Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 19/2005 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

 

 

ГИДРОТЕХНИЧЕСКИЕ СООРУЖЕНИЯ ПОЗДНЕСРЕДНЕВЕКОВОГО ВРЕМЕНИ НА СКЛОНАХ Р. ПСКОВЫ (по данным Богоявленских раскопов 1999-2004 гг.)

 

  

Е.В. Салмина

 

В Пскове с 1999 г. в прибрежной части Запсковья на участке между Гремячей башней и церковью Богоявления с Запсковья ведутся интенсивные археологические раскопки, связанные с реконструкцией квартала и новым строительством (Богоявленские X-XIX, XXI-XV, XXVII-XXVIII, XXXII-XXXIII раскопы; руководители работ Ершова Т.Е., Салмина Е.В., Яковлева Е.В.1). Общая площадь Богоявленских раскопов в этой части Запсковья к 2004 году превысила 3500 кв. м (Рис. 1).

Этот участок изобиловал памятниками средневековой гидротехники - их зафиксировано необычно много даже для слоя средневекового города, который неизменно сохраняет те или иные следы осушки и благоустройства территории. Здесь, на берегу р. Псковы, на отрезке протяженностью около 150 м (расстояние от ц. Богоявления до границы самого «восточного» из раскопов), к реке спускаются шестнадцать разновременных линий водостока, кроме того, присутствуют также и естественные сточные русла - русла оврагов или бывших ручьев. Здесь же исследованы еще десять колодцев, дренажных, водонакопительтных, с меньшей вероятностью среди них есть и водозаборные питьевые.

Мы не будем касаться классификации и описания конструкций дренажей, поскольку они хорошо известны на археологических материалах Новгорода2; констатируем, что дренажи из раскопок в Пскове принципиальных отличий от открытых в Новгороде не имеют. Нас интересовало соотношение гидротехнических сооружений с основным массивом застройки, их место в общей системе благоустройства, время службы дренажа или колодца, формы обслуживания, иначе, если уместно так выразиться - ухода за ними.

Датировки дренажей, к сожалению, не всегда точны. Материал для дендродатирования дали не все водостоки и не все колодцы, раскрытые на Богоявленских раскопах; кроме того, дендрологические материалы раскопа 2004 г. на склоне берега р. Псковы на момент публикации еще находятся в обработке. Ряд датировок выполнен по керамике, по вещевым находкам, по стратиграфическим наблюдениям, по соотнесению со слоями пожаров, соотносимых с зафиксированными в летописях3 и т.д.

 

Богоявленские раскопы

 

Рис. 1. Ситуационный план расположения Богоявленских раскопов 1999-2004 гг.

 

Хронологический интервал, к которому относятся дренажи, исследованные на Богоявленских раскопах, - с XV по вторую половину XVIII в. Мы считаем уместным привести здесь краткий очерк градостроительной ситуации, сложившейся к XV в. на рассматриваемом участке к моменту возникновения первых элементов дренажной сети.

К середине XIV в. после критических политических явлений, военных конфликтов, после разрушительных эпидемий, наступает сравнительно спокойный период, а затем и подъем в жизни Пскова в целом л. Известны летописные упоминания деревянной застройки Запсковья, она структурируется, во второй половине XIV в. в этой части города прокладываются улицы 5. По данным раскопок на исследуемом участке в прибрежной части в XIV в. появляется сеть частоколов, разделяющих территорию на участки различной площади, оформляется планировка частных владений6.

Появление первых дренажей на рассматриваемом участке приходится на период ощутимого роста в прибрежной части Запсковья занятой застройкой территории, появления жилой застройки на тех местах, где ранее никакой культурно-хозяйственной активности не прослеживалось, или на тех, где ранее прослеживались только следы пахоты. По времени эти градостроительные явления относятся к концу XIV - началу XV в., то есть к моменту, когда вокруг посада на Запсковье строится деревянная стена (1465 г.), замененная каменной к концу XV в. Это событие, несомненно, изменяет «ценность» рассматриваемого участка.

Район, где активизировалась застройка, был не слишком благоприятен для этого быстро развернувшегося процесса. Материк здесь представлен влажным песком-зыбуном, лежащим на суглинистых напластованиях, на нижней же террасе - известняковой скалой. По археологическим и гидрогеологическим наблюдениям к тому моменту как в XV в. освоение Запсковья активизировалось, эти склоны были задернованы, анализ углей из слоя начала освоения территории над материком показывает, что там присутствовали только лиственные породы деревьев или даже только кустарники. Склон до начала строительной деятельности был пологим, равномерно спускающимся к реке террасами. Состав материковых фракций указывает на то, что здесь присутствовал длительное время застой воды7.

К рассматриваемому хронологическому моменту дренажи в Пскове, безусловно, уже строились; они известны по материалам раскопок в разных частях города, широкое распространение они получили именно в позднесредневековый период8. Отметим, что в Пскове в основании городских отложений лежит известняковая скала, не задерживавшая воды в такой степени, как новгородские in инистые породы в основании культурного слоя; здесь нет тако-i п, как в Новгороде, количества подземных источников, буквально заливавших заметные площади. Поэтому в раннегородской период в Пскове едва ли было сложно обходить низкие, сырые, замолоченные места, не заселять их и не касаться их хозяйственной активностью. Это сказалось и на запсковской застройке, существовавшей ранее XV в.9

Затем в силу вступают не действовавшие ранее факторы. Во-первых, существенно уплотняется застройка, рост города заставляет застраивать и незанятые ранее участки10, под действием осмотического давления и под давлением нарастающих культурных отложений, грунтовые воды поднимаются к поверхности в тех местах, где их не было ранее. Наконец, природные и климатические сдвиги конца XIII-X1V века, также накладывают на гидрорежим города свой отпечаток.

Таким образом, приведение в относительно пригодное для эксплуатации состояние всех участков территории внутри стен могло быть целенаправленной акцией. Создается впечатление, что мероприятия по благоустройству явились реакцией на дефицит места и неудобство жизни и деятельности в неблагополучных гидрологически участках, тем не менее, по факту возведения стены включенных в «элитную» городскую территорию.

Дренажи рассматриваемой прибрежной части Запсковья пла-ниграфически соответствуют археологически прослеживаемой перепланировке, так же соотносимой по времени с возведением на этом участке крепостных стен. Обращающие на себя внимание черты этой перепланировки XV в. — относительное укрупнение ограниченных участков и соотнесение всех прямых линий границ участков с направлением р. Псковы. Отметим, что датируемые XV в. дренажи весьма часто являют собой фрагмент усадебной границы, как если бы они изначально устраивались как объект корпоративного благоустройства". Заманчиво представить, что время строительства крепостной запсковской стены - это время и повод для регулирования городской планировки, застройки, сети улиц на Запсковье - однако же, документальными свидетельствами этого мы не располагаем. Отметим, что дренажи все же не абсолютно одновременны стратиграфически по заложению и исключительно разнообразны по мелким особенностям конструкции.

Большая часть возникших на рассматриваемом участке в XV в. дренажей функционирует и на протяжении XVI в., иногда даже и XVI-XVII вв. Более чем в 60 % случаев здесь прослеживаются факты ремонта или замены элементов системы. Как правило, продолжение действия линии водооттока сопровождала прокладка новой трубы или желоба на незначительном расстоянии от предшествовавшей, или даже точно по ее трассе. На этом участке мы знаем целую серию случаев, когда почти по прежней трассе на одной или на разной глубине проходят две или даже три разновременные дренажные линии.

В трех случаях, как можно было заключить по составу напластований в заполнении ямы дренажа, мы имели дело с заменой желоба по старой трассе, в одном из них новый желоб был уложен на дест-руктурированный сплющенный «старый» желоб непосредственно, в двух случаях от предшествующего «яруса» остались также подкладки и укрепляющие колышки (на склонах речного берега укрепляющие и направляющие колья в составе конструкции всегда присутствовали в большом количестве, и явно были необходимы в условиях подвижек грунта). Наконец, еще в одном случае фиксировалось вторжение в дренажную траншею и починка и частичная замена крышки желоба.

Довольно интересно, копировали ли при позднейшем строительстве более трассу так уверенно, достоверно зная, где проходит старая. Это могло быть известно по причине выхода стоков на берегу реки, по местоположению водосборных колодцев, наконец, по ориентации на особенности микрорельефа. Так, при устройстве каменного дренажного канала из каменной подызбицы XVII в., исследованной в 1999 году на раскопе Богоявленский-Х12, трасса стока располагалась менее чем в 2 метрах от старой, датируемой XVI в. в пределах естественного углубления, возможно, оврага. Рядом, на Богоявленском XIV раскопе наблюдалось менее чем полутораметровое расхождение трех разновременных трасс дренажей. На Богоявленском XXXII раскопе 2004 г. прослежено почти точное совпадение трех сменивших одна другую линий стока

Это же касается и колодцев. Археологические данные позволяют проследить позднейшую разборку и замену верхних венцов колодезных срубов (Богоявленские XXVII, XXXI раскопы), наращивание срубов (XII, XXXI раскопы), устройство нового колодезного сруба точно над старым (XXXII раскоп), возможно - включение в систему дренажа в качестве водонакопителыюго колодца деградировавшего питьевого колодца.

Последнее предположение базируется на том факте, что «нижний колодец» был выполнен значительно тщательнее верхнего, венцы тщательно подогнаны, щели законопачены, дно колодца оформлено известняковыми плитами, что облегчало его чистку.«I1ижпий колодец» заглублялся в предматериковые напластования и был питаем одним из бьющих их трещин в известняковой скале ключей. Датировка колодца - XVI в., не исключено его длительное функционирование, о чем говорит неоднократная смена нерегулярных вымо-

сток у сруба.

«Верхний колодец» относится к XVIII в. Перед укладкой его нижних венцов «нижний колодец» был частично (не более чем на 1/4 площади) перекрыт массивными известняковыми плитами. К южной стене колодца подведена дренажная труба из двух половин. Интересно, что специальной «врезки» на стыке трубы и колодца нет. Напротив, присоединение трубы выполнено уже к готовому, функционирующему колодцу. Между вторым и третьим сверху венцами для обеспечения зазора «вбиты» несколько известняковых плиток, и к образовавшейся щели подведена труба.

Отметим, что «верхний колодец», в свою очередь, также используется для стока воды из более позднего по стратиграфическим наблюдениям желоба, однако большая часть этого элемента системы находится за пределами раскопа. Таким образом, система разновре-менна по составляющим частям и создается и действует на протяжении не менее чем двух столетий(Рис. 3, 4, 5, 6).

Таким образом, на примере материалов одного из блоков городских раскопов мы видим, что мероприятия по продлению срока действия гидротехнический сооружений могли быть обычной практикой для средневекового Пскова

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARCHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100