Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 20/2006 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ НОВГОРОДА

 

 

ЗВУЧАЩИЙ МИР ДРЕВНИХ НОВГОРОДЦЕВ (Открытия 2005 года)

 

  

В.И. Поветкин

 

В 2005 г. в Людином конце Великого Новгорода на Троицком-ХШ и Троицком-XIV раскопах (руководители А.Н. Сорокин и A.M. Степанов) обследовались напластования XII века. Среди разнообразных находок выявлены в виде остатков или целиком приспособления, специально созданные для извлечения звука.

Обнаруженная в виде крупного обломка в слое третьей четверти XI века (в траншее, то есть ниже раскапываемого слоя) еловая с короткой ручкой лопатка является деталью приспособления, которое в новгородских сёлах традиционно именуется колотушкой ночного сторожа, колотахой ' или щелкотухой 2 (Рис. 1, 1). В срединной части лопатки от выпавших сучков остались два отверстия; верхнее или оба они использовались для крепления на ремешке деревянного шарика - бильца. Всего в Новгороде в слоях X-XIV веков обнаружено билец не менее двадцати четырёх. Лопаток лее с отверстиями для привески билец собрано, включая и настоящую находку, только две. Между тем при раскопках встречаются очень похожие лопатки, но без отверстий. Не исключено, что и они использовались в составе сторожевой колотушки с одною лишь разницей: бильце привязывалось прямо к рукояти.

В качестве колотушки сторожа, согласно сельским традициям Новгородской земли, в древности могли использоваться и лопаточные трещотки 3. Извлечённая из слоя начала XII века сосновая дощечка с парой отверстий в нижней её части — ещё одно, пятнадцатое, свидетельство таких трещоток, бытовавших в Людином, Неревском и Славенском концах в XI—XIII веках (Рис. 1,У).

Впечатляющую группу в обиходе древних новгородцев составляли железные предметы со звучащими привесками. Такова, в частности, оформленная подвижными коваными колечками конская звончатая скребница. Цельнокованая, с перекрученной рукоятью, она, по классификации А.Ф. Медведева, как тип 1 бытовала в период XI-XIII   веков и отличалась от типа 2 - более позднего4 - не только изысканной формой, но и способностью звучать. Её образец с уцелевшим

- одним из трёх - звякающим кольцом соседствовал с вещами третьей четверти XII века (Рис. 1,5). В отложениях лет на двадцать-тридцать более ранних встречены и другие предметы конского снаряжения.

 Это деталь шпоры, ремённый разделитель, удила, роскошный железный псалий, наконец, принадлежавшая шумящей, звенящей плети фигурная подвеска с перекрутом и парой восьмёркообразных привесок, из которых уцелела одна (Рис. 1, 9).

Предметом финно-угорской традиции является найденная в слое третьей четверти XII века литая из бронзы миниатюрная полая шумящая подвеска-амулет (Рис. 1, 11). В общих чертах она походит на водоплавающую птичку. На начальном этапе производства подвески, при изготовлении её выплавляемой модели использовался тонкий восковой жгутик. Он спирально несколькими витками украшает шейку, из него сделаны два колечка на грудке птички для непосредственно шумящих привесок - утраченных, наконец, пара жгутиков, опоясав изделие по кромке, была заплетена в косичку и согнута затем в колечко-хвостик. Это весьма редкая для Новгорода и его округи находка. Похожая подвеска-амулет в виде птички была обнаружена в 1980 году в Людином конце в слое второй половины XII века (Tp.-V — 12-331). Обе они сопоставимы с изделиями пермского звериного стиля, в частности, с литой полой птицевидной пронизкой XI-XII веков 5. Местом происхождения таких подвесок Е.А. Рябинин называет восточные области финно-угорского расселения; в его классификации они соответствуют группе VI, типу XVIII, варианту 6 6. Присущий им способ изготовления с использованием восковых жгутиков найдёт самое активное применение в новгородских одно- и двуглавых полых коньковых шумящих подвесках-амулетах позднее, в XHI-XIV веках.

С финно-угорским миром нередко связаны и литые из бронзы бубенчики. К раннему типу относятся четыре бубенчика — грушевидные крестопрорезные, или, по нашей классификации, двухчастноли-тые 1-А — гранёные крестопрорезные 7. Они обнаружены в слоях середины и третьей четверти XII века. У одного из них выпала дробинка - бронзовый выплеск (Рис. 1, 6). Использовались, согласно материалам курганных захоронений, чаще как женские украшения-обереги. Из слоя последней четверти XII века происходит бубенчик двухчастнолитой 1-Б — округлый продолънопрорезной с тройной опояской (Рис. 1, 7).

Иную группу, причём самую распространённую в древнем Новгороде, составляли бубенчики тиснёные 2-А - шаровидные продолъ-нопрорезные; за все годы раскопок их собрано более 200 образцов.

11уготавливались обычно из тонкой красной листовой меди посред-ством пайки верхнего и нижнего тиснёных полушарий. Они не характерны для финских и балтских памятников. К их производству в условиях древнего Новгорода большее отношение, надо полагать, имели мастера славянского происхождения. Десять новых образцов обнаружены в напластованиях середины и третьей четверти XII века. ()чень вероятно, что все они были изготовлены в открытой ещё в 1970-х годах на Троицком раскопе в слоях 50-80-х годах XII века мастерской по производству бубенчиков и других тиснёных вещей8. Они соответствуют тем образцам из числа тогда найденных, которые являют некую загадку. Во-первых, в них очевиден элемент едва ли не сознательной производственной неряшливости: в нижнем их полушарии изнутри по краям долевой прорези пробиты «глазки», от которых снаружи торчат заусеницы (Рис. 1, 10). Во-вторых, они удивляют отсутствием в них дробины. Это значит, что они не способны издавать характерный звук бубенчика-звонца и равно не пригодны быть даже простыми пуговицами (мешают заусеницы). Но исполненные в одинаковом размере, немалом количестве и аккуратно спаянные белёсым оловянистым(?) припоем, они явно для чего-то были нужны. Ответ возможен такой: прикреплённые близко один к другому, взаи-моударяющиеся, значит звучащие, они могли бы украшать подол ризы священника. «На красьбу ризе звоньца» - сказано в Минее Путятиной XI века 9. Данное предположение вполне сочетается с тем фактом, что мастерская по производству бубенчиков-звонцев располагалась поблизости или непосредственно на усадьбе, принадлежавшей священнику, а быть может и нескольким священникам, последовательно сменявшим один другого 10.

Ещё одна загадочная находка из слоя второй половины XII века. Это два медных тиснёных и, похоже, некогда спаянных между собой, а затем обгоревших и распавшихся полушария. В одном имеется очень тонкая прорезь, причём без «глазков», в другом — вообще не было сделано отверстий (Tp.-XIV - 10-1771). Предмет походил на исключительно крупный в ряду тиснёных - диаметром 27 мм - бубенчик. Но таковым не являлся, так как не имел важной детали — ушка, устройство которого всегда осуществлялось до пайки. Или же это была очень странная заготовка. Берём на заметку данный предмет, но пока что не причисляем его к бубенцам.

В слое середины XII века обнаружен обломок украшенной глазурью глиняной яйцевидной погремушки, писанки (Рис. 1, 4). Общее число таковых в Новгороде - 116. Все они привозные.

К числу особенных древностей принадлежат звучащие стрелы — свисты, или свистуны. Их полые с боковыми отверстиями наконечники изготавливались из металлов или кости. О железных срезнях, среди которых был и звучащий, А.Ф. Медведев убеждённо говорил, что они занесены в Новгород татарскими послами или завезены из Золотой Орды новгородцами ". Такое заключение обоснованно делалось относительно находок XIII-XV веков. Однако новое свидетельство свистящего наконечника позволяет думать о значительно более раннем общении новгородцев с кочевыми степными народами.

Железный черешковый наконечник стрелы-свиста обнаружен в слое начала XII века (Рис. 1,2). Литой пустотелый с одним боковым отверстием - это образец сложной обработки чёрных металлов. Пу-левидный, необычный по форме, он не находит себе места даже в такой весьма подробной классификационной раскладке стрел, какую разработал А.Ф. Медведев 12. При проверке на способность звучать он издаёт пронзительный свист. Понятен ужас противника перед стрелой с таким «поющим» наконечником.

Всего в Новгороде собрано два железных и шесть костяных наконечников стрел-свистов. Предметы такого рода сделались легко узнаваемыми. Они помогают правильно атрибутировать подобные находки в других местах раскопок. Например, в древнем Гродно в 1932-1949 годах среди вещей XII века были обнаружены два костяных полых наконечника стрел-свистов; в публикации истолкованы неверно 13. Также и в Новогрудке в 1957-1967 годах выявлены два полых костяных наконечника с отверстиями для свиста, один в вещевом комплексе второй половины ХП-рубежа XII—XIII веков, другой среди предметов первой половины-70-х годов XIII века14. А совсем недавно, в 2003 году, в Старой Ладоге при раскопках «Земляного города» также был обнаружен наконечник стрелы-свиста - костяной полый с тремя боковыми отверстиями. Поразительна его датировка — 880-е годы15.

К вышерассмотренным новгородским звучащим древностям косвенное отношение могут иметь ещё и такие находки. Это два бронзовых выплеска (Tp.-XIV - 10-1653; Tp.-XIV - 10-1781), пригодные быть использованными как дробины в бубенчиках, а также моток бронзовой волочёной проволоки (Тр.-ХШ - 11-1649), диаметр которой - < жоло 0,4 мм - позволял применить её в качестве струны на щипко-кых (бряцающих) гуслях.

Вблизи от указанных раскопов рабочими во время земляных работ были найдены предметы, характерные для XIII-XIV веков. Это обломок бронзовой полой коньковой шумящей подвески с одной уцелевшей колокольчатой привеской (привозная земля на бывший Тр.-VIII раскоп, 10 августа 2005 г., инв. №21, рис. 1, 8). Это и отдельная бронзовая колокольчатая привеска с повреждённым звеном цепочки (траншея вдоль Троицкой-Пробойной улицы, зима 2005 г., инв. №20). Это и обломок медного тиснёного бубенчика (та же траншея, инв. №19), с которым общее число свидетельств разных типов бубенцов, собранных в Новгороде на конец 2005 года, составляет - 45116.

К XIV веку может быть отнесена также полая одноглавая коньковая подвеска. Без цепочек и шумящих привесок, она найдена во время осеннего археологического обследования на Козмодемьянском-П раскопе (руководитель - A.M. Степанов, КД-Н - 10-32, №105, рис. 1, 12).

Наконец, ещё одно неожиданное проникновение в звучащий мир древних новгородцев. В 2005 году ТВ. Рождественская среди многочисленных настенных надписей — граффити - в церкви Фёдора Стра-тилата на Ручью обнаружила изображение человека, ударяющего колотушкой в било (Рис. 1, 13). Процарапанное острым предметом изображение расположено на стене в северном лестничном переходе (слева, 2-я стойка сверху). По оценке исследовательницы, оно могло возникнуть в период от начала до конца XV века. С любезного позволения Татьяны Всеволодовны мы впервые публикуем этот важный документ. Отчасти повреждённый осыпями и следами новой штукатурки, он условен, примитивен и походит на детский, быть может, отроческий рисунок. Ясно, что поводом к художеству послужили предметы церковного обихода, запоминающаяся фигура пономаря, который, согласно рукописным монастырским уставам XVII века, бил или колотил в доску к павечернице и полунощнице17. На изображённом надет раструбистый, с клиньями-фантами кафтан, возможно, с передником. Частично уцелели головной убор, крупный овал с признаками лица. Ножки-сапожки поставлены широко, крепко, словно на старинной полотенечной вышивке. В левой руке - било, действительно похожее на небольшую деревянную доску, а в правой - колотушка, вероятно, из свилеватого древесного нароста. Похожих колотушек немало встречается при археологических исследованиях в Новгороде. Не столь надёжно в начертаниях под изображением угадывается попытка сделать надпись - «НЕ СПИ». Возможно, это лишь случайное сходство. Но применительно к тогдашней обстановке назидание такого рода, тем более присовокупленное к образу пономаря, могло бы быть уместным. Сам рисовавший, устроившись на ступенях, ведущих на хоры, и водя остриём по оштукатуренной стенке, уж точно не спал.

Таким образом, данное изображение является самым ранним свидетельством использования в русской церковной богослужебной практике деревянного била, или доски.

Заметим, что в наших письменных источниках, начиная с XII века, упоминаются - клепало, клепало великое, мирское, а также - било, билъце, било великое, малое, меньшее, тонкое1S. Лишь в рукописи XVI века появляется - било древяное, а в середине XVII столетия впервые письменно конкретизируется: «Клеплютъ въ железные и древяные клепала» 19. Можно подумать, что до XVI века била деревянного не существовало. Это неверное впечатление опровергается открытием вышеприведенного более раннего документа - изображения пономаря, колотящего в доску. Отсюда возникает вероятность, что при раскопках в Новгороде в потоке извлекаемых из земли обломков деревянных вещей, поделок, всевозможных досок будет выявлена и та, которая в средневековье звучала под ударами колотушки.

 

 

1          Новгородский областной словарь. Авт.-сост. А.В. Клевцова, В.П. Строгова; отв.

ред. В.П. Строгова. Новгород, 1993. Вып. 4. С. 91-92.

2          Материалы фольклорных экспедиций 1992 г. Новгородского центра музыкаль

ных древностей.

3          В.И. Поветкип. Открытие трещоток новгородских (Из опыта восстановитель

ных работ) // ПКНО, 2000. М, 2001. С. 160-166.

1 А.Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого // Труды Новгородской археологической экспедиции. Том 2. МИД, №65. М., 1959. С. 190. Рис. 21, 8,9.

5          В.А. Оборин. Древнее искусство народов Прикамья. Пермский звериный стиль.

Пермь, 1976. С. 184. Илл. 11 а.

6          Е.А. Рябинин. Зооморфные украшения Древней Руси X-XIV вв. // САИ, вып.

Е1-60. Л., 1981. С. 38. Рис. 3. Табл. XIX, 3.

7          В.И. Поветкин. Бубенчики-звонцы в древнем Новгороде. Применение, способы

производства, типология и хронология // Российская археология. В печати.

8          Б.А. Колчии, А.С. Хорошев, В.Л. Янин. Усадьба новгородского художника XII века.

М., 1981. С. 129-135.

9          Словарь русского языка XI-XVII вв. М., 1978. Вып. 5. С. 357.

10        Б.А. Колчин, А.С. Хорошев, ВЛ. Янин. Усадьба новгородского художника... С. 136.

104

11        А.Ф. Медведев. Оружие Новгорода Великого... С. 168.

" А.Ф. Медведев. Ручное метательное оружие. Лук и стрелы, самострел VIII-XIV нв. // САИ, El-36. M., 1966.

11 Н.Н. Воронин. Древнее Гродно (По материалам археологических раскопок 1932-1949 гг.) // МИА СССР №41. М., 1954. Том III. С. 65. Рис. 29, 4-5. Неверно опубли-юшаны как «костяные головки навоев».

" ФД. Гуревич. Древний Новогрудок. Л., 1981. С. 57, 93, 117. Рис. 45,9; 72, 7. Обе находки атрибутированы как: «Костяная поделка с отверстием в середине, возможно, ■.шляется принадлежностью ткацкого стана».

15        А.Н. Кирпичников. Раскопки староладожского «Земляного городища» в 2003 г. //

('тарая Ладога. Первая международная археологическая экспедиция-школа. СПб.,

2004. С. 266. Рис. 11 - сопроводительный текст: «Навершие с тремя отверстиями,

№111».

16        В.И. Поветкин. Инструментальные музыкальные древности, открытые в Вели

ком Новгороде в 2003 г. // ННЗ. Вып. 18. Великий Новгород, 2004. С. 81. В статье

допущена ошибка: число свидетельств бубенчиков, найденных в Новгороде на конец

2002 г., не 230, а 413.

17        И.А. Чудинова. Кампанологические данные в рукописных монастырских уста

вах XVII века // Материалы к «Энциклопедии музыкальных инструментов мира».

СПб., 2003. Вып. 2. С. 43-45, 50-53.

18        Словарь русского языка (XI-XIV вв.). М., 1988. Том I. С. 160-161; М., 1991. Том

IV. С. 217; Словарь русского языка XI-XVII вв. М., 1975. Вып. 1. С. 184-185.

19 Словарь русского языка XI-XVII вв. М.,1980. Вып. 7. С. 163-164

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

NOVGOROD AND NOVGOROD REGION HISTORY AND ARHAEOLOGY

НОВГОРОД И НОВГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

 (Materials of the scientifical conference: Novgorod, 24—26 Jenuary, 2006)

 (Материалы научной конференции) Новгород, 24-26 января 2006

Issue 20

Выпуск 20

Veliky Novgorod 2006

Великий Новгород 2006 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100