 1820 года («...имея с собой пять молодых солдат, приступил я к сей прославленной могиле»)60. С южной стороны сопки от поверхности «до самого фундамента» в течение шести дней был сделан шурф, или «колодец»61. ('удя по опубликованным отрывкам, исследователь возлагал на эти раскопки большие надежды. Он пишет: «С особенным любопытством смотрел я на всю работу и всякую горсть песку выброшенную на от-К] >ытое место, перегреб своей рукою: что нашлось, откладывал особенно»62. Он достаточно подробно описывает стратиграфию насыпи, отмечает, что сопка состояла из «одинакового песку, взятого у берега 15олховца, что доказывает щебень и камни, излизанные водой, которые

I           юпадались часто», а материк — «черная земля, как и в Ладоге...»63.

Описание находок из раскопанной сопки в трудах 3. Доленга-Ходаковского дано дважды. Более подробно в «Отрывках из путешествия по России...»: «...ни одной косточки человеческой, а было следующее: две челюсти конские с зубами, две псовые, и две неизвестного зверька, птичья голова, и несколько пар ног тоже птичьих, часть ребра широкого, и несколько сосновых углей... Упомянутые челюсти

II         ноги нашлись не в одномместе, а в составе целой сопки были разее-

яны...»64. В обобщающей статье «Сопки» исследователь уточняет не

которые детали: «...две одинаковые челюсти конские, две псовые, и

тоже две какого-то зверька, роющегося в земле, головка гусиная с

несколькими парами ног, тоже гусиных, часть ребра воловьего и ни

одной кости человеческой»65. Автор предполагает, что данные наход

ки являются частью погребального обряда, хотя полной уверенности

у него в этом нет. В то же время полученные результаты позволяют

ему подвергнуть сомнению миф о том, что могила Гостомысла насы

пана благодарными жителями Новгорода землей с их дворов. От его

проницательного взгляда не скрылось, что в Новгороде на подворьях

«...обыкновенно имеется чернозем...», а исследованная сопка, как опи

сано выше, насыпана из песка66.

Свидетелем и непосредственным участником раскопок 3. Долен-га-Ходаковского под Новгородом в 1820 году был будущий известный историк и археолог, будущий академик П. И. Кёппен, автор «Списка известнейшим курганам России» - одного из первых сводов отечественных археологических памятников67. В указанный список вошла сопка у д. Волотово, описание которой дано по 3. Доленга-Ходаковс-кому с небольшим, но наш взгляд важным уточнением - «...слой чернозема, под ней находившийся, точно такой же толщины (вершка в два), как и вне сопки...». Косвенно он упоминает сопки у дд. Ушерско и Радионово - «...[сопка - Е.Т.] уже была меньше других поблизости находящихся курганов...»68. Отражено в «Списке...» также и Бронницкое городище: «...называют Городком, по валу, составляющему как бы венец на вершине оной, доныне еще сохранившийся с северной стороны...»69. Кроме того, отдельным пунктом в работе П. И. Кёппена дано определение сопок: «Так во всей северной России называют курганы или большие могильные насыпи. Корень этого слова сыпать»70.

Через четверть века после раскопок 3. Доленга-Ходаковского новгородские археологические древности вновь становятся объектом научного интереса. В 1844 г. на страницах Санкт-Петербургских ведомостей появляется публикация об археологических раскопках курганов нар. Мологе между д. Пестово и селом Покров Устюженско-го уезда Новгородской губернии (совр. Пестовский р-н Новгородской области), со ссылкой - «...прислано в Императорскую Академию Наук помещиком Новгородской губернии г. [Н. А.] Ушаковым»71. Раскопки не имели широкого научного резонанса, но в дальнейшем исследователи периодически на них ссылались. В 1897 г. о них упомянул А. А. Спицын в известном «Обозрении некоторых губерний и областей России в археологическом отношении...», который отнес курганы к древностям, так наз. «мерянского типа»72. И. С. Романцев в указателе 1911г. также пишет о раскопках 1844 г.: «...курганы, до 18, разрыты г. Ушаковым, найдены вещи мерянского типа и 12 дирге-мов»73. В 1926 г. М. А. Арсакова, приступая к аварийным работам на ст. Пестово, также упоминает об этих раскопках74. В историографии последних десятилетий эти работы относят к одним из первых в России исследований древнерусских курганов75.

Н. А. Ушаков зафиксировал три курганные группы, одна из которых расположена «...при начале 5 версты от д. Пестово к селу Покрову по левому берегу Мологи...»76, вторая - «...по той же Боровицкой дороге в конце четвертой версты от д. Пестово к селу Покрову... От описанной первой группы она отделяется небольшим ручьем, впадающим в Мологу» и, третья - «...при начале четвертой версты от д.Пестово, близ самой дороги с обеих ее сторон...»77. Автор детально описал не только месторасположение, но и количественный и качественный состав насыпей, указал их форму (высоту и окружность), отметил наличие ровиков. Исследователь отметил изменение формы курганов со временем и связывал это с кладоискательскими раскопками и многолетней распашкой: «...не один раз соха земледельца срывала вершины этих насыпей и разметывала их в разные стороны. Первобытная, древняя форма их была гораздо возвышеннее, а основание их не столь широко»

 К исследованиям курганов Н. А. Ушаков приступил 28 июля 1844 г. За два дня им было раскопано более 18 насыпей: 13 курганов в 1-й группе79; 3 кургана во 2-й группе; 2 кургана «ниже основания», а «другие же только сверху» — в 3-й группе80. Автор не описывает методику исследования, но по косвенным замечаниям можно сделать предположение, что копали колодцем: «Я уже заметил, что курганы эти изменили свою первоначальную фигуру от действия сохи. Срывание их сохою в одну какую-нибудь сторону произвело такую неправильность в их очертании, что трудно угадать, где середина насыпи, в которой должно искать погребенного» 81.

В статье дана общая характеристика стратиграфии раскопанных курганов: «...песок во всех насыпях этой группы желтый, сыпучий, совершенно без камней. Слои темной земли попадались очень редко и то весьма тонкими пластами»82. Каждый исследованный курган подробно описан Н. А. Ушаковым по определенной схеме: высота насыпи; месторасположение погребения; положение, ориентация, сохранность и комплектность костяка; описание находок и их расположение относительно скелета, а также другие важные, на его взгляд, элементы погребального обряда.

К несомненным достижениям исследователя следует отнести попытку обобщения и осмысления полученных им материалов. При раскопках им были зафиксированы два вида погребальной обрядности: ингумация (в первой группе) и кремация (во второй и третьей группах). Подобное сочетание, по-видимому, уже встречалось автору раскопок, что позволяет ему высказать следующее замечание: «...группы курганов с погребенными телами часто сопровождаются курганами с телами сожженными, и что эти последние насыпи всегда малочислен-нее первых и стоят отдельно...»83.

Н. А. Ушаков обратил внимание, что курганы, содержащие погребения по обряду трупоположения, имеют особое расположение -«...кружками, как будто по семействам». Все погребенные в этой группе ориентированы головой на запад. Однако при этом есть и некоторые различия, на которые также обратил внимание автор раскопок. Во-первых, положение погребений в насыпи: 1) «...глубже горизонта зем-2) «...вровень с землей...»; 3) «...выше поверхности земли...».

Исследователь никак не комментирует эти наблюдения84. Во-вторых, положение погребенных. Здесь Н.А. Ушаковым отмечено также несколько вариантов: 1) «...на левом боку...»; 2) «...на спине с вытянутыми руками...»; 3) «...недостает многих костей, которые, вероятно, были сожжены, и пепел их вместе с углями положен близ головы, горшков при них не находится...». Погребения первого вида «...составляют большее число так похороненных...». Все три вида погребений не смешиваются друг с другом, а представляют собой «отдельный кружок». По мнению автора раскопок, отличия признаков погребального обряда связаны с религиозными изменениями 85.

Курганы, содержащие погребения по обряду кремации, по всей видимости, показались Н. А. Ушакову не столь интересными. Им было раскопано всего 5 насыпей, и несколько курганов он исследовал «...только сверху...». Все погребения оказались безынвентарными, содержали лишь сожженные кости. Автор раскопок отметил, что кости находились «...на неодинаковой глубине от вершины...» и в некоторых случаях лежали «правильным слоем», а в других беспорядочно, что связано не с особенностями погребального обряда, а с разрушениями в результате позднейшей распашки. Исследователь предложил вариант реконструкции процесса сооружения погребальной насыпи: «...насыпался сперва холм, на который клали собранные с костра кости и покрывали их толстой насыпью песку»86. Никаких предположений, с каким населением связаны исследованные памятники, автор раскопок не делает. В целом следует отметить высокий для своего времени научный уровень археологических раскопок, выполненных Н. А. Ушаковым.

Подведем некоторые итоги. В начальном периоде археологического изучения Новгородской земли можно выделить два основных этапа.

На первом этапе (30-е гг. XVIII - начало XIX в.) новгородские археологические древности не являлись объектом особого целенаправленного изучения. Случайные и в целом бессистемные описания археологических памятников были получены в ходе разноплановых комплексных научных экспедиций Императорской академии наук (Г. Ф. Миллер, И. Г. Гмелин, Делиль де ла Кроер, П.-С. Паллас, Н. Я. Озерецковский). Внимание исследователей привлекали прежде всего памятники, располагавшиеся вблизи их маршрутов, выделявшиеся визуально. Описания носят, в общем, формальный характер, научные задачи отсутствуют, раскопки проводятся скорее из любопытства и желания добыть древние вещи. Тем не менее именно на этом этапе начинается процесс накопления сведений об археологических источниках на территории Новгородской области.

На втором этапе (начало - 40-е гг. XIX в.) выявление, описание и фиксация новгородских археологических древностей становится составной частью конкретных научных программ (Е. А. Болховити-нов, 3. Доленга-Ходаковский, П. И. Кёппен), в ходе реализации которых значительно пополнилась источниковая база по новгородским археологическим памятникам. На этом же этапе положено начало первым научным раскопкам различных видов археологических объектов (3. Доленга-Ходаковский, Н. А. Ушаков), в процессе которых формируется методика археологических исследований, предпринимаются первые попытки осмысления и обобщения полученных материалов. Некоторые научные положения (например, вопрос о роли и основных признаках городищ 3. Доленга-Ходаковского) вызвали дискуссию, которая длилась вплоть до 70-х гг. XIX в. (К. Ф. Калайдович, И. И. Срезневский, Д. Я. Самоквасов и др.).

Вторая четверть XIX века - особый период в истории России, период роста национального самосознания, появления интереса к отечественным древностям. Неслучайно в 30-40-е гг. XIX в. результаты археологических исследований 3. Доленга-Ходаковского, Н .А. Ушакова вводятся в научный оборот и становятся достоянием научной общественности. Именно в это время осознается необходимость сохранения информации о памятниках в письменном виде. Роль научного издания принимает на себя «Русский исторический сборник» Общества истории и древностей российских при Московском университете, ряд статей печатается в Санкт-Петербургских ведомостях, первой российской газете, издание которой было начато по инициативе Академии наук87. Благодаря этим публикациям научные сведения об археологических древностях Новгородской земли не были утеряны и до сих пор доступны исследователям.

Вопрос о сохранении археологических древностей еще не ставится, но исследователи, в ряде случаев, отмечают утраченные и поврежденные памятники, осознают важность их фиксации и исследования.

Таким образом, уже в начальный период археологического изучения Новгородской области (30-е гг. XVIII - 40-е гг. XIX вв.) местные древности привлекают внимание исследователей, начинается формирование источниковой базы. Сведения о памятниках археологии фиксируются, а начиная со второго этапа, целенаправленно осуществляется их поиск, описание и введение в научный оборот посредством публикации в различных изданиях. В обозначенный период на территории современной Новгородской области было выявлено 44 археологических памятника (29 городищ, 1 селище, 12 курганов и курганных групп, 1 жальничный могильник, 1 святилище, что составляет 2% памятников, включенных в современный государственный реестр88. Проведены первые археологические раскопки погребальных древностей - в 1733,1807,1820,1844 гг. Организацией полевых работ, поиском и фиксацией памятников занимались как академические ученые (Г. Ф. Миллер, Делиль де ла Кроер, И. Г. Гмелин, П. И. Кёппен, П.-С. Паллас, Н. Я. Озерецковский), так и образованные представители дворянства и духовенства (3. Доленга-Ходаковский, Н. А. Ушаков, Е. А. Болхови-тинов).

Несмотря на малочисленность и нерегулярность археологических раскопок, были получены важные сведения о форме, стратиграфии, погребальной обрядности памятников различных эпох, предприняты первые попытки осмысления полученных материалов, предложены научные гипотезы, начинают формироваться первые археологические коллекции. Проведенные исследования также внесли свой вклад в разработку методики археологических разведок и раскопок. Картографический метод, предложенный 3. Доленга-Ходаковским, успешно используется и в настоящее время.

В итоге можно констатировать, что основные направления изучения археологических древностей Новгородской земли характерны для периода зарождения и становления археологии в России.

 

 

1          Gmelinj.G. [Ст.] 403 : 1733, сект. 21: [Дневниковые записи участников Кам

чатской экспедиции] / J.G. Gmelin, Dell'lsle de la Groyere, G. F. Muller // Матери

алы для истории Императорской Академии наук. - СПб. : Тип. Императорской

академии наук, 1886. Т. 2.  С. 387.

2          Там же. С. 387.

3          Там же. С. 387.

4          Там же. С. 387.

5          Там же. С. 387.

6          Там же. С. 389. Оттиски с гравюры, выполненной по рисунку, который был

сделан предположительно художником И.В. Люрсениусом, хранятся в Русском

Музее (ГРМ, гр. 7230, 37021) {Еремеев ИИ. О сопках в низовьях р. Ниши в

восточном Приильменье // Новгород и Новгородская земля. История и археоло

гия: (материалы науч. конф., Новгород, 24-26 янв. 1995 г.).   Новгород,   1995.

Вып. 9.   С. 68-69).

7          Gmelinj.G. [Ст.] 403: 1733, сент. 21: [Дневниковые записи...  С. 389.

8          Там же. С. 389.

9          Там же. С. 389.

10        Паллас П.С. П.С. Палласа, доктора медицины, профессора натуральной

истории и члена Российской императорской академии наук и Санкт-Петербург

ского вольного экономического общества, а также Римской императорской ака

демии испытателей естества и Королевского Аглинского ученого собрания,

Путешествие по разным провинциям Российской империи. - СПб. : при Импе-

рат. акад. наук, - 1809. Ч. 1.   С. 9.

 11       Озерецковский НЯ. Обозрение мест от Санктпетербурга до Старой Руссы и на

обратном пути. СПб.: печатано при Императ. акад. наук, 1808.  [6], 103 с.

12        Там же. С. 68.

13        Там же. С. 68.

14        Там же. С. 39.

15        Евгений [Болховитинов ЕЛ.] Исторические разговоры о древностях Велико

го Новагорода. - М. . в губерн. тип А. Решетникова, 1808.  С. 2.

16        Там же. С. 4.

17        Там же. С. 8.

18        Там же. С. 4.

19        Там же. С. 8.

20        Цит. по: Жервэ Н.Н. У истоков изучения Новгородских древностей: митро

полит Евгений (Болховитинов) и его труды / Н.Н. Жервэ // Новгород и Новго

родская земля. История и археология : (тез. науч. конф.).  Новгород, 1992.  Вып.

6. С. 96.

21        Доленга-Ходаковский 3. Историческая система Ходаковского // Русский ис

торический сборник, издаваемый Императорским обществом истории и древнос

тей российских / ред. проф. Погодин.  М., 1838. Т. I, кн. 3.  С. 1-109; Отрывок из

путешествия Ходаковского по России. Ладога. Новгород // Русский историчес

кий сборник, издаваемый Императорским обществом истории и древностей рос

сийских / ред. проф. Погодин. - М., 1839. - Т. 3. - Кн. 2. С. 129-200; Сопки //

Русский исторический сборник, издаваемый Императорским обществом истории и

древностей российских / ред. профессор Погодин.   М., 1844. Т. 7.  С. 368-375;

Жальники // Русский исторический сборник, издаваемый Императорским обще

ством истории и древностей российских /ред. проф. Погодин. М., 1844. Т. 7. С.

376-378; Донесение о первых успехах путешествия в России Зорияна Долуга-

Ходаковского 13-го липца 1822 г. // Русский исторический сборник, издаваемый

Императорским обществом истории и древностей российских / ред. проф. Пого

дин. М., 1844.Т. 7. 378 с.

22        Погодин М.П. Древняя русская история до монгольского ига / Соч. М. Пого

дин. М.: Синод. Тип., 1871. Т. 3 : Отделение 1. Атлас исторический, географичес

кий, археологический, с объяснением:[карта 3] Указание с обозрением славянско

го городства в Северо-Западной части России по первому описанию в 1822 г.

Ходаковского; [карта 4] Славянские городища по исследованию Ходаковского;

[карта 5] Образчик городища по рисунку Ходаковского. Дьяково. [4], 72 с; 158 л.

ил., карт.

23        Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из путешествия Ходаковского по России...

С. 131.

24        Пыпин А.  Зориан Доленга-Ходаковский : биографический очерк // Вестник

Европы: жури, истории-политики-литературы. 1886.  Т. 122, 21 год, т. 6., ноябрь.

С. 321. Г. С. Лебедев ошибочно полагал, что финансирование путешествия осуще

ствлялось Петербургской академией наук (Лебедев Г. С. История отечественной

археологии. 1700-1971 гг. / Г. С. Лебедев. СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1992. -

С. 67).

25        Впервые 3. Доленга-Ходаковский был в Новгороде в 1809 году как арестант,

что отмечено в его дневнике {Пыпин А. Зориан Доленга-Ходаковский... С. 315).

26        Доленга-Ходаковский 3. Донесение о первых успехах путешествия в России...

27        Доленга-Ходаковский 3. Историческая система Ходаковского... С. 6-7; От

рывок из путешествия...   С. 159; Пыпин А. Зориан Доленга-Ходаковский... С. 322.

28        Доленга-Ходаковский 3. Донесение о первых успехах путешествия в Рос

сии... - С. 182.

29        Там же. С. 103, 166.

30        Там же. С. 345.

31        Там же. С. 60.

32        Там же. С. 58, 69, 114, 119, 189, 210; Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из

путешествия Ходаковского по России... С. 168-169.

33        Доленга-Ходаковский 3. Донесение о первых успехах путешествия в Рос

сии... С. 53, 128; Отрывок из путешествия Ходаковского по России... С. 163-167;

Историческая система Ходаковского...   СЮ.

34        Доленга-Ходаковский 3. Донесение о первых успехах путешествия в России...

С. 81, 277.

35        Там же. С. 79, 225, 329; Доленга-Ходаковский 3. Историческая система Хода

ковского... - С.68.

36        Доленга-Ходаковский 3. Донесение о первых успехах путешествия в России...

С. 225; Историческая система Ходаковского...   С. 68.

37        Доленга-Ходаковский 3. Донесение о первых успехах путешествия в России...

С. 55, 102, 250, 311; Отрывок из путешествия Ходаковского по России... С. 162—

163; Историческая система Ходаковского...   СЮ.

38        Доленга-Ходаковский 3. Донесение о первых успехах путешествия в России...

С. 58, 81, 104, 230; Отрывок из путешествия Ходаковского по России... С. 167-

168.

39        Доленга-Ходаковский 3. Донесение о первых успехах путешествия в России...

С. 81, 283.

40        Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из путешествия... С. 157-158.

41        Доленга-Ходаковский 3. Донесение о первых успехах путешествия в России...

С. 95, 130; Отрывок из путешествия... С. 155.

42        Доленга-Ходаковский 3. Донесение о первых успехах... С. 296.

43        Там же. С. 69, 320.

44        Там же. С. 87, 271.

45        Там же. С.79.

46        Доленга-Ходаковский 3, Жальники...С. 377.

" Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из путешествия... С. 145.

48        Там же.  С. 171-172; Доленга-Ходаковский 3. Историческая система Ходаков

ского... С. 6; Сопки... С. 369, 372.

49        Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из путешествия... С. 174; Сопки...   С. 369.

50        Доленга-Ходаковский 3. Сопки... С. 369.

51        Там же. С. 369.

52        Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из путешествия...  С. 158.

53        Там же. С. 146.

и Доленга-Ходаковский 3. Сопки... С. 369-370.

55        Там же. С 370.

56        Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из путешествия... С. 146.

57        Там же. С 146.

58        Результаты раскопок обобщены в отдельной статье: Доленга-Ходаковский 3.

Сопки... С. 368-375.

59. Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из путешествия...  С. 171.

60        В историографии отечественной археологии, начиная с 70-х гг. XIX в. (Две

надцатое заседание 10 октября 1877 года: [О раскопках Н. Г. Богословского в с.

Волотово] // Известия Императорского Общества любителей естествознания,

антропологии и этнографии, состоящего при Императорском Московском универ

ситете.  М., 1878. Т. 27: Труды Антропологического отделения, т. 3 : Антропологи

ческая выставка Императорского общества любителей естествознания, антропо

логии и этнографии, т. 1: Заседания по устройству выставки в 1877 году / под ред.

А.П. Богданова.  М., 1878. С. 315-316.) и вплоть до конца XX в. (например, Седов

В.В. Новгородские сопки / В. В. Седов.  М.: Наука, 1970. 57 с. (Свод археологи

ческих источников; вып. Е1~8, [1]).), раскопки 3. Доленга-Ходаковским сопки в

д. Волотово относят к 1823 г. Это ошибочное утверждение, так как 3. Доленга-

Ходаковский в «Донесении о первых успехах путешествия...» пишет, что «...путе

шествие длилось 7 месяцев от 17 августа 1820 г> (Доленга-Ходаковский 3. Доне

сение о первых успехах... - С. 1). В «Отрывках из путешествия...» упоминается, что

20 октября он прибыл в Новгород и больше месяца потратил на изучение кар

тографических материалов, Софийского хронографа, Истории российской иерар

хии и монастырских грамот (Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из путешествия... С.

159-160), а в начале декабря приступил к раскопкам (Там же. С. 171). В 1822 году,

после неблагоприятного отзыва К.Ф. Калайдовича, финансирование проекта пре

кратилось, из чего следует, что в 1823 году у З.Доленга-Ходаковского не имел

средств для проведения археологических раскопок (Пыпин А. Зориан Доленга-

Ходаковский... С. 322).

61        Метод раскопок колодцами или траншеями стал впоследствии основным в

археологии XIX - первой трети XX в.

62        Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из путешествия... С. 173.

63        Там же. С. 172-173.

64        Там же. С. 173.

65        Доленга-Ходаковский 3. Сопки... С. 372.

66        Там же. С. 372; Доленга-Ходаковский 3. Отрывок из путешествия...  С. 173;

67        Кёппен П.И. Список известнейшим курганам России / П.И. Кёппен. СПб.:

Тип. Н. Греча, 1837. [2], 35 с. Работа была начата автором в 1818 году, а завершена

в 1836 г. (Формозов АЛ. Когда и как складывались современные представления о

памятниках русской истории / А. А. Формозов // Вопросы истории. 1976.М» 10.

С. 203-209).

68        Там же. С. 7-9.

69        Там же. С. 4-6.

70        Там же. С. 26.

71        Ушаков [Н. А.] Дневник разрытия курганов в Устюженском уезде: [начало] /

[Н.А.] Ушаков //Санкт-Петербургские Ведомости. 1844. № 262.   С. 1163-1164;

Дневник разрытия курганов в Устюженском уезде: [окончание] / [Н.А.] Ушаков //

Санкт-Петербургские Ведомости. - 1844,16 ноября. - № 263. - С. 1167-1168.

72        Спщьм АЛ. Обозрение некоторых губерний и областей России в археологи

ческом отношении. 6 : Новгородская губ. / А. А. Спицын // Труды отделения

славянской и русской археологии. - СПб., 1897. Т. 9, вып. 1/ 2. С. 237-248.

(Записки Русского археологического общества. Новая серия ; [кн. 2-я]).

73        Романцев И.С. О курганах, городищах и жальниках Новгородской губернии.

Алфавитный указатель селений, при которых находятся археологические памят-

ники, с кратким описанием последних / сост. И. Романцев. Новгород: Губ. тип., 1911.С. 96.

74        Отчет об археологических раскопках М.Е. Арсаковой, произведенных на ст

Пестово Рыбинской ж.д. // НА ИИМК РАН. Ф. 2. Оп. 1. 1926. № 175. Л. 7.

75        Лебедев Г.С. История отечественной археологии... С. 81; Башенькин А И

Древности земли Устюженской / А. Н. Башенькин // Устюжна.-Вологда, 1992. №

1.  С. 18—31.

76        Ушаков [Н. А.] Дневник разрытия... № 262.  С 1162

77        Там же. С. 1162.

78        Там же. С. 1163.

79        Там же. С. 1163-1164; Дневник разрытия...  № 263. С. 1167-1168

80        Ушаков [Н.А.] Дневник разрытия... № 263 С 1168

81        Там же. С. 1167.

82        Ушаков [Н.А.] Дневник разрытия...  № 262. С. 1163.

83        Ушаков [Н.А.] Дневник разрытия... № 263. С. 1167.

81 Ушаков [Н.А.] Дневник разрытия... № 262. С. 1164.

85        Ушаков [Н.А.] Дневник разрытия... № 263. С  1167

86        Там же. С. 1168.

87        Тихонов И.Л. Археология... - С.13.

88        В современном каталоге на 1999 г. зафиксировано 2003 археологических

объекта (Памятники истории и культуры Новгородской области. Каталог / [сост

Курочкин А.Ю.]. Великий Новгород, 1999. Ч. 2. (Памятники археологии). 240 с,

[4] л. ил.).

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

NOVGOROD AND NOVGOROD REGION HISTORY AND ARHAEOLOGY

НОВГОРОД И НОВГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

 (Materials of the scientifical conference: Novgorod,  2007)

 (Материалы научной конференции) Новгород, 2007

Issue 21

Выпуск 21

Veliky Novgorod 2007

Великий Новгород 2007 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100