Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 20/2006 

 

 

 

РАЗДЕЛ I. ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В НОВГОРОДЕ И НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛЕ

 

 

ИТОГИ ДЕНДРОХРОНОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ СООРУЖЕНИЙ НИКИТИНСКОГО РАСКОПА В ВЕЛИКОМ НОВГОРОДЕ

 

  

О.А. Тарабардина

 

В 2005 году в лаборатории дендрохронологии ЦООАИ НГОМЗ были завершены исследования образцов деревянных сооружений Никитинского раскопа 2002-2004 гг. Никитинский раскоп располагался на Торговой стороне Новгорода, севернее Федоровского ручья, на современной улице Оловянка, в пределах исторического Плотницкого конца города. На территорию раскопа, площадь которого составили 640 кв.м., попали фрагменты трех средневековых усадеб, расположенных между древними Маницыной и Никитиной улицами: усадьбы А и Б в северной части раскопа, были ориентированы на Маницыну, а усадьба В в южной его части - на Никитину улицу. Уличные настилы в раскоп не вошли1.

Деревянные конструкции раскопа отличались хорошей сохранностью. Характерной чертой этих сооружений являлось то, что значительная часть построек для придания им устойчивости на влажной почве участка со сложным рельефом возводилась на мощных фундаментных основаниях2. Для строительства таких фундаментных рам и подкладочных венцов использовались особенно массивные сосновые бревна. Специфической особенностью, отражающей сложную стратиграфическую ситуацию на раскопе, является введение дробной нумерации строительных ярусов: в северной части раскопа, на усадьбах А и Б Маницыной улицы сооружения подразделялись на 1-8 ярус, постройки усадьбы В Никитиной улицы в южной части раскопа отнесены к ярусам А-Ж.

Коллекция образцов строительной древесины для дендрохронологического анализа, собранная на Никитинском раскопе на протяжении трех лет работ, включала 226 спилов; 17 образцов были непригодны из-за плохой сохранности. Из 209 качественных образцов 20 относятся к поздним впускным сооружениям (лежни, сваи и подкладки фундаментов, дренажные трубы, водосборный колодец), 189 - к средневековым постройкам. Подробное рассмотрение материалов поздней выборки в задачи нашей статьи не входит, отметим лишь, что 9 спилов из впускных сооружений получили дендродаты, что позволяет датировать постройки, из которых они взяты, концом XIX века. Из средневековых образцов 154 спила сделаны с деталей 46 сооружений, 24 - с частоколов, 11 - с отдельных столбов и бревен в культурной слое усадеб. Спилы удалось взять с построек всех ярусов за исключением яруса 8 усадеб А и Б.

Видовой состав древесины сооружений Никитинского раскопа (Рис. 1) имеет, с одной стороны, черты присущие и другим раскопам Новгорода, а с другой стороны, обладает некоторыми особенностями. К общим характеристикам можно отнести преобладание в выборке древесины мягких хвойных пород - сосны (56%) и ели (35%), излюбленного строительного материала древних новгородцев. Доля лиственных пород, в основном дуба, значительно ниже и не превышает 9%. Специфическими чертами рассматриваемой выборки являются существенное преобладание сосновых спилов над еловыми и достаточно высокий процент дубовых образцов. Отметим, что на других раскопах Новгорода доля лиственных пород редко превышает 1-2%, в Старой Руссе, в постройках которой дуб применялся чаще, этот показатель около 6%.

Эти особенности видового состава отражает и Таблица 1, характеризующая использование различных видов древесины в конструкциях разных типов. Для возведения стен жилых и хозяйственных построек Никитинского раскопа сосна применялась в 3 раза чаще, чем ель и дуб, доля которых почти одинакова (сосна - 63,7%, ель -18,8%, дуб - 17,5%). В постройках другого раскопа в Плотницком конце - Андреевского - сосна и ель используются в равной мере, а дуба нет вообще3. На Посольском раскопе стены срубов чаще сооружаются из ели4, ель преобладает и в сооружениях Людина конца (Троицкий раскоп)5.

 

 

Таблица 1. Употребление различных видов древесины в сооружениях Никитинского раскопа

           

 

 

Наименование сооружения

Вид древесины (количество экземпляров)

Всего

Сосна

Ель

Лиственные

Срубы

 

 

 

 

- стены

51

15

14

80

- подкладочные венцы, лежни

6

2

-

8

- подкладки

13

15

1

29

- столбы

8

3

-

11

- лаги пола

1

2

-

3

Настилы

14

5

1

20

Частоколы

6

18

-

24

Столбовые конструкции

3

3

-

6

Отдельные бревна и столбы

4

3

1

8

Впускные сооружения

18

2

 

20

Всего

124

68

17

209

 

 

Как и в постройках других раскопов, из сосновых бревен и досок сооружаются настилы, из сосны изготавливают разного рода опорные столбы (стулья фундаментов, столбы опечков, крыльца и др.). Ель же используют там, где нужны бревна небольшого диаметра - в качестве подкладок, опорных конструкций полов в срубах и в частоколах (75% свай частоколов на Никитинском раскопе еловые). Срубы из дубовых бревен сосредоточены, в основном, в центральной, пониженной части участка и относятся к ярусам 5-7 для усадеб А и Б и ярусам В-Д, Ж усадьбы В.

Отмеченное своеобразие видового состава строительного дерева Никитинского раскопа может отражать тот факт, что дерево для этих усадеб заготавливалось в иных лесных массивах, чем то, что использовалось при застройке других участков Плотницкого (Андреевский раскоп) или Людина (Троицкий раскоп) концов. С другой стороны, оно может быть следствием специального отбора материала для строительства, связанного и с особенностями рельефа участка и с возможностями владельцев усадеб (их социальным статусом), отдававших предпочтение качественной строительной древесине и имевших возможность получать ее для своих нужд , несмотря на сложности транспортировки массивных бревен.

 В зависимости от количества годичных колец образцы подразделяются на возрастные группы6. К I (до 50 годичных колец) относятся 56 спилов, ко II (51-100 колец) - 73 образца, к III (101-150 колец) - 39 экз., к IV (151-200 колец) - 16 экз., к V (201-250 колец) -5 образцов. Преобладает дерево II возрастной группы (39%) при высоком содержании молодого дерева I группы (30%). Многолетние образцы III-V групп возрастом более 100 лет составляют в общей сложности около трети выборки (31%). Преобладание в постройках молодого дерева II и I групп в XIII-XV вв. характерно и для других раскопов Новгорода, и для других памятников северо-западного региона Восточной Европы7. Особенностью никитинской выборки является достаточно высокий процент использования многолетних бревен. В сооружениях Андреевского раскопа (кроме мостовых Пробойной и Молотковской улиц) доля многолетних образцов составляет менее 9% 8, а в постройках Людина конца (Троицкий раскоп, кроме настилов мостовых) - около 8%9. Эта особенность также может являться следствием целенаправленного подбора строительного материала для никитинских усадеб: крупные сосновые и дубовые бревна, заготовленные для этого строительства, чаще всего являются многолетними.

Многолетние образцы служат основой при построении дендро-шкал, поэтому важно, модели какой породы преобладают в III—V возрастных группах. Диаграмма на Рис. 3. демонстрирует, что ель доминирует лишь в I группе (70%), а во II, III, IV группах ее доля постепенно уменьшается с 32 до 8 и 6%. Доля сосны пропорционально возрастает (29,60,79,63,100%), в III—V группах преобладают именно сосновые образцы. Дуб составляет 8% во II, 13% - в III и 31% —в IV возрастной группе.

Датировка. Дендрохронологический анализ спилов Никитинского раскопа проводился по традиционной методике с использованием компьютерных программ DENDRO и CATRAS10. Для сравнения широко привлекались материалы XIII-XV вв. эталонных дендро-шкал средневекового Новгорода, в частности, Андреевского, Троицкого, Михайловского, Кировского раскопов, а также образцы архитектурных сооружений. В результате проведенных исследований из 172 образцов сосны и ели датировку получили 137 моделей (около 80% выборки). Для сосны этот показатель достигает 95% (101 из 106). На основе надежно синхронизированных кривых роста годичных колец сосновых моделей построена дендрохронологическая шкала Никитинского раскопа протяженностью 348 лет, охватывающая период с 1104 (дата образования первого кольца образца №180) по 1451 г. (дата образования младших колец образцов №12а, 24). Среди еловых образцов процент датированных моделей почти вдвое ниже, чем для сосны - около 53% (35 из 66 экз.). В силу специфики еловых образцов (особенностей формирования годичных колец ели и возрастных характеристик изучаемых спилов), построение аналогичной шкалы по ели представляется затруднительным. Помимо дендрообразцов хвойных пород изучались и дубовые конструкции раскопа; удалось синхронизировать графики погодичного прироста 14 из 16 моделей, создав эталонную последовательность годичных колец дуба протяженностью 233 года.

Размещение графиков роста годичных колец датированных образцов сосны и ели Никитинского раскопа на хронологической шкале (Рис. 4) демонстрирует, что достаточно большое количество графиков охватывают значительный временной интервал (поскольку деревья, срубленные в XIV -  первой половине XV века, начали расти в XIII или даже XII вв.). Период XII века перекрывают 2 до 12 кривых, XIII - начала XIV вв. - от 15 до 47 кривых. Наиболее обеспеченный материалом период приходится на 1310—1440-е гг.: он представлен 44—99 образцами, максимальное их число (более 60) приходится на отрезок 1320-1390 гг.

Хронология сооружений. Для ряда сооружений, давших серии спилов с сохранившимися внешними кольцами, установлены предполагаемые даты строительства, определяемые по младшему образцу или группе образцов. Таким образом удалось датировать 41 объект: 36 жилых и хозяйственных построек, настилов и др. и 5 частоколов. В тех случаях, когда речь идет о конструкциях, представленных единичными спилами, датировка является достаточно условной; на Никитинском раскопе таких сооружений 911. Необходимо иметь в виду и обычную в средневековом Новгороде практику вторичного использования древесины: дерево из предыдущих ярусов зафиксировано на Никитинском раскопе фактически во всех сооружениях и частоколах, представленных 4-20 спилами, кроме двух - Н-68 и частокола яруса 2.

К самому раннему этапу застройки участка относится единственное сооружение, расположенное в его центральной части, на территории будущей усадьбы В - сруб Н-102 яруса Ж. Спил с сосновой подкладки (№ 215, возраст 150 лет) датирован 1311 г.

Следующий строительный период представлен постройками яруса Е в юго-восточной части раскопа и яруса 7 в северной его части. Сооружение Н-92\97\99 яруса Е, расположенное в восточной части усадьбы В, представляет собой срубную конструкцию с дополнительной обноской с западной стороны и вымосткой с юга. С деталей постройки сделаны 5 спилов, четыре получили датировку. Возраст образцов (3 сосновых и 1 елового) колеблется от 97 до 164 лет, в среднем — 122 г. Порубочная дата западной стены постройки (№ 206) -1340 г., подкладки (№ 218) — не ранее 1315 г., еще две детали датированы 1346 (№ 211) и 1348 годом (№ 210). По младшей дате сама конструкция относится к 1348 г. Сруб Н-79 на территории будущей усадьбы А сооружен, из мощных сосновых бревен (возраст образцов от 167 до 245 лет, в среднем 211 лет). Со стен постройки сделаны четыре спила. Два не сохранили внешних колец и датированы не ранее 1286 (№201) и 1315 (№180) гг., два других получили датировку 1348 (№182) и 1351 (№200) гг.; последняя дата определяет дату постройки сруба. С двух сосновых бревен настила Н-85 на будущей усадьбе Б сделаны спилы, образцы насчитывают 51 и 118 годичных колец и датированы не ранее 1308 г. (№ 148, нет внешних колец) и 1352 г. (№ 149). Настил сооружен не ранее 1352 г., а вероятнее, относится к следующему, 6, ярусу, так как представляет собой вымостку перед срубами Н-81, Н-71, которая сооружалась в тот же период, что и эти постройки, т.е. в 1370-е гг.12 Ранняя датировка спилов свидетельствует в этом случае о вторичном использовании дерева предшествующего строительного периода, что зафиксировано и в срубах Н-81, Н-71.

Два сооружения 1360-х гг. расположены на территории будущей усадьбы Б. Сосновые столбы сооружения Н-82 яруса 6а\7 (возраст образцов 153 и 167 л.) датированы 1366 (№ 217) и 1367 (№ 216) г.

С сосновых бревен сруба Н-77 яруса 6 сделаны 6 спилов, возраст образцов колеблется от 89 до 154 лет, в среднем 117 лет. Подкладки датируются 1352 (№143), 1361 г. (№139), 1362 г. (№144), 1364 г . (№142) и не ранее 1339 г. (№145), подкладочный венец (№ 138) - 1368 г. Постройка получила датировку по младшей дендродате - 1368 г.

К 1370-м гг. относятся пять сооружений ярусов 6\Г-Д, расположенных на всех трех усадьбах. На территории усадьбы А вымостка-гать Н-72 яруса 5а\6 представлено единственным спилом с еловой подкладки (№ 147; 51 г.) и получило датировку по его дендродате — не ранее 1372 г. На территории усадьбы Б расположены хозяйственные постройки Н-81 и Н-71, имеющие общие подкладки. С деталей сооружения Н-81 сделаны 5 спилов: три — со стен сруба, два - с деталей пола. Постройка сооружена в основном из еловых бревен, одна стена - из соснового ствола. Возраст образцов колеблется от 44 до 88 лет, в среднем 59 лет. Стены датируются 1362 (№153), 1370 (№150),1372 (№152) г., детали пола - 1363 (№151) и 1375 (№154) гг., последняя дата определяет дату постройки. Сруб Н-71 расположен севернее сооружения 81 и имеет с ним серию общих подкладок, в основном, из очень молодого дерева. Две подкладки (сосновую и еловую, 76 и 98 лет) удалось датировать 1366 г. (№207) и 1367\68 г. (№209). Датировку получили 6 спилов с подкладочных венцов и подкладок сруба Н-71. В этой постройке, как и в срубе Н-81, использованы и сосновые (подкладочные венцы и одна подкладка) и еловые бревна (подкладки). Возраст образцов - от 51 до 189 лет, в среднем 93 г. Подкладочные венцы датированы не ранее 1339 (№169), 1370 (№165), 1379 (№168) г., подкладки - 1366 (№166), 1367(№167), 1370 (№165) г. Дендродата постройки — 1379 г.

На усадьбе В датировку получили три сооружения этого периода. Небольшой сруб Н-93 в северо-западной части усадьбы построен около 1373 г.: этим временем датирован образец его западной стены (№ 202, сосна, 39 лет). Настил Н-83 (вероятно, фундаментная платформа большого сруба) представлен 4 сосновыми образцами возрастом от 37 до 58 лет, в среднем 48 лет. Один из них датирован 1368 (№196), 3 (№№ 193,194,195) - 1373 г. - вероятным временем сооружения настила. Настил Н-84 возведен в 1379 г.: такова порубочная дата соснового (№179) и елового (№178) бревен настила возрастом 67 и 76 лет.

Постройки следующего десятилетия также представлены на всех трех усадьбах и относятся к ярусам 5-5а\Г. На усадьбе В около 1382 г. низводится столбовая конструкция Н-67: две стены его сооружены из еловых бревен 1379 (№118) и 1382 (№120) года рубки, возраст образцов 42 и 48 лет. Вероятно в 1384 г. строится сруб Н-26 на усадьбе Б: две его стены имеют близкие дендродаты 1383 (№96) и 1384 (№92) г., оба образца сосновые, возраст - 53 и 67 лет. Настил Н-78 на усадьбе «А» представлен двумя образцами (№122 и 123). Они являются частями одного соснового ствола возрастом 113 лет с порубочной дендродатой 1387 г.; этот год следует считать наиболее вероятной датой его сооружения. Сруб Н-68 располагался на той же усадьбе А, рядом с настилом Н-78. Все 4 стены постройки, сооруженной из очень крупных сосновых бревен возрастом от 52 до 209 лет, дают компактную серию дат: 2 образца - 1386 (№131,133), 1387(№181), 1388 (№132) г., последняя дата определяет время строительства сруба Н-68. В это время сооружается и самая ранняя из датированных межусадебных оград - частокол яруса 5а. Датировку получили 11 спилов со свай частокола, 6 свай изготовлены из молодой сосны, 7 — из ели; возраст образцов колеблется от 41 до 71 г., в среднем - 55 лет. Одна свая датирована 1373 (№113) г, 1 - 1375 (№112) г., 4 - 1388 (№№ 105,106,111,115) г., 5 - 1389 (№№ 102,103,104,191,192) г. 1389 год является временем строительства частокола. Еще один фрагмент частокола яруса 5 представлен двумя еловыми образцами с дендродатами 1389 (№94) и 1396 (№93) г. Остается неясным, является ли этот участок продолжением частокола яруса 5а со следами ремонта более позднего времени, или частокол яруса 5 представляет участок ограды, сооруженной около 1396 года, в которой использованы вторично колья частокола 1380-х гг.

Столбовая конструкция Н-100, зафиксированная в восточной стенке раскопа, представлена единственным спилом: сосновый столб (№222) возрастом 192 г. получил дендродату 1391 г.; сооружение построено не ранее 1391 г. и отнесено к ярусу 5а.

Сруб 53\53а яруса В\Г на усадьбе В. Этому сооружению принадлежат 9 датированных спилов, возраст образцов 58-189 л., в среднем - 101 г. Стены сооружены из сосновых бревен, срубленных в 1389 (№91), 1399 (№90), 1400 (№№ 127,128) г. Сосновое бревно внутри конструкции датируется 1378 г.(№124), подкладки (сосна и ель) — 1377 (№187),1381 (№155), 1393 (№158), 1397 (№163) г. Сруб построен около 1400 г. 1400-1420-ми гг. датированы постройки ярусов 4\В, сосредоточенные главным образом на усадьбах Маницыной улицы. Из сруба Н-36 на усадьбе А взяты 4 спила, 2 - со стен постройки (№№ 63,64; сосна), 2 - со столбов опечка (№№ 44,45; ель). Дерево очень молодое, возраст образцов - от 42 до 72 лет, в среднем 53 г. Все 4 спила датированы 1407 г., годом постройки сруба. Другое сооружение усадьбы А -сруб Н-40, получило датировку по единственному образцу из стены (фундаментного основания?) постройки (№ 50; сосновое бревно) — 1417 г. Лежни сооружения Н-41 усадьбы «Б» (№№ 61,62; две части одного соснового ствола возрастом 44 г.) датированы 1407 г., строительство сруба датируется этим же годом. К этому же периоду относится межусадебный частокол яруса 3. Три еловые сваи возрастом от 57 до 120 лет, в среднем -98 лет, датируются 1424 (№86), 1425 (№84), 1426 (№85) г. Частокол сооружен не ранее 1426 г.

К 1430-м гг. относятся 8 сооружений ярусов 2\3-Б в северной и центральной части раскопа. Сруб Н-30 представлен двумя сосновыми спилами возрастом 119 и 253 г., стена сооружения (№42) датируется 1432, столб (№59) - 1431 г., сруб сооружен не ранее 1432 г. С деталей сооружения Н-44 сделаны 7 спилов, все бревна - сосновые. Возраст образцов от 70 до 156 лет, в среднем около 100 лет. Стены имеют даты 1414 (№84), 1417 (№78), 1424 (№83), 1432 (№77), 1433 (№81) г., подкладки (№ 79,80) - 1418 г. постройка возведена около 1433 года с использованием дерева предыдущего строительного периода.

Сруб Н-9 на территории усадьбы Б. Датированы 4 спила, возраст образцов от 47 до 125 лет, в среднем около 100 лет. Стены сооружены из сосновых бревен, срубленных в 1423 (№28), 1432 (№34) и 1433 (№29) г. Последняя дата является предполагаемой датой строительства. Лага пола (№9) датирована 1449 годом и очевидно относится ко времени ремонта постройки. Настил Н-27 севернее сруба Н-9 построен позднее, около 1435 г. Настил сооружен из сосновых досок (возраст образцов 88-105 лет, в среднем 95 лет), датированных 1433 (№25) и 1435 (№№26, 27) г. Тем же годом датируется и единственный спил из конструкции Н-16 (№56 - сосновый столб возрастом 116 лет); конструкция условно отнесена к 1435 г. С еловых столбов сооружения Н-бв взяты два спила; возраст образцов 40 (№14) и 72 (№13) г., оба они получили дендродату 1436 г., вероятно, тогда и построена эта конструкция. Небольшой сруб Н-25 представлен 3 спилами: стены постройки возведены из сосны возрастом от 54 до 101 г., в среднем 74 г.; они получили даты 1416 (№53), 1420 (№54), и 1437 (№87) г. Постройка сооружена не ранее 1437 года.

Сруб Н-43 находится на территории усадьбы А; удалось взять лишь один спил с соснового столба (№ 73; 148 лет), образец и вся постройка датированы временем не ранее 1437 г.

Единственный образец сооружения Н-8 на усадьбе А - подкладка № 4 возрастом 49 лет, - имеет ту же дату, 1437 год. Но сама конструкция Н-8 бесспорно относится к гораздо более позднему периоду, так как под ней располагается сруб Н-3, сооружение которого относится к 1351 г. Следовательно, расположенная выше конструкция Н-8 относится к периоду не ранее 1351 г., а образец 1430-х гг. использован в ней вторично.

В 1440-50-е гг. на всех трех усадьбах Никитинского раскопа возводятся постройки яруса 2\А; три из них связаны с усадьбой В. Сооружение Н-24 (фундаментное основание сруба) в центральной части раскопа представлено тремя сосновыми образцами возрастом 88-119 лет, в среднем 104 г., датированными 1434 (№49) и 1444 (№№ 35,36) г. Дата постройки - 1444 г. Две стены хозяйственной постройки Н-7 (№№ 39, 38) датированы 1443 и 1445 г (оба образца - сосна, возраст - 138 и 38 лет). Сруб построен предположительно в 1445 г. Сооружение Н-31, связанное с предыдущей постройкой, видимо, строилось несколько позже, не ранее 1451 г. (этим годом датируется единственная деталь - еловый образец №41 возрастом 63 г). Со свай частокола яруса 2 между усадьбами А и Б сделано 5 спилов; он сооружен из тонких еловых бревен возрастом 47-57 лет, в среднем -52 года. Одна свая датируется 1446 (№40), остальные - 1447 (№№17, 18, 21, 22) г. — временем строительства частокола.

На территории усадьбы А находится сруб 3; два спила сделаны со стен постройки, сооруженных из сосновых бревен возрастом 94 (№11а) и 95 (№11) лет. Оба бревна срублены в 1451 г., который является предполагаемой датой строительства сруба. Сруб 1 на той же усадьбе А, южнее сруба 3 представлен 9 спилами. В выборке представлены только сосновые бревна, возраст образцов колеблется от 71 до 159 лет, в среднем 109 лет. Два спила, сделанные со стульев фундамента, датируются 1437 г. (№№69,70), стены - 1445 (№19), 14 47 (№20), 1448 (№ 23) г., столбы - 1450 (№ 52,71) и 1449 (№72) г., подкладка (№24) - 1452 г. Строительство сруба относится к 1452 г. Между срубами Н-3 и Н-5 расположены вымостка Н-15, единственный сосновый образец которой (№ 12) получил дендродату 1453 г., сооружение датируется не ранее 1453 г.

На территории усадьбы Б расположен сруб Н-10, спилы сделаны со стены (№2) и подкладки (№12а) постройки. Оба образца сосновые, возраст - 97 и 51 г., стена датирована 1451 г., подкладка -1452 г. Сруба строился около 1452 г.

К более позднему периоду, как уже отмечалось выше, относится единственная постройка - сооружение Н-8 яруса 1 на территории усадьбы А, расположенная непосредственно над срубом Н-3, но поскольку подкладка сооружения изготовлена из дерева вторичного использования, определить строительную дату постройки не представляется возможным. Датировки сооружений, полученные в результате дендрохронологического анализа, легли в основу хронологии строительных ярусов и культурных напластований Никитинского раскопа 13.

 

Группировка датированных образцов и построек по десятилетиям (Рис. 5) позволяет выделить несколько периодов особенно активной заготовки древесины и усадебного строительства в этом районе средневекового Новгорода. Такими периодами являются 1370-80-е гг. (39 образцов, 11 сооружений ярусов 5,5а,6\Г, Д), 1430-е гг. (17 образцов, 8 сооружений ярусов 3\Б) и 1450-е гг. (14 образцов, 6 сооружений ярусов 2\А).

Проведенные дендрохронологические исследования сооружений I [икитинского раскопа дают возможность проследить динамику застройки этой части Плотницкого конца, выявить хронологические рамки бытования усадебных комплексов на протяжении около 140 лет. Первая постройка и синхронные ей конструкции яруса 8\Ж (плетень, вымостки и гати) возникают на исследованном участке в 1310-е гг. В 1320-х - первой половине 1340-х гг. в застройке этого района наступает некоторый перерыв (сооружений этого времени на раскопе не выявлено). В середине XIV в. на территории всех трех усадеб формируются жилые и хозяйственные комплексы, видимо, ориентированные на уличные мостовые:14 в конце 1340-х - начале 1350-х гг. — на усадьбах В и А (ярус 7\Е), в конце 1360-х гг. — на усадьбе Б (ярус 6а\Е). После разрушения построек этого яруса (срубы Н-79 и Н-92\97\99 гибнут в пожаре15) в последней трети XIV века усадебное строительство резко активизируется. К 1370-1380-м гг. относятся 11 сооружений ярусов 5,5а-6\Г-Д, с возведением которых возникает более плотная, чем в предыдущий период, застройка. В первой четверти XV века темпы строительства несколько замедляются, сменяясь новым подъемом в 1430-х гг; этим временем датированы 8 построек ярусов 3\Б. Последний период активной заготовки строительной древесины и усадебного строительства, связанный с формированием застройки яруса 2\А (6 сооружений) приходится на 1450-е гг.

 

 

1          Дубровин Т.Е. Археологические исследования на Никитинском раскопе в

2002 г. \\ ННЗ. Вып. 17. Великий Новгород,2003. С.17-19.

2          Там же. С. 18.

3          Тарабардипа О.А. Результаты дендрохронологического анализа построек Анд

реевских раскопов в Новгороде \\ ННЗ. Вып.17. Великий Новгород, 2003. С. 176.

1 Тарабардина О.А. Посольский раскоп 1999 года в Новгороде: стратиграфия, хронология, атрибуция комплексов. Новгородские чтения-2. Великий Новгород, 2004.

5 Тарабардина О.А. Строительная древесина в средневековом Новгороде \\ ННЗ. Вып.19. Великий Новгород, 2005. С. 139.

г' Черных Н.Б. Дендрохронология и археология. М., 1996. С. 38

7          Там же. С. 38.

8          Тарабардипа О.А. Результаты дендрохронологического анализа построек Анд

реевских раскопов в Новгороде... С. 178.

9          Тарабардина О.А. Строительная древесина ... С. 141-142.

10        Тарабардина О.А. Дендрохронологические исследования в Новгороде в 1995-

2003     гг. \\ Археология и естест-веннонаучные методы. М., 2005. С. 82.

11        Сруб Н-102 яр.Ж; вымостка Н-72 яр. 5а\6; сруб Н-93 яр. Г\Д; конструкция Н-

100 яр. 5а; сруб Н-40 яр. 4; сруб Н-43 яр. 3; сооружение Н-31 яр. А; вымостка Н-15

яр.2; сооружение Н-8 яр. 1.

12        Дубровин Т.Е. Отчет Новгородской археологической экспедиции о работах на

Никитинском раскопе в 2003 г. М., 2004. С. 46.

13Дубровин Г.Е., Козлова А.В., Федорук Н.С. Работы на Никитинском раскопе в

2004     г. \\ ННЗ. Вып. 19. Великий Новгород, 2005. С. 25.

14        Там же, С. 24.

15        Дубровин Г.Е. Отчет Новгородской археологической экспедиции о работах на

Никитинском раскопе в 2003 г. М., 2004. С. 43, 50

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

NOVGOROD AND NOVGOROD REGION HISTORY AND ARHAEOLOGY

НОВГОРОД И НОВГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

 (Materials of the scientifical conference: Novgorod, 24—26 Jenuary, 2006)

 (Материалы научной конференции) Новгород, 24-26 января 2006

Issue 20

Выпуск 20

Veliky Novgorod 2006

Великий Новгород 2006 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100