Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 19/2005 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

 

 

К ИЗУЧЕНИЮ ТЕРМИНА «ВОЛОК» ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ XIV-XV вв.

 

  

СВ. Богданов

 

§1. Упоминания волоков присутствуют на страницах летописей, в договорных и поземельных документах, а также берестяных грамотах. О волоках прочно утвердилось представление как о наиболее трудных участках пути, и в то же время - о местах устройства торжищ и сбора дани, местах, наиболее удобных для военного контроля над территориями. Традиционно волоки рассматривались как элементы системы водных коммуникаций, большинство исследователей исходило из представления о том, что по волокам обычно переволакивались суда1. В научной литературе термин «волок» трактуется двояко. Вместе с восприятием термина «волок» как полосы земли между двумя реками, текущими в разные направления или же как дороги по лесу, присутствует и широкое понимание волока как обширной, лесистой, незаселенной местности2. Вместе с тем волок на Ламе обычно ассоциируется с поселением.

Археологические исследования на территориях, которые соответствуют термину «волок» письменных источников, позволили значительно уточнить представления о волоках. Благодаря работам АС. Потресова, Е.В.Шолоховой, Л.В. Алексеева, В.А. Бурова, Е.А. Шмидта3 отечественная историография обогатилась конкретными знаниями о волоках центральных районов древней Руси, главным образом, на водоразделах рек Днепр, Западная Двина, Великая, Ловать, Луга и Волга. А.В. Михайлов изучил волок в междуречье рек Череха, Уза и Шелонь, неизвестный по письменным источникам4. Независимо друг от друга А.А. Юшко и А.К. Зайцев локализуют Волочек на р. Мерьской 5, выделенный еще А.Н. Насоновым по летописным данным6. Северным волокам посвящено капитальное исследование Н.А. Макарова7. При помощи данных археологии уточнены также многие выводы о главных и второстепенных путях Северной и Северо-Восточной Руси 8.

Результатом археологических обследований волоков письменных источников стала, прежде всего, их топографическая локализация. Археологическое изучение волоков позволило сформировать представление об их материальном облике, о соответствии материальных памятников письменному термину «волок», крупным достижением стало изучение динамики использования волоков и их хронологии, а также выяснение характера населения, продвигавшегося через волоки. С другой стороны, имеющиеся исследования демонстрируют правомерность трактовки термина «волок» в его конкретно-топографическом, то есть «узком», значении, хотя Н.А. Макаров показал, что в ряде случаев справедлива и иная - «широкая» - трактовка письменного термина.

Вместе с тем, наряду с несомненными достижениями в изучении волоков? довольно много нерешенных вопросов. Основное внимание исследователей было сосредоточено на выяснении местоположения волоков, а также на реконструкции системы коммуникаций и колонизационных потоков. В меньшей степени авторов привлекал сам летописный термин «волок», его содержание в контексте летописных статей, в поземельных, договорных и берестяных грамотах. Летописный термин «волок» чаще всего воспринимается как обозначение конкретного географического объекта, то есть его в строгом смысле можно назвать топонимом, при этом критическое осмысление упоминаний искомого термина до сих пор произведено не было. Последнее обстоятельство обусловливает цель настоящей статьи.

§2. В летописях применительно ко времени до середины XIII в. термин «волок» упоминается под 1078,1135,1160,1166,1169,1172,1177, 1178,1196 (двойное упоминание), 1209,1216,1228/1229 и 1238 гг. Упоминания волока под 1177 и 1178 г. впервые дают его именование как Ламского. В Московском летописном своде конца XV в. (далее - МС) и в Воскресенской летописи (далее - Воскр) Волок Ламский упоминается уже в 1135 г.9

Древнейшее упоминание «Волока» приходится на 1078 г. В этом году «за Волоком» погиб сын черниговского и киевского князя Святослава Ярославича Глеб Святославич, который княжил в Новгороде при жизни отца10. Исследователи, опираясь на данные статей, предшествующих Комиссионному списку Новгородской первой летописи младшего извода (далее Н1м и HI с), говорят о гибели князя Глеба «далеко на севере, в странах чуди заволоцкой»11. Н.П. Барсов, опираясь на летописное сообщение под 1078 г., пришел к выводу о том, что вся обширная северная покатость на северо-восток от озера Онежского и на север от Белоозера, бассейн Онеги, Северной Двины, Мезени и Печоры, уже в Х1в. носила название Заволочья 12. А.Н. Насонов не сомневался в том, что «Заволочьем»15 назывались места, лежавшие за волоком Заонежья.

О времени и месте гибели Глеба Святославича источники сообщают неодинаково. В Повести временных лет (далее ПВЛ) это событие отнесено к 6586 (1078) г., местом гибели князя названо «Заволочье»15. В Н1с дата смерти князя обозначена точно (30 мая), но погодная дата иная - 6587(1079)г., кроме того, место гибели определено как «за Волоком»11'. В Н1м об этом событии сказано трижды: в статье 6497 г. в списке новгородских князей («И посади Святослав сына своего Глеба и выгнаша из города и бежа за Волок и убиша чюдь»), в статьях, предшествующих Комиссионному списку НПЛм, и в статье 6587(1079) г., как и в Н1 с п. В Новгородском своде 1050г. с продолжениями до 1079г., реконструированном А.А.Шахматовым, это событие отражено следующим образом: «В лъто 6587. Выгьнаша из города кънязя Глъба, и бъжа за Волокъ, и убиша и Чюдь мъсяца майя въ 30»'8. При этом А.А. Шахматов пояснил, что слова «Выгънаша из города... и убиша и Чюдь» взяты из перечня князей новгородских (то есть из Комиссионного списка Н1м), а дата «мъсяца майя въ 30» - из Н1с, Софийской первой летописи (далее Соф.1) и Новгородской Четвертой летописи (далее Н4)19. В Соф.1 гибель князя записана в статье 6587 г., но с оговоркой «Убиение Глебово писано в Киевьском в шестое». Местом гибели князя здесь называется «Заволочье»2". Аналогичный вариант записи содержит Н4. Наконец, в Воскр. летописи событие помечено 6586г., здесь также названо Заволочье 2|.

Обзор источников показывает, что князь мог погибнуть либо «за Волоком», либо «в Заволочьи». При этом подчеркну, что указание на «Заволочье» содержится в тексте ПВЛ, имеющей южнорусское происхождение п. В новгородских летописях местом гибели князя называются земли за «Волоком». Опираясь на эти данные, исследователи считают, что князь погиб в Заонежье. Стоит, однако, задуматься над вопросом о том, одно ли и то же место называют летописцы?

«Заволочье» - это одна из новгородских волостей, которая впервые фиксируется в договорной грамоте Новгорода с Ярославом Ярос-лавичем (1264 г.). Традиционно эту волость располагают в Подвинье23. Надо отметить, что в географическом указателе к HI топонимы «Двинская земля», «Волок Двинский», «земли за Волоком» сочтены синонимами м. Действительно, HI содержит большое количество упомянутых терминов м, при этом почти всегда повествуется о сборе дани на реке Двине (на это указывает устойчивое словосочетание «ходиша за Волок на Двину»21'). Для обозначения северных территорий в летописи используются термины «волок» (в значении 'идти за волок', 'за волок па Двину'), «земля Заволочкая» и «Заволочье». В первой части Н1с присутствует только выражение «за Волок», во второй части Н1 вплоть до 6909(1401)г. употребляется исключительно выражение «за Волок на Двину» (в двух случаях употреблено в паре с «землей Заволочкой»), после этого года в тексте устойчиво употребляются термины «земля Заволочкая» или «Заволочье»

В сравнении с HI Соф.1 представляет иную картину употребления терминов «волок», «заволочье» и «заволочкая земля»: «волок» употреблен здесь только в статье 6894г. (в значении 'послать за Волок'27), выражения «ходить за Волок» Соф.1 не знает. «Заволочье» встречается в статьях 6587 (как в Лавр.), 6832 (как в HI) и 6901 г.2К Наконец, «Заволочкая земля» содержится в статьях 6894 и 6925 г.2!), обе они находят текстуальные аналогии в HI. Схожая картина употребления указанных терминов наблюдается в других летописях.

В актовой документации термин «Заволочье» упоминается впервые в договорной грамоте 1264 г.Ж| Надо полагать, что волость Заволочье уже существовала, по крайней мере, в середине ХШв. Однако, грамота Святослава Ольговича 1137 г. никакого Заволочья не знает, не называются в ней и другие конкретные волости. Судя по данным берестяной грамоты №724, термина «Заволочье» не существовало и в 1167 г., которым датируют грамоту В.Л. Янин и А.А. Зализняк31. По всей видимости, в ХПв. волостное деление Заонежья и Подвинья еще не определилось, во всяком случае, термин «Заволочье», мог появиться между 1167 и 1264 г.

Термины «волок» и «волоцкая земля» упоминаются в частных грамотах Великого Новгорода, содержащих названия рек, пожней, волоков, сел и т.д., находившихся на новгородском северо-востоке п. Наконец, в рукописных сборниках ХШв. (Шенкурском прологе 1229 г. и Паремейнике 1271 г.) для обозначения северо-восточных земель также употребляется лишь термин «волок» (Шенкурский пролог был написан дъяком Давидом «за Волок» в храм Спаса в Шенкуре, а Паремейник - «матигорцамъ за Волок»:й).

Таким образом, в новгородских летописях и актовой документации XIII-XVB. северо-восточные новгородские территории в подавляющем большинстве случаев обозначены термином «волок», но его четкое терминологическое определение отсутствует. Вплоть до конца XIVB. новгородское летописание не знало термина «Заволочье». По всей видимости, это термин южнорусского происхождения, поскольку впервые мы его встречаем в ПВЛ. О справедливости такого утверждения говорят и частые заметки «ищи в Киевском» в Соф.1.

Летописный материал дает понимание того, что «за Волок на Двину» всегда ходили, а из «Заволочья» возвращались, из него ухо-дили куда-либо еще или ходили по нему. Говоря о волоке, летопись указывает направление движения и конечный пункт, термином «Заволочье» («земля Заволочкая») в источниках определяется конкретная территория, которая находилась в даннических отношениях к Новгороду.

Заволочье, как и другие северо-восточные волости, располагалось «за Волоком»:м. Между тем, при наличии конкретной информации о северных волоках исследователи все же затрудняются в определении размеров и границ Заволочья. Не совсем ясно также, какому из северных волоков соответствует это название — Кенскому или Славенскому? Как показывает Н.А. Макаров, Славенский волок был освоен лучше, чем Кенский волок, а название «Заволочье» фигурирует в источниках XVIB. В другом географическом контексте, как связанное с реками, впадающими в озеро Лача с юга35. Исследователь видит выход в том, чтобы признать справедливость широкой трактовки термина «волок»зе.

Думаю, что представления о новгородском Заволочье и его территориальных рамках можно все же конкретизировать. Как показывают данные Писцовой книги Обонежской пятины 1563 г. и берестяной грамоты № 2 (начало XV в.), западная граница Заволочья довольно четко фиксируется за Кенским Волочком, то есть на Ке-ноозере. В договорных грамотах Новгорода с великими князьями Заволочье четко отделяется от других северо-восточных новгородских волостей - Вологды на р. Сухона, Печеры, Перми и Тре. Последние три располагались, по всей видимости, за р.Северной Двиной. Это уже дает возможность очертить южную и западную границы Заволочья. На особый территориальный статус Заволочья указывают упоминания в источниках жителей Заволочья - заволочан:", а также двинских и заволочских воевод м. Жители Заволочья называются одновременно заволочанами и двинянами, а «земля Заволочская» географически связывается с Северной Двиной. Наконец, сообщение Н1м под 1386 г. позволяет судить о том, что в состав Заволочья входили земли по Ваге, причем на Ваге также проживали заволочане3". Учитывая эти данные, следует вспомнить и о грамоте Святослава Ольговича 1137 г., упоминающей погосты на реках Моше, Ваге и Веле. Все они локализованы А.Н. Насоновым. Думаю, что имеющиеся данные позволяют судить о том, что новгородское Заволочье - это довольно обширные пространства от Кенского Волочка на западе до Северной Двины на востоке и от побережья Белого моря на севере до верховьев рек Велы и Ваги на юге. В таком случае, думаю, что Ю.С. Васильев бы прав в том, что термин Заволочье первоначально обозначал преимущественно территорию по р.Ваге, а затем распространился на все Подвинье и Поонежье т.

В связи с широкими территориальными рамками Заволочья не кажется удивительным, что в 6901(1393) г. двиняне «из Заволочья» захватили и разорили Устюг - город великого князя, а в 6832(1324)г. в Заволочье с новгородцами ходил великий князь Юрий Данилович, взял Устюг «на щит», и из Заволочья он ушел в Орду «по Каме ръцъ». В этом отношении также не кажется странным, что источники XVI в. фиксируют Заволочье к юго-востоку от озера Лача. По всей видимости, Заволочье как территориальный округ сложилось к середине ХШ в., в это же время эти земли получили статус волости.

В определении того волока, с которым было связано понятие Заволочье, надо учитывать и те пути, по которым шли колонизационные потоки на Вагу и Сухону. А.Н. Насонов отмечал, что новгородская дань в Важский край и на Сухону проникла с севера 4\ А.В. Куза же считал, что новгородская дань проникла в Важский край.и на р.Сухону не с севера, а с запада, из района Белоозера. В качестве основного аргумента А.В.Куза использовал данные археологического исследования Вологды, согласно которым этот пункт возник не позже середины XII в. Представление об освоении Сухоны новгородцами с запада, то есть из Белоозерья, привело А.В. Кузу к выводу о том, что если прежде большое значение имело направление через Белоозеро на Сухону, то теперь приоритетом стал пользоваться северный путь, который новгородцы стали использовать с конца XI в., но освоили его еще в середине этого века112. Наконец, В.А. Кучкин, склоняющийся к точке зрения о северном направлении проникновения дани в район верхней Сухоны, отметил, что правильность мнения А.Н. Насонова подтверждают и лингвистические материалы4:i. Наконец, к таким выводам приводят анализ грамоты Святослава Ольговича 1137г.44 и результаты исследований А.Н. Башенькина в бассейне рек Чагодоща, Колпь, Молога, Суда и Шексна45. Если эти выводы верны, то с понятием «Заволочье» следует связывать Кенский волок46.

На основании всего вышеизложенного можно полагать, что летописный «Волок» XI-XV вв. - это Кенский Волочек, следовательно, можно было бы считать, что Глеб Святославич в 1078 г. погиб в Заонежье. Однако для XI в. этот волок оказывается не единственным. Кроме известного волока с Ловати в Днепр "7, письменные источники и археологические материалы позволяют зафиксировать волоковой участок в междуречье рек Черехи, Узы и Шелони 48. Этот волок находился на новгородско-псковском пути, первое летописное известие о котором, по мнению А.В. Михайлова, связано с походом полоцкого князя Всеслава Брячиславича на Псков и Новгород в 1065-1066 гг.49 (в тексте упоминается р.Череха).

Кроме того, в составе новгородских земель было еще одно Заволочье, которое также не было обойдено вниманием А.Н. Насонова. Судя по данным Писцовых книг XVIB., на которые опирался А.Н. Насонов, этим «Заволочьем»являлась территория, располагавшаяся южнее Бардовского погоста на новгородско-полоцком пограничье, то есть географически эта территория была связана с верховьями рек Великая, Полота и Оболь50. Псковская Первая летопись называет Заволочье в ряду территорий, располагавшихся в округе Новгорода, под 1478 г. в описании похода на Новгород Ивана III: «...воеваша воеводы великого князя по Заволочью и по западной стороне...»51. В XVI в. это Заволочье вместе с псковским городом Опочкой являлось пограничной с Полоцком территорией г>2. В этой связи отмечу, что в духовной грамоте царя Ивана Васильевича IV (1572 г.) упоминается город Заволочье, находившийся на «литовском рубеже». Он был построен Иваном IV в апреле 1536 г.53 Этот город стал центром Пусторжевской волости, сменив Ржеву Пустую. Обратим внимание на описание постройки Заволочья: «Toe же весны замысли государь наш князь великий Иван Васильевич новый город поставите от Литовского рубежа на Заволочье, озеро Подце, а остров Груда, начата звать его по озеру Заволочье...»15'1 Это сообщение дает ясное представление о том, что название города Заволочье было производным от озера Подце, через которое протекает река Великая. Вместе с тем очевидно, что вторым названием озера было Заволочье. Территории Пусторжевского уезда XVI в. - верховья р.Полисти, часть течения р. Локни, рек Сороти и Шести и р. Великой на юге, где находился город Заволочье - стали областью распространения Ржевской дани Новгороду еще в XI в. после распространения новгородского владычества на Псков и течение р. Великой 5Я.

Итак, рассмотренный материал дает представление о том, что в составе новгородских земель фиксируется два «Заволочья» и три волока. Какое именно «Заволочье» упомянуто под 1078 г.?

Опираясь на данные новгородского летописания, можно было бы говорить о том, что Глеб Святославич погиб в Заонежье. Но тождественно ли это утверждение и для данных, сообщаемых ПВЛ? Думаю, что нет оснований признать, что изгнанный из Новгорода князь бежал на север, а не на юг, в собственную отчину. Маловероятно также и то, что таким окольным путем князь отправлялся из Новгорода домой - в Чернигов.

Высказанные сомнения как будто бы подталкивают к тому, чтобы увидеть в «Заволочьи» ПВЛ и в «Волоке» Н1с район, который располагался на границе Новгородской и Полоцкой земель и был связан, по всей видимости, с волоковым участком в верховьях рек Великая, Оболь и Ловать. Такому предположению соответствует и упоминание в Н1м «чуди», убившей Глеба. Подчеркну, что речь идет не о «заволочекой» чуди, по всей видимости, в летописи упоминается та чудь, которая стала одним из членов новгородской «племенной федерации», и которая проживала, таким образом, в пределах исторического ядра Новгородской земли. Кроме того, новгородское северное Заволочье как податной округ, имевший определенные границы и сформированную систему погостов еще не могло существовать в третьей четверти XI в., так как освоение Заонежья в это время только; начиналось, поэтому неудивительно, что грамота Святослава Ольговича 1137 г. Заволочья не знает, не называются в ней и другие волости. Другое дело - Заволочье в верховьях рек Ловать и Оболь. Оно, как связанное с древним путем «из варяг в греки», вполне могло существовать в середине XI в., так что в тексте ПВЛ мы вполне можем увидеть реально существовавший в XI в. географический объект.

Дополнительные аргументы в пользу нашей гипотезы нам дает анализ обстановки, сложившейся вокруг киевского и новгородского столов в январе - июле 1077г. Как уже отмечалось, хронология событий, связанных с гибелью князя Глеба, отображена в летописях неодинаково. В этой связи интересно обратиться к «Поучению» Владимира Мономаха: «И Стославъ оумре5'' • и язъ пакы Смолинес-ку • а и Смолинеска той же зимъ та к Новугороду • на весну Глебови в помочь • а на летъ со отцомъ под Полтескъ • а на другую зиму • с Стополком подъ Полтеск • ожгоша Полтескъ • онъ идее Новугороду • а я с половци на Одрескъ воюя та Чернигову • и пакы и-Смолиньс-ка къ оцю придох Чернигову • и Олег приде из Володимеря • выведешь • »57.

Сведения, сообщаемые в «Поучении», имеют большую ценность. По ним нетрудно заметить, что Глеб Святославич был новгородским князем, по крайней мере, только до зимы 6585(1077/1078)г., поскольку в это время князем в Новгороде называется Святополк Изяславич - сын Изяслава Ярославича, который вернулся на киевский стол в июле 6585(1077) г. В статье 6497(989)г. и повторно в статьях, предшествующих Комиссионному списку Н1м, появление Святополка в Новгороде связывается именно с возвращением в Киев Изяслава58. Маловероятно, что после очередной смены князя в Киеве в Новгороде оставался сын давно умершего князя, так что Глеб, действительно, мог быть в Новгороде только до июля 1077 г. Но в таком случае Глеб Святославич не мог быть убит чудью ни в 6586(1078) ни в 6587-м (1079) г. Если сведения, сообщаемые «Поучением», верны, то гибель Глеба Святославича «за Волоком» или «в Заволочье» от рук чуди может датироваться 30 мая 1077 г.

Как выясняется, Глеб Святославич погиб во время кратковременного княжения в Киеве Всеволода Ярославича: в январе Всеволод занял стол в Киеве, поскольку старший из Ярославичей - Изяслав был в изгнании, куда его отправили сам Всеволод с братом Святославом в 1073 г., а в июле 1077 г. Всеволод вынужден был уступить великокняжеский стол Изяславу, вернувшемуся в Киев с польской помощью. Согласно установившейся традиции, уже в середине XI в. смена князя в Киеве сопровождалась сменой князя и на новгородском столе, поэтому Глеб Святославич после смерти отца должен был оставить новгородский стол, если только он не получал бы его от нового киевского князя. По всей видимости, так и случилось. Последнее (третье) княжение Изяслава в Киеве было непродолжительным - с июля 1077 по 8 октября 1078 г. После своего повторного вокняжения Всеволод оставил Новгород за Святополком, который был новгородским князем с лета 1077 (не ранее августа) и на протяжении 1078—1088гг.59 По всей вероятности, в конце зимы или весной 1077 г. Глеб Святославич должен был уйти из Новгорода и направляться он должен был в свою отчину - в Чернигов, или, во всяком случае, в Киев к новому великому князю. Если эти предположения верны, то ехал князь известным путем «из варяг в греки», связывавшим Новгород с Киевом. Нетрудно заметить, что южное Заволочье (или Волок) располагалось именно на этом пути. Вместе с тем нельзя забывать и о наличии Волока на новгородско-псковском пути, ибо он фиксируется, хотя и косвенно, в сообщениях письменных источников о событиях 60-х гг. XI в.

Таким образом, представленный материал не позволяет рассматривать первое упоминание волока (или «заволочья») под 1078 г. как упоминание северного волока. По всей видимости, в тексте летописи содержится указание на ловатский волок или же имеется в виду волок на р.Черехе.

Теперь рассмотрим упоминания волоков в XII - первой половине ХШв.

§3. В 1135 г. состоялся совместный поход из Новгорода на Ростов Всеволода и Изяслава Мстиславичей. Он завершился неудачно: на Волге войско Всеволода повернуло назад, князь вернулся в Новгород, а Изяслав остался «на Волоцъ». В этом сообщении трудно увидеть «Волок» Ламский, как это делают исследователи, опираясь на одно упомянутое сообщение Воскресенской летописи. Однако иного пункта в этом сообщении все же подразумевать нельзя.

В 1160 г. разгорается ожесточенная борьба в черниговском княжеском доме между Изяславом Давидовичем и его двоюродным братом Святославом Ольговичем. Изяслав Давыдович просит помощи у Андрея Юрьевича, который направляет своего сына Изяслава «с полком своим», подкрепленным «муромской помощью» к городу Вщиж, где находится сыновей, Изяслава - Святослав Владимирович (сын Владимира Давыдовича). Князья, враждебные Изяславу, запросили мира. Изяслав Дадыдович вернулся «в Вятичъ», а Изяслав Андреевич - в Ростов. При этом Ипатьевская летопись сообщает интересную деталь о том, что Изяслав Андреевич возвращается в Ростов к отцу «с того же пути иде оу Вятичъ». На этом пути и состоялась встреча Изяслава Давыдовича и Андрея Юрьевича «на Волоцъ»60. Таким образом, упоминаемый под этим годом волок располагался на пути к Мурому или Рязани.

В том же 1160 г. Андрей Юрьевич повторно встретился с Изяславом Дадыдовичем на Волоке, откуда послал к новгородцам с посланием о том, что хочет овладеть столом в городе 6). Это требование вызвало в Новгороде панику, так как «начата Новгородци мясти и въчъ часто начата творити». В следующем 1161 г. из Новгорода был изгнан Святослав Ростиславич, сын смоленского князя Ростислава Мстиславича, в то время бывшего князем в Киеве, а в город был введен Мстислав Ростиславич, сын Ростислава Юрьевича, «сыновец» Андрея Юрьевича. В этом сообщении также можно видеть Волок на пути в «Вятичъ», так как он вновь обозначается как место встречи ростовского и муромского князей. В связи с этим нельзя согласиться с В.Н. Татищевым, который писал о том, что Изяслав Давыдович ехал к Андрею Боголюбскому на Волок Ламский, где ростово-суздальс-кий князь тогда «град на Ламе строил»''2. В данном случае сведения, сообщаемые историком, противоречат данным летописей.

Интересны сообщения о Волоке Лавр, и HI соответственно под 1166 и 1169 г. В первом случае сообщается о том, что Мстислав ходил за Волок, во втором говорится о битве «за волоком» Даньслава Лаау-тиница с суздальцами. Н4 добавляет, что битва произошла на Белоозе-ре(И. Анализируя эти сообщения, А.Н. Насонов под упомянутыми Волоками подразумевал, судя по всему, Волок Кенский, поскольку говорил о северном направлении расширения территории Ростовской земли и о столкновениях ростовцев с новгородцами из-за Заволочья1""1. Однако летописный материал не дает полного основания признать за двумя Волоками един и тот же пункт.

Новгородский источник, по-видимому, сообщает о походе новгородцев в Заволочье, то есть за Кенский волок. Эта территория в середине XII в. уже была пограничной, так как ростовские дани к этому времени распространились уже до Белого озера, Кубенского озера и озера Лача а новгородские и ростовские владения в этом регионе располагались чресполосно65. Гораздо сложнее обстоит дело с Волоком, упомянутым в Лавр. Из содержания краткого летописного предложения, главным образом, нельзя понять цель похода Мстислава, которая могла бы пролить свет на интересующую нас проблему. Однако анализ сообщений летописей позволяет решить вопрос о цели и о маршруте похода князя.

А.Н. Насонов справедливо полагал, что упоминаемый летописью Мстислав — это сын Андрея Юрьевича Мстислав, которого суздальский князь послал на Киев в 1168 г.вв Однако упоминаемый Мстислав может быть и внуком Юрия Долгорукого - Мстиславом Ростислави-чем, то есть племянником Андрея Боголюбского. Этот князь упоминается в летописи под 1160 г., когда он был посажен по договору Андрея Юрьевича с Новгородом на новгородский стол и занимал его с 21 июня 1160 г. по сентябрь 1161 г.67 Мстислав Ростиславич известен тем, что после убийства Андрея Боголюбского боролся за Суздальский стол с Всеволодом Юрьевичем, был князем в Новгороде (об этом ниже) и умер здесь 20 апреля 1178 г.118 Мстислав Ростиславич был старше детей Андрея и Всеволода, поэтому, по всей видимости, занимал положение служилого князя.

Куда мог идти князь? Возможно, на северные пределы Ростовской земли, где источники фиксируют Славенский волокга. Между тем, и на южных рубежах Ростовского княжества, как показано выше, существовал волок. Целесообразно обратиться к упоминанию этого Волока под 1209 г.70: «...Георгий же поиде чрезъ ночь противу на Мер-ску, той бъ ему напереди, и бывъ на Волочкъ и оттолъ уряди стороже-вый полкъ за ръку Клязму...»71. Место расположения упоминаемого Волока можно определить с достаточной долей точности. По мнению А.Н. Насонова, этот «Волочек» находился на реке Мерьской или близ нее, не очень далеко от Клязьмы72. А.Н. Насонов отметил, что рекой Мерской на Коломну во второй половине XII в. протекал путь из Рос-тово-Суздальской земли в Рязанское княжество73. А.А. Юшко более точно определяет местонахождение этого пункта, опираясь на данные Писцовых книг XVII в.: он располагался на левом берегу р. Клязьмы, между р. Выркой и Дубной74. При внимательном взгляде на карту оказывается, что упоминаемый летописью «Волочек», локализуемый А.А. Юшко, в начале XIII в. был связан с дорогой на Владимир из Москвы и Коломны. Надо полагать, что ранее - в XII в. - этот пункт маркировал дорогу с Оки к Суздалю и Ростову. Действительно, сообщение летописей ростово-суздальского круга под 1176 г. позволяет подтвердить это предположение. В этом году Михаил Юрьевич, который вместе с Всеволодом Юрьевичем вернулся во Владимир из Чернигова по зову владимирцев, ходил из Владимира походом на Глеба рязанского: «Того же лета поиде Михалко на Глеба к Рязани и бывшее ему на Мързъкъ, и ту стрътоша его поели Глъбови с поклономъ»75.

Учитывая эти сообщения, можно говорить о том, что Мстислав (очевидно, Ростиславич) ходил именно за этот Волок, то есть на южный рубеж Ростово-Суздальского княжества, который, впрочем, еще четко не сформировался. Какова была цель этого похода? По-видимому, сбор дани. Как показывают археологические материалы, левобережье реки Москвы вплоть до середины XIII в. являлось зоной, не охваченной княжеской властью, это была территория, освоенная общинными коллективами™. С появлением на Северо-Востоке Древнерусского государства самостоятельного княжества и его развитие эта территория стала сокращаться, области же, подвластные ростовскому князю, в процессе окняжения свободных пространств и за счет активной градостроительной деятельности расширялись. А.Н. Насонов отметил, что уже при Юрии Долгоруком область деятельности князя захватывала районы р. Нерли Клязьминской, Ополыцины, рек Нерль Волжская, Москва и Яхрома77. Надо думать, что основным приемом подчинения этих территорий было взимание дани. В связи с вышесказанным можно с большой долей уверенности полагать, что Мстислав Ростиславич действительно совершил поездку в район междуречья Москвы и Клязьмы или за реку Москву за сбором дани.

Под 1172 г. летопись сообщает о смерти «на Волоцъ» Святослава Ростиславича: он умер в тот момент, когда «воевал» новгородскую волость. Здесь также довольно трудно понять, о каком Волоке идет речь, хотя с большой долей уверенности можно предположить, что упоминается Волок на Ламе. На это указывает характер и ход борьбы Новгорода со Святославом Ростиславичем. Князь был изгнан из Новгорода в 1169 г.78 сразу после смерти в Киеве его отца. Святослав Ростиславич удалился сначала в Луки, затем в Торопец, и затем при помощи отрядов, присланных Андреем Юрьевичем, разорил Новый Торг7S. Вероятно, дальнейшее наступление Святослава шло и на другие новгородские волости, в том числе и Волок на Ламе, где князь и скончался.

В 1177 г. в Новгороде появляются чудесным образом прозревшие Мстислав и Ярополк Ростиславичи (внуки Юрия Долгорукого): Мстислав стал князем в Новгороде, Ярополка новгородцы посадили в Новом Торге, а еще одного князя - Ярослава Мстиславича - определили в Ламский волок 80. В этом сообщении впервые зримо и довольно отчетливо проявился Волок Ламский, как один из опорных пунктов в новгородских волостях. 10 декабря 1178 г. Всеволод Юрьевич разорил Новый Торг, а затем и Волок Ламский81.

В 1212 г. разгорелась борьба за Киев Мстислава Мстиславича с Всеволодом Святославичем черниговским, Мстислав закрепился в Новгороде. В это же время из Ростова Константин Всеволодович послал на Волок брата Владимира, а оттуда по поручению брата Владимир шел в Москву82. В этом сообщении фигурирует Волок Мерьский, выступавший как пункт на путях в Москву из центра Ростово-Суздальской земли.

В 1216 г. развернулись события, приведшие к Липецкой битве. Летописи сообщают о них неодинаково, летописные рассказы отличаются друг от друга как общим ходом повествования, так и наличием деталей. К одной из них относится требование Мстислава Мстиславича к Ярославу Всеволодовичу, осевшему в Новом Торге, возвратить новгородскую волость «Волок», которую он занял: «И посласта къ Ярославу глаголюще: пусти мужи Новогородци и Ново-торжьци, и что еси зашел волости Новогородские, Волок въепяти»8'. Здесь сообщается также о том, что Ярослав избивал мужей в Новгороде, Торжке и «на Волоцъ». Эти сведения, сообщаемые Московским летописным сводом конца XV в., присутствуют также в Соф.1, второй подборке Новгородской Карамзинской летописи (НК2) и в Н48"1, но в Н1с этих сведений нет. Это обстоятельство заставляет с сомнением отнестись к сведениям источников московского круга. Надо понять, почему требование, вложенное в уста Мстислава, попало в летописный рассказ.

Волок Ламский с конца XII в. находился в совместном владении владимирского князя и собственно Новгорода. Пограничное положение волока и его большая удаленность от самого Новгорода способствовали тому, что владимирские властители могли пользоваться здесь неограниченной властью, оказывая одновременно давление на Новгород. В этой связи необходимо рассмотреть события 1228-1229 гг., поскольку именно к этим годам относится первое достоверное упоминание о захвате Волока Ламского85. Осенью 1228 г. после отказа новгородцев идти в поход на Ригу Ярослав Всеволодович с княгиней ушел в Переяславль, в Новгороде оставил своего боярина Федора Даниловича, двух сыновей Федора и Александра, а также тиуна Якима. В этом году Новгород оказался в сложных погодных условиях: осень выдалась необычайно дождливой, «ни съна людьмъ бяше лзъ добыти, ни нивъ дълати»86. И как это часто бывало в Новгороде, природные катаклизмы привели к социальной напряженности в городе. Неслучайно окончание 1228 г. ознаменовано в Новгороде скандальной сменой архиепископа. Кроме того, как это можно понять из летописного текста, в Новгороде произошел и политический переворот: был смещен тысяцкий Вячеслав Прокшиниц, очевидно, сторонник, Ярослава, и тысяцким стал Борис Негочевич 87. После этого новгородцы послали к Ярославу с предложением вернуться к ним на княжение, но только «на всей их воле». Характерно упорство, которое они проявили в этот раз: либо князь принимает их условия, либо они ищут себе другого князя («и на всей волъ нашей и на всъх грамотах Ярославлих тъ ты наш князь; или, того не хощещь, ты собъ, а мы собъ»8"). В городе сложилась обстановка, недружественная к сторонникам переяславского князя. Зимой 1228 г. из Новгорода вынуждены были сбежать сыновья Ярослава и тиун Яким, и новгородцы приняли решение «примыслить» себе другого князя. В начале 1229 г. в Новгород был приглашен Михаил черниговский89. Действия новгородцев и появление в Новгороде черниговского князя вызвали недовольство Ярослава Всеволодовича, которое, судя по всему, вылилось в захват Волока Ламского весной 1229 г. Это можно понять из сообщений, относящихся к 1229 г. Во время княжения Михаила в Новгороде к Ярославу в Переяславль было послано посольство, которое требовало возвращение Ярославом Волока Ламского: «И посла къ Ярославу Нездилу Прокшиниця, Иванка Тудорковиця, река: "отсту-питися Волока, и что есть новгородьскаго за тобою, силою еси зашъль, а кресть цълуи"»90.

Даже при крайней лапидарности летописного рассказа можно понять, что появление в Новгороде Михаила черниговского и захват Ярославом Волока были взаимосвязаны друг с другом: захватом Волока Ярослав Всеволодович оказывал давление как на Новогород, так и на князя-соперника. Этот же прием был использован в ходе борьбы за владимирский и новгородский столы между Дмитрием и Андреем Александровичами в 1293 г. Волок Ламский был возвращен Новго роду Андреем Александровичем после утверждения на новгородском столе («И взяша мир, а Волок опять Новугороду»91).

Захват Волока Ламского был в ХШ в. приемом борьбы князей с Новгородом и за Новгород. Неслучайно в формуляре договора между великим владимирским князем и Новгородом, сложившемся уже в 1260-е гг., оговаривались принципы совместного владения Волоком (Ламским) и другими новгородским волостями92. Думается, что именно сложившийся порядок совместного владения Волоком (Ламским), а также прецеденты захвата этого города князьями в XIII в., послужили причиной включения в летописный рассказ о событиях 1216 г. -требовании Мстислава и возвращении Волока. На самом деле у Ярослава Всеволодовича не было необходимости захватывать Волок Ламский: сам он находился в Новом Торге и контролировал все пути к Новгороду. В 1229 г., в отличие от 1216 г., князь находился не в Торжке, а в Переяславле. Единственной возможностью оказать давление на политического соперника в этой ситуации был захват Волока (Ламского) - еще одного узлового пункта на путях в Новгород.

§4. Таким образом, под летописным термином «волок» в текстах летописных статей фигурируют несколько пунктов - волок Кенский, волок на р.Череха, волок с р. Ловати в Западную Двину и Днепр, волок Ламский, волок Славенский, волок Мерский (Клязьменский), а также, как будет показано ниже, волок Вышний, или Мстинский (Табл.2). Во второй половине XIII-XV вв. термином «волок» в летописях также обозначались разные пункты - Волок Ламский и Волок Вышний, хотя в летописных записях в большинстве случаев употребляется только термин «волок», то есть пункты, обозначенные термином «волок», терминологически не разделяются. Стоит подчеркнуть, что в рукописных сборниках, поземельных актах, договорных грамотах и берестяных грамотах упоминаемых в них волоки также терминологически не определены. Точное топографическое обозначение волоков, к примеру, как «Кенского» или «Славенского», является чертой писцовых документов конца XV и XVI вв.

В количественном отношении термины в летописях употребляются почти в равной мере: Волок Кенский - 3 раза, Волок Мерский - 3 раза (дважды под 1160 г., упоминание под 1166 г. - неясное), Волок Ламский - 7 раз (правда, одно сообщение под 1216 г. нельзя признать достоверным), по одному упоминанию можно отнести к волоку на р.Че-рехе, к ловатскому волоку, Славенскому и Вышнему волокам. Важно подчеркнуть, что Волок Мерский упоминается только в летописях ро-стово-суздальского круга. Новгородские летописи его не знают.

Рассмотренный материал позволяет сделать следующие наблюдения и выводы относительно интерпретации летописного и актового материала

§5. Волоки, известные по письменным источникам, изучены археологически. При отсутствии терминологического разграничения волоков в средневековых текстах правомерным является вопрос о трактовке термина «волок»: имеет ли он значение топонима, или же это обобщающее название для участков перехода с одной речной системы на другую или обозначение широких залесенных пространств? По всей видимости, все известные по письменным источникам волоки следует рассматривать как собирательное название, применявшееся для обозначения систем коммуникаций в определенных районах. Такая трактовка термина согласуется с материальным состоянием волоков, изученных археологически, поскольку средневековый волок - это дорога через водораздел и связанные с ней поселения, одиночные или образующие гнезда93. Отмечу, что такая трактовка справедлива и для «Списка городов дальних и ближних», в котором упоминаются «За-леские города» «за Волоком на Колмогорах, в Ъмцъ, на Вагъ, Орлечъ».

Если эти выводы верны, то волок договорных грамот князей великих и Великого Новгорода так же правомерно рассматривать не как поселение, идентифицируемое с Волоком Ламским, а как дорогу, соединявшую р. Ламу с р. Рузой. Соответственно, частями волока, упоминаемыми в договорных грамотах Новгорода с великими князьями, могли быть отрезки волокового пути, на которых служба и сбор податей организовывались новгородскими и княжескими чиновниками.

В пользу правомерности разделения волоков актовых источников и летописей, а также в составе летописных статей свидетельствует и построение фраз. Так, в случае обозначения системы коммуникаций, в летописных текстах присутствует значение «на Волоке» ('быть на волоке', 'близ волока', 'отправить на волок')911. Думаю, что построение фразы с применением значения 'быть на', а не 'в', свидетельствует о широком понятии самого термина «волок». С другой стороны, в летописях имеется и другое — конкретное значение термина. В этом случае и построение фразы иное: вместе с термином «волок» (в ряде случаев - «ламским волоком») употребляется существительное город. Например: «дружину к Волоку, отпусти изгонъ пред собою къ городу... город пожгоша» (1178 г.)96, «идоша Волок взяша, много градов избиша... Волокъ» (1293 и 1294 гг.)97, «приде к Волоку и ста около града... не успъвъ граду Волоку ничтоже» (1370г.)98. Кроме того, конкретное значение Волока обнаруживается при описании пожалований Волока, при этом вместе с термином «волок» зачастую употребляется прилагательное Ламский: «Швидригаило Ольгердо-вич... дасть ему град Володимеръ со всъми волостьми и с пошлинами м съ селы и съ хлъбомъ, тако же и Переяславль, по тому же Юрьев Польскы и Волок Ламьскы и Ржеву и половину Коломны» (1408 г.), «дасть ему къ его отчинъ Волокъ да Ржеву» (1389 г.), «а князю Борису дал Волок Ламскы, Ржеву да Рузу» (1462 г.).

§6. В связи с вышесказанным необходимо обратить самое пристальное внимание на обозначение в летописях Волока как «Ламского», который называется городом". Этот термин может быть связан с конкретным пунктом. Лишь в двух случаях - под 1177 и 1178 г. - в HI и Лавр, четко называется Ламский волок и повествуется о действиях, разворачивавшихся на юге Новгородской земли (Табл. 3). Хорошо заметно, что летописи новгородского круга четко называют пункт, где в 1177 г. был посажен Ярополк Мстиславич, «Ламьским» волоком, а Лавр, упоминает о разорении в 1178г. Всеволодом Юрьевичем также «Ламьского» волока. Во всех других случаях речь идет исключительно о неком волоке, за исключением статей под 1135 г. в МС и Воср. В этой связи небезынтересно рассмотреть систему упоминаний интересующего нас пункта в HI (Табл. 4)

Из данных, собранных в таблицах (Табл. 3 и 4) хорошо видно, что упоминание «Ламьского волока» в HI под 1177 г. выбивается из системы обозначения этого пункта в летописи. Во всех других случаях можно встретить лишь термин «Волок», что является характерной чертой новгородской письменности. Очевидно также, что после I !1!П г. в тексте летописи волок устойчиво обозначается как Ламский.

Исключения из общего правила письменного обозначения Во-||(ц«1 на Ламе в корпусе древнейших письменных источников (II 1с и Л а пр.) нельзя признать случайными, учитывая характер летописной градиции и время появления первой части Синодального списка. Сказанное заставляет задуматься над вопросом о происхождении в тексте 111 с термина, чуждого новгородской письменной традиции. Можно полагать, что летописный термин «Ламьский волок» является заимствованным. Местом происхождения термина можно было считать Суздаль, принимая во внимание тот факт, что во второй раз Ламский волок упомянут в Суздальской летописи (Лавр.). При этом не исключено и то, что термин мог иметь и смоленское происхождение. В любом случае предположение о неновгородском происхождении термина может быть аргументировано еще и гем, что, как показал М.Х. Алешковский, новгородское владычное летописание в первой трети XIII в. было соединено с летописными традициями иного круга100. Смоленский след в таком случае кажется наиболее предпочтительным, поскольку в первой трети XIII в. наиболее дружественными и тесными были как раз контакты Новгорода со Смоленском, точнее Мстислава Торопецкого и архиепископа Антония.

Вместе с тем имеется и иное объяснение факта появления в новгородской летописной традиции термина «Ламский волок». Подчеркну, что название «Ламский волок» появилось в погодной статье, повествующей о посажении новгородцами на «Ламьскомъ волоце» Ярослава Мстиславича - князя не из смоленского, а из владимирского княжеского дома. В этой связи не исключено, что «Ламским волоком» новгородский летописец назвал поселение, которое терминологически было противопоставлено прежнему Волоку. Думаю, что в случае с Ламским волоком мы имеем систему двойного обозначения городского поселения, аналогичную с Торжком. Новый Торг с середины XII в. - это княжеская резиденция на Верхнем городище, а Торжок - боярский вечевой город 10t. При этом обратим внимание на то, что в 1157 г. из Новгорода в Торжок смоленским князем Ростиславом Мстиславичем был посажен юный князь Давид. Это посажение, по заключению П.Д. Малыгина, дало начало жизни княжеской резиденции в Торжке102.

Если выводы из фактического материала верны, то «Ламским волоком» можно считать городище на реке Городенке. Вполне вероятно, на «Ламском волоке» располагалась княжеская резиденция, занимавшая по отношению к новгородскому «волоку» экстерриториальное положение, традиционное в системе «сместного» управления на новгородских землях. Видимо, эта резиденция в договорных грамотах Новгорода Великого с великими князьями именуется «княжеской частью».

К отнесению Ламского волока к княжеской резиденции существуют основания топографического порядка. Укрепления на Ламском волоке представляют собой округлую площадку, обнесенную по периметру валом1"3. То есть, оборонительные сооружения на Ламском волоке представляют собой тот тип укреплений, где планировка системы укреплений была заранее подчинена уже заданной геометрической форме, а сами оборонительные сооружения со всех сторон были защищены искусственным валом и рвом104. Однако хорошо известно, что такая система укреплений характерна для княжеских крепостей в целом и для княжеских городов Северо-Восточной Руси XII— первой половины XIII в. в частности, но не для Новгородской земли.

§7. Рассмотренный материал о «волоках» позволяет конкретизировать некоторые сообщения письменных источников. Весьма интересно для анализа сообщение летописей под 1196 г. В этом году, как известно, новгородцы «на Юрьев день осенний» изгнали Ярослава Владимировича (сына черниговского князя Владимира Давыдо-вича, «свояка» Всеволода Юрьевича)105. После изгнания Ярослава новгородцы всю зиму этого года были без князя, а Ярослав княжил н Новом Торге - «в своей волости», при этом он «дань пойма в всей полости», и далее летописец уточняет, где именно князь собирал дань: -no Върху, Мьстъ, и за Волоком възмя дань». Одновременно Всеволод Юрьевич «Новгородцев изыма за Волоком» «по всей земле своей», то есть во Владимирском княжестве106.

В историографии сложилось мнение о том, что действия Яросла-иа были приурочены к Волоку Ламскому. Так В.А. Кучкин считает, что в 1197г. Ярослав, посаженный на владимирской части Торжка, брал дани на Бежецком Верхе, в Помостье и Волоке Ламском, то есть на территориях, подвластных Новгороду107. П.Д. Малыгин также полагает, что Ярослав собирал дани именно за Волоком Ламским108. А.В. Куза сомневался в том, что за Волочком скрывается Волок Ламс-кий, поэтому высказал осторожное предположение о том, что речь идет о Заволочье109.

Должен отметить, что летописные сообщения не называют прямо Ламский волок. Более того, текст летописей совсем неоднозначен. HI и Н4, действительно, говорят о том, что Ярослав действовал «по всему Верху и Мъсте, и за Волокомъ възьма дань»110. Таким образом, в «волость» Ярослава Владимировича входили Торжок, Помостье, Бежецкий Верх и земли за Волоком. В НК1 и С1 тот же список волостей представлен совершенно иначе: «А Ярославъ княживъ в Торжь-ку, въ своей волости, и дани пойма, и поверхъ Меты и за Волоком възя дань на смердъх по своей воле»111. В МС эта же фраза выглядит иначе: «а Ярославъ княжа в Торжьку, и по волости той и дани пойма и по верхъ Мъсты за волокомъ дани пойма на смердъхъ по своей воле»112. А.Н. Насонов счел это чтение искажением113.

Учитывая такую разноголосицу источников, довольно трудно в летописных сообщениях под 1196 г. увидеть Ламский волок. Очевидно, что в летописной статье упоминаются два Волока, один из которых можно уверенно считать Волоком Ламским, за ним действовал Всеволод Юрьевич. На территории Новгородской земли тем Волоком, за которым собирал бы дань князь Ярослав, мог быть только Волок Кенский, о нем, видимо, идет речь в Н1. К этому мнению склоняет также почти аналогичное сообщение под 6942(1434) г.: «...ъздици по Мьстъ и по Бъжичкому верху и по Заволочью...»114. Но географическая неблизость между Помостьем, Бежецким Верхом и Волоком Кен-ским очевидна. Трудно полагать, что князь, севший в Торжке совершил в короткий срок далекую экспедицию в Заонежье. Это же соображение касается и грамоты №724 (1167 г.), в которой также упомянуты Волок и Мета (хотя это чтение, как отметили издатели грамоты, весьма приблизительное: «А селечаномъ свомъ кънязъ самъ отъ Волоку и отъ Мъс(т)ъ учястокъ водале»115. Этот материал, по всей видимости, указывает на существование во второй половине XII в. волока между Метой, Тверцой и Мологой, то есть Вышнего Волочка116.

В любом случае не остается сомнений в том, что в рассматриваемом сообщении фигурируют два разных «волока»: Ярослав собирает дань в верховьях Меты, то есть в Помостье, и переходит этот рубеж, продвигаясь далее «за волок» вглубь Новгородской земли. Нелогично здесь видеть Волок Ламский, так как в таком случае Ярослав собирал бы дань на территории Смоленского княжества или Владимиро-Суздальской земли, чего быть не могло. В свою очередь, Всеволод Юрьевич также грабит новгородцев «за Волоком», но на территории Владимиро-Суздальского княжества, из чего может следовать, что упоминаемый во второй раз Волок может быть Волоком Ламским.

Если эти наблюдения верны, то надо признать, что сообщения летописей под 1195/96 г. не содержат и упоминания о Бежецком Верхе, следовательно, в область подчинения новоторжекого князя этот пункт не входил, оставаясь под юрисдикцией Новгорода.

Присутствие в летописных текстах разных волоков, фиксируемых в рамках Новгородской земли, заставляет иначе смотреть на содержание договорных грамот, заключавшихся Новгородом Великим с великими владимирскими князьями.

В грамотах великих владимирских и тверских князей Ярослава Ярославича, Михаила Ярославича и Александра Михайловича содержится следующая норма: «А за Волок ти своего мужа не слати, слати новгородца»117. В других же грамотах Михаила Ярославича и его внука - Михаила Александровича присутствует иная формулировка, которая располагается в начале документа: «Аза Волокъ ти слати своего мужа изъ Новагорода въ дву носаду по пошлинъ; а опять ъхати туды же на Новъгородъ; а с Низу ти не слати, слати новгородца»118.

Присутствие Кенского волока в летописных статьях, относящихся ко второй половине XII-XIVBB. И его уверенная топографическая локализация позволяют по-иному понять содержание цитированных грамот. Не остается сомнений насчет того, что в грамотах упоминаются два Волока - Ламский и Кенский. Первый назывался в ряду новгородских волостей («А се, княже, волости новгородские: Волок со всеми волостьми...»), а за второй из этих волоков запрещалось ездить князьям традиционно; сюда же Михаил Ярославич и позднее его внук могли посылать своих мужей из Новгорода в двух насадах. Насад же - это ладья с высокими «насаженными» бортами и палубным перекрытием119. Н.Н. Воронин отметил, что насады были в Новгороде, где они упоминаются при описании походов на Литву и Емь по Ловати и Ладожскому озеру120. Упоминание насадов в договорных грамотах свидетельствует о том, что «за Волок», то есть в «Заволо-чье», и княжеские тиуны и новгородцы плавали. Договорные грамоты и более ранние документы показывают, что земли «за Волоком» сначала находились под княжеской юрисдикцией. Анализ грамоты Святослава Ольговича, предпринятый В.Л. Яниным, показал, что в тексте собственно Устава имеется в виду территория погостов, находившихся в Заонежье. Уже в середине XIII в. эти северо-восточные земли не подлежали судебной юрисдикции князя, в отличие от территории Обонежского ряда, где князь распоряжался судебными доходами на основе обычного сместного с посадниками правопорядка121. Неудивительно поэтому, что расширенная формулировка, дававшая великому князю право сбора дани в Заволочье, содержится в грамотах, датированных временем чрезвычайного обострения отношений между Новгородом и великим князем. Северо-восточные новгородские волости являлись, судя по всему, лакомым куском для великих князей, поэтому неслучайно в XV в. отношения Новгорода и Москвы неоднократно портились именно по причине столкновения интересов Новгорода и великих князей в Подвинье122.

 

 

1. Воронин НЛ. Средства и пути сообщения //История культуры Древней Руси. М.-Л., 1957. Т. 1.

2. Так полагали соответственно З.Ходаковский, А.Подвысоцкий и Н.П.Барсов.

Ссылка на мнение исследователей дается по: Макаров НА. Колонизация северных

окраин древней Руси в XI-XIII вв. (По материалам археологических памятников на

волоках Белозерья и Поонежья). М., 1997. С. 102.

3          Потресов А.С., Шолохова Е.В. Древние водные пути новгородцев //Ледовое по

боище. 1242 г. Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побои

ща. М.-Л., 1966; Алексеев Л.В. «Оковский лес» Повести временных лет //Культура

средневековой Руси. М., 1974; Бурое В А. Усвятский волок по археологическим мате

риалам // Вестник Московского университета. Серия IX, история. № 4. М., 1975;

Шмидт ЕА. Древние пути из Днепра через водораздел в Западную Двину // Тверс

кой археологический сборник. Вып. 1. Тверь, 1994.

* Михайлов Л.В. К изучению волока в междуречье Черехи и Узы //Археология и история Пскова и Псковской земли. Псков, 1996. С. 69-73. Этот волок был ранее обследован А.С.Потресовым и Е.В.Шолоховой (См.: Указ.соч. С. 96).

5          Юшко АЛ. О междукняжеских границах в бассейне р.Москвы в середине XII -

начале XIII в. //СА. 1987. №3; Зайцев А.К. О малоизвестных поселениях Подмоско

вья первой трети XIII в. (Голубино, Волочек и Уполэы) //Древнейшие государства

на территории СССР: Материалы и исследования. 1987 год. М., 1989. С. 64-70.

6          Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории Древнерусского госу

дарства. Историко-географическое исследование. М., 2002. С.166-167.

7          Макаров Н.А. Указ.соч.

8          Носов Е.Н. Нумизматические данные о северной части Балтийско-Волжского

пути VIII-X вв. //ВИД. Л., 1976. Вып. VIII; Леонтьев Е.А. Волжско-балтийский тор

говый путь в IX в. //КСИА. 1984. Вып. 183; Исланова И.В. Водные пути в восточной

части Новгородской земли в IX-XIII вв. //РА. 1994. №1; Олейников ОМ. История

населения Тверского Поволжья в VI—XIII вв. Автореф. дисс.канд.ист.наук. М., 2003.

9          ПСРЛ. М., 2001. Т.6. С.29.

10        ПСРЛ. М., 1997. Т.1. Стб.199-200; М., 1997. Т.2. Стб.190-191.

" Например: Соловьев СМ. Сочинения. В 18 кн. Кн. I. История России с древнейших времен. М., 1993. Т.2. С.ЗЗЗ.

12        Сноска на мнение Н.П.Барсова дается по: Макаров НА. Указ.соч. С.102.

13        По мнению автора, этот термин известен по новгородским известиям второй

половины XI в. (Насонов А.Н. Указ.соч. С.92), но это не совсем точно.

'" Насонов А.Н. Указ.соч. С. 92.

15        ПСРЛ. Т.1. Стб.199.

16        Там же. М., 2001. Т.З. С.18.

17        Там же. С.161,201.

18        Шахматов А.А. Разыскания о русских летописях. М., 2001. С. 475.

19        Там же.

20        ПСРЛ. М., 2001. Т.6. Стб.204.

21        Там же. Т.7. С.2.

22        См. также: ПСРЛ. Т.2. Стб.190.

23        Н.М.Карамзин отождествлял Заволочье с Двинской землей (Карамзин Н.М.

История государства Российского. Кн.1. Т.П. М., 1988. Примечания ко II тому. Стб.

28). См. также: Насонов А.Н.  Указ.соч. С. 91-98; Куза А.В. Новгородская земля //

Древнерусские княжества X—XIII вв. М., 1975. С.199; Кучкин В.А. Формирование го

сударственной территории Северо-Восточной Руси в X-XIV вв. М., 1984. С. 341.

и ПСРЛ. Т. 3. С. 655. В некоторых изданиях летописей термины Заволочье и За-волочкая земля разделяют. См., например: ПСРЛ. М.-Л., 1949. Т. 25. С. 167, 213, 220, 285, 290, 320, 321 (Заволочье); 243 (Заволоцкая земля).

25        ПСРЛ. Т. 3. С. 18, 33, 38, 43, 97, 161, 201, 221, 236, 339, 347, 355, 369, 380-381,

389-390, 391-393, 403, 407,411,415,417, 425-427, 458, 461, 470, 477.

26        Так, например, в 6850 г. Лука Ворфоломеев «поъха за Волокъ на Двину» и «взя

землю Заволочкую по Двине» (ПСРЛ. Т. 3. С. 355).

27        ПСРЛ. Т. 6. Стб. 489.

28        Там же. Стб. 204, 398,510.

29        Там же. Стб. 489, 537.

30        Грамоты Великого Новгорода и Пскова (далее ГВНП). М.-Л., 1949. С. 11.

 Янин BJL, Зализняк АЛ. Новгородские грамоты на бересте. М., 2000. Т. X. С. 24-25.

 ГВНП. С. 143 (№86), 184 (№127), 186 (№130), 195 (№144) и 244 (№221).

1:1 Насонов А.Н. Указ.соч. С. 92. Прим. 5.

" Характерены в этом смысле текст духовных завещаний Ивана III и Ивана IV (<Да сыну же своему Василию даю Заволотцкую землю всю, Онего, и Каргополе, и те Понежье, и Двину, и Вагу, и Кокшенгу, и Вялской погост, и Колмогоры, и всю Дипискую и Заволотцкую землю» ([Духовные и договорные грамоты князей великих и удельных. М.-Л, 1950. С. 357,438]) и примечание переписчика грамот, работав-пито в начале XIX в.: «Заволочье во всех древних гисториях названо все, что за Ллдоеким озером» (ДДГ. С.438. Прим. 3).

35 Макаров НЛ. Указ.соч. С. 103.

ж Там же.

37 ПСРЛ. Т. 3. С. 356, 381,407,412, 421, 426.

ж Там же. С. 391-392.

39 Там же. С. 356.

т Васильев Ю.С. Об историко-географическом понятии ^Заволочье»//Проблемы нстории феодальной России. Л., 1971. С.103-109.

11 Насонов А.Н. Указ. соч. С.100-108.

42 Куза А.В. Указ.соч. С.191.

° Кучкин В.А. Указ.соч. С. 89. Прим. 255.

"" Насонов А.Н. Указ.соч. С. 68, 72, 73, 86.

<5 Башенъкин А.Н. Сельское расселение в Белоозерье. Х-ХШ вв. //Сельское расселение на европейском севере России. Вологда, 1993. С. 4, 7, 8. Граница Новгородской земли и Ростово-Суздальского княжества проходит по водоразделу Суды и Колпи, точно совпадая с границей древнерусского освоения XI—XIII в. - границей распространения курганов. Судя по этим данным, новгородцы не дошли до Славенского волока.

№ Место расположения Кенского Волока помогают определить новгородская берестяная грамота №2 (это 1360-е гг.), не содержащая терминологического определения волока, а также Писцовая книга Обонежской пятины конца 1563 г.: «Да в Водлеозерском же погосте на Настасьинской земле на Мышьих Черевах Волочек Кем-ской, а через тот Волочек торговые люди из Ноугородцкие земли ходят с товаром в Заволоцкую землю, а из Заволоцкие земли в Ноугородцкие земли водяным путем в судех, а великого князя крестьяне Настасьинские волости на Мышьих Черевах через тот Волочек товар волочат, а найму емълют з беремяни по денги» (Цитируется по: Насонов А.Н. Указ. соч. С. 91).

47 ПСРЛ. Т. 1. Стб. 7; Т. 2. Стб. 6: «върхъ Днъпра волокъ до Ловоти». Это либо Усвят-ский волок между Ловатью и Западной Двиной (Буров ВЛ. Указ.соч.), или же это более обширный волоковой участок между Днепром и Ловатью (Шмидт ЕЛ. Указ.соч.).

18 Михайлов А.В. Указ.соч. С. 69-73. <э ПСРЛ. Т. 3. С.470.

50        Насонов А.Н. Указ.соч. С.79. Карта.

51        ПСРЛ. Т. 5. Вып.1. С.75.

52        Насонов А.Н. Указ. соч. С.141. Отмечу, что Псковская Первая летопись называет

«Завеличьем» район Пскова за рекой Великой (ПСРЛ. М., 2001. Т. 5. Вып.1. С. 46, 65,

76,85,86, 87).

53        ПСРЛ. М., 2000. Т. 13. С. 89 (по списку Оболенского).

54        ПСРЛ. Т. 5. Вып.1. С.108.

55        Пиотух Н.В. Ржева Пустая // Вопросы истории. 1992. № 11-12. С. 175.

56        Киевский князь Святослав Ярославич умер в декабре 6584 (1076) г., в январе

6584(1077) г. киевским князем стал Всеволод Ярославич.

57        ПСРЛ. Т. 1. Стб. 247.

58        ПСРЛ. Т. 3. С. 161,470.

59        ПСРЛ. Т. 1. Стб. 207.

60        ПСРЛ. Т. 2. Стб. 509.

61        Там же. Стб. 509-510.

62        Татищев ВЛ. История Российская. М., 1964. Кн. III. C.124 - 174.

63        Это позднейшая обработка (См.: Кучкин В.А. Ростово-Суздальская земля в X -

первой трети XIII века  (Центры и границы) //История СССР. 1969. № 2. С.87.

Прим.199). Между тем, А.В. Куза считал, что показания Н4 были близки к истине

(Куза А.В. Указ.соч. С.191-192).

64        Кучкин В.А. Формирование. С. 189.   ;

65        Там же. С.188-189.     .. .    -

66        Кучкин В.А. Формирование. С. 190.

67        ПСРЛ. Т.1. Стб. 351; Т. 3. С. 31; Т.6. Стб. 232.

68        Там же. Т. 3. С. 35.     :

69        О нем: Макаров Н.А. Указ.соч. С. 57-72.

70        ПСРЛ. Т. 7. С.116; Т. 25. С.107.

71        Там же, Т. 7. С. 107.

72        Насонов АЛ. Указ.соч. С. 183.

73        Там же. С.183. Прим. 3.

71 Юшко А А, Указ.соч. С. 90, рис. 2.

75        ПСРЛ. М., 2001. Т. 23. С. 50; Т. 25. С.86 (здесь: «бывшее ему на Мерьской»)

76        Юшко АЛ, Указ.соч. С. 95.

77        Насонов АЛ. Указ.соч. С. 190.

781167г. по хронологии новгородских летописей

79 Там же. Т. 3. С. 32; Т. 4. С. 161-162.

* Там же. Т. 3. С. 35; Т. 4. С. 169. Лавр, не имеет этого сообщения.

81        ПСРЛ. Т. 1. Стб. 387. HI этого сообщения не имеет.

82        Там же. Т. 25. С. 109.

ю Там же. С.112.

ы Там же. Т. 6. Стб. 266; Т. 4. С.188; Т. 42. С. 108.

85        Там же. Т. 3. С. 68, 275.

86        Там же. С.67.

87        ПСРЛ. Т. 3. С. 67.

88        Там же.

89        О напряженной борьбе Михаила черниговского и Ярослава Всеволодовича сви

детельствует тот факт, что посольство новгородцев в Чернигов к князю Михаилу было

задержано в Смоленске: «и не пусти ихъ князь Смоленьскыи по науцению Ярослав

лю, и пути заяша вся» (ПСРЛ. Т. 3. С. 67). Князь Михаил черниговский находился

тогда в Брянске и оттуда пошел сразу в Торжок, где его встретили радушно 19 марта

(на вербницу) 1228 г. (ПСРЛ. Т. 3. С. 68).

90        ПСРЛ. Т. 3. С. 68.

91        Там же. С. 327-328.

92        ГВНП. С. 9.

93        Макаров Н.А. Указ. соч. С. 103.

94. ПСРЛ. Т. 3. С. 477. По всей видимости, в Волоке «Списка», учитывая обстоятельства его создания (Об этом в последней по этому вопросу работе: Аверьянов К.А. <> принципах составления «Списка русских городов» //Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья. Тверь, 2005. Вып. 5. С. 36-41), можно подразумевать Волок Славенский.

95        Там же. Т. 25. С.157, 176, 190, 210, 247, 268, 269, 288, 304, 311, 326. Весьма

интересно в данной связи описание мора в летописях, например, мора 1425 г.:  бысть мор велик въ Пъсклве и в Новгороде Великом и в Торжьку и въ Тфери, на Волоцъ и въ Дмитровъ и на Москвъ и въ всъх градъх Русскых и селех» (ПСРЛ. Т. 25. С. 247).

96        ПСРЛ. Т. 1. Стб. 387; Т. 4. С.159; Т. 25. С.89.

97        Там же. Т. 25. С.157.

98        Там же. Т. 25. С. 186.

99        Там же. Т.1. Стб. 387 (1178 г.).'Новгородская летопись по списку П.П. Дубровс

кого (ПСРЛ. М., 2004. Т. 43).

100       Алешковский М.Х. Новгородский летописный свод конца 1220-х годов //Лето

писи и хроники. 1980. М., 1981.

101       Малыгин П.Д. Судьбы Торжка и Твери в XIII веке //Русь в XIII веке. Древно

сти темного времени. М., 2003. С.92.

102       Малыгин ПД. Новый Торг - Торжок в контексте политической истории Новго

родской земли ХП-ХШ вв. //Столичные и периферийные города Руси и России в

средние века и раннее новое время. М., 1996. С.80.

103       КуэаА.В. Древнерусские городища Х-ХШ вв. М., 1996. С.117.

101 Раппопорт П.А. Очерки по истории военного зодчества Северо-Восточной и Северо-Западной Руси в X-XV вв. //МИА. № 105. М.-Л., 1961. С.14, 20.

105       ПСРЛ. Т. 3. С. 43; Т. 4. С. 177. В Лавр, это событие датировано январем 1197 г.

(ПСРЛ. Т. 1. Стб. 414). Кроме того, в летописях по-разному описывается ход собы

тий. По Ипатьевской летописи, новгородцы изгнали Ярослава и просили у Всеволо

да дать им другого князя и только после его отказа они обратились в Чернигов (ПСРЛ.

Т. 2. Стб.702). По варианту Лавр., новгородцы просто выгнали Ярослава и ввели к

себе Ярослава Всеволодовича черниговского, а Всеволод Юрьевич тем временем сво

ей волей посадил Ярослава в Новом Торге (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 414). По новгородским

летописям, после изгнания из Новгорода Ярослав сам ушел в Новый Торг.

106       ПСРЛ. Т. 1. Стб. 414; Т. 2. Стб. 702; Т. 3. С. 43; Т. 4. С.177.

107       Кучкин В.А. Формирование. С. 97. Прим. 320.

108       Малыгин ПД. Статья 15а «Рукописания» Всеволода //Новгород и Новгородс

кая земля. Новгород, 1989. Вып.1. 1988. С.88.

...     т Куза А.В. Указ.соч. С.160.

110       ПСРЛ. Т. 3. С. 43; Т. 4. С.177 (здесь: «по Върху, Мьсгь, и за Волокомъ възмя дань»).

111       Там же. Т.42. С.79; Т.6. Стб.251.

112       Там же. Т.25. С.98.

:    ш Насонов А.Н. Указ. соч. С. 71. Прим.1.

'"ПСРЛ. Т. 3. С. 417. •    "5 Янин ВЛ., Зализняк АЛ. Указ. соч. С. 22-25.

116 Не случайно в Указателе географических названий к Московскому великокняжескому своду конца XV в. «волок» статьи 1196 г. сочтен Вышним Волочком (ПСРЛ. Т. 25. С. 432).

118       Там же. № 9, ю и 15.

119       Воронин Н.Н. Указ. соч. С. 288-289.

120       Там же. С.289.

121       Янин В.Л. Грамота Святослава Ольговича 1137 года //Феодальная Россия во

всемирно-историческом процессе. М, 1972. С. 248-249.

122       Янин В.Л. Борьба Новгорода и Москвы за Двинские земли в 50-70-х годах

XV в. //Средневековый Новгород. М., 2004.

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARCHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100