Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 


 

Культура сопок


История и археология

 

8/94

 

Этно-культурные процессы в Удомельском Поозерье в эпоху железа и раннего Средневековья

 

 

И. В.  Исланова

 

Проблемы характера и этапов славянского расселения на Северо-Западе лесной зоны Восточной Европы длительное время являются объектом пристального изучения историков и археологов. Решение этих вопросов тесно связано с выяснением культурной и этнической основы, на которой в дальнейшем происходит сложение Северной Руси. Современные концепции опираются в основном на материалы погребальных памятников второй половины 1 тыс. н. э. (грунтовые могильники с сожжением, насыпи культуры длинных курганов и культуры сопок). В зоне строительства Калининской АЭС в 1979 г. и с 1984 по 1989 гг. экспедициями и отрядами Института археологии РАН была стационарно исследована серия сельских поселений, материалы с которых позволяют несколько по-иному взглянуть на проходившие культурные процессы в 1 тыс. н. э. на участке Волго-Балтийского водораздела.

Удомельское Поозерье — озерный край, лежащий северо-восточнее Вышнего Волочка- Почвенный состав и характер рельефа здесь определяют отроги Валдайской возвышенности — Удомельско-Лесная гряда. В эпоху раннего железа в конце 1 тыс. до н. э. — начале 1 тыс. н. э. Удомельское Поозерье входит в обширную зону распространения сетчатой керамики и дьяковских грузиков. Материальная культура близка дьяковской, и возможно, представляет ее вариант (материалы городища Юрьевская Горка и нижнего слоя селища Курово 2). На втором этапе железного века, во второй четверти — середине 1 тыс. н. э., при сохранении элементов предшествующего времени  (дьяковские грузики), происходит довольно резкое изменение керамического набора. На селище Троица I преобладает посуда из плотного керамического теста с мелкими примесями, с хорошо заглаженной, иногда лощеной, поверхностью- Для керамических форм характерно наличие высокой прямой или слабо изогнутой шейки, короткого, часто в виде бортика, плечика. В инвентаре появляются пластинчатые кресала. Судя по керамическому и вещевому материалу, на втором этапе происходит культурная переориентация с районов западной части Волго-Окского междуречья на районы Верхнего Поволжья и Верхнего Поднепровья. В гидро- и топонимии явственно прослеживается прибалтийско-финский языковый пласт (р. Кеза, оз. Кезадро, р. Тихомандрица, оз. Кубыч, оз. Лосатынь), скорее всего относящийся к первой половине 1 тыс. н. э.

Многочисленные подвижки населения в южных областях Восточной Европы во второй и третьей четверти 1 тыс. н. э отозвались в этнокультурной ситуации Удомельского Поозерья. Здесь фиксируется новый Удомельский тип памятников, ярко представленный материалами поселения и могильника Юрьевская Горка. Появление новой или новых групп населения прослеживаются по массовому материалу, явно изготовленному на месте. Это глиняные, прежде всего, биконические пряслица и сосуды стройных пропорций с наибольшим расширением в верхней трети, округлым туловом, пологим плечиком, небольшой шейкой, боченковидные и горшки с ребром в месте перехода от плечика в конусовидное тулово. Отмечается многообразие в приемах домостроительства. Среди построек выделяется полуземляночное жилище с печью-каменкой з углу и полуземляночные хозяйственные постройки. Вещевой набор характеризуется отсутствием находок дьяковских грузиков. Погребальный памятник представлен грунтовым могильником с сожжением на стороне. Остатки кремации с единичным инвентарем помещались в округлые ямки, выкопанные сразу под дерном. Особенность обряда — обмазка пенок ямки глиной или забутовка сверху кусками обожженной глины.

Одновременно на Юрьевской Горке отчетливо фиксируются местные финские элементы, корни которых лежат в предшествующих, древностях. Это ряд керамических форм: банковидные,  мисковидные и   поронковидные  горшки,  сосуды с высокой шейкой и коротким плечиком, находки обломков бронзовых шумящих украшений и глиняной фигурки животного-

Остаются не ясными причины ориентированности некоторых вещевых находок на Балтийские древности и. прежде всего, на земли западных балтов (наконечник дротика, звенья трехчастных удил, пряжка с расширением язычка). Судя по отдельным типам керамики и инвентаря (высокие слабопрофилированные сосуды и ребристые низкие горшки?, бронзовые обоймица и спиралька), нельзя отрицать связь с древностями КДК псковско-новгородской или боровичской группы. С одной стороны, это могли быть контакты с живший по соседству населением (ближайшие насыпи КДК лежат в 12 км южнее Удомли). С другой стороны — источником появления культурной близости между КДК и Удомельским типом мог являться присутствовавший в этих древностях один и тот же славянский? компонент.

По керамике и основной массе инвентаря, приток нового населения в Удомельское Поозерье прослеживается откуда-то с юго-запада, возможна связь с раннеславянскими древностями типа Корчак, Банцеровщина, Колочин, Волынцево. В целом, новые группы населения были ранне-славянскими, а местное прибалтийско-финское население регион не покидает. Удомельский тип памятников заполняет территориальную и хронологическую лакуну, существующую в результате нестыковки ранее известных в лесной зоне памятников КДК псковско-новгородской группы и сопок: насыпи КДК появились на три-четыре века раньше сопок, размещение тех и других — чересполосное.

В конце 1 тыс. н. э. потепление    климата    и понижение уровня водоемов привело к перемещению поселений на приозерные участки. Однако, коренных изменений в ландшафтной  и почвенной приуроченности не произошло, по сравнению с населенными пунктами третьей четверти  1  тыс. н. э. Культура сопок Удомельского Поозерья — генетически связана с предшествующим периодом. Об этом свидетельствуют сохранившиеся традиции в изготовлении массового материала:  лепной посуды   (горшки  баночной и хорошо профилированной формы, некоторые    варианты высоких и низких сосудов с ребром в верхней трети,    слабопрофилированные горшки)  глиняных    биконических пряслиц;    в относительно простой технологии железных ножей и элементах домостроительства (наземные постройки со сдвоенными ямами в материке, одна из которых подпечная, другая — хозяйственная). Одновременно явственно фиксируется приток новых групп населения по Мете и Съеже из районов Приильменья и Поволховья, и намечается культурная ориентированность памятников (селище Бережок, Троица 1, Курово 2, Курово 3), в целом, на Балтийский регион. Об этом свидетельствуют многочисленные находки стеклянных бус и бисера, железные ножи в технике трехслойного пакета, наконечники стрел и дротика, некоторые типы посуды (каннелированные горшки, ребристые банки, варианты высоких и яизких ребристых сосудов).

Через Удомельское Поозерье, лежащее на одном из ключевых водораздельных участков, проходит один из торговых путей из Новгорода на Волгу и в Бежецкий Верх. В конце 1 тыс. н. э. регион входит в состав Новгородской земли.

Раскопки сопки Мерлугино позволяют говорить о сходстве внутренней структуры высоких насыпей Удомельского Поозерья с сопками иных районов: многоэтапность, каменные конструкции, захоронение по обряду сожжения на стороне в верхней части насыпи. При этом, раскопанная сопка оказалась не столько погребальным, сколько культовым сооружением, своеобразным древним «храмом», возобновлявшемся путем досыпок, увеличиваясь в высоту, причем на каждом из этапов возводились культовые конструкции-

Этно-культурная проблематика небольшого региона тесно связана с общими вопросами славянского расселения в лесной зоне Восточной Европы. У большинства исследователей не вызывает сомнения, что ареал культуры сопок фиксирует особую этническую общность — летописных «новгородских словен».1 Возникновение культуры сопок и собственно причины появления высоких насыпей остаются слабо разработанными вопросами в раннесредневеконой археологии.2 В последнее время исследователи склонны связывать сооружение сопок с социальными изменениями, а территорию первоначального появления высоких насыпей — со Старой Ладогой.' Источник новой волны населения, послуживший толчком к формированию культуры, склонны искать в западнославянских землях.4

Результаты работ в Удомельском Поозерье позволяют несколько по-иному охарактеризовать процессы, проходившие в последней четверти 1 тыс. н. э. Не отрицая перемещений отдельных славянских групп и влияния КДК (борович-ская группа), можно . предположить, что формирование культуры сопок, по крайней мере на рассматриваемой территории, проходило все-таки на месте. Основным ядром новой культуры явилось население (славянское и финское), оставившее памятники третьей четверти 1 тыс. н. э. Удомельского типа, возникших в тех ландшафтных зонах, которые впоследствии будут заняты сопками

Такая схема подтверждается преемственностью культурных элементов между поселениями Юрьевская Горка и Бережок, раскопанными широкой площадью. Наиболее рельефно этот процесс фиксируется по развитию ребристой посуды, ставшей типичной для культуры сопок и получившей название керамики «ладожского типа»: третья четверть 1 тыс. н. э. (Юрьевская Горка) — последняя четверть — конец 1 тыс. н. э. (сопка Мерлугино, селища Бережок и Курово 2) — начало II тыс. н. э. (селище Курово 3). Возможно, следами схожих процессов культурной трансформации являются выявленные А. В. Плоховым две группы керамики на сопочных поселениях в бассейне Ловати, в Приильменье и Помостье.5

Не исключено, что культурные изменения, _ связанные с несколькими волнами нового славянского населения во второй половине 1 тыс. н. э., могли отразиться в гидро- и топонимии Удомельского Поозерья. Здесь прослеживается интересная особенность: концентрация на площади 15X25 км названий с эпентетическим «л» (оз. Удомля, оз. Котемля, оз. Большая Кжемля, оз. Малая Кжемля, д. Кжемля, д. Га-домля, бывш- д. Окжемля.). В ближайших окрестностях Мстинско-Моложского междуречья известно еще 9 названий на -ль/ля. Основная масса наименований — это славянское оформление иноязычной основы или целиком, славянские (сообщения Р. А. Агеевой).

Так как ойконимы позднего происхождения здесь отсутствуют, то вполне допустимо связывать указанные гидро-и топонимы с праславянским диалектным явлением, появившимся 'с V—VI вв.6 Следовательно названия на -ль/ля в Удомельском   Поозерье   предположительно   могут   отражать проникновение раннеславянских групп и их взаимодействие с местным населением, что фиксируется по археологическим материалам третьей четверти I тыс. н. э.

 

 

1          Седов   В.   В.    Новгородские сопки. САИ. Вып. El-8. M.,    1970.

С. 29—33;     Носов   Е.   Н.    Новгородская земля IX—XI вв. Автореферат диссертации... докт. ист. наук. СПб, 1992. С. 11—12.

2          Седов   В.  В.  Новгородские сопки... С. 33.

3 Конецкий В. Я. К изучению социальных структур славянского населения Приильменья в конце I тыс. н. э. // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Новгород, 1992. С. 128.

4 Седов   В.   В.    Восточные славяне в VI—XIII вв. М.,  1982. С. 66.

5 Плохов А. В. Лепная керамика Центрального Приильменья и славянское расселение (к постановке проблемы) // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Новгород,  1992. С. 120—122.

6 А г е е в а Р. А. Гидронимия Русского Северо-Запада как источник  культурно-исторической   информации.  М.,   1989.  С.   174—176.

 

 

 «Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции 7/93

 

Следующая статья >>>  

  

 

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100