Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 20/2006 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ НОВГОРОДА

 

 

ИЗМЕНЕНИЕ БЕРЕГА ИЛЬМЕНСКОГО ПООЗЕРЬЯ ПО СВЕДЕНИЯМ ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ XVII-XX веков

 

  

И.Ю. Анкудинов

 

Хорошо известно, что берег Ильменского Поозерья (Рис. 1), подверженный размывам водами озера Ильмень, изменяется с течением времени. Характерной чертой ландшафта береговой зоны является обрывистый берег (местные жители называют его «кряж»), возвышающийся на 3—5 метров над низиной, полого спускающейся к озеру. Именно на таких береговых кряжах располагаются почти все прибрежные деревни Поозерья (см. Рис. 2). Линия именно этого кряжистого берега и изменяется с течением времени.

О том, что некогда линия этого обрывистого кряжистого берега проходила восточнее современной, свидетельствуют как многочисленные находки предметов старины близ берегов при регулярном обмелении озера, так и зафиксированное очевидцами разрушение берегов во время наводнений 1922 и 1927 гг.

Но если сам факт изменения берега Поозерья не подлежит сомнению, то количественная оценка степени этого изменения отсутствует. В то же время, такая оценка необходима для точной локализации населенных пунктов и других топографических объектов прибрежной полосы в разные периоды (что важно для понимания происходивших здесь исторических процессов на протяжении второй половины 1-го и большей части Н-го тысячелетия н. э.). Решение этого вопроса требует привлечения комплекса данных как исторического, так и естественнонаучного характера. В настоящей работе мы ограничиваемся лишь привлечением сведений, сообщаемых письменными источниками.

 

Поозерье

 

Рис. 1. Карта-схема прибрежной части Ильменского Поозерья

 

Село Троица

Рис. 2. Село Троица (вид с юга): характерный прибрежный ландшафт -кряжистый берег, на котором располагается поселение

 

Регулярные наблюдения за режимом озера Ильмень ведутся с конца 1870-х гг. За это время лишь в результате наводнений 1922 и 1927 гг. произошли события, приведшие к заметному разрушению линии кряжистого берега. Местным жителям до сих пор памятны эти события. Воспоминания старожилов, записанные СВ. Моисеевым в 1991 г. во время этнографической экспедиции в Ильменское Поозерье, доносят до нас характерные подробности наводнения 1922 г. Так, жительница деревни Яровица сказала, что их деревня «вся в озере смывши. Помню: валы шли, и ночам даже дома разрывали и таскали, чтоб водой не разбило ... волна ударит - и 5 метров земли смывало». Житель деревни Нехотилово рассказал, что в том году у них на пожнях у Николы на Липне стояла баня; «Пошли в Троицу с отцом, - глядим, нашу баню принесло сюда оттуда. Здесь, в Нехотилово, двор заливало, коров вывозили»1. Эти рассказы очевидцев позволяют представить силу водной стихии в 1922 г. Второй из приведенных рассказов позволяет также определить, что ветер во время наводнения дул с востока.

Во время этих наводнений едва не погибла церковь Успения в селе Курицко - замечательный памятник русского деревянного зодчества, построенная в 1595 г.2 Документы и фотографии, связанные с этой церковью, особенно наглядно показывают разрушительную силу стихии. «Историко-статистическое описание прихода и церкви Успения Божией Матери, что в селе Курицке», составленное в декабре 1896 г. священником этой церкви Константином Туберозовым, сообщает: «Два раза, а именно в 1856 и в 1867 годах церковь подвергалась опасности быть отмытой водами Ильменя вместе с береговым кряжом, на котором она выстроена. Происходило это каждый раз во время весеннего половодья при сильном юго-восточном ветре, державшемся по нескольку дней сряду. Случаи эти побудили сделать под кряжом защиту из булыжного камня, которая и теперь существует в виде каменной гряды. На устройство этого заграждения пошло около 20 кубиков камня, купленного на церковную сумму, да приходом собрано и свезено из разных мест, по мнению прихожан, до 50 кубиков»3. Берег возле церкви, укрепленный камнем, хорошо виден на дореволюционной фотографии (Рис. 3). Однако даже эта предосторожность не смогла предотвратить размыв берегового кряжа под самым алтарем храма в 1922 г. (Рис. 4-5).

 Оценить масштабы разрушения берега позволяют топографические карты, составленные до этих событий. Топографическая съемка береговой линии Ильменского Поозерья на протяжении XIX в. проводилась дважды: в 1830 и в 1880-х гг. В 1885-1888 гг. были составлены карты в масштабе 100 саженей в дюйме (примерно 1:8400), на которых была нанесена только береговая линия 4. В 1830 г. была составлена карта земель к северо-западу и северу от оз. Ильмень, не пошедших в округа военных поселений 5. На этой карте зафиксиро-иана не только береговая линия, но и вся топографическая ситуация Поозерья, рельеф нанесен штриховкой. Хотя план 1830 г. составлен в масштабе 250 саженей в дюйме (примерно 1:21000), он более удобен для использования, чем план 1885-88 гг. Оба плана не противоречат друг другу, поэтому мы взяли за основу сравнение современной ситуации (по планам масштаба 1:10000 съемки 1970-х гг.) с планом 1830 г.

Сопоставление карт показывает, что линия коренного кряжистого берега на плане 1830 г. отстоит на расстояние до 110 м к западу от современной (см. Рис. 6). На разных участках расстояние между старой линией и современной не одинаково. Эти расхождения можно представить в виде таблицы (перечисление топографических пунктов ведется с севера на юг).

По таблице выявляются три отрезка берега: 1) с. Троица, 2) от деревни Бабки до участка к югу от с. Спас-Пископец и 3) от Спас-Пископца до устья Верялси. (В Бреговых Моринах берег пологий, поэтому там размыв отсутствует). На каждом из этих участков происходит сначала плавное увеличение показателя размыва берега, а затем такое же плавное его сокращение. При этом можно заметить, что максимальные значения размыва берега возрастают по направлению с севера на юг.

Особо подчеркнем, что для периода между 1830 и 1922 годами отсутствуют сведения о крупных изменениях линии коренного кряжистого берега (впрочем, необходимо учитывать сообщаемые «Ис-торико-статистическим описанием прихода и церкви Успения Божией Матери, что в селе Курицке» сведения о паводках 1856 и 1867 г., но, как видно из самого источника, эти паводки не имели серьезных последствий). Не происходило таких изменений и после 1927 г. вплоть до настоящего времени. Это обстоятельство позволяет сделать вывод, что разрушение линии кряжистого берега в Поозерье является эпизодическим, дискретным, обусловленным редкими катастрофическими природными явлениями, а не длительным постепенным процессом.

 

Маяк в Курицко

 

Рис. 3. Ц. Успения в Курицко. Фото начала XX в. На переднем плане видны берег, укрепленный камнем, и маяк

 

Подмытый кряжистый берег и упавший маяк

 

Рис. 4. Ц. Успения в Курицко. Подмытый кряжистый берег и упавший маяк. Фото 1922 г.

 

 

За XVIII - начало XIX вв. нам не удалось обнаружить сколько-либо существенных материалов, позволяющих пролить свет на рассматриваемый вопрос. Единственное и очень расплывчатое сообщение можно почерпнуть лишь из заголовка дела от 3 мая 1731 г., зафиксированного в Описи дел о строительстве и освящении церквей по Новгородской епархии (само это дело до нас не дошло): «По прошению домовой Паозерской вотчины с. Пискупиц ц. Преображения попа Алексея Иванова и старосты о даче указа о переносе церкви с приделом Введения на другое место и освящении на новопостроен-иом месте».6 Скорее всего, этот заголовок следует интерпретировать как сообщение о переносе церкви подальше от берега, но характер источника не позволяет сделать более определенных выводов.

 

Однако XVII в. дает в наше распоряжение великолепный источник, содержащий весьма существенную информацию об изменении берега Поозерья. Это писцовая и межевая книга дворцовых земель Поозерья 1674-1676 г. письма, меры и межевания Ф.В. Нащокина и подьячих В. Берестова и М. Колуженинова7. Описывая размерй земельных угодий, писцы регулярно сравнивали их с размерами по «приправочным книгам», в качестве которых ими использовалась писцовая книга дворцовых земель Шелоне-кой пятины 1644/45-1646/ 47 гг. Григория Бешенцева и подьячего Дементия Башма-кова. При этом почти у всех деревень, располагавшихся на побережье оз. Ильмень, писцами 1674-1676 гт. была отмечена убыль земли по сравнению с 1640-ми годами. При этом местные жители объясняли эту убыль тем, что земли «отмыло озером Ильменем». Приведем эти сообщения.

С. Троица: «А что по приправочным писцовым книгам написано в том же селе у Троицы воемь мест дворовых крестьянских да двор бобылской, и те крестьянские дворовые места и бобылской двор по нынешнему писму нет, а выборные сказали - те де места ОТМЫЛО озером Ильменем.... и против приправочных писцовых книг по нынешнему пис-му недомерено той десятинной пашни четырнатцати четвертей в поле, а в дву потому ж, а выборные сказали - тое де десятинную недомер-иую пашню отмыло водою озером Ильменем» (л. 5). Пустошь Взгля-дово подле озера Илменя и подле реки Веряжи: «... и против приправочных писцовых книг убыло в той пустоши пашни восмь четвертей с полуосминою и полчетверика в поле, а в дву потому ж, и тое пашню отмыло озером Илменем да рекою Веряжею» (л. 20 об.). Сельцо Лукинское у озера Илменя: «... а по приправочным книгам недомерено той пустой земли шеснатцать четвертей бес полполтретника в поле, а в дву потому ж, и тое ж землю отмыло озером Илменем» (л. 43 об. -44). Деревня, что была пустошь, Ондвор у озера Илменя: «...и против писцовых приправочных книг пашни недомерено пятнатцать четвертей бес четверика в поле, а в дву потому ж, и тое недомерную землю отмыло водою озера Илменя» (л. 51). Деревня Козынево на озере на Илмене: «...и против приправочных писцовых книг недомерено пашни тритцати одной четверти с осминою бес четверика в поле, а в дву потому ж, сена убыло тритцать копен, а выборные сказали: тое де недомерную землю отмыло водою озером Илменем» (л. 52 об.). Деревня Бабки на озере на Илмене: «...против писцовых приправочных книг недомерено двунатцати четвертей в поле, а в дву потому ж, сена десяти копен, а по скаске выборных людей тое де недомерную пашню и сенной покос отмыло озером Илменем» (л. 54).

 

Церковь Успения в Курицко

 

Рис. 5. Церковь Успения в Курицко. Фото 1927 г.

 

 

Село Курицко

 

Рис. 6. Село Курицко по плану 1830 г. Прерывистой линией обозначена современная линия берегового кряжа

 

Именно в промежутке между составлением двух писцовых книг (1644/45-1646/47 и 1674-1676 гг.) в Новгороде произошло крупное наводнение. В изданном М.Н.Тихомировым новгородском хронографе XVII в. в составе известий о событиях 1650 г. говорится: «Бысть вода велика вельми в Великом Новеграде до каменного города, а на Торговые стороны много валу подмыло. И бысть в городе на Варец-кой улицы в воротех вода и в гору саженей тридесять и болши. А около Новаграда во многих монастырех в келиях жити нелзе, водою потопило, и в ыных монастырех в подцерковиях бысть вода. А у Арсения преподобнаго в монастыри вода была до монастырьских ворот, а гроб его преподобнаго и церкви быша все в воде. А которые кельи были пониже на монастыри том, и в тех келиях жити было немочно воды ради»8.

[Отметим, что для двух прибрежных деревень эта же писцовая и межевая книга сообщает иные сведения. В деревне Яруново наблюдается не уменьшение, а увеличение количества пашенной земли: «... и сверх писцовых приправочных книг по нынешнему писму прибыло четыре двора крестьянских, крестьян в них тож, детей и братьи семь человек, бобыль убыл один человек, пашни прибыло семь четвертей с осминою и полполтретника в поле, а в дву потому ж» (л.22 об.). А в деревне Юровичи убыль пашни незначительна (и она не связывается составителями писцовой книги с «отмытием» водами озера Ильмень): «...и сверх писцовых приправочных книг по нынешнему писму прибыло пять дворов крестьянских, крестьян в них тож, детей и братьи и племянников четырнатцать человек, да двор бобылской, бобыль один человек, подсоседников два человеки, пашни убыло четыре четверти в поле, а в дву потому ж» (л. 24). По-видимому, объяснение этих различий в описании изменения количества земли в двух группах прибрежных деревень следует искать в особенностях формуляра различных частей писцовой книги 1674-1676 г. Но пока мы не можем предложить сколько-нибудь ясного объяснения этих различий и вынуждены отложить рассмотрение сведений о двух деревнях - Ярунове и Юровичах — как выпадающих из общего ряда].

Межевая книга 1674-1676 гг. позволяет локализовать на современной крупномасштабной карте не только сами поселения, но и земли, тянувшие к ним. Сравнение, по данным современных карт, площади земли, пригодной под пашню, в хозяйственном округе каждой из деревень с размерами, указываемыми писцовой и межевой книгой, дает практически полное совпадение этих показателей. Поэтому у нас нет оснований считать недостоверными размеры земли, выбывшей из хозяйственного оборота по сравнению с книгами 1644/45-46/47 гг.

Если допустить, что вся недомеренная в 1674-76 гг. земля действительно была «отмыта» водами озера Ильмень, и что эта земля равномерной полосой располагалась вдоль берега, можно попытаться определить глубину размыва береговой линии между 1644/45-46/47 и 1674-76 годами. Представим эти сведения в виде таблицы (данные по Ондвору, Козыневу и Бабкам объединены, так как у нас нет возможности провести точные границы землепользования между этими тремя расположенными рядом деревнями; относительно пустоши Взглядово в источнике сказано, что ее земли отмыло не только водами оз. Ильмень, но и рекой Веряжей, поэтому мы указываем протяженность ее береговой линии как вдоль озера, так и вдоль Веряжи).

Итак, расчет дает нам величину порядка 200-350 метров в глубину берега земли, «отмытой» озером Ильмень.9

Несмотря на значительное расхождение между размером размыва береговой линии в 200 и в 350 метров, это все же величины одного порядка. Их сходство для всех деревень исключает случайность этих цифр. Особенно это станет заметным, если вспомнить разделение береговой линии Поозерья на три участка по степени размыва в период между 1830 и 1922-27 годами. Лукинское и объединенные нами при расчетах Ондвор, Козынево и Бабки, входящие в состав единого участка (что, конечно, определяется их общими геологическими особенностями), имеют в этой таблице весьма близкие значения показателя размыва берега. Поэтому полученные цифры мы склонны оценить как не случайные и отражающие объективные показатели изменения береговой линии.

Размеры размыва берега, полученные на основе книги 1674-1676 гг. поражают своими масштабами. Особенно это бросается в глаза при сравнении их с разрушениями 1922 г., когда максимальным был размыв берега глубиной лишь до ПО м. Списать такое различие на недостоверность источника невозможно: как мы пытались показать, сведения писцовой книги о площадях пашни, проверяемые независимыми материалами, показывают их полную достоверность. Можно лишь предположить, что природная катастрофа 1650 года была намного более сильной, чем в 1922 г., либо что на протяжении третьей четверти XVII в. (до момента составления книги 1674-1676 гг.) она повторялась несколько раз, но лишь единожды сведения о большом паводке попали иа страницы летописи.

Подводя итоги, отметим, что письменные источники рисуют процесс изменения береговой линии Ильменского Поозерья не как непрерывный и постепенный, а напротив, как дискретный и катастрофический. По-видимому, для таких катастроф необходимо сочетание по меньшей мере двух природных факторов: чрезвьиайно высокого уровня весеннего паводка и сильного ветра восточного или юго-восточного направления. Такое сочетание случается чрезвычайно редко.

Сведениями письменных источников подтвержден размыв берега за три с половиной столетия как минимум на 250—400 м вглубь. Проецируя эти данные на более ранний период, следует признать, что современная линия кряжистого берега в Ильменском Поозерье может отстоять от древней (конца I тыс. н. э., то есть периода освоения данной территории славянами) на расстояние около одного километра к западу 10.

 

 

1          Отчет архитектурно-этнографической экспедиции в Новгородский район (По

озерье) Новгородской области )12—21 февраля 1991 г.) // Архив Музея народного

деревянного зодчества «Витославлицы», д. 45-ОЭ, с. 55.

2          Красноречьев Л.Е., Тынтарева Л.Я. «...Как мера и красота скажут»: памятники

древнего деревянного зодчества Новгородской области. Л., 1971. С. 25-26.

3          Отдел письменных источников НГОМЗ, №10384. (Документ предоставлен

С.В.Моисеевым).

4          Составленные карты были опубликованы в виде атласа: Оз. Ильмень с истоком

р. Волхов и устьями рек: Меты, Ловати и Шелони, по исследованиям Ильменской и

Молого-Мстинской описных партий, произведенным в 1885-1888 гг. СПб., 1892.

5          РГИА, ф. 380, on. 16, д. 1681. лл. 8, 12.

6          ГИАНО, ф. 480, оп. 1, Л.11 А, л. 38 об. (Документ указан нам С.В.Моисеевым).

7          РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 797, лл. 1-175 об.

8          Новгородский хронограф XVIIB. // Тихомиров М.Н. Русское летописание. М.,

1979.С. 287-288.

9          Только показатель, вычисленный для Юровичей, сильно отличается от осталь

ных: при размерах убылой земли 4 четверти в поле (что составляет 6 десятин в трех

полях) и длине береговой линии земельного участка деревни 1050 м ширина выбыв

шей из оборота полосы земли должна составаить всего 62 м. Но обратим внимание,

что в писцовой книге отсутствуют слова о том, что в Юровичах эти земли тоже «от

мыло». Различия в формулярах описания здесь имеют, по-видимому, принципиаль

ный характер, поэтому сведения о Юровичах будет корректнее исключить из нашего

рассмотрения.

10        Еще раз подчеркнем, что в настоящей статье мы старались ограничиться лишь

сведениями письменных источников. Для более точного восстановления процессов

изменения берега Ильменского Поозерья, несомненно, необходимо привлечение дан

ных естественных наук

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

NOVGOROD AND NOVGOROD REGION HISTORY AND ARHAEOLOGY

НОВГОРОД И НОВГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

 (Materials of the scientifical conference: Novgorod, 24—26 Jenuary, 2006)

 (Материалы научной конференции) Новгород, 24-26 января 2006

Issue 20

Выпуск 20

Veliky Novgorod 2006

Великий Новгород 2006 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100