Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 19/2005 

 

 

 

РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

 

 

ВОСТОЧНЫЕ ПРЕДМЕТЫ БЫТА, РЕМЕСЛА И ТОРГОВЛИ ИЗ РАСКОПОК В ВЕЛИКОМ НОВГОРОДЕ

 

  

А.В. Козлова

 

В культурных напластованиях Великого Новгорода была найдена достаточно представительная группа изделий восточной традиции из цветных металлов. Некоторые из них упоминались исследователями при рассмотрении общих проблем торговли и ремесла '. В этом массиве находок самой малочисленной, но не менее интересной группой являются предметы быта X-XV веков.

Сосуды. В напластованиях начала XII века был найден целый литой бронзовый кувшин 2. Сосуд имеет следы ремонта, неровные заплаты. Дно изделия сделано из красноватой бронзы и припаяно лапками к выступам стенок по местной технологии. Кувшин декорирован углубленными полосами на горле и по максимальному диаметру тулова, сформованные при литье (Рис.1:1).

Ручка петлевидная, в виде растительного побега, от горла к максимальному диаметру тулова, сделанная из другого, более темного сплава. Вполне возможно, что она является доделкой или ремонтом, так как припаяна грубо. Вместе с ручкой отлита фигурка птицы, выполненная в упрощенно-схематической манере.

Исследователи отмечали, что птички на ручках сосудов были талисманами, дающими владельцу благополучие. Принято считать эту фигурку изображением утки, но у нее короткий клюв, крупная голова, длинный хвост и лапы. Изображение позволяет утверждать, что перед нами не утка, а некая хищная птица.

В.П. Даркевич называет этот кувшин типичным образцом ран-неисламского художественного ремесла и приводит многочисленные аналогии, в том числе, с территории Древней Руси:i. Точной аналогией форме сосуда является экземпляр без ручки из материалов Сло-нима. Интересно то, что на нем, помимо полос, сохранились следы зональной росписи красками \

С этой находкой, вероятно, связана фигурка птицы второй половины XI века, отлитая из бронзы в двусторонней форме5 (Рис. 1:2). У птицы короткий треугольный клюв и длинный хвост. Изображение схематичное, обозначены только крылья и клюв. Лап у фигурки нет, на нижней плоскости расположено круглое отверстие для штыря-крепления. Изображение птицы имеет большое сходство с фигуркой на ручке кувшина. Аналогичное изделие было найдено при раскопках Княжьего терема Верхнего замка Полоцка <;.

Исследователи обращают внимание на обширный ареал таких сосудов с уточкой на Среднем Востоке в X-XI веках. В свете спорной видовой принадлежности птицы эта. трактовка декора кувшинов находится под вопросом. Такие птички украшали не только сосуды. В материалах раскопок Суз точно такие же птицы венчают настенные крюки-светильники конца XII века7.

На Неревском раскопе был найден обломок литого бронзового ковша золотоордынского круга 8, датированный рубежом XIV и XV веков. На изделии сохранилась часть благожелательной надписи на арабском языке, сделанная по заглубленному фону (Рис.1:3).

 

древнерусская посуда

Рис.1. Сосуды. 1 - Кувшин. 2 - Фигурка птички. 3 - Ковш. А - Чаша.

 

Существуют многочисленные аналогии новгородской находке. В XIV-XV веках такие сосуды были обязательным элементом снаряжения воина-кочевника. Они часто встречаются в материалах погребений на всей территории степи и лесостепи Евразии.

.Уникальной является бронзовая чаша, найденная во дворе Софийского собора 9. Ее дно крепится к корпусу сосуда посредством припаивания прямоугольных «лапок» к плоскости, образованной загибом стенок, как и на ремонте рассмотренного выше кувшина. Экземпляр опоясывает благожелательная арабская надпись почерком «насх» по заглубленному фону. После изготовления изделия буквы надписи были дополнительно подправлены резцом (Рис. 1:4).

Существует масса аналогий декору новгородской находки. Они происходят из сибирских древностей, Крыма и Ближнего Востока 10. Но форма новгородского сосуда не характерна для чаш восточного облика. Изготовленное местным мастером дно было, по всей видимости, прикреплено к верхней части сломанного кувшина.

Пломбы. В новгородских материалах встречены металлические пломбы-печати, бытовавшие в X-XV веках сначала на территории Волжской Болгарии, а затем в поволжских и прикамских частях Золотой Орды. Такие изделия найдены и на Руси, например, в Торопце и. Они служили для опечатывания товаров на караванных путях, проходивших через центры транзитной торговли на Волге.

Пломбы-печати состоят из двух полых цилиндрических половинок с вырезами, образующими сквозное отверстие для продевания шнура. Полость заливалась воском. В центре торцевых плоскостей иногда вставляли крепежный клин, который пробивал узел на шнуре, и делал невозможным снятие пломбы без повреждения веревки или печати п.

Для декора таких экземпляров характерны рельефные изображения льва, птиц и полиморфных существ. Иногда, в целях экономии металла, из бронзы делали только плоскости с этими сюжетами13. Один из наиболее популярных мотивов - лев или сфинкс в позе адорации. У них подчеркнуто большие когти, процветший хвост и крупная голова. Н.Ф. Калинин считал, что такое изображение могло быть заимствовано булгарами как из Ирана и Кавказа, так и из Западной Европы и Руси. Его западное происхождение представляется маловероятным, поскольку в этих регионах прототипов таких находок на сегодняшний день не найдено. Эта композиция была характерна для иранской торевтики XII века

Подобная бронзовая пломба-печать была найдена на Троицком раскопе в слое 50-х -- 70-х гг. XIII века15. На боковой плоскости этой пломбы имеется ромбический разъем. В центре торцевых плоскостей находится округлое отверстие. С одной стороны оно разломано при вскрытии пломбы. В данном экземпляре сохранился железный клин внутри, что не дало пломбе распасться на две половинки. Воск, заподнявший полость изделия не сохранился, но его следы видны на клине (Рис. 2:1). По краю плоскостей проходит рифленый ободок. Сам декор выполнен в невысоком плоском рельефе по заглубленному фону. Изображение нечеткое, контур читается не везде. Существо имеет четыре лапы, массивную голову, повернутую в фас, крылья и хвост. Вероятно, это сфинкс, как на некоторых болгарских аналогиях 16.

Еще одна пломба-печать, обнаруженная на Неревском раскопе в слое последней четверти XII в., долгое время считалась матрицей ". Обе ее половинки спаяны, внутреннее пространство пломбы полое, поскольку заполнявший его воск не сохранился. На боковой поверхности есть отверстие для шнура, с одной стороны оно разломано (Рис. 2:2). Декор, как в предыдущем случае, выполнен в низком плоском рельефе и расположен на обеих торцевых плоскостях. Он представляет собой изображение трехчастного растительного мотива. Такой сюжет встречается в искусстве Среднего Востока и Византии, а также в древнерусских материалах18. Пока трудно говорить о месте происхождения этого предмета, но, несомненно, что он является пломбой-печатью восточного облика.

Среди новгородского материала есть железная пломба середины XIV века 1!). Она также полая, с двумя прямоугольными отверстиями на боковой плоскости. Две половинки спаяны. Воск, заполнявший находку, не сохранился, экземпляр треснул при вскрытии. Декор на торцевых поверхностях практически не читается, но его следы на одной из плоскостей различимы. Хотя среди поволжских древностей имеются и железные пломбы, возможно, новгородская пломба из железа была сделана местным ремесленником.

С находками поволжских пломб связана и круглая бляшка из золотистой бронзы, найденная на Неревском раскопе в слое 70-х -90-х гг. XII в.20 В центре бляшки имеется отверстие, на обороте находится обломок крепежного штырька. Второй штырек был утрачен при сломе краев отверстия (Рис. 2:5). На бляшке выгравировано изображение льва в позе адорации с двумя звездами и кометой. Двойными линиями обозначен контур фигуры и повязки на лапах, шерсть отображена косым треугольным чеканом. Такая техника исполнения не была характерна для восточной культурной традиции. Лев с такими же повязками, чеканом и двойным контуром изображен на браслете из тверского клада, но, все-таки, эти звери в древнерусской традиции изображались иначе

 

древнерусские пломбы

Рис.2. Пломбы.

1 - Пломба с Троицкого раскопа. 2 - Пломба. 3 - Пуговица. А - Накладка-кнопка. 5 - Накладка.

 

Данное изображение имеет обширный круг аналогий, в том числе, и в декоре булгарских пломб. Подобные изображения зверей найдены на изделиях X1I-XIV вв., происходящих из Среднего Востока, Кавказа и Малой Азии. Исследователи отмечают, что сочетание зодиакального символа льва и небесных светил характерно для бронзовых иранских сосудов с серебряной инкрустацией XII в. Точно такое же изображение есть на сельджукидских монетах, на них даже светила расположены так же, как на новгородской находке. Что касается назначения рассматриваемой новгородской бляшки, вероятно, она использовалась при декорировании товарной пломбы.

Само исполнение фигуры животного получило дальнейшее развитие в местной традиции. На поздних пуговицах XV в. изображение льва почти идентично таковому на пломбах Волжской Болгарии XII -середины XIII вв. (Рис. 2:3,4) и.

Замки. В новгородских материалах встречена серия зооморфных замков для запирания сундуков или ларцов. Общая схема их устройства такова: механизм заключен между двумя литыми полыми частями корпуса в виде фигурки животного. Замки изготавливали из цветного металла, но в древностях золотоордынского времени встречаются также экземпляры из железа. Скважина для ключа располагалась спереди, в «груди» животного, дужка соединяла голову и круп зверя. Чаще всего замки выполнялись в виде фигурок коров, лошадей и фантастических существ. Иногда у зверя есть фигурное завершение крупа, похожее на пышный птичий хвост или гребень. Декор такого рода изделий лаконичен, в золотоордынский период их часто украшали циркульным орнаментом и.

Существуют два подхода к вопросу о происхождении такого рода замков. Одни исследователи полагают, что родиной данной традиции является раннесредневековый Крым, откуда производство замков переместилось в Поволжье. Противники этой версии указывают на небольшое количество таких замков в Херсонесе и отсутствие там следов их производства. По их мнению, Северное Причерноморье и Крым скорее были частью обширного рынка сбыта поволжских изделий.

Такие замки были широко распространены в средневековой Европе, Причерноморье, Средней Азии и в Иране. Они были встречены при раскопках городов Древней Руси: в Москве, Старой Рязани, Киеве, Гомеле, Ростове Великом, Муроме, Твери, Белоозере25.

Из раскопок и подъемного материала Новгорода происходит несколько экземпляров подобных замков. Половинка корпуса бронзового литого замка обнаружена на Неревском раскопе в слое последней четверти XI в.2В Она представляет собой фигурку кошачьего хищника с повернутой назад головой. У зверя небольшие стоячие уши, короткая морда, короткие ноги и удлиненное туловище; в низком плавном рельефе обозначены глаз, пасть и мышцы груди. Хвостом фигурке служила дужка замка, то есть, животное «кусало» себя за хвост (Рис.З:!). Экземпляр полый, спереди, на боковой поверхности находится прямоугольная скважина для ключа. Половинка скреплялись с механизмом двумя штифтами или заклепками.

 

 

Древнерусские замки

Рис.З. Замки.

1 - Замок-барс. 2 - Замок-олень. 3 - Замок-лошадка. 4 - Замок-лошадка с Рюрикова Городища. 5 - Замок-лев

 

Из раскопок в новгородском Кремле происходит еще одна половинка бронзового литого замка л. Она имеет геометризированные очертания, плоскость поделена на зоны и украшена циркульным орнаментом, что позволяет отнести этот экземпляр к изделиям золотоордынского круга. На теменной части головы зверя находится зигзагообразный рог, конец морды оформлен складками металла. В груди фигурки находится прямоугольная скважина для ключа, в затылочной части и крупе - разъемы для дужки (Рис. 3:2); Возможно, этот замок был выполнен в виде фигурки оленя. Существует точка зрения, что рог мог являться неосмысленно скопированным окончанием дужки замка, как на некоторых поволжских экземплярах. Но у таких фигурок рог расположен на затылочной части головы, а не на темени. Существует и точная:аналогия новгородской находке, найденная при раскопках в Херсонесе 28. Выросты на голове исследователи интерпретировали как самостоятельные фигурки птиц. Такая трактовка также допустима, возможно, это какой-то мифологический сюжет.

Среди трех находок из подъемного материала одна бронзовая литая половинка корпуса замка происходит с территории Рюрикова Городища29. На шее животного расположен не только разъем для дужки, но и трубчатый канал. Очертания у фигурки округлые, сглаженные, задние ноги выполнены схематично. В низком рельефе обозначена грива и длинная шерсть на передних ногах животного. Вероятно, это поздний вариант изображения лошади (Рис. 3:4).

Целый бронзовый замок с железным механизмом был найден в Новгороде на берегу Волхова м. Дужка замка имеет петлю для подвешивания, ее конец входит в специальный разъем на «шее» фигурки. Голова оформлена складками металла, на боках расположены насечки, изображающие фактуру его мышц или ребер. Зона шеи животного отделена от остальной поверхности и оформлена циркульным орнаментом. Обозначенная таким образом грива и мягкие очертания лап в сочетании с удлиненным туловищем позволяют утверждать, что это изображение льва (Рис. 3:5).

Еще один замок сделан из железа, что свидетельствует о его позднем бытовании'". Сохранились обе половинки корпуса и механизм изделия. Хотя поверхность замка повреждена коррозией, хорошо различима рельефно выделенная мускулатура передних ног и небольшие треугольные уши. Прямоугольные отверстия для дужки расположены в крупе и голове животного, замочная скважина — в груди. Вероятно, этот замок был выполнен в виде фигурки лошади (Рис.3;3).

Зеркала, Небольшие походные зеркала с ручкой в центре распространились по всей Евразии в среде кочевников еще в железном веке. Традицию производства и ношения этих аксессуаров переняли половцы, что дало основание назвать такие находки зеркалами «половецкого типа». Исследователи предполагают, что в золотоордынское время центр их производства переместился в поволжские города32.

На Неревском раскопе было найдено литое бронзовое зеркало, датированное 60-ми-80-ми годами XIII в.:':! Зеркало украшено с оборотной стороны свастическим орнаментом, который заметен не везде. Декор выполнен в низком рельефе, по краю расположен валик. В центре оборотной стороны находится полусферическая ручка для подвешивания. Лицевая сторона отполирована. Хотя данное зеркало исполнено довольно грубо, тем не менее, оно, очевидно, использовалось по назначению (Рис. 4:1).

Новгородское зеркало может быть отнесено к типу В-31 по классификации Г.Ф. Поляковой, которая датирует его второй половиной XIII в. Наиболее близкая аналогия новгородскому зеркалу была обнаружена в Болгарах, где найдены десятки похожих по характеру декора зеркал и литейная форма для их изготовления".

Еще один предмет, найденный на Неревском раскопе в слое 20-40-х гг. XIV в. и долгое время считавшийся накладкой,''' очевидно, является фрагментом литого бронзового зеркала. (Рис. 4:2). Сохранность изделия плохая, но декор на обороте «читается» хорошо. Здесь в низком плавном рельефе изображен дракон на бегу или в полете. Его тело изогнуто, голова поднята, пасть оскалена, высунутый язык процвел в пальметту. В качестве сюжетной параллели можно назвать декор ременной накладки из Укека и деталей поясного набора из погребения у Красноярского городища близ Астрахани.

 

Древнерусские зеркала

Рис.4. Зеркала.

1 - Зеркало. 2 - Накладка-зеркало

 

Точные аналогии рассматриваемой находке были найдены среди зеркал «китайского облика», распространившихся на большой территории от Китая до Поволжья. Все изображения на таких экземплярах подчинены круговой композиции и расположены вдоль края зеркала. Изделия имеют бортики на гладкой лицевой стороне, так же как и у новгородской находки

На Троицком раскопе был найден литой из бронзы предмет в форме шестилепестковой розетки с выпуклой полушарной серединой конца XIV - начала XV века 37 (Рис. 5). Поначалу он был назван поясной накладкой, но то обстоятельство, что экземпляр не имеет следов крепления и достаточно массивен, заставляют пересмотреть первоначальную атрибуцию. Декор исполнен тщательно, контуры четкие, фон заглублен. Наиболее вероятно, что это матрица для производства блях или накладок. Такого рода матрицы найдены в Поволжье ж.

На выпуклой части изделия находится четырехчастная композиция из кринов. Такие изображения распространены тоже очень широко, они встречаются на Среднем Востоке, Кавказе, в степных древностях и Поволжьезэ.

Вокруг упомянутой композиции расположена пальметта. Такой же мотив характерен для декора предметов торевтики золотоордынского круга XIII-XIV вв. Сибири, восточноевропейской степи и Северного Кавказа т. Он использовался для оформления краев изделия или основной композиции, как и на новгородской находке.

Подобную форму имеют звенья цепи из Симферопольского клада.

Аналогичные накладки составляют поясной набор из погребения у станицы Белореченской на Северном Кавказе второй половины XIV -начала XV вв. Они единовременны новгородской матрице и имеют примерно те же размеры41.

Рассмотренные предметы позволяют сделать вывод о том, что предметы быта, ремесла и торговли восточного происхождения, бесспорно, бытовали в средневековом Новгороде. Однако их незначительное количество пока не дает возможности говорить о путях и возможных причинах их поступления в Новгород. Тем не менее, неуместными.

Все рассмотренные экземпляры имеют аналогии в восточных древностях, бытовавших на большой территории. Следует заметить, что эти аналогии, в основном, относятся к элитарной культуре, многие из них выполнены из драгоценных металлов и принадлежат к шедеврам восточного ремесла. Между тем большинство новгородских находок сделано из бронзы, они существенно дешевле и, по всей видимости, не могут быть трактованы как дары и представительские подарки.

Пломбы могли попасть в город вместе с опечатанным товаром. Традицию их производства и использования какое-то время пробовали продолжить в самом Новгороде, о чем могут свидетельствовать найденные подражания.

Замки использовались в городах Руси для запирания ларцов и сундуков. Они изначально производились в ближне- и средневосточном регионе, затем - в поволжских городских центрах и достаточно стандартны в исполнении.

Что касается кувшина и чаш, то в этих случаях наиболее вероятным является то, что эти сосуды были частью имущества жителей города. Следы ремонта этому не противоречат, подтверждая их фактическое использование в быту. Вместе с тем, не опровергнутой остается версия, по которой указанные экземпляры могли изыматься новгородцами из партии лома, прибывшей в город для переплавки.

Зеркала, найденные в культурных напластованиях Новгорода, по всей видимости, также были личными вещами новгородцев, привезенными ими самими. Ковши-чаши и зеркала, как уже было сказано выше, являлись традиционными аксессуарами воинов-кочевников того времени. Нет ничего удивительного в том, что древнерусские дружинники перенимали удобные, дешевые элементы походного снаряжения соседей и привозили их с собой.

Использовалась ли матрица по назначению, на этот вопрос может ответить находка хотя бы одного ее оттиска. Но сам факт этой находки позволяет предположить, что ряд экземпляров, найденных в напластованиях древнерусских городов, мог производиться уже на месте, с помощью ввезенных форм и матриц.

 

 Доклад подготовлен в рамках проекта «Новгород Великий в системе этнокультурных связей средневековья» по Программе фундаментальных исследований Президиума РАН «Этнокультурное взаимодействие в Евразии».

1              Седова М.В. Ювелирные изделия Древнего Новгорода Х-ХУвеков. М.,1981; По-

лубояринова МД. Русь и Волжская Болгария в Х-Х\7веках. М„ 1993; Даркевич В.П.

Художественный металл Востока. М., 1976

2              ГИМ оп.1965, инв.№ 2602; Седова М.В. Указ. соч. С.170.

3              Даркевич В.П. Указ. соч. С. 166. Табл. 20. Рис. 1-6; Табл. 46. Рис. 2; Седова М.В. Ювелирные изделия Древнего Новгорода Х-ХУвеков. М.,1981/ С.170, 172.

I              БДМ КП 31361.

5              НГМКП 34792/1164.

6              ПГКЗ КП-3. №338.

7              Даркевич В.П. Указ. соч. С.166; Лувр №15-233.

8              НГМКП 34792/1166.

9              НГМ №7542.

10            ГЭ № 3-800; ГЭ № 3-856; Даркевич В.П. Указ соч. Табл. 47. Рис.7-8; Смирнов ЯМ.

Восточное серебро. СПб., 1909. Табл. 1.43, 145; Табл. 237, 238; Лувр. Экспозиция ис

ламского искусства. Нишапур. XI век.

II             ФоняковДМ. 1991. Цветной металл Торопца//СА. №2. С. 218. Рис. 1:10,11.

12            Полякова Г.Ф. Указ. соч. С. 253. Рис.78: 12-14; ГМТР № 5473, 5434-48; ГИМ

№ 91507,104353,55639,16133, 25449, 83809

13            Калинин Н.Ф. Булгарское искусство в металле. Казань, 1945. С.11; Полубояри-

нова Г.Ф. 1993. С. 238; Валеев Ф.Х. Указ. соч. С. 100.

'" Калинин Н.Ф. Указ. соч. СИ, Полякова Г.Ф. Изделия из цветных и драгоценных металлов // Город Болгар. Ремесло металлургов, кузнецов, литейщиков. Казань, 1996. С. 239; Даркевич В.П. Указ. соч. С.166. Рис. 28.

15            НГМ КП 37584/ А116 - 277.

16            Валеев Ф.Х. Указ. соч. С.90. Рис. 32-11.

17            Седова М.В. Указ. соч. С. 417. HepXIV-55. 17-17-1089; ГИМ, оп. 1965/82 №

100497, № 174.

18            НИАМ 5А-55, 10412; ГЭ, № Куб. 705-721; № ЧМ-1199, ЧМ-1200; Даркевич ВЛ.

Светское искусство Византии. М.,1975, рис. 78-79, рис. 74-75; ГРМ № БК-3347; ГИМ,

оп. 1063. № 78605, № 2

19            НГМ КП 25407/А21-291.

20            НГМ КП 34792 / А110-644.

21            ГРМ № БК-3348; Макарова Т.Н. Указ соч., 6.17, рис.7

22            Валеев Ф.Х. Указ. соч. С. 90. Рис. 32-11; Даркевич В.П. Художественный металл

Востока. М., 1976. С. 166. Янина С.А. Указ. соч. 434-436 б, № 36, 40; Янина С А. Указ.

соч. 2,19806 № 9; ГЭ № ТБ-574,573; ГЭ № ТБ-443,444; ГЭ № V3-800; ГЭ № ЧМ 1317

23            Полякова Г.Ф. Указ. соч. С. 253. Рис. 78:14; НГМ КП 34232 / А94-7; НГМ КП

25402/ А26 - 331.

м Недашковский Л.Ф. Золотоордынский город Укек и его округа. М., 2000. С. 90. Рис. 22:1-8; ГМТР№ 8834, 5363-47, 5427, 8832; ГИМ № 23887, 37370, 58456, 104428, 79803, 54746, 37369; ГИМ № 58456; Валеев Ф.Х. Древнее и средневековое искусство Среднего Поволжья. Йошкар-Ола, 1975, рис. 31:1, 6, 9-10; ГМТР №5363-47, ГИМ №79803; Валеев Ф.Х. Указ. соч. Рис. 33:1, 2, 8,10; Недашковский Л.Ф. Указ. соч. Рис. 22:1-8; Fedorov-Davydov G. A. The Culture of the Golden Horde Cities. British Archeological reports. International Series. Oxford, 1984, ill.104:8

25            Латышева ГЛ. Торговые связи Москвы в XII-XIV (по материалам археологи

ческих раскопок 1959-1960 годов в Московском Кремле) //Древности Московского

Кремля. М., 1971. С. 54; Полубояринова М.Д. Указ. соч. С. 98; Латышева Г.П. Указ. соч.,

с.54; Монгайт А.Л. Рязанская земля. М., 1961. Рис. 89-1. Монгайт А.Л., 1974. Архео

логия Рязанской земли. М-Л., 1974. С. 187; Полубояринова М.Д. Указ. соч. С. 98;

Голубева Л.А. Весь и славяне на Белом озере. М., 1973. Рис. 5,1,44,17.

26            НГМКП 34792/1163.

27            НГМ КП 35063/2.

28            ГИМ №79803; Валеев Ф.Х. Указ. соч., рис. 33:1,4; Недашковский Л.Ф. Указ. соч.

Рис. 22:8; OAK за 1891год, СПб., 1893. С. 4. Рис. 1.

29            НГМ КП/205.

30            НИАМ КП12795; КП 25295.

31            НГМ КП 25408/18А-96.

32            Недашковский Л.Ф. Указ. соч. С. 58. Рис.11; Литвинский Б. Орудия труда и ут-

парьиз могильников Западной Ферганы // Могильники Западной Ферганы. М., 1978.

С. 216; Полякова Г.Ф. Указ. соч. С. 168. Рис. 60:10.

33            НГМКП 34792/1165.

'м Полякова Г.Ф. Указ. соч. Рис. 69; ГИМ, №58456; ГМТР № 7798, № 5363, № 5479, 7719; БГИАЗ № 17-38; Хлебникова ТА. Основные производства волжских болгар периода Х- начала XIII веков. М., 1963. С.145-146; Васильева ИМ. Новые погребения средневековых кочевников на территории Куйбышевского Поволжья. Куйбышев, 1979, С. 227. Рис.15:27; Гарустович ГЛ., Ракушин А.И., Яминов А.Ф. Средневековые кочевники Поволжья (конец IX - начало XV веков). Уфа, 1998, табл. 16; Недашковский Л.Ф., Ракушин AM. Бронзовые зеркала второй половины X-XIV веков из музея Саратовской области // Татарская археология №2(3) Казань, 1998, С. 93-94; Валеев Ф.Х. Указ. соч. С. 108; Лубо-Лесниченко ЕЛ. Привозные зеркала Минусинской котловины. М., 1975. Рис.3; Бойко АА. Спасательные раскопки в г. Азове в 1989 году // Историко-археологические исследования в г. Азове на Нижнем Дону в 1989 году. АКМ, вып.9. Азов, 1990. С. 6. Рис. 1,5; Добролюбский А.О. Кочевники северозападного Причерноморья в эпоху средневековья. Киев, 1986. С. 112. Табл.; Плетнева СА. Печенеги, тюрки, половцы в южнорусских степях // МИА-62. М., 1956. С. 160; Плетнева СА. Древности черных клобуков. М., 1973. С. 54; Плетнева С.А., 1990. Половцы. М., 1990. С. 125; Федоров-Давыдов ГА. Кочевники Восточной Европы под Властью золотоордынских ханов. М., 1966, с.81

35            НГМ КП 25293 / А5-87.

36            Сокровища..., С. 150. Рис. 6; ГЭ № 30-762; ХОКМ № 290-53; ММ № 5251; КККМ,

№ 146-8; Лубо-Лесниченко ЕЛ. Указ. соч. Тип 18 III, 1; 20 III, 2; рис.12, 13; ГМТР №

5427-167; 7719-11; 5363-46; ГИМ № 78607. № 82528, № 36213

37            НГМ КП 37584/ А116-273.

38            ГМТР №5711, ГИМ № 58456. РемпелъЛМ. 1978. Искусство Среднего Востока.

М., 1978. Илл. 57,90; Мурашева В.В. Древнерусские поясные наборные украшения X-

XIII веков. М 2000. С. 40-44. Рис.7-8; Лелеков ЛА. Искусство Древней Руси в его

связи с Востоком (к постановке вопроса) // Древнерусское искусство. Зарубежные

связи. М., 1978, с.81; Макарова Т.Н. Черное дело Древней Руси. М., 1986. С.15. Рис. 5.

39            РемпелъЛМ. 1961. Архитектурный орнамент Узбекистана. Ташкент, 1961. С. 31,46.

10 ГЭ № БМ-1131; ГЭ № Сар-1625; ГЭ № ЧМ-1192; ГЭ № ЧМ-1199, ЧМ -1200

41 ГИМ № 99264/2013, № 42; ГЭ № ТБ-175, 180-183,185, 187-189

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARCHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100