Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 19/2005 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

 

 

НОВАЯ НАХОДКА ВИЗАНТИЙСКОЙ ПРЯЖКИ НА РЮРИКОВОМ ГОРОДИЩЕ

 

  

К.А. Михайлов

 

В 2001 г. среди подъемного материала, собранного на Новгородском (Рюриковом) городище, оказался обломок плоского ажурного предмета с двумя шарнирными петлями на одной стороне. В петлях сохранились фрагменты железного коррозированного штыря или дужки. Одна из сторон была украшена двумя круглыми и прямоугольными прорезями, а другая - циркульным орнаментом. Один край предмета оказался обломан (Рис. 2. ЗУ.

После дополнительных изысканий удалось установить, что обломок является частью бронзовой, овальнорамчатой пряжки. Наиболее близкие аналогии этой находке обнаружились среди инвентаря ряда древнерусских погребений2. В тоже время, подобные ажурные пряжки, по-видимому, не могут считаться образцами древнерусского ремесла. Они принадлежат к группе пряжек, которые в эпоху средневековья были широко распространены на территории Балкан и Поду-навья. На древнерусские поясные пряжки этого типа, обратил внимание Р.С. Орлов. Для их определения он использовал классификацию венгерского исследователя Д. Чалланя3. По классификации последнего, большинство известных на Древней Руси находок ажурных, прорезных, поясных пряжек относятся к группе № 7 или типу «Ж». Это группа трапециевидных, продеваемых ремнем пряжек с фигурными изображениями \ Одна из отличительных особенностей этой группы - щиток прямоугольной формы. Для данного типа характерны: подвижная, по-видимому, железная или бронзовая, закрепленная на железном стержне, рамка и прямоугольный вырез в расширяющейся части щитка, для крепления к ремню.

Пряжки седьмой группы имеют характерную особенность, которая отличает их от всех других - отсутствие штифтов, крючков и заклепок для крепления к ремню. Кожаный ремень продевался через специальное прямоугольное отверстие и, по-видимому, загибался и сшивался (так как с этими пряжками неизвестны другие металлические детали). Прямоугольный щиток украшают различные фигурные, рельефные изображения. Наиболее распространенными мотивами являются изображения идущего льва, грифона, пегаса и ряд других (Рис. 1). Размеры пряжек небольшие: 5.6 х 3.5 см, 3 х 4.7 см, 6.1 х 2.5 см, 3.5 х 2.5 см.

 

Гнёздово  Киевская пряжка  Мурзихинское селище

 

Рис. 1. Трапециевидные византийские пряжки: 1. Гнёздово. 2. Киев. 3. Мурзихинское селище. 4-5. Венгрия.

 

География распространения: Находки, относящиеся к этой многочисленной группе поясной гарнитуры, оказались разбросаны на широких пространствах средневековой Византии и на землях её ближайших соседей. Например, пряжки 7 группы обнаружили в Сирии, вдоль трассы Багдадской железной дороги, в Алеппо, Дамаске, Бейруте, в Иерусалиме, в Каире, на островах Самос и Сицилия, на территории Греции и Анатолии, а так же в городах Константинополь, Херсонес и Коринф, на землях Болгарии и Венгрии 5. Всего опубликовано нескольких десятков пряжек этого типа. Следует признать, что в настоящее время эти находки являются самым многочисленным типом поясной гарнитуры средневизантийского периода.

На древнерусских памятниках точные аналогии пряжкам 7 группы (по типологии Д. Чалланя), с изображениями льва на щитке, происходят из погребальных комплексов могильника Гнёздово. Первая находка стала известна по раскопкам СИ. Сергеева (Рис. 1.1)ь. Вторая сделана во время раскопок экспедиции МГУ под руководством Д.А. Авдусина в кургане № 47, исследованного в 1950 г.7 Эта пряжка побывала в погребальном костре, где была сильно деформирована. Обе гнездовские находки найдены в мужских погребениях по обряду трупосожжения. Третья находка пряжки этого типа с изображением грифона происходит из раскопок в «городе Владимира» в Киеве, где она лежала в погребальной камере (Рис. 1.2)8.

Несколько пряжек 7 группы отличаются от прочих системой орнамента. Они имеют характерную для всей группы трапециевидную форму, прямоугольное отверстие для ремня. Однако вместо традиционного зооморфного изображения на щитке, он прорезан круглыми и прямоугольными отверстиями и украшен циркульным орнаментом. Именно к этой разновидности пряжек 7 группы принадлежит новая городищенская находка. Подобные пряжки, с характерным прорезным геометрическим орнаментом, были обнаружены в кургане № 70 могильника Шестовицы и в погребальной камере большого сопко-видного кургана в Старой Ладоге (Рис. 2. 1-2f. Ближайшие аналогии этому варианту пряжек группы 7 (по Д. Чаллашо) найдены в слое византийского города Коринф, во время раскопок столицы первого болгарского царства - Плиске, в византийской крепости Ветрен, в некоторых венгерских погребениях «эпохи завоевания Родины» и могильниках Нижнего Подунавья (Рис. 23-6, 8)и>. На мой взгляд, находка с Рюрикова городища практически полностью идентична пряжке, найденной в слое болгаро-византийского городища Ветрен на Дунае (Рис. 2.7)". Вторая аналогичная пряжка происходит из средневековых слоев византийского Коринфа. Коринфскую и городищен-скую находку особенно сближает небольшой острый выступ на внутренней прорези, а так же орнамент щитка пряжки, состоящий из сочетания двух круглых и двух прямоугольных вырезов. В силу многочисленности пряжек 7 типа с прорезным орнаментом, по-видимому, они могут считаться вариантом пряжек 7 типа или вариантом с геометрическим орнаментом. Вместе с городищенской находкой, на территории Древней Руси найдено шесть пряжек 7 группы. По-видимому, ещё четыре пряжки этого типа происходят с территории Волжской Болгарии. В подъемном материале Мурзихинского селища найдена одна пряжка 7 типа (по типологии Чалланя). На щитке пряжки изображен лев (Рис. 1.3) и. О находках трёх пряжек этого же типа в культурном слое городища Биляр и Семеновского V селища упоминает И.Л. Измайлов13.

 

 

Трапециевидные византийские пряжки с геометрическим орнаментом     Трапециевидные византийские пряжки   византийские пряжки  Трапециевидные пряжки  пряжки

Рис. 2. Трапециевидные византийские пряжки с геометрическим орнаментом:

1. Шестоница. 2. Плакун, Старая Ладога. 3. Рюриково городище. Л-в. Коринф, Греция.

7. Ветрен, Болгария. 8. Северная Болгария

 

Происхождение и датировка. Из многочисленных находок пря-•кек 7 типа только несколько имеют «узкую» или достаточно точную дату. Так, например, пряжка с изображением льва из погребения око-!К i собора в Лаврионе (Греция) найдена вместе с монетой императора 11 панна Цимисхия (969-976 гг.). Пряжка из венгерского погребения и Тисабуре (Венгрия) лежала вместе с миланским серебряным динарием Hugo di Provenza (926—945 гг.)14. Остальные пряжки типа 7 (по Чмлланю), а их известно не менее восьми, оказались открыты в погребениях «эпохи завоевания Родины». Поэтому они не могут быть датированы позднее X в.15 Находки подобных пряжек в византийском Херсонесе также происходят из слоев X в.16 Одна из пряжек этого типа, с изображением сенмурва или грифона, происходит из ппского могильник Узень-Баш под Херсоном в Крыму. Исследователи отнесли эту находку к кругу вещей X-XI вв.17 В Коринфе пряжки 7 группы, преимущественно, датируют X в., но они также найдены В слоях XII столетия.18 Достаточно многочисленны эти находки в Болгарии, где пряжки с изображением шагающих львов найдены около стены в Великом Преславе, в дворцовом комплексе Плиски, на городище у с. Стремен, у с. Попина в округе Силистрии, на городище у с. Ветрен на Дунае и в погребении у Мостича в Преславе. Также две пряжки с изображениями крылатых коней обнаружены округе Толбухин и в Велико Тырново 19. Большинство этих находок датируются самым концом IX-X вв., а находка из погребения Мостича - первой половиной -серединой X в. Большинство болгарских исследователей считает пряжки этого типа произведениями болгарских мастеров времени существования первого Болгарского царства.20 В Восточной Европе эти находки преимущественно связаны с древнерусскими погребениями X в. Например, последняя пряжка 7 типа обнаружена в Киеве в мужском захоронении, в деревянной камере с византийскими монетами 920-х гг.21

Производство. Отдельный вопрос связан с местом изготовления каждой отдельной пряжки. С одной стороны, география распространения пряжек 7 группы на всей территории Византийской Империи (от Анатолии и Иерусалима на Востоке, до Сицилии и Самоса на Западе и Ветрена и Херсонеса на Севере), находки в крупнейших византийских городах, а также изобразительные мотивы на щитках пряжек позволяют уверенно говорить о византийском происхождении всей группы. С другой стороны, многие пряжки 7 группы из Венгрии, Дунайской Болгарии, Древней Руси и Волжской Болгарии имеют некоторые специфические черты, которые позволяют допустить их местное изготовление. В пользу такого предположения свидетельствуют нечеткий рельеф и неуверенный, «ученический» характер изображений на щитке. Например, у киевской находки, на мой взгляд, больше общих черт с изображением грифона на венгерской пряжке из Миндцента, чем с аналогичными находками из Константинополя и Сирии22. Проверить это предположение мы попытались при помощи анализа металла пряжек из Старой Ладоги и Рюрикова городища (см. Приложение). Оказалось, что ладожская и городищенская пряжки изготовлены из переплавленных обломков вещей различного происхождения и точно установить происхождения металла не представляется возможным.

Как уже отмечалось, пряжки с орнаментацией в виде циркульного орнамента и круглых и прямоугольных прорезей в щитке имеют ближайшие аналогии в Коринфе, болгарской Плиске, в Ветрене на Дунае и одном из славянских дунайских могильников. Эти аналогии не имеют «узкой» даты, но традиционно относятся к X в. Из письменных источников известно, что Балканы и Пелопонесс долгое время находились за пределами византийского влияния и имели многочисленное славянское население. Пелопонесс с Коринфом были возвращены Империи только в первой половине IX в., но, возможно, эти районы ещё долго сохраняли своё славянское своеобразие23. Так как данный вариант пряжек 7 группы, орнаментированный геометрическими фигурами, остался неизвестен за пределами этих памятников, то пока вполне можно допустить, что пряжки из Коринфа и Плиски - это местный, своеобразный, локальный вариант широко распространенных византийских пряжек 7 группы.

По нашему мнению древнерусские пряжки группы 7, по большей части, происходят из небогатых и, за исключением киевской и ладожской находки, мало инвентарных мужских погребений. Они обнаружены на поясе без дополнительных ременных накладок, то есть не связаны с традицией распространенных на Руси в X в. наборных, кочевнических поясов. Скорее всего, погребения с этими пряжками относятся ко второй - третьей четверти X в. По-видимому, погребенные сохраняли эти небольшие и достаточно невзрачные детали поясной гарнитуры или в силу каких-либо сентиментальных причин, или этот тип поясной гарнитуры был очень широко распространен в X в.

Также, можно предположить, что эти пряжки могли попасть к погребенным несколькими путями: через Болгарию, Херсонес, во время торговых поездок в Константинополь или во время войн Святослава и Болгарии. В пользу Балканской или Болгарской версии происхождения этих пряжек свидетельствует распространение пряжек с орнаментацией «провинциального» происхождения и значительное распространение пряжек с геометрическим прорезным орнаментом, характерным для Балкан.

На мой взгляд, наиболее вероятен «мирный» вариант распространения этих вещей с теми русами, которые побывали в Византии и Болгарии во время торговых поездок. В пользу того, что пряжки связаны с древнерусской средой свидетельствует местоположение находок в ранних городах и на так называемых «дружинных» некрополях. Погребения, где они были найдены, не отличались разнообразием инвентаря или богатым набором вооружения. Ценность этих вещей как военной добычи минимальна, а широта распространения этих вещей слишком обширна. Поэтому, вероятнее всего, эти находки скорее свидетельствуют о регулярных и мирных контактах, чем о разовой военной акции, из которой они были привезены в качестве добычи. Также следует отметить, что пряжки этого типа, по-видимому, могут считаться хронологическим индикатором первой половины - середины X вв.

 

Приложение I.

 

Благодарю сотрудника отдела научно-технической экспертизы Государственного Эрмитажа (Санкт-Петербург) СВ. Хаврина за проведение рентгенофлюоресцентного анализа поверхности (РФА) пряжки из Старой Ладоги. Спектральный анализ пряжки с территории Рюрикова городища произведен А.Н. Егорьковым в ИИМК РАН.

По мнению СВ. Хаврина, набор лигатуры в обеих пряжках одинаков, но концентрации отличаются по цинку и свинцу. Высокое содержание свинца в образце из Старой Ладоги может объясняться тем, что поверхность пряжки была сильно патенирована. Этот образец можно считать свинцово-оловянистой бронзой с примесью цинка и мышьяка. Образец из сборов НОЭ-2000 можно считать латунью с примесью свинца, олова и мышьяка.

Н.В. Ениосова отмечает, что большинство скандинавских украшений X в. из Гнёздова преимущественно изготовлены из латуней с примесью свинца и олова. Содержание цинка в этих вещах менее 15 %, в то время как в шведских и норвежских украшениях содержание цинка превышает 15%.2/1 Состав металла, из которого изготовлены пряжки, свидетельствует о том, что его могли изготовить из обломков вещей различного происхождения. Это явление считается обычным для Восточной Европы, куда металл завозился из других регионов. Например, после изучения сплавов древнерусских украшений X в. Н.В. Ениосова предположила, что древнерусские ювелиры широко использовали переплавку вышедших из употребления вещей для изготовления новых предметов25.

 

 

1  Поступила от А.Н. Сметанина. Размеры пряжки: длина - 2.5 см, ширина- 2.16-

2.6 см, толщина пластины - 014 см, ширина петли - 0.35-0.37 см. НОЭ-2000, РГ-47

(номер полевой описи).

2          Блгфельд Д.1. Давньорусыа пам'ятки Шестовищ. Кит. 1977. С. 195, XIX, 5.

3          Орлов Р.С. Зображення 3Bipie на В1зантшских пряжках X ст. (3 коллекиш Дер

жавного кторичного музею УРСР у Киев1). Киев. 1973. С.86-93; Орлов Р.С. Руська

дружина на Балканах // Проблеми похождения та вторичного розвитку словян. Киев.

1997. С. 200-201; Михайлов К.А. 1996. Византийские поясные пряжки в северных русских землях /'/ Ладога и Северная Европа. Вторые чтения памяти Анны Мачинской. СПб. 1996. С. 30-32; Михайлов К.А. Погребение воина с конями на вершине плакунской сопковидной насыпи в свете погребальных традиций эпохи викингов // Древности Поволховья. СПб. 1997. С.

15; Византийский Херсон: Каталог выставки. М. 1991. С. 99-100, № 98-99;

I'upanikola-Bakirtzi D. (Ed.) Everyday Life in Byzantium. Athens. 2002. С 393-395,

№482-485; Schulze-Dorrlamm M. der Rekonstruierte Beinkasten von Essn-Werden//

llhrbuch des Rmisch-Germanischen Zentralmuseums Mainz. 49 Jh. 2002. Maimz. 2003. C.

885, Abb. 41.

II         Спицын А.А. Гнездовские курганы в раскопках С.И.Сергеева // Известия Архео

логической комиссии. № 15. СПб. 1905. Рис. 42; Орлов Р.С. Руська дружина на Балка-

n.ixC, 200.

7 Авдусин ДА. Отчёт о раскопках гнёздовских курганов // Материалы по изучению Смоленской области. Вып. 2, Смоленск. 1957. С.117-118.

s Мотан П., Боровський Я.6., Гончар В.М., 1евлев М.М. Дослшження в «ropofli Bo-юдимира» стародавньго Киева // Археолопчю вщкриття в УкраМ 2001-2002 pp. Ки1в. 2003. С. 190; Movtjan I.I. 2004 Royal guard grave in Kiev (Vflringagrav I Kiev)//

I1         istoriska Nyheter. Specialnummer om Olga & Ingegerd. Statens Historiska Museum 2004-

2005. Stockholm. 2004. C. 55.

9          Блгфелъд Д.1. Давньорусью пам'ятки Шестовищ. табл. XIX: 5; Носов ЕЯ. Сопко-

швдная насыпь близ урочища Плакун в Старой Ладоге// Средневековая Ладога. Л.

1985. С. 152, рис. 8.2;"Михайлов К.А. 1996 Византийские поясные пряжки в северных

русских землях. С. 30-31, рис. 1; Михайлов К.А. Погребение воина с конями...С. 110.

10        Davidson G.R. The Minor objects // Corinth. Results of excavations. Vol.XII.

Princeton. 1952. С 268; Тотев Т. Археологически музей. Преслав-София. 1969. С. 172;

Fiedler U. Studien zu Gwberfeldern des 6. bis 9. Jahrhunderts an der unteren Donau. Teil

2//Umversitntsforchungenzur Prahistorischen Archflologie. Bd. 11. Bonn. 1992. Taf. 105,23 (Grab 145).

11        Атанасов Г., Йорданов И. Средневековният Ветрен на Дунав. Шумен. 1994. табл.

12        Моця А.П., Халиков АХ. Булгар-Киев. Пути-связи-судьбы. Киев. 1997. С. 77,

рис. 30,3.

13        Измайлов ИЛ. Военно-дружинные связи Волжской Болгарии с Южной Русью

в X-XI вв. // Путь из Булгара в Киева. Казань. 1992. С.106, рис. I, 3-4.

11 Чаллань Д. Памятники византийского металлообрабатывающего искусства. С.

336.

15        Чаллань Д. Памятники византийского металлообрабатывающего искусства. С.

334- Mesterhazy К. Bizanci es Balkani eredtb targyak a 10-11. Szazadi Magyar

SHrleletekben I.// Folia Archaeologica. Vol.XLI. Budapest. 1990. С 88-90, Abb. 1-3; Fodor

I. Ed.by The Ancient Hungarians. Budapest. 1996. С 165, 238, 292

16        Византии ский Херсон... С. 99-100.

17 Айбабин AM. Степь и Юго-Западный Крым // Крым, Северо-Восточное Причернморье и Закавказье в эпоху средневековья IV—XIII века // Археология. М. 2003. С. 65. табл.37.

1S Davidson G.R. The Minor objects. С. 273.

19 Аладжов Ж. Бронзови токи с животински изображения от ранното средневеко-вие// Археология. Кн.4. София. 1981. С. 22-27.

2(1 Аспарухов М. 1987 Произведения на ранносредновековната бронзова пластика от средновековното селище при с.Гиген, Ловешта облает // Известия на музеите от Северозападна България. Том 14. София. 1987. С. 45-47, 54; Аладжов 1981: 25

21        Мовчан I.I., Боровсъкий Я.Е., Гончар В.М., 1евлев М.М. Дослшження в «город Володимира»...

С. 191; Movtjan I.I. 2004 Royal guard grave in Kiev... С 56;

22        Mesterhazy K. Bizanci Vis BalkanL.C. 90, Abb. 2.

23        Константин Багрянородный. Об Управлении Империей. М. 1991. С. 217, 428;

Монемвасийская хроника // Свод древнейших письменных известий о славянах. Том

II, М., 1995. С. 325-326, 240-341.

21 Ениосова Н.В. Скандинавские рельефные фибулы из Гнёздова // Труды ГИМ. № 124. М. 2001. С.90.

25 Ениосова Н.В. Ювелирное производство Гнёздова. Автореферат на соискание уч.степени к.и.н. М., 1999. с. 7.

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARCHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100