Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 19/2005 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

 

 

НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ АРХИТЕКТОРА К.К. РОМАНОВА В АРХИВЕ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

 

  

М.В. Медведева

 

Константин Константинович Романов - архитектор, исследователь древнерусского зодчества. Его жизнь со студенческих лет была тесно связана с археологическими учреждениями, сначала как члена Императорской Археологической Комиссии, затем как сотрудника Государственной Академии истории материальной культуры. Основные архитектурно-археологические работы К.К. Романова были посвящены изучению Георгиевского собора в Юрьеве-Польском, а также памятников Псковской земли: Изборской крепостной стены, Гремя-чьей башни, церквей и гражданских зданий в Пскове и округе. Комплексные искусствоведческие экспедиции по северным областям России под его руководством собрали уникальные материалы по этнографии и деревянной архитектуре Севера, не сохранившейся до нашего времени. Неоценим его вклад в дело охраны памятников искусства и старины, как до революции, так ив 1920-1930-е гг. К.К. Романов оставил огромное количество рукописных и фотографических документов, связанных со своей научной деятельностью. В настоящее время эти материалы хранятся в Научном архиве ИИМК РАН в фондах Императорской Археологической Комиссии, Государственной Академии истории материальной культуры и в личных фотографическом и рукописном фонде ученого. Тематически документы можно разделить на несколько групп: 1) научно-исследовательская деятельность, 2) этнографическая деятельность, 3) материалы по преподаванию в различных учебных учреждениях.

Наиболее важную часть среди архивных материалов, связанных с именем К.К. Романова, составляют фотографии, дневники и отчеты поездок, научные рукописи, черновики докладов и статей, посвященные изучению древнерусского зодчества. В 1909 г. он окончил архитектурное отделение Высшего Художественного Училища Академии Художеств со званием художника-архитектора. В 1904-1905 гг. Константин Константинович Романов также прослушал курс лекций в Археологическом институте Уже в студенческие годы у него проявился интерес к изучению древнего зодчества. В 1904 г. он «по собственному почину» изучал древние постройки Тихвинского монастыря. К.К. Романов привлекался членом Императорской Археологической Комиссии архитектором П.П. Покрышкиным к совместному исследованию древних зданий Ферапонтова монастыря в 1905 г. и Тихвинского монастыря в 1907 г., производившихся по поручению Императорской Археологической Комиссии '.

Сразу по окончании учебы в Академии Художеств в 1909 г. К.К.Романов приступил к самостоятельным работам в области изучения древнерусского зодчества, которые выполнял по поручению различных научных учреждений. Основными из них являются многолетние исследования Георгиевского собора в Юрьеве-Польском (1909-1915 гг., 1925-1926 гг., 1929 г.). Впервые в Георгиевском Соборе К.К. Романов провел разведочные обследования в 1909 г., и уже в 1910 г. начал систематические работы на памятнике по поручению Императорской Археологической Комиссии. В фотоархиве ИИМК РАН в фонде Императорской Археологической Комиссии хранится серия снимков (1005 ед. хр.), на которых К.К. Романов детально зафиксировал памятник во время исследований 1909-1910 гг.2. Его заслуги по изучению Георгиевского Собора были высоко оценены. В 1910 г. молодой архитектор был утвержден Министерством Императорского Двора в звании члена-корреспондента ИАК, а в 1911 г. получил серебряную медаль РАО по представлению академика Я.И. Смирнова за публикацию «Георгиевский Собор в г. Юрьеве-Польском (краткий отчет о разведке)» !. К.К. Романов продолжал работы в г. Юрьеве-Польском в1925-1926 и 1929 гг.

В 1908-1914 гг. Константин Константинович состоял представителем ИАК в Комитете по ремонту и реставрации храма Василия Блаженного в Москве и в Комиссии при Обществе защиты и сохранения памятников искусства России по реставрации Ферапонтова-Белозерского монастыря. В то же время он исполнял ряд поручений ИАК по осмотрам древних зданий и икон, а также по надзору за производимым в них ремонтом. В конце 1911 г. К.К. Романов стал членом Комитета Попечительства о русской иконописи и редактором ряда научных изданий, в 1912 г. был избран секретарем Русского Отделения РАО и членом-сотрудником Императорского Общества Любителей Древней Письменности.

Командировки архитектора были преимущественно посвящены изучению древнерусского искусства и зодчества. Крупнейший блок рукописных и фотодокументов составляют материалы его работ по исследованию памятников Псковской земли. В 1910-1913 гг. К.К. Романов руководил архитектурным обследованием Изборской крепости Псковской губ. по поручению Императорского Русского Военно-Исторического Общества, куда он был избран действительным членом еще в 1909 г. \ По поручению того же Общества в 1913 г. он занимался изучением Гремячей башни в Пскове. В течение 1911-1917 гг. К.К. Романов по поручению ИАК наблюдал за состоянием Псковской крепостной стены. После революции в 1920-е - начале 1930-х гг. он руководил рядом архитектурно-археологических экспедиций Академии истории материальной культуры, исследовавших памятники церковного и гражданского зодчества и древнерусской живописи г. Пскова и округи.

К.К. Романов являлся товарищем председателя и членом Общества друзей Пушкинского заповедника со времени его основания и в 1934-1936 гг. принимал участие в реставрационных работах в Пушкинском музее-заповеднике5.

Изучение древнерусского зодчества у К.К. Романова всегда было неотделимо с решением вопросов охраны памятников. Он планомерно собирал сведения, касающиеся охраны памятников и ее истории, как в России, так и за рубежом. В рукописном фонде К.К. Романова хранятся данные и библиография, кропотливо собранные из разных источников, достаточно полно освещающие историю охраны памятников и состояние вопроса на период до революции с комментариями самого ученого и его предложениями, каким образом ее можно усовершенствовать. Особенно его волновали вопросы охраны церковных древностей, и он наиболее подробно разрабатывал эту тему. В «Обзоре деятельности отдела монументальных памятников Российской Государственной Археологической Комиссии за 1907-1917 гг.», указывается, что с 1905 г. «молодой архитектор» К.К. Романов постоянно присутствует на специальных реставрационных заседаниях с участием представителей Императорской Археологической Комиссии, Академии Художеств, Св. Синода, Министерства Внутренних Дел, где обсуждались вопросы реставрации в. С 1890 г. любые «по-новления» и ремонт древних монументальных зданий могли производиться только после рассмотрения в этих заседаниях и под наблюдением специалистов из ИАК или Академии Художеств. К.К. Романов неоднократно исполнял поручения Императорской Археологической Комиссии по осмотру древних зданий и надзору за производившимися ремонтными работами.

С 1910 г. К.К. Романов участвовал в работе Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины, главной целью которого провозглашалась защита памятников искусства и старины, имеющих художественное, бытовое и историческое значение, от разрушения и «искажения», для чего предполагался их «заботливый ремонт и восстановительная реставрация» 7.

С 1918 г. К.К. Романов являлся членом Коллегии по делам музеев и охране памятников искусства и старины при Наркомпросе, которая состояла при Всероссийском Музейном Отделе. В 1922 г. она была преобразована в Реставрационные мастерские, которые возглавил К.К. Романов. Коллегия, затем Мастерские всегда работали в теснейшей связи с Академией истории материальной культуры, Русским музеем, Эрмитажем. В Петрограде и пригородах была произведена полная регистрация памятников церковной и гражданской архитек-

, туры с распределением их на категории по степени художественно-исторического значения. Во многих из них были сделаны подробные обследования состояния и необходимые ремонт и реставрация 8. Совместно с Академией истории материальной культуры и со-

: стоящим при ней Институтом археологической технологии мастерские производили реставрационные работы на Северо-Западе России. В Новгороде в церкви Спаса Нередицы в 1918-1921 гг. занимались удалением цементной штукатурки, так как она негативно влияла на состояние уникальных фресок, также велись работы по спасению от разрушения древней звонницы Софийского собора и по ремонту Рождественской церкви на кладбище, Курицкой шатровой церкви близ Новгорода и ряда других памятников. В Пскове были восстановлены покрытия на Соборе Снятогорского монастыря и на церкви Николы Камениоградского, отремонтирована кровля над Солодежней. «В Новгороде и Пскове, помимо указанных работ, было обращено большое внимание на памятники древней живописи на дереве. В Новгороде произведен подробный осмотр и временное закрепление приблизительно на 300 иконах, наиболее выдающихся в художественно-историческом отношении. Во I ICKOBC обследовано и частно закреплено около 150 икон». Реставрация велась специалистами-мастерами и собственной мастерской Отдела музеев, при постоянном участии Русского музея д.

Кроме того, были осуществлены крупные работы по подробному

научному и техническому изучению, а затем и произведен ремонт, в Кирилло-Белозерском монастыре с его массой древних гражданских сооружений и крепостной оградой и в Ферапонтов-Белозерском монастыре.

Но, несмотря на все перечисленные исследования, состояние охраны памятников к середине 1920-х гг. К.К. Романов признавал катастрофическим. На музейных конференциях в Москве и в Ленинграде он сделал ряд докладов, тексты которых сохранились в Архиве ИИМК РАН. К.К. Романов призывал обратить внимание на угрожающее положение культурно-исторических памятников Петрограда, Новгорода, Пскова и других городов.

В 1930-е гг. К.К. Романов состоял в Ученом Совете по архитектурным памятникам при Отделе Охраны памятников Управления по делам Искусств при Леноблисполкоме. Отдел занимался составлением списков архитектурных памятников Ленинградской области, подлежащих постановке на государственную охрану, а также обследованием состояния памятников, находящихся под государственной и местной охраной, и обсуждением мер по их охране, вопросами ре-монтно-реставрационных работ 1().

Крупнейший блок фотографических и рукописных документов из личных фондов К.К. Романова составляют материалы, связанные с его работами в области этнографии. Много сил и времени он посвятил работе в Этнографическом Отделе Русского музея и этнографическим экспедициям. Он был зачислен в Этнографический отдел Русского музея в 1911 г., в этом же году по поручению музея совершил первую большую поездку в Вологодскую губ., для изучения северно-русских жилых деревянных построек и сбора этнографических коллекций. Вторая поездка по поручению Отдела была совершена тоже в 1911 г. в Псковскую губ. с целью этнографических сборов ". В следующем 1912 г. К.К. Романов стал хранителем Этнографического Отдела по части русской этнографии, а летом вместе с фотографом музея В.М. Машечкиным ездил в Олонецкую и Ярославскую губ. для изучения деревянной архитектуры и сбора этнографических материалов. Главная цель экспедиции состояла в поиске традиционного дома-комплекса, который мог бы послужить образцом для изготовления модели для экспозиции музея. Он проработал в музее до 1921 г., где стоял у истоков формирования отдела русской этнографии и внес огромный вклад в исследования Русского Севера.

 

Во второй половине 1920-х гг. К.К. Романов продолжил изучение крестьянского быта северных районов России. Под его руководством были осуществлены три большие комплексные искусствоведческие экспедиции, организованные Главнаукой через секцию крестьянского искусства Государственного Института Истории Искусства: в 1926 г. - в Заонежье, в 1927 г. - в бассейне р. Пинеги, в 1928 г. - в бассейне р. Мезени. Экспедиции ставили перед собой задачи комплексного изучения всего уклада жизни крестьян, поэтому в их состав входили специалисты по фольклору, народному театру, музыке, тканям, вышивкам, этнографии и т.д. Экспедиция 1926 г. всего за один месяц обследовала 72 селения, обмерила 5 крестьянских усадеб, 4 шатровые церкви, около 80 архитектурных деталей, было зарисовано более 20 предметов утвари, сделано примерно 2000 фольклорных записей, 112 мелодий записано иа фонограф и снято около 250 фотографий 12, часть которых хранится в фотографическом отделе архива ИИМК РАН, в личном фонде ученого.

Научная деятельность К.К. Романова с самого начала была неразрывно связана с преподавательской, которую он начал практически сразу по окончании архитектурного отделения Высшего Художественного Училища Академии Художеств. Рукописные документы из его личного фонда ярко свидетельствуют о том, что он мог прочесть превосходную лекцию практически на любую тему, связанную с архитектурой. Согласно этим документам К.К. Романов в разные годы читал общие курсы по истории искусства и специальные курсы по истории зодчества в Археологическом институте, в Центральном училище Технического рисования имени барона Штиглица, на курсах Высших архитектурных знаний Е.Ф. Багаевой, в Высшем Художественном Училище Академии Художеств, в Ленинградском Университете, в Государственном Институте Истории Искусств и других учебных заведениях.

К.К. Романов скончался во время блокады в 1942 г.13. К сожалению, многие его работы так и остались незавершенными. Ученый оставил огромное количество рукописных и фотографических документов, которые поступили и хранятся в собрании Научного Архива ИИМК РАН и являются прекрасным источником для изучения древнерусской архитектуры, этнографии Русского Севера, истории охраны древностей в России, истории реставрации монументальных памятников в России в начале XX века.

Фотографические материалы исследователя согласно записи в книге фондов были приняты в фотоархив ИИМК РАН 22 сентября 1949 г. Все оригинальные отпечатки и негативы (в том числе и стеклянные) поступили единовременно и образовали отдельный личный фонд архитектора (2667 ед.хр.). Большую часть коллекции составляют снимки, произведенные непосредственно с памятников монументального зодчества в процессе архитектурно-археологических и реставрационных работ; и лишь незначительная часть является репродукциями с изданий или фотографий, сделанными по заказу К. К. Романова для лекций и докладов по истории архитектуры. Фотодокументы относятся к концу XIX - первой четверти XX вв. В собрании наиболее полно представлены фотофиксация древнерусских памятников Пскова и округи, а также фотографии из этнографических экспедиций по северным регионам России. Материалы исследований Георгиевского собора в Юрьеве-Польском в личном фонде К.К. Романова незначительны и явля.ются дополнением к основной коллекции, хранящейся в фонде Археологической комиссии.

В рукописном отделе научного архива ИИМК РАН документы, связанные с именем К.К. Романова, составляют также отдельный личный фонд, где хранится 1437 дел. В фонде представлены отчеты многочисленных поездок и полевых работ, документы по деятельности ученого а ИАК-РАИМК-ГАИМК и других учреждениях, по преподаванию в различных учебных заведениях, кропотливо собранные Константином Константиновичем материалы по истории древнерусского искусства и архитектуры, по охране памятников в России и Западной Европе, личные письма, дневники.

 

 

1. Покрышкин П.П., Романов К.К. Древние здания в Ферапонтоном монастыре Новгородской губернии // Известия Археологической Комиссии. Вин. XXVIII. СПб., 1908. С. 107-155.

2. Девель Т.М. Обозрение коллекций собраний фотоархива Институт истории материальной культуры // СА. Т. XII. М. 1950. С. 289-327.

3. Романов К.К. Георгиевский собор в г. Юрьеве-Польском (нригимИ отчет о |m:i ведке)//Известия археологической Комиссии. Б mi. XXXVI Clio  MHO. ('.70  !К); НА ИИМК РАН, РА. Ф. 2. Оп. 3. Д. 569. Л. 30.

"НА ИИМК РАН, РА. Ф. 29. Д. 884. Жизнеописании и имипи. ,/1 ',' I iи.

5ДлужневскаяГ.В. Пушкиногорье в материалах фотолрхиип ИИМК I'AI I //Далгиос прошлое Пушкиногорья. Вып. 5. СПб. 2000. С. 48 55

6 НА ИИМК РАН, РА. Ф. 21. Д. 11. Обзор донтслы югш отдела монументальных памятников древности Российской Государственно!! Археологической Комиссии, составленный по печатным протоколам заседаний, с осени 1907 г. по 1917 г. 1917. РА ИИМК РАН. Л. 4.

7НА ИИМК РАН, РА. Ф. 29. Д. 804. Общество защиты и сохранения в России памятников искусства и старины. 1910-1916 гг. РА ИИМК РАН. Л. 7-17.

8          НА ИИМК РАН, РА. Ф.29. Д. 111. Охрана монументальных пакчтников (доклад на

Петроградской Губернской Музейной конференции). РА ИИМК РАН. Л. 7.

9          Там же. Л. 9-10.

10        НА ИИМК РАН, РА. Ф. 29. Д. 877. Материалы о деятельности К. К. Романова в

Отделе по охране памятников Управления по делам искусств при Ленинградском Обла

стном исполкоме С.Н.Х. РСФСР. НА ИИМК РАН, РА. Ф. 29. Д. 884. Жизнеописания

и анкеты. Л. 21 об.

12        Мильчик ММ. Заонежье на старых фотографиях. СПб. 1999. С. 10.

13        Там же, С. 146.

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARCHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100