Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 21/2007 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ И АРХЕОЛОГИИ НОВГОРОДА И НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ

 

 

СФРАГИСТИЧЕСКИЕ И НУМИЗМАТИЧЕСКИЕ НАХОДКИ ИЗ РАСКОПОК НОВГОРОДСКОГО ВЕЛИКОГО МОСТА в 2005-2006 гг.

 

  

П.Г. Гайдуков, А.В. Степанов, СВ. Трояновский

 

Раскопки на дне Волхова были начаты в 2005 г. в рамках международного проекта фонда ИНТАС по изучению мостов в средневековых европейских городах-республиках. В научном коллективе проекта представлены специалисты по истории и археологии, изучающие мосты в Новгороде, Венеции, Париже и древнеармянской столице Ани. Наряду с политическими и социальными аспектами истории мостов, особый интерес участников проекта обращен к изучению конструкций средневековых мостов и особенностям их функционирования в урбанистической среде.

Применительно к Новгороду изучение этих вопросов невозможно без археологического изучения остатков Великого моста, поскольку, в отличие от итальянской Венеции или армянского Ани, документальная основа истории моста через Волхов представлена набором скупых летописных сообщений, а изображения моста на летописных миниатюрах и иконах носят условный или утрированный

характер.

В результате комплекса геофизических и подводно-археологических работ в сезоне 2005-2006 гг. были обнаружены остатки опорных конструкций мостов XIV и XVIII вв., датированных методами дендрохронологии и радиоуглеродного анализа. В ходе подводных исследований собрана значительная коллекция артефактов (более 450 предметов из железа, цветных металлов, кости, кожи, стекла, камня), датируемых в диапазоне XII-XIX вв." В настоящей публикации представлен анализ найденных на дне Волхова средневековых свинцовых печатей и пломб (3 экз.), а также медных и серебряных русских монет XV-XIX вв. (68 экз.), обладающих источниковедческой спецификой.

Прежде чем перейти к описанию находок заметим, что результаты подводных исследований наглядно свидетельствуют, что археологиза-ция средневековых древностей на дне Волхова, то есть процессы оседания и стратифицирования предметов в придонных отложениях, подчинялись некоторым закономерностям. На это указывает в первую очередь самый массовый материал - керамика (всего собрано более 4 тыс. фрагментов керамики XII-XIX вв.), позволяющий в статистическом выражении проследить распределение разновременных типов керамических сосудов по глубине залегания на дне.

Выявление закономерностей формирования антропогенных отложений на дне Волхова в историческом центре Новгорода является делом будущего, но о первых признаках некоторых из них можно говорить вполне определенно после работ 2005-2006 гг. Как следует из наблюдения за стратиграфией «выкопанных» (точнее промытых) донных шурфов, процесс аккумуляции речного культурного слоя происходил с различной интенсивностью во временном отношении. Донные отложения естественного и антропогенного происхождения, будучи преимущественно смешанными, всё же разнятся по степени участия в общем процессе аккумуляции. Как показали наблюдения над стратиграфией донных всхолмлений вокруг остатков мостовых конструкций, где и были заложены первые подводные раскопы, последовательность речных наносов исторического времени носит системный характер, а также обладает признаками хронологической этапности.

Можно высказать оптимистический прогноз, что по мере отработки методики исследования и детализации глубинно-координатной привязки артефактов и массового материала, станет возможной чёткая стратификация донных отложений и создание относительной хронологической шкалы участка исследований средневекового моста через Волхов.

Сфрагастические находки. Сфрагистическая коллекция подводных раскопок 2005-2006 гг. состоит из средневековой русской печати (шурф 2, № 121), заготовки печати (шурф 2, № 122) и западноевропейской товарной пломбы (шурф 1,№ 120).

Печать тысяцкого Авраама. Древнерусская печать, точнее ее половинка, надежно атрибутируется как булла новгородского тысяцкого Авраама (рис. 1, А). Она сломана по каналу, максимальный размер составляет 23 мм. Находка относится к категории именных печатей новгородских тысяцких, количество которых весьма невелико

К 1998 г. опубликовано 38 булл, происходящих от 25 пар матриц. На-X < >дка со дна Волхова принадлежит 1 -й группе таких печатей. На одной стороне печати помещено имя (без отчества) тысяцкого - Авраам, на оборотной - изображение святого. Все известные печати этой группы (5 экз.) принадлежали новгородским тысяцким XIV в.

 

Печати новгородского тысяцкого

 

Рис. 1. Печати новгородского тысяцкого Аврама:

А - из раскопок Великого моста, 2005-2006 гг.; Б - из Андреевского раскопа, 1995 г.

 

Известный ранее экземпляр (№ 595а по Своду актовых печатей Древней Руси), происходит из раскопок 1995 г. на Андреевском раскопе в Новгороде (рис.1, Б). Первая булла Авраама сохранилась целиком, ее размеры 26-27 мм, на лицевой стороне хорошо читается надпись «ПЕЧАТЬ АБРАМОВА ТЫСЯЧЬКОГО». На обороте изображен святой всадник с копьем, подпись к которому сообщает, что это святой Авраам. По замечанию В. Л. Янина и П. Г. Гайдукова, содержание последней подписи является иконографическим нонсенсом, ведь формально Авраам не является христианским святым; апостол Яков называет его праведником и «другом Божьим»'. В отношении персональной принадлежности «печати Авраама» публикаторы первой находки сообщают: «Источники знают двух тысяцких Аврамов. Один был деятелем 20-х годов XIV в., другой - Аврам Олферьевич - упоминается под 1340,1345,1348 и 1350 гг. Не исключено, правда, что это одно и то же лицо». По нашему мнению, в пользу того, что срок деятельности тысяцкого Авраама охватывал весь период 1320—1340-х гг., свидетельствует упоминание о нём в надписи на среднем валике известных Васильевских врат Софийского собора, сооружённых в 1336 г.2

Таким образом, не вызывает сомнений принадлежность печати со дна Волхова тысяцкому Авраму, и наша находка является вторым экземпляром булл этого типа3. Также очевидно, что известные печати Аврама изготовлены разными парами матриц. Характер излома обычен для вислых свинцовых печатей, чаще всего ломавшихся по линии сквозного канала, через который пропускался шнур, соединявший буллу с документом.

Можно представить гипотетическую ситуацию, при которой документ, скрепленный печатью тысяцкого, был «распечатан» его адресатом прямо на Великом мосту. Разломанная при этом пополам печать должна была соскользнуть со шнура и могла провалиться в воду между досками мостового настила. Находка печати тысяцкого вблизи от остатков опорных конструкций Великого моста, датированных XIV в., примечательна во многих отношениях.

Во-первых, сама по себе находка печати — еще одно сфрагистичес-кое свидетельство деятельности тысяцкого, причем обнаруженное на территории города, что важно для изучения сферы полномочий этой магистратской должности. У историков до сих пор нет полного представления об объеме полномочий тысяцкого, должность которого возникает на страницах летописей с конца XII в. Из наиболее надежных характеристик можно опереться на мнение В. Л. Янина о том, что тысяцкий «квалифицируется источниками как представитель купцов, житьих и черных людей, т. е. всех непривилегированных сословий населения Новгорода»4.

Как раз в XIV в., к которому относится волховская печать, происходит и резкая перемена в сословной принадлежности тысяцких. Если в XIII в. они избирались из среды так называемого сотенного, то есть непривилегированного населения города, то уже в XIV в. тысяцкие избираются только из числа новгородских бояр, что, по мнению В.Л. Янина, свидетельствует о повышении престижа должности тысяцкого и постепенном сращивании городских сотен с боярскими кланами5.

Во-вторых, из «Устава князя Ярослава о мостех» (1265-1267 гг. по В. Л. Янину) следует, что тысяцкий отвечал за мощение одного из участков центральной части Новгорода. В

В отношении возможной ответственности тысяцких за мощение самого Великого моста мнения исследователей разделились. В. Л. Янин считает, что «выбирая между софьянами и тысяцким, вряд ли можно сомневаться в обязанности именно тысяцкого организовывать сооружение и ремонт моста через Волхов»6. Существует, однако, и прямо противоположная точка зрения. Ее высказал в 1994 г. В.А. Буров, ссылающийся при этом на отсутствие в летописях указаний на роль тысяцкого в деле строительства и ремонта Великого моста. По его мнению, мощение мостовых пролетов закономерно находилось в руках владыки и софьян, «если под "софьянами" понимать высших владычных "чиновников" (включая наместников владыки), которые заведовали Домом Святой Софии»7.

Оба исследователя сходятся в том, что на Торговой стороне участок ответственности тысяцкого за мощение продолжался от Великого моста до церкви Иоанна на Опоках, являвшейся центром крупнейшей торговой корпорации новгородских «вощников», а также местом торгового суда. Проект договорной грамоты Новгорода со столицей Ганзейского союза г. Любеком и Готским берегом о торговле и суде, составленный в 1269 г., прямо указывает: «А поспорят вышеназванные лоцманы (новгородские проводники немецких судов, нанимавшиеся для проезда от Ладоги до Новгорода - авт.) с гостями по пути вверх или вниз, и помирятся они между собой в пути, то тому быть твердо; а не смогут помириться, идти им на суд перед тысяцким и перед новгородцами на двор святого Ивана... А будет ссорамежду немцами и новгородцами, кончать ссору на дворе святого Ивана перед посадником, тысяцким и купцами»8.

Таким образом, место находки печати Аврама находится если не прямо в зоне юрисдикции тысяцкого, то в непосредственной близости от нее.

И, наконец, в-третьих, персональная принадлежность печати тысяцкому Авраму, вносит некоторые нюансы в историко-археологичес-кий контекст находки его буллы в районе Великого моста. Период времени исполнения им обязанностей представителя сотенного населения отмечен в истории Новгорода всплеском градостроительной деятельности. Кардинальные перемены в жизни Новгорода начинаются с грандиозной перестройки архиепископом Василием Каликой (1331 -1350) укреплений Детинца, приведшей к перепланировке всей центральной части Софийской стороны9. В 1335 г. владыка совместно с посадником Фёдором Даниловичем и тысяцким Остафием закладывает каменный острог на Торговой стороне. Обведение каменными стенами центра Софийской стороны и укрепление юго-восточных рубежей города на Торговой стороне заложило основы новой, радиально-кольцевой планировки Новгорода, получившей дальнейшее развитие в конце XIV в. в период сооружения вала и рва Окольного города.

Под 1336 г. летопись сообщает: «Заложи владыка Василии церковь камену Вход Иерусалима господа нашего Исуса Христа, где теремец был, месяца июня в 25 на память святыя Февроньи. Того же лета свершиша мост нов чрес Волхово»10. Строительство нового моста выглядит логическим продолжением всей цепочки строительных акций. Несомненно, что одним из сподвижников архиепископа в его мероприятиях по перестройке общегородского, или говоря современным языком, коммунального хозяйства был новгородский тысяцкий Аврам.

Вообще, период 1330-1340-х годов имеет беспрецедентный характер по количеству упоминаний разрушений моста от наводнений и пожаров, и, соответственно, его возобновлений и ремонтов. В 1337 г. летопись сообщает: «Бысть вода велика в Волхове, яко же не бысть бывала николи же, по велице дни на 3 недели въ среду, и снесе великого мосту 10 городенъ». 1340 г.: «Того же лета... великыи мост сгоре все по воду... Того же лета делаша опять мост нов чрес Волхово». 1345 г.: «Того же лета вста уг ветр с снегом и внесе лед в Волхово, и выдра 7 городен, на память святого архистратига Михаила, о обедней, толко успел посадник перейти со всем вецем на Торговую сторону»11. Многократная перестройка моста на протяжении нескольких лет, несомненно, повлияла на количество мостовых опор этого времени, сохранившихся в придонной части. Возможно, по этой причине в сезоне 2005-2006 гг. и удалось под мостовыми опорами XVIII-XIX вв. обнаружить свайные опоры, калиброванная дата относится к 1330-м годам. Еще одна сфра-гистическая находка - заготовка печати - имеет диаметр 23,0-23,5 мм при толщине 1,5-4,0 мм. Значительное утолщение проходит через все изделие в месте расположения сквозного канала для продевания шнура. Такой тип заготовок для вислых свинцовых печатей характерен для XIV-XV вв. Подобного рода находки не являются редкостью при раскопках в Новгороде и на Новгородском городище. Известны случаи обнаружения таких заготовок по берегам Волхова в разных местах города.

 

товарные пломбы

 

Рис. 2. Западноевропейские товарные пломбы: А - из раскопок Великого моста, 2005-2006 гг.; Б - из раскопок в Смоленске, 2004 г.; В - из раскопок в Брюгге (Бельгия)

 

Западноевропейская пломба. Сохранилась одна сторона товарной свинцовой пломбы с изображением ножниц для стрижки овец с буквами по сторонам от них и крестиком внизу. Диаметр 25-27 мм, толщина 1 мм (рис. 2, А). Находка относится к изделиям, сопровождавшим поступавшие в Новгород партии шерстяных тканей высокого качества из различных стран Западной Европы: Фландрии, Германии, Франции, Англии. Подобными пломбами в знак подтверждения доброкачественности опечатывались как отдельные куски тканей, так и их рулоны, обшитые сверху матерчатыми чехлами (поставы). Время повсеместного распространения свинцовых пломб в Европе, в том числе в Новгороде, относится к XIV-XV вв.12

Конструкция западноевропейских товарных пломб {ср.: tuchplomben - нем., leaden cloth-seals - англ.), принципиально отличается от древнерусских вислых печатей. Заготовки западноевропейских пломб состояли из двух свинцовых кружков, соединенных узкой плоской перемычкой. Один из кружков изготавливался в виде BTJOIKH, a второй кружок-кольцо имел отверстие, соразмерное втулке. При установке пломбы ткань помещалась между кружками, при этом втулка продевалась сквозь отверстие в ткани и закреплялась в кольце. При сильном сжатии свинцовая втулка расплющивалась в отверстии кольца, и подобно заклепке плотно фиксировала пломбу на ткани. Поверхность пломбы, как правило, несла на себе изображения различных гербов, геральдических зверей и птиц, крестов, надписей, отдельных букв и цифр, геометрических знаков собственности {Haus- undHofmarke), свидетельствующих об участии в изготовлении и продаже тканей различных городов, монастырей, цехов, торговых фамилий. В результате вскрытия пломбы, ее части археологизировались, как правило, по отдельности. В некоторых случаях пломбы сохраняются и в цельном виде, с расправленной перемычкой13. В нашем случае сохранился кружок с расплющенной втулкой, на которой видны следы изображения.

К 2000 г. на территории России было зарегистрировано более 300 западноевропейских пломб. Около 200 экз. происходит из Великого Новгорода. Значительное количество таких пломб найдено и в других средневековых городах: Владимире, Москве, Пскове, Орешке, Смоленске, Старой Руссе, Твери, Киеве. В 2004 г. в Смоленске была обнаружена пломба, практически аналогичная нашей находке (рис. 2, Ъ).' Предварительный поиск западноевропейских аналогий дал единственный близкий по изображению экземпляр с ножницами для стрижки овец, происходящий из раскопок в Брюгге, где также как в Лондоне и Новгороде находилась крупная ганзейская фактория (рис. 2, В)14.

Известны находки пломб и на восточных территориях, граничивших с пределами Русского государства: на Нижней Волге (на Селит-ренном городище - столице Золотой Орды в XIV-XV вв.) и даже за Уралом (на городище Искер в Тюменской области - столице Сибирского ханства и ставке хана Кучума в XVI в., в Мангазее - русском городе конца XVI - первой половины XVII в. в устье р. Таз). Изучение западных пломб, происходящих с территории нашей страны, представляется очень интересной и перспективной темой исследования, однако сам материал весьма труден для осмысления. Атрибутировать значительную часть западноевропейских товарных пломб, как правило, сильно поврежденных и зачастую лишенных надписей, затруднительно. Пока работа над этой темой не выходит за рамки регистрации материала15.

Нам остается лишь констатировать наличие подобного типа находок на дне Волхова и прогнозировать увеличение их количества в дальнейшем. Из торговых договоров Новгорода с ганзейскими городами известно, что перегрузка западноевропейских товаров с кораблей, привозивших их по Волхову, осуществлялась неподалеку от Великого моста, или, что вполне вероятно, на самом мосту. В упомянутом выше тексте проекта договора 1268 г. говорится: «Возчикам в Новгороде брать с каждой ладьи за перевозку в Новгороде с берега в Немецкий двор 15 кун, а в Готский двор - 10 кун; а за вывоз по 1/2 марки кун с ладьи»16.

Нумизматические находки. Собрание русских монет XV-XIX вв. из подводных раскопок насчитывает 68 экземпляров. Из шурфа № 1 происходит 11 монет, из шурфа № 2 - 37 монет, из шурфа № 3 - 19 монет, ещё одна монета найдена вне шурфов.

Монетная коллекция подобного размера выглядит невероятно большой для новгородских раскопок. До наших исследований наиболее многочисленные нумизматические коллекции были собраны экспедицией А.В. Арциховского во время раскопок на Славне в 1932-1936 гг., что, возможно, объясняется нахождением там кладбища17. Обычный «улов» на археологических раскопах в Новгороде составляет не более 5-10 монет (исключая монетные клады). При этом, как правило, верхние лишенные органики слои снимаются механизированным способом примерно до уровня середины XV в., что в принципе лишает археологов возможности полноценного отбора нумизматического материала. Поэтому основой изучения монетных находок в Новгороде до настоящего времени является подъемный материал, происходящий, преимущественно, с волховских берегов.

Подводные находки монет ординарны по своему набору, разве что следует отметить хорошую сохранность большинства монет. В то же время, состав коллекции, пропорциональное соотношение разных типов монет и топография их размещения под мостом заслуживает внимания. Коллекция монет хронологически подразделяется на две группы: конец XV-XVI в. и XVIII - начало XIX в.

Группа 1 (монеты XV-XVI вв., 41 экз.) Средневековые монеты представлены исключительно медными пулами разных центров чеканки: Великого Новгорода (20 экз., 52,6 %), Твери (9 экз., 23,7 %), Пскова (6 экз., 15,8 %) и Москвы (3 экз., 7,9 %). Кроме этого имеется еще три монеты (в подсчет процентов они не включены): с неопределенным местом чеканки, плохой сохранности и гладкая медная пластинка без следов чеканки. Процентное соотношение медных монет разных городов рассматриваемой коллекции интересно сопоставить с результатами, полученными при анализе состава пул, найденных в разных частях Новгорода в 1960-х- 1980-х года. На основании анализа 3002 экз. медных монет было установлено, что 48% их чеканено в Великом Новгороде, 41 % - в Твери, 5 % - в Пскове и 6 % - в Москве18. Пул собранных на дне Волхова немного. При увеличении их количества процентный состав монет разных городов, вполне вероятно, изменится. Но даже сейчас очевидно полное преобладание монет Новгорода и Твери.

Типологическое распределение средневековых медных монет выглядит следующим образом (рис. 3):

 

пуло  новгородское пуло

 

древнерусские пула  тверское пуло

 

Рис. 3. Основные типы медных монет XV-XVI вв. из раскопок Великого моста, 2005-2006 гг.

 

Таким образом, коллекция пул состоит из 14 надежно атрибутированных монетных типов (не считая одного не поддающегося определению пула и одной монетной заготовки).

Группа 2 (монеты XVIII-XIX вв., 27 экз.) Монеты второй группы датируются 1701-1814 гг. Из них лишь однамонета серебряная (гривенник 1784 г.), а все остальные медные. По номиналам они распределяются следующим образом: полушка - 2 экз., денга - 8 экз., копейка -1 экз., 2 копейки - 7 экз., 5 копеек - 8 экз. Требующим объяснения является факт четкого хронологического разрыва между первой (медными пулами) и второй (монеты XVIII-XIX вв.) группами монет.

Начнем с того, что отметим факт прямого совпадения дат чеканки наиболее ранних монет второй группы (1701-1704 гг.) со временем завершения работ по устройству нового, частично каменного моста через Волхов. Этот проект был осуществлен в Новгороде в 1690-е годы воеводой Б.И. Прозоровским19. Согласно документам из Российского государственного архива древних актов новый мост был построен в 1697-1699 гг., причем от Пречистенской башни Кремля к Волхову была сделана каменная отмостка с торговыми лавками по сторонам. Большая же часть моста, в том числе с Торговой стороны, оставалась традиционно деревянной. В этой связи появление синхронных завершению строительства монетных находок может означать либо возобновление активной торговли на мосту после долгого перерыва, либо прокладку его по новой линии, отдаленной от прежнего моста.

Общие наблюдения. Состав обеих групп монет свидетельствует о том, что на Волховском мосту горожане теряли преимущественно мелкие денежные номиналы. Это связано, вероятно, с мелкой розничной торговлей, производившейся здесь как в средневековье, так и в XVIII в. В этой связи уместно привести сообщение XVI в. итальянского путешественника Рафаэля Барберини: «Новгород - большой город с красивою каменной крепостью; через него протекает большая река, именуемая Волхов, на ней большой каменный мост с домами и лавками, так что просто кажется улицей»20. Впечатление итальянца о «каменном» мосте через Волхов можно счесть казусом, но сообщение о наличие на мосту активной торговли, в том числе торговых лавок, подтверждается русскими источниками того же времени.

Следует отметить полное отсутствие на дне Волхова серебряных монет XV—XVII вв., довольно часто встречающихся наряду с пулами в других частях города и составляющих около 28 % всех находок средневековых монет

Поздние монеты распределены в шурфах относительно равномерно, во всяком случае, никакого систематического различия их концентрации пока не выявлено. С учетом того, что все шурфы были заложены непосредственно по трассе нахождения остатков моста XVIII в., мож-i ю заключить, что достаточно тяжелые монеты XVIII-XIX вв. падали практически отвесно и оставались лежать в непосредственной близости от мостовых опор или прямо в них.

Подобную ситуацию можно констатировать и в отношении находок печатей и пломбы: достаточно увесистые свинцовые кружки обнаружены рядом с хронологически близкими мостовыми опорами XIV в., что подтверждает наблюдения над траекторией падения в воду монетных находок.

В этой связи отчасти загадочным выглядит полное отсутствие монет XVII в. и более ранних серебряных «новгородок» XV века. К одному из возможных объяснений этого факта нас приближает статистика распределения пул в шурфах 2005-2006 гг. Как показала топография находок этих очень легких монет (весом от 0,13 до 0,79 г), их количество неуклонно увеличивается вверх по течению. Несомненно, в силу малого веса и размеров продольного сечения, пула проделывали довольно долгий путь под водой, прежде чем осесть на дне. Зона их оседания может занимать от метров до десятков метров вниз по течению от моста, с которого они падали. Это означает, что найденные пула находятся на более или менее значительном удалении от места падения в воду. В совокупности с описанными выше наблюдениями за более тяжелыми монетными и сфрагистическими находками остается предполагать, что мост XV-XVII вв. находился выше по течению от зоны раскопок 2005-2006 гг. Летописные источники, упоминающие ремонты моста уже в 1130-х годах, сообщают о регулярной замене мостовых опор (городней), причем в некоторых случаях сохранились указания на то, что эта замена осуществлялась «по стороне ветхого» или «выше прежнего» моста. Остается надеяться, что дальнейшие подводные исследования помогут внести ясность в вопрос о возможных смещениях моста через Волхов.

Итак, как показывают наблюдения над распределением сфрагис-тических и монетных находок из шурфов 2005-2006 гг., местоположение остатков Великого моста в период активного монетного обращения может быть уточнено, в том числе, по серийным нумизматическим находкам, обнаруженным на дне Волхова. К сожалению, такой «нумизматический метод» локализации не применим к поиску конструкций мостов XII-XIV вв., ведь эти столетия отмечены в истории Руси как «безмонетный период».

 

 

1          Янин BJI., Гайдуков П.Г. Актовые печати Древней Руси. Т. III: Печати, зареги

стрированные в 1970-1996 гг. М., 1998. С. 90.

2          Лазарев В.Н. Васильевские врата 1336 г. // СА. Т. XVIII. М., 1953. С. 396-

397.

3 Авторы выражают глубокую признательность академику В.Л. Янину за первоначальную атрибуцию печати.

4          Янин В.Л. Возможности археологии в изучении средневекового Новгоро

да// Янин В.Л. Средневековый Новгород. М., 2004. С. 29

5          Там же.

6          Янин В.Л. Очерки комплексного источниковедения. М., 1977. С. 105.

7          БуровВЛ. О местоположении княжей сотни в Новгороде// В.А. Буров. Очер

ки истории и археологии средневекового Новгорода. М., 1994. С. 88.

8          Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.-Л., 1949. С. 59-60; Янин В.Л.

Новгородские акты XII-XV вв. М., 1991 С. 84.

9          Трояновский СВ., Тарабардина О.А. Археологические свидетельства строи

тельной активности архиепископа ВасилияКалики в Новгородском детинце //

ННЗ. Вып. 18. Великий Новгород, 2004. С. 352-355.

10        Новгородская первая летопись. М., 2000. С. 347.

11        Там же. С. 348-358.

12        Рыбина Е.А. Торговля средневекового Новгорода. М. 2001. С. 240.

13        Opgravingen in Amsterdam. 1977. P. 123-124; Egan G.Lead Cloth Seals and

Related Items in the British Museum // London. 1995.

'* Witte De, H. Archaeological indications for trade in Brugge from 12th to the 17thcenturies // Lubecker Kolloquium zu Stadtarchaologie im Hanseraum. II. Lubeck, 1999. P. 172.

15        Гайдуков П.Г., Эммерик Х. Западноевропейская товарная свинцовая пломба с

изображением святого Вольфганга из Новгорода // ННЗ. Вып. 14. Великий

Новгород. С. 213-218.

16        Грамоты Великого Новгорода и Пскова... С. 60.

17        Гайдуков П.Г. Находки единичных монет XIV - начала XVIII в. на территории

Новгорода // Новгородский исторический сборник. № 2 (12). Л., 1984. С.151-

152.

18        Гайдуков П.Г. Медные русские монеты конца XIV-XVI в. М., 1993. С. 87.

19        Секретарь Л.А. Волховский мост: Век XVII // Чело: Альманах. Великий

Новгород. № 1, 2000. С. 98.

20        Путешествие в Московию Рафаэля Барберини в 1565 году// Сказания

иностранцев о России в XVI и XVII веках. СПб, 1843. С. 47.

21        Гайдуков П.Г. Находки единичных монет XIV - начала XVIII в. ... С. 149

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

NOVGOROD AND NOVGOROD REGION HISTORY AND ARHAEOLOGY

НОВГОРОД И НОВГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

 (Materials of the scientifical conference: Novgorod,  2007)

 (Материалы научной конференции) Новгород, 2007

Issue 21

Выпуск 21

Veliky Novgorod 2007

Великий Новгород 2007 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100