Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 19/2005 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

 

 

ЧЕРНАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ПРИИЛЬМЕНЬЯ В КОНЦЕ I - НАЧАЛЕ II ТЫС. Н.Э.

 

  

С.Е. Торопов

 

Изучение вопросов производства и обработки железа и сплавов на его основе в эпоху средневековья давно уже признано важным в мировой и отечественной археологической науке. Металлургия и металлообработка являлись одним из главных направлений средневековой экономики. Состояние этой отрасли может служить показателем общего уровня экономического развития средневекового сообщества в тот или иной период его существования.

Железо и его сплавы с углеродом, сталь и чугун, были и остаются наиболее широко используемым металлом. Помимо физических и механических свойств, позволяющих изготавливать качественные орудия, популярность железа в эпоху средневековья была обусловлена повсеместным распространением сырья (болотных, луговых и озерных руд), а также относительной технологической простотой получения металла и его дальнейшей обработки. Последние из упомянутых выше факторов позволяют ставить задачи изучения ремесла на более узкий региональный уровень. Сужение территориальных границ дает возможность обратить более пристальное внимание на местные особенности процессов становления и развития ремесла, технологии производства, распространения готовой продукции, складывания рынков сбыта и т.д.

Особенности развития железообработки в различных древнерусских ремесленных центрах, прежде всего городских, успешно исследуются уже в течение нескольких десятилетий. В основном при этом используется метод археологической металлографии1. Итогам многолетних металлографических исследований отечественных ученых посвящена отдельная коллективная монография, в которой обобщаются и осмысляются все накопленные к настоящему времени данные по технике и технологии обработки черных металлов в Восточной Европе с древнейшего периода до средневековья2.

В вопросах изучения черной металлургии Древней Руси ситуация выглядит несколько иначе. Единственным обобщающим фундаментальным исследованием по этому вопросу до сих остается монография Б. А. Колчина «Черная металлургия и металлообработка в Древней Руси», вышедшая в 1953 г3. В последующие десятилетия появились исследования, систематизирующие материалы по данной проблематике для отдельных регионов Древней Руси, относящиеся главным образом к лесостепной зоне. Древнерусская металлургия этой территории глубоко уходит корнями в традиции предшествующих культур4.

Приильменье играло ключевую роль в истории Новгорода и Новгородской земли, особенно на ее ранних этапах. В то же время, проблемы становления и развития металлургического и железообрабатывающего ремесла в данном регионе в эпоху средневековья до сих пор остаются практически неисследованными. Между тем без их решения, выявления региональных особенностей, невозможно верно оценить значение Новгорода как важнейшего экономического центра Северной Руси.

Одной из главных причин сложившейся ситуации, на наш взгляд, является крайне слабая источниковая база. Между тем следы железодобычи или железообработки в виде шлака, кусков обожженной глиняной обмазки, болотной руды и иногда фрагментов металлургических сопел встречается как подъемный материал в культурном слое большинства селищ и городищ конца I - начала II тысячелетия н.э., относящихся к культуре псковско-новгородских длинных курганов, культуре сопок или древнерусскому времени. Таким образом, пополнение фонда источников напрямую зависит от количества исследованных поселений и площадей раскопов. Еще одной причиной является плохая сохранность остатков производственных сооружений, что не всегда позволяет правильно их интерпретировать.

К настоящему моменту единственной публикацией, затрагивающей данную тему, остается небольшая статья С.Н. Орлова, посвященная археологическим исследованиям на территории Антониева монастыря в Новгороде, в тексте которой упоминаются некоторые средневековые сельские поселения со следами производства черного металла5.

 

Археологические памятники конца I - начала II тыс. н.э

Рис. 1. Археологические памятники конца I - начала II тыс. н.э. с зафиксированными остатками железоплавильного производства на территории Приильменья

1. Шилова

2. Крюкове

3. Заозерье

4. "Борисиха"

5. "Лудник"

6. Новгород

7. Заручевье

8. Новое Рыдино

 

Цель предлагаемой вниманию читателя статьи - введение в научный оборот и систематизация информации об открытых к настоящему времени археологических памятниках конца I - нач. II тыс. н.э. с ярко выраженными следами металлургического производства и остатках сооружений, открытых в ходе археологических исследований па территории Приильменья. Ниже даются краткие характеристики памятников и встреченных на них объектов:

1.         Поселение Шилово-Х (Рис. 1: 1), расположенное в 1,7 км к юго-западу от д. ШИЛОБО Хвойнинского района Новгородской области, на юго-восточном берегу оз. Большое Кузино. Открыто краеведом Г.И. Ивановским в 1970 г. В том же году обследовалось С.Н. Орловым. В шурфе размерами 2x2 м исследователь обнаружил неолитическую керамику, фрагменты лепных неорнаментированных сосудов, значительное количество «оплавков кричного железа» и фрагменты средневековой гончарной керамики6. Мощность культурного слоя не превышает 0,3 м. Территория селища еще несколько десятилетий назад активно распахивалась. Узкая датировка остатков металлургического производства яо имеющимся данным затруднительна. Рядом с селищем расположено городище раннего железного века и средневековый жальник. Общие хронологические рамки существования памятника -   от эпохи неолита до позднего средневековья.

2.         Поселение и небольшого оз. Крюково (Рис. 1: 2), расположенное в 2-3 км к востоку от г. Боровичи Новгородской области. Открыто в 1958 г. сотрудником Новгородского музея М.М. Аксеновым. Памятник входит в состав одного из крупнейших на территории Приильменья комплексов культуры длинных курганов, насчитывавшего до ста погребальных насыпей. Значительное по площади селище занимает восточный и юго-восточный берега озера. Поселение исследовалось С.Н. Орловым (1959, 1971-72 гг.) и В.В. Мильковым (1988-89 гг.)7. С.Н. Орлов отмечает большое количество шлаков в культурном слое селища8, хотя на самих исследованных участках никаких сооружений, связанных с производством железа, выявлено не было. В целом памятник датируется в рамках I тыс. н.э.

3.         Комплекс памятников у д. Заозерье (Рис. 1:3) Окуловского рай

она Новгородской области, расположенный на западном берегу оз.

Заозерье, в 8 км к юго-западу от г. Окуловка. Он состоит из селища,

участка, на котором были зафиксированы следы железоплавильного

производства, и остатков могильника культуры длинных курганов.

Памятники были открыты в 1982-85 гг. экспедицией Новгородского

музея под руководством В.Я. Конецкого. В 1985-88 гг. этой же экспе

дицией были проведены раскопки, охватившие в разной мерс вес па

мятники комплекса9. В основном, работы были сосредоточены па

селище, вытянутом с юго-запада на северо-восток вдоль берега озера. Следы мощного металлургического производства в виде сплошного слоя шлаков, мощностью до 0,3-0,4 м, были зафиксированы в северо-восточной части поселения. Еще в 40 метрах к северо-востоку обнаружены выходы озерной железной руды, представляющие собой монолитный слой, обнаженный в русле ручья, впадающего здесь в озеро. Так как раскопки носили, прежде всего, охранный характер, и основные исследования были сосредоточены в поселенческой зоне памятника, то после разборки верхнего слоя работы на этом участке были прекращены, а раскоп законсервирован в целях сохранения выявленных объектов. В фонды Новгородского музея вместе с другими предметами была передана коллекция обломков металлургических сопел. Материалы раскопок поселения, прежде всего керамика, позволяют ограничить время его существования рамками I тыс. н.э. и выделить несколько культурно-хронологических этапов, связанных с древностями раннего железного века, культуры длинных курганов и периодом славянской колонизации региона. С каким именно этапом жизни поселения связано появление и функционирование здесь железоплавильного производства, в настоящее время без проведения дополнительных полевых исследований сказать невозможно.

4.Поселение в ур. «Борисиха» (Рис. 1: 4) у дд. Дубовики и Приозерье (Рыбий подол) Боровичского района Новгородской области. Расположено на северном берегу оз. Пелено. Рядом две сопки. В 1960 г. памятник: был открыт и обследован Г. И. Ивановским и С.Н. Орловым. В культурном слое селища зафиксировано большое количество фрагментов лепной и раннегончарной керамики, кусков металлургического шлака и «оплавленной, остеклившейся» глиняной обмазки10. Памятник датируется концом I - нач. II тыс. н.э.

5. Комплекс памятников рубежа 1-й тыс. н.э. вир. «Лудник» ( Рис. 1: 5) располагался в 2-х км к югу от д. Починная Сопка Боровичского района Новгородской области. На левом берегу р. Лимандровки, недалеко от места ее впадения в оз. Лимандрово. В состав комплекса входило поселение со следами мощного железоплавильного производства и могильник, состоявший из сопки и 8 курганов. Памятники были открыты в 1960-е годы Г.И. Ивановским и С.Н. Орловым. В 1976 г. этими же исследователями были предприняты небольшие охранные раскопки селища, в ходе которых, были открыты остатки сыродутного горна для производства железа. К сожалению, судить о его конструкции в настоящее время практически невозможно, так как по каким-то причинам отчет об этих исследованиях составлен не был. В отделе письменных источников НГОМЗ сохранились лишь дневниковые записи и опись находок, среди которых обломки воздуходувных металлургических сопел, фрагменты плиток пода печи (?) и лепная керамика11. Находки не сохранились, а сами памятники были разрушены в ходе мелиоративных работ в 1980-е гг.

6.Антониев монастырь (Рис. 1: 6) в Великом Новгороде. В ходе охранных раскопок 1973- 74 гг, и археологических наблюдений, проводившихся в зоне строительства новых корпусов Новгородского педагогического института на территории монастыря, С.Н. Орловым были зафиксированы остатки массового производства черного металла. «На изученной площади раскопов и некоторой части траншей нами собрано не менее 50 тонн только крупных кусков железных шлаков и бракованных криц. Найдены десятки обжатых криц или их обрубков, образцы полуфабрикатов лемешного и сковородного железа, кричные клещи и каменные наковальни. Встречались запасы древесного угля, обнаружено несколько оснований домниц (подовые части) с предпечными ямами. Наблюдались завалы кирпича и куски глиняной обмазки с оплавленной поверхностью. Найдены обломки воздуходувных трубок»12. Исследователь отмечал, что «производство сыродутного железа здесь, на территории монастырского парка, началось не позднее XII в., до того как эта территория вошла во владения Антониева монастыря»1'1.

Помимо Антониева монастыря С.Н. Орлов фиксировал еще несколько участков на территории современного города, где в эпоху средневековья могло развиваться производство черного металла. Это пойма ручья, впадавшего в речку Витку (парк «30 лет октября»), район Белой башни в Людином конце, устье р. Питьбы1*. Однако уточнение этого вопроса требует проведения дополнительных археологических исследований.

Приведенный выше обзор касался тех археологических памятников Приильменья, где явно были зафиксированы следы металлургического производства железа, однако, по разным причинам не было четко зафиксировано ни одного производственного сооружения. Между тем в последнее десятилетие XX века в бассейне р. Меты в ходе охранных археологических исследований были открыты еще два значительных железоплавильных центра X-XI вв. Остановимся на их описании более подробно.

7. Поселение Заручевье-IV(Рис. 1:7), расположенное в 2,7-3 км к югу от д. Заручевье Окуловского района Новгородской области, являлось ядром самого крупного комплекса археологических памятников конца I- нач. II тыс. н.э. в бассейне левого притока Меты, р. Волмы. В его состав также входят: еще одно селище, сопочный могильник, одиночные сопки, курганная группа, относящаяся к культуре длинных курганов, и древнерусский могильник XI-ХИ вв. В 1979-82,1986 и 1989-92 гг. экспедициями Новгородского музея, под руководством В.Я. Конецкого, и Института философии АН СССР, под руководством В.В. Милькова, на различных памятниках комплекса производились охранные археологические исследования, связанные со строительством проходящей поблизости дороги '3.

Раскопками 1990 года была охвачена периферийная производственная зона селища Заручевъе-IV. Центральная жилая часть поселения за год до этого была практически полностью уничтожена карьером. На участке, где проводились раскопки, культурный слой сохранился лишь фрагментарно, поэтому основными объектами изучения стали остатки сооружений, углубленные в материк. Общая площадь, исследованная на четырех раскопах, составила 2012 кв. м. Еще 550 кв. м было зачищено за пределами зоны распространения культурного слоя, на краю разрабатывавшегося карьера. На всей вскрытой площади была зафиксирована 71 материковая яма, 25 из которых, на наш взгляд, вполне определенно можно отнести к следам сооружений производственного характера"'. Безусловно, не все они поддаются интерпретации, но часть комплексов явно представляет собой остатки сыродутных горнов для выплавки железа. Попытаемся охарактеризовать некоторые из них, на основании чертежей и текста полевого отчета.

Комплекс 1 (яма №1, раскоп I). От сооружения сохранилась углубленная в материк на 0,9-1,2 м яма, четырехугольной в плане формы, размерами 2,1-2,4x2,6-3,2 м с неровными «ступенчатыми» стенками, ориентированная короткими сторонами с северо-запада на юго-восток. С северо-западной стороны к яме примыкала неглубокая «ступенька» неправильной в плане формы, размерами 2,7x0,9 м. К юго-восточной стенке ямы примыкала мощная (0,4-0,5 м), прямоугольная в сечении, прослойка глины, вытянутой в плане формы. Ее размеры 1,2x0,4-0,5 м. Верхняя часть прослойки была обожжена и имела 15-20 сантиметровое желобообразное углубление, заполненное мелкими углями и кусочками шлака.

Заполнение ямы состояло из плотного, очень темного песка с большим количеством угля, сажи, включений глины, кусков шлака и пережженных камней. В придонной части ямы зафиксирована еще одна глиняная прослойка мощностью до 14 см.

При разборке заполнения было собрано 350 фрагментов раннегон-чарных сосудов, некоторое количество обломков лепных горшков, а так же фрагмент каменного шаровидного пряслица, биконическое пряслице из розового шифера, накладка из цветного металла, железная булавка и ромбовидная железная пластинка с отверстием в центре. По совокупности находок сооружение можно датировать X-XI вв.

Комплекс 2 (ямы №№ 12,16-19, раскоп II) (Рис. 2: Б). Вероятнее всего, представляет собой остатки сооружения по конструкции и функциям аналогичного охарактеризованному выше. От него также сохранилась яма размерами 2x2,2-2,6 м, прямоугольных очертаний, углубленная в материк на 1-1,2 м. Но, в отличие от предыдущей конструкции, в этом случае «ступенька» отсутствовала. Возможно, ее функции выполняло дно ямы в северной части, приподнятое по отношению к южной. Южную стенку ямы прорезала такая же, как и в предыдущем случае, прямоугольная в сечении (0,35x0,5 м) глиняная прослойка, размерами 1,7x0,4-0,6 м. Ее верхняя часть имела форму желоба, заполненного углями и мелкими кусочками шлака.

Заполнение комплекса представляло собой плотный гумусиро-ванный песок, насыщенный углями, золой, пережженными камнями, кусками глиняной обмазки, шлаком, «бракованными крицами». В придонной части также зафиксирована прослойка глины. В заполнении найден ромбовидный черешковый наконечник стрелы, а также мелкие фрагменты лепных и раннегончарных сосудов. Датировка комплекса такая же, как и в предыдущем случае.

Южнее глиняного желоба были расчищены две пары ям от столбов (№№ 16-19), которые, вполне возможно, являлись частью наземной конструкции этого же сооружения.

Комплекс 3 (яма № 4, раскоп 2) (Рис. 2: В). Так же, как и два предыдущих сооружения, представлял собой котлован, по форме близкий к прямоугольнику, размерами 3,7x2-2,8 м, ориентированный, однако, по линии запад-восток. Восточная часть ямы, размерами 2,4x2,8 м, была заглублена в материк на 0,9-1 м. Западная половина в виде «ступеньки» почти прямоугольной формы, размерами 1,7-1,9x1,6 м, имела плоское дно и глубину 0,3 м. Примыкала ли к яме глиняная прослойка с желобом, проследить не удалось, так как восточный край котлована, где она могла находиться, уходил в стенку раскопа.

Заполнение комплекса имело сложную структуру. В верхней части оно представляло собой плотный темный гумусированный песок с включениями углей, пережженными печными камнями, кусками обмазки и шлака. Этот слой перекрывал единую для обеих частей ямы прослойку из глины, перемешанной с углями, сажей, мелкими кусочками шлака. Мощность прослойки составляла 8-15 см. В западной половине котлована эта прослойка лежала непосредственно на материке, а в восточной - перекрывала слой серого песка, мощностью 20-30 см, в котором также зафиксировано большое количество шлака и «бракованные крицы» (?). На самом дне ямы была расчищена 17-30 сантиметровая прослойка светлого песка, отделенная от вышележаin их слоев углистой прослойкой, содержавшей большое количество Мелких кусков шлака. Поверхность материка на дне котлована была Прокалена.

В заполнении комплекса было найдено 12 фрагментов лепных исудов, мелкие невыразительные обломки раннегончарной керамики, железная пластинка размерами 2x1,2 см и нож со сломанным нерп псом. На некоторых кусках обмазки, излеченных из заполнения, < охранились отпечатки жердей диаметром 6-10 см.

Комплекс 4 (яма № 1, раскоп III) (Рис. 2: Г). В данном случае сохранившаяся часть сооружения также представляет собой углубленный котлован со «ступенькой», но иной формы и размеров. Это продолговатая в плане яма, размерами 3,5x1,3-2 м, вытянутая в направлении запад-восток. Восточная часть котлована углублена в материк на 0,9 м. Западная половина, выполняющая функции «ступеньки», имеет глубину 0,5-0,6 м.

Нижняя часть заполнения ямы состояла из плотного темного гу-мусированного песка, насыщенного углями, обожженными камнями и шлаком. Выше этот слой был перекрыт рыхлым серым гумусом без углистых и шлаковых включений. При разборке заполнения найден фрагмент накладки из цветного металла, оселок, а также фрагменты лепной керамики.

Что касается назначения вышеописанных сооружений, то на наш взгляд, автор раскопок вполне справедливо интерпретировал их как «однотипные конструкции заглубленных в материк железоделательных домниц»17. Функции комплексов 1 и 2 выглядят вполне очевидно. Вероятнее всего, каждый из них это «выгребная яма железоплавильной печи, наземная часть которой разрушена при распашке...»18. Иными словами, это котлованы-шлакосборники, располагавшиеся перед наземными стационарными горнами. Глиняные желоба служили для стока расплавленной шлаковой массы в шлакосборник. Функционально похожие шлакоотводы были зафиксированы, например, на Раиковецком городище19. Особенности конструкции самих горнов, практически невосстановимы. Как уже отмечалось, культурный слой на исследованном участке сохранился лишь частично, в переотложенном виде. Можно говорить лишь о том, что для их сооружения использовались камни, глина, возможно, элементы деревянного каркаса, о чем свидетельствуют отпечатки жердей на кусках глиняной обмазки. Рядом со шлакоотво-дом в комплексе 2 зафиксированы четыре ямы со следами столбов, которые могли служить для укрепления стенок печи или поддерживать какую-то конструкцию.

 

поселении Новое Рыдино

 

Рис. 3. Остатки металлургического горна на поселении Новое Рыдино

 

 

Интерпретация комплексов 3 и 4, на наш взгляд, не столь однозначна. С одной стороны, они принципиально не отличаются от комплексов 1, 2 и, по всей видимости, выполняли такие же функции шлакосборников перед стационарными наземными печами. В то же время здесь отсутствуют такие важные элементы конструкции как шлакоотводный каналы. Обращают на себя внимание и такие особенности, как следы прокаленности материка в котловане комплекса 3, не зафиксированные в остальных случаях и продолговатая форма котлована шлакосборника в комплексе 4. Отличается и состав находок, происходящих из заполнения комплексов 3 и 4. Если в комплексе 1 и 2 доминирует раннегончарная керамика, в заполнении ям ком-i шсксов 3 и 4 намного больше фрагментов лепных сосудов, что косвенно может свидетельствовать об их более ранней датировке.

Таким образом, весьма вероятно, что вышеописанные комплексы представляют собой различные варианты развития одного типа наземного стационарного металлургического горна, бытовавшего в данном регионе в X-XI вв.

Еще один объект, связанный с технологическим процессом производства металла, был открыт на самой окраине поселения (участок VI)20. Это яма прямоугольных очертаний размерами 2,8 х 2,1 м, глубиной 0,4 м, ориентированная по линии юго-запад - северо-восток. Верхняя часть ее заполнения представляла собой плотный черный песок, вдоль плоского дна и стенок по всей площади «залегал слой пожара и мелких перегоревших плашек. Толщина углистого слоя 0,05 - 0,1 м. Ниже везде наблюдался прокал материкового песка. Никаких вещевых находок и керамики здесь сделано не было»21. На наш взгляд, весьма вероятно, что данное сооружение является ямой для выжига древесного угля.

Мы охарактеризовали только часть производственных комплексов, открытых на поселении Заручевье IV. Интерпретация остальных сооружений требует проведения специального исследования и не входит в наши задачи.

Сыродутный горн иной конструкции, но относящийся к этой же эпохе, был исследован в 1999 г. экспедицией под руководством автора на поселении у д. Новое Рыдино Крестецкого района Новгородской области (Рис. 1:8; Рис. 3).

Комплекс археологических памятников у д. Новое Рыдино находится в нижнем течении другого притока Меты — р. Холовы. Он состоит из многослойного селища, могильника из шести крупных курганов, а также группы из двух сопковидных насыпей и небольшого кургана. Поселение, расположенное на восточной окраине современного населенного пункта, на левом обрывистом берегу р. Холовы, в конце I - середине II тыс. н.э. являлось важным местным центром. Его высокий статус подтверждается данными письменных источников и находкой печати княжеской администрации конца XII - начала XIII вв.22 Мощность культурных напластований на селище достигает 0,8-0,9 м, из которых 0,2- 0,4 м приходится на непотревоженный культурный слой, датируемый Х-ХШ вв.

Исследования 1999 года носили охранный характер. Небольшой раскоп площадью около 70 кв. м был заложен в прибрежной части поселения, активно разрушаемой во время паводков. Культурный слой на данном участке был насыщен включениями угля, обожженной глины, кусками шлака и глиняной обмазки. Остатки наземной части горна фиксировались в культурном слое в радиусе 4-6 м от центра сооружения в виде прослоек и «линз» обожженной глины с включением большого количества камней, а также отдельных скоплений пережженных камней. Основание печи на уровне предматерика читалось в виде системы пятен, среди которых, в виде большой «подковы» размерами 2x2,8 м, выделялось основание стенок наземного свода горна. Подовая часть сооружения была помещена в котлован, глубиной 0,8-0,9 м. Форма ямы в плане - близкая к овалу. Ориентировка -длинной осью по линии север-юг. Внешние размеры - 1,2-2,3x2,4 м. Дно плоское, с невысокой «ступенькой» в южной части. Размеры дна - 2,1x0,9-1,3 м. Высота «ступеньки» - 10-12 см. Южный край котлована уничтожен обвалом берега, северо-восточный угол немного подрезан большой ямой, очевидно, более позднего происхождения.

Основное заполнение котлована в верхней части - плотный темно-серый гумусированный песок, насыщенный включениями угля, кусками металлургического шлака и ошлакованной глиняной обмазки. В верхней части заполнения южной половины котлована отмечена прослойка серо-лселтого мешаного песка. Мощность прослойки - о, 13-0,15 м. При разборке темно-серого углистого заполнения, в южной и центральной частях ямы, зафиксированы отдельные разрозненНые камни размерами 4-15 см и «островки» обожженной глины.

Под темно-серым заполнением в юго-восточной и центральной мастях печи фиксировалась сплавленная масса металлургического шлака в виде «линзы» размерами 1,4x1,6 м и мощностью до 20 см.

 

Керамика из слоя глиняной обмазки горна

Рис. 4. Керамика из слоя глиняной обмазки горна на поселении у д. Новое Рыдино

 

 

Дно и стенки котлована были покрыты сплошным слоем глины толщиной 0,18-0,4 м у стенок, и 0,36-0,56 м в придонной части. В северной части ямы слой глины образовывал уступ размерами 0,5x0,7 м i г высотой 0,2-0,3 м. Характер поверхности глиняного слоя свидетельствует о длительном воздействии высоких температур.

Между слоем глины и стенками ямы зафиксирована прослойка серо-желтого мешаного песка мощностью от 6-8 до 25 см. Вероятно, она образовалась в процессе строительства сооружения.

Индивидуальные находки из заполнения котлована представлены двумя неопределенными предметами из черного металла, каменным оселком и двумя обломками глиняных воздуходувных сопел. Керамический материал - 59 фрагментами лепных и 628 фрагментами гончарных сосудов. В слое глиняной обмазки, в северной части котлована, зафиксированы развалы еще трех раннекруговых сосудов (Рис. 4), возможно, специально разбитых во время строительства печи. По характеру керамического материала и стратиграфии участка сооружение датируется XI в.

Вероятно, это был стационарный сыродутный горн с большим рабочим объемом. Так как его нижняя часть основательно заглублена в материк, то можно предполагать существование значительного предгорнового выема со шлакосборником, необходимого для выпуска шлака и облегчавшего работу с печью. Предгорновый выем мог находиться с южной стороны сооружения, но был разрушен размывами берега.

Размещение рабочей зоны горна ниже уровня дневной поверхности является продуманным конструкторским решением, так как позволило, вероятно, увеличить тягу, уменьшить высоту наземной части сооружения, дополнительно укрепило его стенки и облегчило доступ к колошниковому отверстию.

Строительство в XI веке на окраине поселения достаточно сложного по своим техническим особенностям и рассчитанного, по всей видимости, на длительную эксплуатацию сооружения подтверждает статус данного памятника как местного центра эпохи раннего средневековья и позволяет говорить о достаточно высоком уровне развития ремесла.

Завершая обзор, необходимо отметить, что дальнейшее изучение истории черной металлургии и железообработки на сельских поселениях Приильменья в конце I - начале II тыс. н.э. значительно расширит наши представления о характере и уровне развития ремесленного производства в регионе в целом. На данном этапе исследования основные усилия, на наш взгляд, необходимо сосредоточить на пополнении источниковой базы.

 

 

1. См. например: Завьялов В.И,, Розанова Л.С., Терехова Н.Н. Археометаллография как исторический источник (итоги изучения кузнечного ремесла в России за 1995— 2000 годы) //КСИА. Вып. 212. М, 2001. С. 3-7.

2          Терехова Н.Н., Розанова Л.С., Завьялов В.И., Толмачева ММ. Очерки по истории

древней железообработки в Восточной Европе. М., 1997.

3          Колчин Б.А. Черная металлургия и металлообработка в Древней Руси (домон

гольский период)//МИА. № 32. М., 1953.

4. Вознесенська Г.О., Недопако Д.П., Панъков СВ. Чорна металурпя та металооб-робка населения схщноэвропейського лкостепу за доби раншх слов'ян i KniecbKoi Pyci. Кшв, 1996.

5 Орлов С.Н. Археологические исследования на территории бывшего Антониева монастыря в Новгороде // Новгородский край. Л., 1984. С. 152-156.

6          Орлов С.Н. 1) Отчет об обследовании памятников археологии на территории

Новгородской области // Архив ИА РАН. 1970. Р. 1. № 4352. Л. 19-20; 2). Археологи

ческие исследования на территории... С. 155.

7          Орлов С.Н. 1) Отчет об археологических разведках и раскопках в Новгородской

области // Архив ИА РАН. 1959. Р. 1. № 1864; 2) Отчет о раскопках 1971 года в Новго

родской области // Архив ИА РАН. 1971.P-I. № 4517; 3) Отчет об археологических

исследованиях на территории Новгородской области // Архив ИА РАН. 1972. P-I. №

4861; Мильков В.В. 1) Отчет о проведении раскопок памятников у д. Плесо-Потерпе-

лицы в Боровичском районе и разведок в Новгородской области // Архив ИА РАН.

1988. Р.1.№ 14142; 2) Отчет о проведении раскопок археологического комплекса у дд.

Плесо-Потерпелицы Боровичского района, жальника у д. Каплино Мошенского райо

на, курганно-жальничного комплекса Бор-Заручевье в Окуловском районе, а также ар

хеологических разведок в Любытинском, Мошенском и Хвойиинском районах //

Архив ИА РАН. 1989. Р.1. № 13742; Toponoe C.E. Поселение культуры длинных

курганов на оз. Крюково// Прошлое Новгорода и Новгородской земли. Новго

род, 1997. С. 12-15.

8          Орлов С.Н. Археологические исследования на территории... С. 155.

9          Конецкий В.Я. Отчеты за 1985-88 гг. // Архив ИА РАН.

10        Орлов С.Н. Дневник за 1960 г. // ОПИ НГОМЗ. Ф. 10. Оп. 1. Ед. хр. 47. Л. 22-34 об.

11        Опись а; ..еологических находок из охранных раскопок в Боровичском районе,

Новгородской обл. у д. Починная Сопка, в урочище «Дудник» в 1976 году // ОПИ НГОМЗ. Ф. 10. Оп. 1. Ед. хр. 72. Кп 38136 (142-143).

12 Орлов С.Н. Археологические исследования на территории... С. 152.

1:1 Там же. С. 154.

м Там же. С. 155.

Конецкий ВЯ. 1) Отчет о работах на территории Новгородской области // Архип ИА РАН. 1979. Р. 1. № 7895; 2) Отчет об исследованиях Новгородского музея // Архив ИА РАН. 1980. Р.1. № 8573; 3) Отчет об исследованиях Новгородского музея // Л|)хив ИА РАН. 1981.Р.1. № 8514; 4) Отчет об исследованиях Новгородского музея в 1982 г. // Архив ИА РАН. 1982. Р.1. № 9067; Мильков В.В. 1) Отчет о проведении археологических работ в Новгородской области отрядом Новгородского музея // Архип ИА РАН. 1980.Р. 1. № 7741; 2) Отчет о проведении археологических работ отрядом Новгородского музея в Новгородской области // Архив И А РАН. 1986. Р. 1. № 11561; 3) Отчет о проведении раскопок археологического комплекса у дд. Плесо-Потерпелицы Боровичского района...; 4) Отчет о проведении раскопок по доисследова-нию разрушаемых курганов и поселения у д. Заручевье Окуловского р-на, разрушенных курганов у д. Дрегли Любытинского района и о разведках в Хвойнинс-ком и Боровичском районах Новгородской области // Архив ИА РАН. 1990. Р.1. № 15069; 5) Отчет о проведении археологических работ в 1991 год (раскопок могильника у д. Заручевье Окуловского района, сопки у дд. Брод-Лучки Валдайского района, могильника у д. Дрегли Любытинского района и разведок в Хвойнинском, Боровичском и Холмском районах) // Архив ИА РАН. 1991. Р. 1. № 16655; 6) Отчет о проведении раскопок могильника у д. Заручевье Окуловского района и проведении разведок в Боровичском, Хвойнинском и Валдайском районах в 1992 г. // Архив ИА РАН. 1992. Р. 1. № 17667; Фролов А.А., Меснянкина СВ., Toponoe C.E. Некоторые итоги археологических исследований в районе дд. Заручевье-Бор (Окуловский район) // ННЗ. Вып. 9. Новгород. 1995. С. 71-82.

16        Для раскопа I это ямы №№ 1-2; для раскопа I- ямы №№ 2-4, 10-12, 15-19; для

раскопа III- ямы №№ 1-2,18-24, 25; для участка VI- яма № 1. См. Мильков В.В. От

чет за 1990 г... Л. 5-39.

17        Там же. Л. 38.

18        Там же. Л. 8.

19        Молчановский Ф.Н. Обработка металла на Украине в ХП-ХШ вв. по материалам

Райковецкого городища // ПИДО.№ 4. С. 86; Колчин Б.А. Черная металлургия... С. 29.

20        Мильков В.В. Отчет о проведении раскопок по доисследованию разрушаемых

курганов и поселения у д. Заручевье Окуловского р-на... Л. 37-38.

21        Там же. Л. 38.

22        Более подробно о комплексе памятников у д. Новое Рыдино см: 1) Конецкий В. Я.

Проблемы и перспективы микрорегиональных историко-археологических исследо

ваний (на примере района низовьев реки Холовы) // Прошлое Новгорода и Новго

родской земли. Тезисы докладов и сообщений научной конференции 14-16 ноября

1995 г. Новгород, 1995. С. 7-9; 2) Торопава Е.В. Отчет об охранных археологических

раскопках у д. Новое Рыдино Крестецкого района Новгородской области в 1998 г. //

Архив ИА РАН; 3) Toponoe СЕ. Отчет об охранных археологических раскопках у д.

Новое Рыдино Крестецкого района Новгородской области в 1999 г. // Архив ИА РАН;

4) Анкудинов И. Ю. Историко-географический комментарий к новгородской берестя

ной грамоте № 390 // Очерки феодальной России. Вып. 4. М., 1999; 5) Toponoe С. Е.,

Торопова Е.В. Раскопки древнерусского поселения у д. Новое Рыдино в 1999 г. // Нов

город и Новгородская земля. История и археология. Новгород, 2000. С. 54-56.

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARCHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100