Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 20/2006 

 

 

 

РАЗДЕЛ I. ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В НОВГОРОДЕ И НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛЕ

 

 

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ НОВГОРОДСКОЙ ВОЛОСТИ МОЛВОТИЦЫ В 2005 г.

 

  

А.Е. Мусин, СЕ. Торопов

 

В 2005 г. участники проекта МИОНа НовГУ им. Ярослава Мудрою «Археология ценностей и ценность археологии в контексте т|внеевропейских связей» продолжили археологическое изучение исторической волости Молвотицы на территории Маревского района, целью которых оставалось изучение системы средневекового расселения в регионе, ее социальной динамики на протяжении IX-XX вв., а также материальной и духовной культуры местного населения. Основные задачи, стоявшие перед коллективом в этом полевом сезоне, были следующие: проведение археологических раскопок на месте предполагаемого строительства в с. Молвотицы, сопоставление данных межевых граней эпохи средневековья с границами поместных владений по планам Генерального межевания, и локализация этой информации на современной местности. Предполагался также и поиск новых археологических памятников в типе селищ и отождествление этих поселений с данными топонимов писцовых книг XV-XVII вв.

В ходе стационарных археологических исследований на восточной окраине современного с. Молвотицы были проведены работы по сохранению объекта культурного наследия — селища XV-XVI вв. на месте бывшего Рождество-Богородицкого монастыря. Место раскопа общей площадью 162 кв.м находилось в 20-27 м к востоку от каменного здания клуба постройки1976 г., к югу от сопки и к северу от проселочной дороги Молвотицы-Заселье. Культурный слой в виде светло-коричневого гумусированного песка выклинивался к восточной линии квадратов, представлявших собой естественную повышающуюся гряду — озу, состоявшую из плотного моренного песка с крупными гравийными вкраплениями.

Перепад уровня поверхности в границах раскопа с повышением к востоку составил 20-30 см. Монастырище было выявлено профессором НГПИ С.Н. Орловым в 1967 г. по факту существования локального топонима — «монастырская роща». Согласно данным письменных источников монастырь, впервые упомянутый в 1495 г., был основан не позднее XV в. Летописные материалы свидетельствуют о монастыре как о месте переговоров между послом великого князя архиепископом Вассианом Рыло и удельными князьями Борисом Волоцким и Андреем Угличским, «отложившимися» от старшего брата весной 1480 г. накануне «стояния на Угре», что предотвратило серьезный гражданский конфликт в процессе становления Московской Руси '.

Известен целый ряд монастырских настоятелей:2 иеромонах Иеремия (не позднее 1572 - не ранее 1573 гг.)3, иеромонах Протасий Ульянов (не позднее 1588 - не ранее 1591 гг.)4, строитель Севастиан (1664 г.)5, строитель Вассиан (1664-1665 гг.)6, строитель Иродион (1675), строитель Феоктист (1699-1700)7, поп Никита Филиппов (1720 г.)8. Монастырь, приписанный в 1675 г. к Новгородскому Анто-ниеву монастырю, по мнению В.В.Зверинского, был закрыт между 1731 г. (строительство новой церкви) и 1764 г.9 Согласно сведениям Новгородской консистории в 1731 г. Рождественская церковь числилась приходской, хотя существует «Книга записная Деревской пятины Молвятицкого монастыря приписного Антониеву монастырю Римлянина церкви Рождества Пресвятой Богородицы о расходе в оной церкви денежной казны генваря с 1 числа 1746 г.», ясно свидетельствующая о каноническом статусе церкви10. В 1851-1852 гг. на основе Рождественского храма, до этого приписанного к приходской Егорьевской церкви, перестроенной в камне в 1797 г. и преосвященной в честь Благовещения, был открыт самостоятельный сельский приход.

В результате проведенных археологических исследований на участке были выявлены остатки средневекового поселения XV-XVI вв. Мощность культурного слоя достигала 0,4-0,6 м. Материальная культура представлена фрагментами белоглинянной и сероглинянной керамики соответствующей эпохи общим количеством свыше 230 экземпляров, а также ножом, фрагментом металлической петли и деталями стеклянного сосуда. Эмиссионно-спектральный анализ химического состава стекла показал здесь низкое содержание щелочи и высокий процент кальция. Стекла такого состава западноевропейского, скорее германского происхождения, именуемые «гутное стекло», получили распространение в XV-XVII вв., однако в материалах Тверского кремля они встречаются уже на рубеже XIH-XIV вв.11 Фрагменты схожего по характеристикам стекла XV-XVII вв. происходят и из раскопок на Рюриковом Городище12. В Новгороде подобное стекло появляется в XV в.13 Однако на этих памятниках подобный тип стекла представлен фрагментами оконных стекл, а не сосудов.

В период XVII - первой половины XIX вв. на данном участке фиксируется отсутствие следов жизнедеятельности, в том числе и сельскохозяйственной, а в середине XIX в., очевидно, после 1851 г. в связи с образованием самостоятельного Рождество-Богородицкого 11 рихода в с. Молвотицы здесь возникает приходское кладбище. В раскоп вошел его юго-западный угол с фрагментированной каменной оградой, сложенной насухо, и санитарным рвом. В ходе исследования было выявлено и зафиксировано 44 погребения (30 детских, 14 изрослых) середины XIX - начала XX вв. Среди индивидуальных находок стоит отметить медные монеты периода царствования Николая I, в частности 3 копейки серебром 1840 г.14, и Николая II (1908-1910 гг.), нательные кресты, стеклянные бусы, металлические пуговицы и пуговицы из органических материалов. Стоит отметить некоторые церковно-этнографические особенности совершенных погребений: основная ориентировка погребенных - практически северная, с небольшим отклонением к востоку, что, очевидно, соответствовало ориентации древней Рождественской церкви; наличие четко выраженных концентраций семейных могил; расположение могильных крестов не в ногах, а в головах; практическое отсутствие нательных крестов у погребенных (встречено всего два крестика в детских погребениях одного фамильного места), что объясняется семейными традициями, наличие монет преимущественно в детских погребениях. Все обнаруженные захоронения были эксгумированы, останки, в соответствии с православным погребальным обрядом, омыты и перезахоронены на ныне действующем кладбище с. Молвотицы при содействии сельской администрации.

В 1929 г. на участке был построен райотдел милиции - «дом НКВД», разрушенный во время военных действий в сентябре 1941 г. Для характеристики эпохи небезынтересно, что для его строительства было уничтожено кладбище, активно действовавшее еще в 1925-1927 гг. В ходе исследования его восточная часть, состоящая из хозяйственных флигелей была частично вскрыта. Среди индивидуальных находок можно выделить клад предметов, спрятанных, очевидно, в первые дни войны, в составе которого были найдены: резиновый штамп-печать начальника отделения РКМ (начальником районного отделения НКВД в августе 1941 г. был Пахомов)15, фрагменты чистых бланков официальных документов - анкеты, опросные листы, элементы конской упряжи и подковные гвозди, сохранившаяся электрическая лампочка 1939 г., противогаз, ствол пистолета системы «Наган», гильзы и патроны. Остатки самого дома были снивелированы сразу после Второй мировой войны и вторично во время строительства клуба в 1974-1976 гг., когда при рытье котлована, по свидетельству местных жителей, было найдено значительное количество коррозированных винтовочных и ружейных стволов. Эту находку также стоит отнести к периоду функционирования дома милиции.

Отдельно стоит отметить найденные вне клада в небольших линзах угля и строительного мусора, образовавшихся в результате нивелировки поверхности, две индивидуальные находки. Это нарукавный шеврон командного состава милиции образца 1936—1939 гг. в виде жестяного с красными эмалями герба СССР16, и медаль в память 300-летия царствования дома Романовых, учрежденная 21 февраля 1913 г.17 Напомним, что на медали, помимо соответствующей надписи на оборотной стороне, на лицевой представлены погрудные портреты анфас императора Николая II в форме 4-го лейб-гвардии стрелкового императорской фамилии полка и царя Михаила Федоровича в бармах и шапке Мономаха. Установить владельца этой медали, которая, очевидно была изъята при обыске или аресте и хранилась в НКВД как улика, не представляется возможным: всего было отчеканено более 1500000 медалей, а награждались ими все, состоящие в этот момент на государственной службе, а так же дворянство, духовенство, волостная и сельская старшина. В 1915 г. круг награждаемых лиц был значительно расширен. С периодом функционирования дома связаны отдельные находки фрагментов кузнецовского фарфора и столовой посуды европейского производства, происходящие из перемешанного слоя, и, возможно, происходящие из экспроприированных усадеб.

Таким образом, в результате проведенных работ была выявлена культурная стратиграфия восточной окраины современного с. Мол-вотицы на протяжении последних 500 лет. Однако археологическая разведка, проведенная в этом году, позволила по новому поставить вопрос об исторической идентификации культурного слоя XIV-XVI вв., исследованного в этом году. Известно, что в 1495 г. монастырю принадлежало 8 деревень вместо 10 в 1486/1487 гг. - Стригино, Золино, Баево, Пахотино, Сидорово, Левоново, Ветошь и Лентнево. Согласно писцовой книге Феодора Шишмарева 1582 г. все эти деревпи значатся пустошами, запустелыми от «литовских разорения и MI >1 юного поветрия»18. В 1603 г. межевая книга Семена Хвостова и Ванин i я Лошакова, упомянутая в более позднем документе, свидетель-■ i нут, что за монастырем оставалось только 5 пустошей - Левоново ( in колодезем), Пахотино (Селиванова/Селифонтово), Ветошь (Лу-КЫ1 иовская), Мелентьево (Заполек) и Баево (Еремкино), тогда как еще гри Стригино (Совкошино), Золино (Коромысловщина) и Сидоро-|н р (11аземировское) оказались предметом спора с соседними помещи-K;IMII Дириными, претендовавшими в том числе и на Левоново 1Э. < 'мтуация обострилась к середине XVII в., когда в сентябре-ноябре 1664 i'()да i ia Ивана Фадеева сына Дирина «и на его детей и людей» последо-liium серия челобитных «в земляном насильстве и в брани и во всяких угрозах,... в дворовом находе, ...в грабеже, ....в приходе на монастырь и в похвальбе всяким в черном и на монастырь в разорении».

Судебное разбирательство земельного конфликта между вотчин -i иксом-монастырем и помещиком Иваном Дириным содержится в документах ряда дел из фондов РГАДА 30 августа 1664 - 10 ноября I (>78 гг.20 В делах неоднократно воспроизводится описание межи, проходившей через расположенные рядом памятники археологии - курганы и сопки, совокупность информации которых дает предельно ясную картину земельных граней. Межа в интересующем нас районе шла от «большой сопки подле монастыря» от пустоши Левоново «от колодезя» на восток через Засельскую дорогу до «другой большой сопки», и от нее на юг до группы из десяти «малых сопок» и далее вновь через Засельскую дорогу в сторону д.Сопки и Пшева гора21. Последняя в 1582 г. принадлежала помещику Антону Рясницину22, однако в XVII в. его потомки обнищали, вдова Федки Рясницина жила при монастыре, а сама земля отошла к Дириным. В пограничье пшев-ской земли документы фиксируют пустоши Золино, Стригино и Ере-мино-Баево. Далее межа огибала современные Молвотицы с востока и севера в районе Малого Леховского озера и выходила на р. Щебе-риху. Документы середины XVII в. определенно свидетельствуют, что все монастырские деревни, упоминаемые с XV в. и впоследствии ставшие пустошами, составляли единый владельческий массив и располагались вблизи центральной монастырской усадьбы на территории современного с. Молвотицы, которое и возникло на их основе.

Эти данные хорошо соотносятся с ретроспективной информацией документов генерального межевания конца XVIII в. Пояснение к плану Генерального межевания с.Молвотицы 1781 г., сообщает, что на территории самого села находятся бывшие пустоши Антониева монастыря: Пахотина, Леонова, Мелентьева, не фиксируя, однако, их конкретного местоположения 23. Тот же план сообщает, что в конце XVIII в. к юго-востоку от села на интересующей нас территории, исследованной в этом году, находилась «церковная земля села Молво-тиц церкви Рождества Христова священно церковно служителей». Очевидно, что все три пустоши находились к северу от межевой грани. Синхронный план д.Сопки, общего владения генерал-майора Федота Михайловича Веригина и помещицы Агафьи Марковой Голохвостовой, примыкавшей с востока к молвотицким землям, указывает, что на интересующем нас участке эти земли граничат с бывшими владениями Антоньева Новгородского монастыря 24, именно там, где предыдущая схема помещает церковные Рождественские земли. Указывается, что эти земли и живущие на них крестьяне находились в это время в ведении Экономического ведомства.

Очевидно, что часть пустошей, вместе с остальной монастырской землей отошла к Молвотицкому сельскому обществу, представленному бывшими монастырскими крестьянами и переданными в ведение Коллегии Экономии, тогда как другая составила собственно церковное владение. Очевидно, именно здесь и размещались пять монастырских деревень. На это, как мы видели выше, указывают и данные межевания середины XVII в., сообщающие, что пустоши Золино и Стригино находились «справа», т.е. к западу от межи север-юг, соединяющей «другую большую сопку» и разделяющей монастырскую вотчину и пшевскую поместную землю Ивана Дирина. Очевидно, в этом году исследованию подверглась одна из монастырских пустошей, скорее всего, Золино, край которой, ограниченной естественным моренным возвышением, и был затронут раскопом. Материалы судебного дела указывают на факт превращения монастырских деревень XV в. в пустоши в конце XVI в., что дополнительно подтверждает предложенную нами датировку культурного слоя.

Полагаем, что искомая на местности межа в целом соответствует ломаной линии планов Генерального межевания, которая в силу исторической эволюции ландшафта в настоящее время определима с трудом. Впрочем, замеры межи в саженях 1678 г. позволяют надеяться, что она может быть локализована с большей точностью в районе водных потоков восточной оконечности с. Молвотицы и современных д. Носкресенское и Сопки. Стоит отметить, что и в северной части меле», в районе исторических малого Леховского озера и Новгородской дороги через современную д. Красная горка (современная дор< ira на д. Любно), а также ручья Быстрица границы планов XVIII в. так экс определенно совпадают с описаниями средневековых граней. ()гождествление современной гидрографической ситуации со сред-ненековыми гидронимами предельно затруднено, поскольку уже ко нремени составления планов Генерального межевания в 1781 г. все местные названия ручьев, очевидно в результате смены населения и разрыва традиций, оказались утрачены.

В этом году было продолжено дальнейшее изучение археологических памятников региона путем археологической разведки. В ходе разведки было выявлено 1 селище X—XVI вв. и 7 селищ XIV-XVII вв. идентифицируемые с топонимами Дорошково, Данилове, «У мосту», I ороденец-Демкино, Невешь, Сопцово (Новые Сопки) и Пшева Гора (Старые Сопки). Продолжалось исследование вопроса об идентификации населенного пункта Велемичи, упоминаемого в новгородской берестяной грамоте № 516 середины XII в. Текст грамоты свидетельствует, что житель Велемич Местко должен был две куны представителям княжеской администрации, проживавшим на усадьбе, исследованной на Кировском раскопе25. Этот топоним вторично встречается в писцовой книге Деревской пятины 1495 г.

В качестве возможного «археологического кандидата» рассматривался уникальный комплекс памятников у д. Великуша. Этот топоним впервые упоминается в писцовой книге 1582 г., в близком топонимическом контексте. Пустошь в 2 обжи ранее была деревней с тем же названием, находившейся в поместье за Андреем Порецким, которому принадлежал владельческий массив в этом районе т. Этот населенный пункт в месте слияния р. Щеберихи и Полы существует до сих. Он занимает ключевое пололсение в микрорегионе, представленным агломерацией поселений - Дягилеве, Бутково, Любно, Ост-ровня, археологическая культура которых характеризуется находками лепной керамики и сопочным обрядом погребения, и характеризуется существованием здесь крупного могильника из 6-ти высоких надписей сопочного типа. В этом году археологическая разведка зафиксировала здесь присутствие всех типов керамики конца I - первой половины II тыс.- лепной, домонгольской и позднесредневеко-вой. Этот факт был интерпретирован нами в пользу возможного отождествления Велемич и Великуши. Однако позднее в фондах ГИАНО нами был обнаружен план 1781 г. сельца Наумова владения секунд-майора Феликса Гаврилова с пустошами Вельмицы и Спасо-вой, которые располагались к северу от сельца27. Это позволяет предположить иное отождествление средневековых Велемич в районе современной д. Спасово, где, кроме сопковидных насыпей на надпойменной террасе был зафиксирован мощный культурный слой конца I -начала II тысячелетия со следами ремесленного производства.

Было проведено археологическое обследование территории древнерусского города Велилы (современное с.Велилы), упоминаемого в документе 1375-1381 гг. «А се имена градам Русским, дальним и ближним», выработана предварительная гипотеза о локализации административного ядра и центральных усадеб, в частности, двора князя Федора Вельского в 1482-1495 гг., на территории современного села вблизи церкви Успения Божией Матери. Зафиксировано частичное разрушение культурного слоя на месте д. Дорошково в результате лесозаготовительных работ. Выявлено существенное разрушение полусферического кургана, относимого к культуре длинных курганов с трупосожжением, у д. Шинково, а также проведен мониторинг соседней курганной группы при слиянии р.Невешь и р. Каменка.

В районе современных деревень Большое и Малое Демкино удалось зафиксировать массив поместных земель с центром в средневековой д. Городенец, концентрировавшийся вокруг местных озер и р. Невешь и принадлежавшей Демке Родионову Пурневу, а также межевые знаки XIX в. Однако к 1582 г., согласно данным писцовых книг, наблюдается процесс смены поместных владельцев, а также образование пустошей в результате «литовского разорения и морового поветрия» и централизация крестьянских хозяйств в немногочисленных деревнях, окруженных необрабатываемыми пустошами. Расположенная на р. Невешь поместная д. Владычня именуется так с 1582 г.28, тогда как по предыдущим книгам она значится как Насалово, в том числе и описанию 1495 г., где она служит отправной точкой описания Моловтицкого погоста. Указанный микрорегион характеризовался высокой частотой смены владельческой принадлежности деревень и пустошей, которые к 1485 г. составляли владения великого князя и, судя по всему, служили своеобразным «банком» поместных земель, раздаваемых московской властью служилому дворянству. Во второй половине XVI в., в результате социального кришеа, произошла резкая централизация крестьянского расселения во i отдельческих деревнях, находившихся в окружении необрабатыва-емых пустошей. Локализация этих владельческих массивов является паленым шагам на пути к составлению карты чересполосного землевладения Молвотицкой волости эпохи средневековья, что является < >дпим из приоритетов проекта. Авторы искренне благодарят всех своих друзей и коллег, которые потрудились вместе с ними на раскопках и приняли участие в исследовании этого памятника 29, а также руководство отдела культуры Маревского района, Молвотицкой сельской администрации и средней школы с. Молвотицы за помощь в проведении работ.

 

 

1          Воскресенская летопись //ПСРЛ Т. 8. СПб., 1859. С. 204, 206; Типографская ле-

топись//ПСРЛ. Т. 24. М., 2000. С. 198; Софийская вторая летопись // ПСРЛ. Т. 6.

Вып. 2. М. 2001. С. 289. Новгородская четвертая летопись//ПСРЛ. Т.4. СПб., 1848.

С.152-153.

2          Авторы выражают сердечную признательность заместителю директора по науке

Старо-ладожского музея заповедника к.и.н. А.А.Селину за великодушно предостав

ленные сведения.

3          Отдел подьячим Григорием Дровнипым поместья Петру Андрееву сыну Дирина

из Семеновского поместья Видякина сына Аничкова в Молвятицком погосте Дерев-

ской пятины. 1572. 19.08 // РГАДА. ф. 1209, оп. 1, д. 16982, л. 10-11; Отдел Андреем

Федоровым сыном Арбузовым поместья Якушу Афонину сыну Зверсвскому из по

местья Офони, Дмитрока и Данши Тсрениных детей Зверевского в Молвятицком по

госте Деревской пятины. 1573. 21.06 // РГАДА. ф. 1209, оп. 1, д. 16932, л. 31-31 об.

( Отдел неслуживым сыном боярским Савой Аничковым Пятому Павлову с. Хво-стову части поместий Ивана Тыркова и кн. Григория Шаховского в Молвятицком погосте Деревской пятины (без конца). 1588.8.01 // РГАДА. ф. 1209, оп.1, д. 16935, л. 203-204. Отдел неслужилым сыном боярским Григорием Веревкиным части поместья Ивана Баранова его матери вдове Марье, жене Алексея Баранова и его жене, вдове Агафье и дочери девке Домне, а также Постнику Микитину с. Матюшкину в Молвятицком погосте Деревской пятины 1591.21.06//РГАДА.ф. 1209, оп.1, д. 16935, л. 345-347 об.

5          Книга записная явочным челобитным. 1664-1667 // Архив СПб ИРИ РАН. кол.

2, оп. 1,'д, 1,л. 155 об.

6          Книга записная явочным челобитным. 1664-1667 // Архив СПб ИРИ РАН.кол.

2, оп. 1, д. 1, л. 166 об.

7          Строев ИМ. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви.

СПб., 1877 С. 126. №98

8          Указ (и расписки церковников, прочитавших его) о посылке по церквам Новго

родской провинции 491 листа для чтения народу после литургии о высылке работни

ков к «бечевому делу». 1720.29.08 // Архив СПб ИРИ РАН. кол. 183, карт. 9, д. 694, л.

31 об.

9 Строев ИМ. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви.

СПб., 1877. С. 126; Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи с библиографическим указателем. Т.Ш. Монастыри, закрытые до царствования императрицы Екатерины II. СПб., 1897. С. 95 № 1753; Дополнение к актам историческим. Т. 6. № 125.

10        Из села Молвятиц Демянского уезда // Новгородские ведомости. 1895. № 14.

Часть неофициальная. С. 845—848.

11        Егорьков А.Н. Химический состав тверского посудного стекла монгольского вре

мени // Тверской кремль. Комплексное археологическое исследование (по материа

лам раскопа Тверской кремль-11, 1993-1997 гг.) СПб., 2001. С.143, 146, 148.

12        Носов ЕМ., Плохое А.В. Исследования центральной части Городища в 1984-

1989 гг. // Носов Е.Н., Горюнова В.М., Плохое А.В. Городище под Новгородом и поселе

ния Северного Приильменья (новые материалы и исследования). СПб., 2005. С. 60.

Таб.УН: 9, 11, 13; Галибин В.А., Егоръков А.Н. Результаты количественного спектраль

ного анализа фрагментов стеклянных сосудов и керамической глазури Рюрикова Го-

родища//Носов Е.Н., Горюнова В.М., Плохое А.В. Городище под Новгородом и поселения

Северного Приильменья (новые материалы и исследования). СПб., 2005. С. 400-403.

13        Щапова Ю.Л. Стеклянные изделия древнего Новгорода// МИ А. №117. М., 1963.

С.143, 144.

м Георгий Михайлович, великий князь. Монеты царствования императора Николая I. №112. СПб., 1890. Таб. XXI № 335 10, 15, 20, С. 221-224, 228-229. •5 ГАНИНО. ф. 187 оп.1 д. 72 л. 2

16        Токарь Л.Н. История российского форменного костюма. Советская милиция

1918-1991. СПб., 1995.

17        Петере ДМ. Наградные медали России царствования императора Николая II и

периода Временного правительства (1894-1917). М., С.135-137. № 32; Российское

общество нумизматов. Протоколы. 1914 (октябрь-декабрь). С.19. №1467/а.

18        РГАДА. ф.1209. оп.1 д.966. Л.327.

19        Спорное дело между Молвотицким монастырем Деревской пятины Новгород

ского уезда и помещиком Иваном Фадеевым Дириным о владении землей в той же

пятины 30 августа 1664 17 мая 1675 //РГАДА. ф. 1.59. оп. 3. д. 213 лл. 4, 237, 240.

20        Межевая книга Молвотицкого монастыря // РГАДА. ф. 1209. ч.1. оп. 3. Кн.172;

Авторы также выражают признательность своему коллеге И.Ю. Анкудинову за ука

зание на документы этого судебного дела в фондах РГАДА (ф.159 оп.З д.213).

21        РГАДА. ф. 159. оп. 3. д. 213. лл. 4, 34, 235, 237, 238; РГАДА. ф. 1209. оп. 1. ч. 3 д.

172. лл. 5-6, 24.

22        РГАДА. ф. 1209. оп.1. Кн. 966. л. 297-298.

2:> ГИАНО. ф. 236. оп. 8. д. 232. л.1.

и ГИАНО. ф. 236. оп. 8. д. 340. л.1.

25        Арциховский А.В., Янин В.Л. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок

1962-1976 гг.) М., 1978. С.104-105, 111-112.

26        РГАДА.ф.1209. оп.1. д. 966 л. 327; ф. 1209. оп.1 д. 8547. л. 226.

27        ГИАНО. ф. 236. оп.1. д. 236.

28        РГАДА. ф. 1209. оп.1 д. 966. л. 290.

2'JBOT их имена: О.П. Доброва, О.Н. Клименко, С.В.Мясникова, О.А.Тарабарди-на, Е.В.Торопова, Е.Е.Фролова, И.А. Воронков, П.П. Колосницин, Д.Е. Мясников, А.Л. Ни-лов, К.Г. Самойлов

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

NOVGOROD AND NOVGOROD REGION HISTORY AND ARHAEOLOGY

НОВГОРОД И НОВГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

 (Materials of the scientifical conference: Novgorod, 24—26 Jenuary, 2006)

 (Материалы научной конференции) Новгород, 24-26 января 2006

Issue 20

Выпуск 20

Veliky Novgorod 2006

Великий Новгород 2006 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100