Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 19/2005 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

 

 

К ИСТОРИИ НОВОТОРЖСКОГО РОЖДЕСТВЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ

 

  

П.Д. Малыгин, А.А. Гиппиус

 

Один из самых знаменитых в XVII в. монастырей Торжка. - Рождественский, находился на северо-восточной окраине города. Искусствоведам он известен двумя прекрасными иконами XV в., именуемыми как «Ободовские»1. Писцовая книга 1625 г. отмечает здесь деревянный храм Рождества Христова и пустое место церкви Троицы2. Монастырь известен многочисленными вкладами патриарха Никона3, посещением в 1655 г. антиохийским патриархом Макарием4, четкой фиксацией на известном плане 1674 г. Торжка шведа Э. Пальмквиста5. Писцовая книга Торжка 1684-86 гг. отмечает Рождественский монастырь «по конец посаду» у «Новогороцкой болшой дороги» с двумя храмами Рождества Христова и Троицы6. А переписная книга 1710 г. - те же храмы и 3 кельи с 6-ю монахами.7 С 1655 г. Рождественский монастырь был приписан к Иверскому, а в 1693 г. к Борисоглебскому Новоторжскому монастырям8. Сразу после 1764 г. последний деревянный храм бывшего монастыря был перевезен на новое место, а монастырскую территорию с древним кладбищем занял тюремный острог, который в 1850 г, сменила городская усадьба9. Ныне в Торжке ничто не напоминает о некогда известном монастыре.

 

Синодальный список

«...И посла князь Мьстиславъ съ новгородьци къ Ярославу на Тържькъ попа Гюргя святого Иоанна на Търговищи, и свои мужь пусти: "сыну кланяю ти ся; муж мои и гость пусти, а самъ съ Торжьку пойди, а съ мною любъвъ възми". Князь же Ярослав того не улюбивъ, пусти попъ без мира; а новгородце съзва на поле за Тържъкъ (выделено нами - ПМ, АГ), в мясо пустиую су-боту, вьси мужи и гостьбници, измавъ я вся, посла исковавъ по своимъ городомъ, а товары ихъ раздал и коне; а бяше всехъ нов-городьць боле 2000...»11.

 

Комиссионный список

«...И посла князь Мьстиславъ с новгородци къ Ярославу в Торжокъ попа Юрья святого Иоанна на Торговищи, и свои мужь пусти: "сыну, кланяю ти ся; мужи мои и гость пусти, а самъ с Торжьку пойди, а со мною любовь возми". Князь же Ярославъ того не учини и не улюби, пусти попъ без мира; а новогородци съзва на поле за Рожество, в мясопустную субо-ту, вси мужи и гостебнице, и изыма вся, и искова и посла их по своимъ городомъ, а товаръ их раздан и коне; а всех новго-родцовъ беаше болши 2000...» п.

 

Весьма показательно для источников XVII в. употребление к 11овоторжскому Рождественскому монастырю эпитета «старый» и упоминание о «прадедах, лежащих в той монастырской земле»1". Чрезвычайно важные для нас данные могут быть получены при сопоставлении текстов о новоторжских событиях 1215—1216 гг. Синодального и Комиссионного списков НПЛ:

Разночтение «за Рождество» вместо «за Торжок» мы рассматриваем не как ошибку или описку сводчика младшего извода1', а как чрезвычайно важное топографическое уточнение Комиссионного списка НПЛ". «Поле» у Новоторжского Рождественского монастыря на северо-восточной окраине города у Новгородской дороги упоминается еще раз в HIWI под 1372 г.: <...овии побегоша на поле, еже есть к Новугороду Великому*^'. Таким образом, первое летописное упоминание Рождественского монастыря Торжка в НПЛ должно быть отнесено к 1215/16 г.

Еще одно свидетельство о существовании Рождественского монастыря в домонгольский период, причем не позднее середины XII в., содержится в челобитной 1687 г. рождественского игумена Паисия новгородскому митрополиту Корнилию16. При описании в этом документе сгоревшего монастырского архива, помимо грамот Михаила Федоровича, Василия Шуйского, Ивана Грозного, Василия III, упоминается «Великого князя Вячеслава грамота за свинцового печатью ободная»17. Очевидно, речь идет о Вячеславе Владимировиче18 сыне Владимира Мономаха, существование печатей которого предполагается В.Л. Яниным19. Великим князем киевским Вячеслав выступал в 1139 г. и как соправитель Киева в 1151-1154 гг.20 Однако свою политическую карьеру он начал в качестве ростовского князя еще до 1107 г.21 Интересно, что брат Вячеслава Юрий Долгорукий, державший ростовское княжение около 37 лет, а с 1151 г. обосновавшийся в Киеве2', в середине XII в. делает вклад в другой новоторжский монастырь - Борисоглебский23. Столь пристальное внимание «ростово-киевских» князей к новоторж-ским монастырям представляется неслучайным. Во-первых, церковная традиция связывает основание в 1038 г. новоторжского Борисоглебского монастыря с Ефремом Угрином, находившимся на службе у Бориса Владимировича24, который стал первым русским святым (вместе с Глебом Владимировичем), будучи именно ростовским князем (1010-1015 гг.)25. Во-вторых, столь активная поддержка ново-торжских монастырей неновгородскими князьями может свидетельствовать и о территориальных противоречиях между Новгородской и Ростовской епархиями в домонгольский период. Я.Н. Щапов вообще склонен относить Торжок в XI в. не к Новгородской, а к Ростовской («временной Переяславской») епархии26.

Наконец, в 2000 г. Л.А. Быкова обнаружила в Государственном архиве Тверской области своего рода пересказ еще одной грамоты XII в., касающейся Рождественского монастыря Торжка27. Речь идет о тексте на верхнем поле одного из листов рукописи XVI в. Церковного Устава: «В лето 6671 (1163/64) древний христолюбец Твердислав, во святом крещении Иаков, дал свою отчинную землю Рожеству Христову и Троицы живоначальнеи, на ней ж и монастырь стоит. А велел по себе память творити и по своих сродникех октября; в 1 день на Покров пресвятеи Богородици, и на тот день игумену служити понахиду [и] обедня, а на братию корм большой»28. Сочетание посвящений престолов Рождеству Христову и Троицы не оставляет сомнений is том, что это новоторжский Рождественский монастырь. О том, что рукопись самого устава была сделана в Торжке, говорит состав Месяцеслова, в который вошли практически все новые святые, канонизированные на Соборе 1549 г., кроме Михаила Ярославича Тверского29. Факты упорного непочитания последнего в Торжке общеизвестны30. Упоминаемая рукопись церковного устава зафиксирована именно в Рождественском монастыре писцовой книгой Торжка 1625 г.31 При этом формат рукописи ГАТО («в лист») совпадает с данными 1625 г. о формате «устава писмяного в десть»32.

В том виде, в каком она дошла до нас, запись, выполненная в соответствии с формуляром вкладных XV-XVI вв., безусловно, не представляет собой точного воспроизведения древнего оригинала. С другой стороны, нет и оснований подозревать в ней поздний фальсификат -перед нами, скорее всего, фиксация реально существовавшей в XVI в. традиции поминания одного из ктиторов Рождественского монастыря, основанная на более раннем источнике33.

Значительность ктиторского акта Твердислава-Иакова позволяет видеть в нем видного представителя новгородской аристократии своего времени. Отождествить его с кем-либо из Твердиславов, известных Новгородской летописи, не представляется возможным. В XII в. НПЛ знает только посадника Нежату Твердятича, упоминаемого начиная с 1144 г.34; активная деятельность его отца Твер-дислава относится тем самым ко времени более раннему, чем 1160-е гг. Из деятелей начала XIII в. это имя носят Твердислав Станило-вич, изгнанный новгородцами в 1209 г. вместе с разгромленными Мирошкиничами35, и Твердислав Михалкович, многократно упоминаемый с 1206 по 1224 г.36 Если о первом ничего более неизвестно, то второй является одной из центральных фигур в истории этого периода, вторым по счету представителем крупнейшей новгородской посадничьей династии, связанной с Прусской улицей. Обращает на себя внимание повторяемость родовых имен в первых поколениях этой династии: Михалко Степанич - Твердислав Михалкович - Степан Твердиславич - Михалко Степанич. Поскольку первый Михалко Степанич впервые упоминается летописью в 1176 г. в связи с восстановлением им после пожара церкви св. Михаила на Прусской улице37, посвящение престола которой носит явно пат-рональный характер, следует полагать, что в роду ему предшествовал еще один Михаил. Очевидно, в силу родовой традиции получил свое имя и Твердислав Михалкович - иначе вряд ли возможно объяснить факт наречения языческого имени в семье, уже прочно освоившей христианский антропонимикой. Не был ли наш Твердислав-Иаков кем-то из старших родственников Михалка Степанича, в честь которого тот и назвал своего сына?

В поисках возможных подтверждений этого предположения обратим внимание на другую важнейшую традицию рода Михалковичей - их связь с Успенским Аркажим монастырем. В этом монастыре принимают постриг Михалко Степанич и Твердислав Михалкович: первый перед своей смертью в 1206 г., второй - после ухода от дел в 1220 г.!8 В год смерти отца Твердислав Михалкович возводит в Арка-же монастыре надвратную церковь св. Симеона Столпника39, а еще раньше, в 1186 г., каменную церковь Успения Богородицы закладывает в нем некто Семыон Дыбачевич40. Совпадение имени последнего и посвящения церкви, построенной Твердиславом (который сам мог в крещении носить имя Симеон), позволяет видеть в этих актах проявление ктиторства в Аркаже монастыре одной боярской семьи. Понять природу отношений, связывающих Михалковичей с Аркажим монастырем, помогает следующее обстоятельство: в Мартирьевской паперти Софийского собора, где, в отличие от деда и отца (вероятно, захороненных в Аркаже монастыре), был погребен Степан Твердис-лавич, его саркофаг находится непосредственно у гроба епископа Аркадия'". По всей видимости, родовым для Михалковичей Аркаж монастырь был в силу того, что сам основатель этой обители игумен Аркадий, в 1156 г. ставший первым избранным из среды местного духовенства новгородским епископом, происходил из этой семьи.

Предположив, что к той же семье принадлежал и Твердислав-Иаков, мы получаем возможность объяснить дату его вклада. Поскольку даты поминовения как правило совпадают с датами поминальных вкладов, можно думать, что земельное пожалование Твердислава было сделано им 1 октября 1163 г. Всего тринадцать дней отделяют эту дату от смерти епископа Аркадия, случившейся 19 сентября 1163 т.л2 Представляется, что кончина наиболее выдающегося из «сродников» Твердислава как раз и явилась событием, в память о котором он наделил из своей вотчинной земли Рождественский монастырь в Торжке (им же, возможно, и основанный).

Развить нашу гипотезу позволяет материал берестяных грамот. В.Л. Янин высказал предположение, согласно которому епископ Аркадий упоминается (как Орк-а-д - в этой форме его имя встречается и в летописи) в берестяной грамоте № 672 второй половины XII в., происходящей с усадьбы И Троицкого раскопа13. Редкость имени (ни о|дин другой Аркадий, кроме новгородского игумена и епископа, источникам XI-XIV в. просто не известен) делает эту идентификацию инолне вероятной44. Примечательным образом, вместе с Оркадом в грамоте № 672 упоминается Твердята, т. е. Твердислав. Этим, однако, дело не ограничивается. Имена Матфея и Оврама, фигурирующие в написанной тем же писцом грамоте № 666, связывают этот блок с грамотой № 55045; автором последней является Петр, с высокой вероятностью идентифицируемый с Петром Михалковичем, выдавшим в 1155 г. дочь за князя Мстислава Юрьевича46. Согласно предложенный нами ранее генеалогической реконструкции, Петр Михалкович был одним из старших родственников Михалка Степанича; более отдаленное родство связывало его с посадником Якуном Мирослави-чем, вероятно, носившим в крещении имя Иаков (в грамотах того же комплекса он упоминается, в паре с Петром, как Якша)47. Превращение Петра Михалковича в княжеского тестя (1155), передача посадничества Якуну Мирославичу (1156) и избрание игумена Аркадия новгородским владыкой (1156) выглядят в свете этих родственных связей как взаимосвязанные события, выводящие к вершинам светской и церковной власти в Новгороде представителей одного мощного родового клана. К тому же клану, если верна наша гипотеза, принадлежал и ктитор Новоторжского Рождественского монастыря Твердислав-Иаков.

 

 

1          Салтыков А. А. Деисуные иконы из села Ободово // Древнерусское искусство.

Проблемы и атрибуции. М., 1977. С. 188; Попов Г. В., Рындина А. В. Живопись и при

кладное искусство Твери XIV-XVI века. М., 1979. С. 111,123; Малыгин П. Д. Истори-

ко-географические аспекты понятия «Тверская школа иконописи» // История и

культура Тверского края (Труды Филиала ГАСК в г. Твери. Вып. I). Тверь, 2002. С. 14.

2          Писцовая книга г. Торжка и посада // Памятная книжка Тверской губернии на

1865 год. Тверь, 1865. Отдел IV. С. 19.

3          РГАДА. Ф. 1209. Кн. 475. Л. 220 и об.

1 Колосов В. Сказания иностранцев о г. Твери и Тверском крае // Сборник Тверского Общества любителей истории, археологии и естествознания. Вып. I. Тверь, 1903.

С. 271-272.

5          Пальмквиап Э. Некоторые заметки о России... Новгород, 1993. С. 32.

6          РГАДА. Ф. 1209. Кн. 475. Л.л. 218-219, 236 об.

7          РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ед. хр. 11455. Л. 426 и об.

8          Материалы для истории Тверской епархии. Тверь, 1898. С. 75-76.

9          Илиодор. Историческо-статистическое описание города Торжка. Тверь, 1860. С.

138-139; Рождественский монастырь. (Рукопись). Частная коллекция.

10        Греков Б. Д. Избранные труды. Том IV. М., 1960. С. 209.

11        НПЛ. С. 54-55.

12        НПЛ. С. 254.

13        Янин В.Л. К вопросу о роли Синодального списка Новгородской I летописи в

русском летописании XV в. // Летописи и хроники. 1980 г. М, 1981. С. 176.

м Малыгин П. Д. К топографии Торжка ХИ-ХШ вв. // История и археология Новгородской земли. (Тезисы научно-практической конференции). Новгород, 1987. С. 38-39; Он же. Новые данные по топографии Торжка ХП-ХШ вв. // Памятники археологии и этнографии Верхнего Поволжья. Межвузовский сборник. Горький, 1989. С. 45-46.

15        ПСРЛ. Т. 4. Ч. I. Вып. 1. Пг„ 1915. С. 298-299.

16        Архив Новоторжского Воскресенского женского монастыря. Старица, 1910. С.

179-180. № 114.

" Там же. С. 179.

18        Малыгин ПД. Новые данные по топографии Торжка... С. 46-47.

19        Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси X-XV вв. Том I. Печати X - начала

XIII в. М„ 1970. С. 128.

20        Рапов О. М. Княжеские владения на Руси в X - первой половине XIII в. М.,

1977. С. 142.

21        Кучкин В. Л.Формирование государственной территории Северо-Восточной

Руси в X-XIV вв. М, 1984. С. 71.

22        Рапов О. М. Указ. соч. С. 142-143.

23        Малыгин П. Д. К топографии Торжка... С. 39-40; Он же. Древний Торжок (исто-

рико-археологические очерки). Калинин, 1990. С. 13-14.

21 Тверской патерик. Краткие сведения о тверских местночтимых святых. Казань, 1907. С. 85.

25        Рапов О. М. Указ. соч. С. 38.

26        Щапов Я. Н. Государство и церковь Древней Руси X-XIII вв. М., 1989. С. 35.

11 Быкова Л. А. Копия вкладной грамоты 12 века в Уставе церковном середины 16 века из собрания Государственного архива Тверской области. (Рукопись доклада)

28        ГАТО. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 1187. Л. 35.

29        Быкова Л. А. Указ. соч. См. также: Макарий (Булгаков). История Русской церк

ви. Кн. 4. Ч. 2. М., 1996. С. 33-34.

30        Монастыри и приходские церкви г. Торжка и их достопримечательности. Тверь,

1903. С. 12-13; Малыгин ПД. Древний Торжок... С. 48-49; Он же. В земле Российской

просиявшие//Тверской патерик... (Репринт издания 1907). Тверь, 1991. С. 12-13.

31        Писцовая книга г. Торжка и посада... С. 19.

32        См.: Черепнин Л. В. Русская палеография. М., 1956. С. 232.

33        Таковым могла быть, например, запись в древнем списке монастырского устава,

подобная записям летописного содержания в рукописи Студийского Устава конца XII

в., происходящей из новгородского Благовещенского монастыря. См.:Столярова Л. В.

Записи исторического содержания на Студийском уставе конца XII в. // ПСРЛ. Т. 3.

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М., 2000. С. 563-568.

13        В. Л. Янин, А. А. Зализняк. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1984-

1989 гг.) М., 1993. С. 61.

м В именной надписи Оркадьпслъ из Мартирьевской паперти Софийского собора но без оснований предполагается автограф того же лица. См. Рождественская Т.В. Новонайденные древнерусские надписи-граффити Мартирьевской паперти Новгородского Софийского собора // ТОДРЛ. Т. 55. СПб., 2004. С. 538.

45 См. Зализняк А. А. Древненовгородский диалект. М., 2004. С. 385-386.

46        См. Гиппиус А. А. Петр и Якша: К идентификации персонажей новгородских

берестяных грамот XII в. // НИС 9 (19). С. 66-70.

47        См. Гиппиус А. А. «Суть людие новгородци от рода варяжска»: Опыт генеалоги

ческой реконструкции // Восточная Европа в древности и средневековье. Генеалогия

как форма исторической памяти. XIII Чтения памяти В.Т. Пашуто. М., 2001. С. 59-

65; Он же. О нескольких персонажах новгородских берестяных грамот XII в. // В Л. Янин,

А. А. Зализняк, А. А. Гиппиус. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1997—

2000 гг.) М., 2004. С. 173-174.

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARCHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100