Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 19/2005 

 

 

 

РАЗДЕЛ I. ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В НОВГОРОДЕ И НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛЕ

 

 

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ВОЛОСТИ МОЛВОТИЦЫ (МАРЕВСКИЙ РАЙОН НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ) В 2004 Г.

 

  

А.Е. Мусин, СЕ. Торопов

 

Археологические исследования в Молвотицкой округе явились составной частью долгосрочного стратегического проекта Межрегионального института общественных наук НовГУ им. Ярослава Мудрого «Археология ценностей и ценность археологии в контексте трансъевропейских связей. Археологическое наследие Новгородской земли в изучении системы ценностей человека Древней Руси и формировании ценностных ориентации современного российского общества» (2004-2005 г.), осуществляемого учебно-научной лабораторией НовГУ «Старорусская археологическая экспедиция» (заведующая Е.В.Торопова) при участии ИИМК РАН (Санкт-Петербург) 4. Проект поддерживается такими организациями как АНО «ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование)», Министерство образования РФ, Институт перспективных российских исследований им. Кена-на (США), Корпорация Карнеги (США), Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров (США) и Институт «Открытое общество».

Археологическая составляющая проекта предполагала выявление системы расселения в регионе и ее социальной динамики на протяжении IX-XX вв., идентификация и локализация на местности топонимов эпохи писцовых книг XV-XVI вв., определение ценностных моментов этой системы и причин ее эволюции с точки зрения социально-политических, торгово-экономических и природно-географических факторов, определение характера и особенностей материальной культуры селищ и городищ региона эпохи средневековья XI-XVI вв. в сравнительно-историческом аспекте, определение параметров местной культуры, обеспечивавших городищам статус древнерусского города в XIV-XV вв., а также причины и характер их деструкции, анализ степени консервативности региональной культуры, выявление социо-культурных параметров населения региона в XI—XIII вв., определивших его вхождение в княжескую область «чернокунства» и последующее включение в домен Новгородского Софийского дома. Актуальность проекта обусловлена необходимостью «гуманитаризации» археологической науки, повышения ее общественно-значимого потенциала и оптимизации мер по сохранению культурно-археологического наследия в современной России.

Выбор исторической волости Молвотицы как объекта изучения был продиктован следующими обстоятельствами. В эпоху средневековья Южное Приильменье являлось уникальным средоточием урбанистических образований малых форм и характеризовалось специфическими социально-политическими отношениями, возникшими в пограничье Московского государства, Новгородской республики и Великого княжества Литовского. В 1486-1668 гг. Молвотицкий погост Деревской пятины неоднократно становился предметом «валовых описаний», сравнительное изучение которых позволяет проследить динамику изменений поселенческой структуры и локализовать на местности конкретные топонимы в привязке к современным населенным пунктам2. На западе погост граничил с волостями Марева и Велила, с юга к нему примыкала волость Стерж, Буховский погост - с северо-запад, Деманский - с севера, и Полнов-гкий — с северо-востока. В 1503-1580 гг. по протекающей через Молвотицы р. Щебериху проходила граница между Деревской пятиной и Холмским погостом: Торопецского присуда 3. Территория интересна и внутренней динамикой развития - к 1582 г. здесь появляется выставочный погост Поддубье.

Волость сложилась вокруг военно-торговой трассы - «Серигерского пути», соединяющем Северо-Восточную Русь с Новгородской землей. Локальный участок этого пути начинался на озере Селигер у Березовецкого городища, при котором известен дружинный могильник X-XI вв., далее р. Щебериху, на которой, собственно при впадении в нее р. Стабенки, и располагалось городище. Далее, по Щеберихс путь приводил в р. Полу у деревень Великуша, Островня, Дягилево, Будьково и Любно, и далее по Поле - в р. Ловать и озеро Ильмень.

Сам топоним предположительно связан с патронимиком, восходящим к славянскому имени Молвята (консультация В.Л. Васильева). Древнейшее упоминание о Молвотицах в новгородской берестяной грамоте № 516 относится к середине - третьей четверти XII в.4 Здесь зафиксированы такие термины как «истина» и «памные куны», связанные с долговой суммой и процентами по кредиту 1 Кроме этого документы комплекса, куда относится и грамота № 509, упоминают вблизи Молвотиц населенные пункты Озерева и Велемицы, известные по данным писцовой книги 1495 г. Документ упоминает имена жителей волости - Местко, Опаль, Сновида, и Торчим. Сам комплекс усадеб Кировского раскопа, откуда происходят грамоты, может быть связан с высокопоставленным чиновником княжеской администрации.

Впервые в летописи Молвотицы упоминаются осенью 1401 г., где сообщается о гибели в пожаре «владычного городка» ''. Однако уже в составе «Списка городов русских, дальних и ближних», возникшего между 1375 и 1406 гг. Молвотицы фигурируют среди За-леских «градов»7. Они упоминаются в договорах 1430-1478 гг. между Новгородом и Великим княжеством Литовским, как территория выплачивавшая последнему «черную куну» в размере 2 рублей, причем тиун великого князя получал рубль на Петров день. Согласно гипотезе В.Л. Янина, права сбора «залесской дани» на этих землях, составлявших удел Смоленских потомков князя Мстислава Владимировича, перешли вместе со смоленским уделом к литовским Гедеминовичам после 1326 г.8 Очевидно, область чернокунства, в которую помимо Молвотиц, входили Марево, Велилы, Стерж, Лопас-тицы, Березовец, Буйцы, Демон и Жабна, была населена лично свободным крестьянством, находившимся сотенной юрисдикции, а княжеские гарнизоны выполняли функцию контроля торговых путей. Предположительно, местное население имело полиэтничный характер. Характерно упоминание Торчина, выходца из Южной Руси, писцовая книга 1495 знает деревню Латьгола, новгородская берестяная грамота № 526 упоминает человека со скандинавским именем Азгут, жившего на границе Моревской и Молвотицкой волостей 9. В могильнике Боково, расположенном по течению р. Щеберихи выше Молвотиц, зафиксированы элементы западнославянской и балтской материальной культуры10. Не позднее первой половины XIV в., эти черные государственные земли были переданы в «оперативное управление» дому святой Софии вплоть до конфискации между 1478 и 1495 гг.

Молвотицы связаны и событиями политической истории XV в. 6 февраля 1456 г. войска великого князя после двух/дневной осады взяли уничтоженный пожаром городок «с великою нужею»11. Великим Постом 1480 г. Молвотицы становятся местом переговоров, которые накануне «стояния на Угре» предотвратили серьезную гражданскую войну на Руси. Здесь посол великого князя архиепископ Вассиан Рыло «наехал» отложившихся от Ивана III его братьев Бориса Волоцкого и Андрея Угличского, которые, «с архиепископ-лих речей», направились не в Новгород, как намеревались, а к Литовскому рубежу, в Луки. Оттуда они и пришли на соединение с русским войском уже непосредственно на Угру п .

В эпоху смутного времени Молвотицкий погост постепенно теряет свое административное значение. Новая жизнь села связана с развитием монастырской слободы. Молвотицкий Рождество-Богоро-дицкий монастырь, основанный до 1495 г., был одним из крупных землевладельцев региона, чьи вотичиные земли граничили с поместьем рода Дириных 13. В 1495 г. ему принадлежало 8 деревень вместо К) в 1486/1487 гг. - Стригино, Золино, Баево, Пахотино, Сидорова, Левоново, Ветошь и Лентнево. Монастырь, приписанный в 1675 г. к Новгородскому Антониеву монастырю, был закрыт между 1731 г. (строительство новой церкви) и 1764 г.и В 1851 г. на основе монастырского храма, некоторое время приписанного к п.огостской Егорьевской церкви, перестроенной в камне в 1797 г. и преосвящен-ной в честь Благовещения, был открыт самостоятельный сельский приход. Такая концентрация исторических событий и интенсивность культурных процессов в волости делает ее изучение весьма перспективным.

Район отмечен значительной концентрацией археологических памятников 1-Й тысячелетий, представленных городищами, селищами, сопками и курганами. Сведения о них уже в конце XIX - начале XX вв. вошли в работы А.И. Кулжмнского и И.С. Романцем, И.В. Аничкова и А.В. Елисеева15. Сопки в Молвотицах обследовались Н.И. Реппико-иым и Б.Н. Глазовым в 1902-1903 гг.16 В 1930 г. описание сопок и городища Молвотицы сделал СМ. Смирнов17. В 1939 г. С.А. Тараканова заложила на городище небольшой шурф, а так же выявила ряд селищ в его округе18. Данные о погребальных насыпях были включены в свод Н.Н. Чернягина19. В 1960-е гг. различные памятники обследовались М.М. Аксеновым, Г.И. Ивановским и С.Н. Орловым20. В 1967 г. в Молвотицах побывал В.В. Седов 21. В 1969 г. С.Н. Орлов сделал на южном краю площадки городища несколько зачисток осыпи 22. Наиболее полное обследование комплекса было осуществлено в 1975 году сотрудниками разведывательного отряда Новгородского областного управления культуры В.В. Мильковым и А.К. Ивановым. Были открыты новые памятники типа селищ и впервые составлен сводный план расположения археологических объектов в районе с. Молвотицы21.

В 2004 г. исследования проводились в форме археологической разведки, направленной на выявление новых памятников, преимущественно поселений, мониторинг состояния ранее выявленных объектов культурного наследия, и составление историко-археологической и топонимической карты местности как комплексного источника и основы для будущих исследований.

Комплекс археологических памятников второй половины I - середины II тыс. н.э., расположенный на территории с. Молвотицы и его ближайших окрестностей является самым крупным в бассейне р. Щеберехи. В настоящее время в его состав входят следующие памятники: курганные группы «Молвотицы-1» и «Молвотицы-VI», относящиеся к культуре псковско-новгородских длинных курганов и датируемые второй пол. I тыс. н.э.; сопковидная насыпь «Молвоти-цы-П», которая ранее значилась как одна из сопок у усадьбы «На-умово»2\ и примыкающее к ней селище «Молвотицы-Ш»; группы сопок «Молвотицы-V» и «Молвотицы-VIII*-; селище «Молвотицы-VII»; городище «Молвотицы-IX»; местоположение монастыря и монастырской слободки «Молвотицы-IV».

На основе предшествующих исследований материальная культура городища может быть датирована временем X-XVI вв. Сборы подъемного материала на монастырище «Молвотицы-IV» позволили установить, что здесь присутствует керамика XIV-XVII вв., а домонгольская отсутствует. На основе информации старожилов удалось зафиксировать точное местоположение Рождественской церкви.

 

Вновь выявленное селище «Молвотицы-VII» к югу от сопки «Мол-вотицы-VTII» в центре села на коренном берегу реки характеризуется наличием лепной керамикой IX- X вв. и также отсутствием древнерусской, что и позволяет говорить об образовании села как монастырской слободы. Очевидно, жизнь в древнерусский период сосредотачивалась вокруг городища и его посада.

Выявленное селище «Молвотицы-Ш» расположено на краю правого коренного берега р. Щеберехи, на северо-западной окраине с. Молвотицы, к юго-западу от сопки «Молвотицы-П». С юго-восточной стороны поселение ограничено старой грунтовой дорогой, ведущей к броду через р. Щебереху. Подъемный материал представлен мелкими фрагментами лепной керамики, обломками позднесредневековых белоглиняных горшков и посуды нового времени.

Далее маршруту разведки проходил по правому берегу р. Щебе-риха вниз по ее течению. В местности «Барская усадьба», напротив д. Наумово на пахотном поле были зафиксированы многочисленные фрагменты белоглинянной и сероглинянной керамики, глиняной обмазки, а так же человеческих костей. Было выявлено местоположение деревни писцовых книг Дягилево, рядом с которым, согласно архивным и библиографическим материалам существовали две сопки, окончательно распаханные, видимо, в 20-гг. XX века25. Сама д. Дягилево прекратила своё существование в 1980-е гг. Средневековое селище располагалось на мысовой оконечности правого коренного берега р. Щеберехи, юго-восточнее места её впадения в р. Полу. Характер подъемного материала позволяет отнести время появления поселения к концу I- началу II тыс. н.э. Возможно выделение ремесленно-хозяйственной зоны в непосредственной близости от береговой черты, о чем свидетельствуют многочисленные находки фрагментов керамики, кусков шлака и обожженных камней.

В процессе работ был обследован комплекс памятников у д. Будь-ково. По сводке И.С. Романцева здесь значилось 3 сопки26. Зафиксировано существенное разрушение траншеей сопки «Будьково-I», а так же на краю правого коренного берега старицы, образованной древним руслом р. Полы выявлено прилегающее к ней с севера и северо-востока селище «Будьково-П». Подъемный материал представлен незначительными фрагментами лепной керамики. Памятник можно предварительно датировать концом I — нач. II тыс. н.э. Южнее комплекса памятников «Будьково-1, II», на правом коренном берегу р. Полы, открыты поселения «Будьково-Ш» и «Будьково-IV». Подъемный материал селища «Будьково-Ш» представлен фрагментами лепной керамики и мелкими кусками обожженной глиняной обмазки. Обломки лепных сосудов - небольшие по размеру из серо-коричневого теста с примесью крупной дресвы. Среди них два фрагмента слабопрофили-рованных венчиков. Поселение предварительно датируется концом I - началом II тыс. н.э. Селище «Будьково-IV» расположено к северо-западу от селища «Будьково-Ш», на площадке краевого уступа правого коренного берега р. Полы. Естественными границами площадки с северной и северо-восточной сторон являются овраги и заболоченная низина. Подъемный материал представлен пережженными камнями, а так же фрагментами сероглиняной и белоглиняной гончарной керамики, позволяющей датировать памятник временем не ранее середины II тыс. н.э.

На территории селища находится развилка грунтовых дорог, одна из которых ведет к расположенному здесь же мосту через реку и далее в д. Великуша, а другая спускается с коренного берега в обширные заливные луга поймы. Можно предполагать определенную связь между функционированием этих путей и существовавшим здесь поселением эпохи писцовых книг. В ходе исследования была выдвинута гипотеза об идентификации современной д. Великуша, где исследованиями зафиксировано 6 высоких курганов и селище, с населенным пунктом Велемичи/Велемицы XII-XVI вв., упоминаемым в берестяной грамоты № 516 и писцовой книги 1495 г.

На левом коренном берегу р. Щеберихи у д. Наумово было открыто селище со средневековой белоглиянной керамикой XV-XVII вв., которое может быть отождествлено с деревней писцовых книг Буб-ново. Еще одно селище «Наумово-П», подъемный материал с которого представлен фрагментами древнерусской и белоглинянной керамикой, было открыто к западу от сопки «Наумово-I». Значительный подъемный материал, представленный лепной и домонгольской керамикой, а так же многочисленными фрагментами пережженных камней, позволил локализовать селище «Сиасово-П» на надпойменной террасе р. Щебериха к югу от сопки «Спасово-I». Многочисленные фрагменты белоглиняной керамики обозначают местоположение деревни писцовых книг Островня на территории современной деревни, а так же деревни Усть-Белая на месте мысового образования при слиянии р. Белая и р. Пола в д. Новая Руса на западной границе Мол-вотицкой волости.

Вверх по течению р. Щеберихи в районе д. Черные Лучки на надпойменной террасе левого берега вблизи от сопки «Черные Лучки-1» в разрушениях дернового покрытия зафиксирован культурный слой с немногочисленные фрагментами лепной, раннегончарной с волнистым орнаментом и белоглинянной керамики, пережженные печные камни. Поселение идентифицируется с деревней писцовых книг «у Луки», рядом имеется исторический брод через р. Щебериху в д. За-селье («Заселищье» писцовых книг). Примерная дата поселения X-XVII вв.

К северу от д. Заселье и курганно-сопочного могильника (ранее числилось 20 насыпей, к настоящему времени сохранилось 10) на второй надпойменной террасе правого берега р. Щеберихи, на зарастающей пашне зафиксирован культурный слой с лепной и белоглинянной керамикой, соответствовавший деревне, располагавшейся при дороге на брод через р. Щебериху В этом же районе на основе данных топонимики установлено местоположение таких деревень эпохи писцовых книг как Лог, Къшева/Нъшева гора, Костькова и Подол на правом берегу вверх по течению Щеберихи, а так же Агурово в районе д. Горки на левом берегу. Выявлены топонимы писцовых книг Мышкинское, Мышкино и Пупово к югу от городища и на месте современной д. Горное. Предложено отождествление д. Демкино с деревней писцовых книг Городеиец, бывшей в 1495 г. в поместье за Демкой Радионовичем Нуриевым.

В результате проведенной разведки с использованием данных Писцовой книги Деревской пятины 1459 г., данных топонимики, планов Генерального межевания 1780-х гг. и разновременного картографического материала удалось идентифицировать с современными топонимами и археологическими памятниками 71 населенный пункт, причем 28 поселений было локализовано впервые 27. В тоже время было открыто 10 ранее неизвестных селищ X-XVII вв., преимущественно в нижнем течении р. Щебериха. Путем сопоставления топонимических и археологических данных удалось определить алгоритм работы и маршруты следований средневековых писцов, который описывали волость радиальными направлениями вдоль ручьев и малых рек, переходя с одного берега на другой и охватывая за один поход до 15 км (15-20 деревень). Центром таких радиальных маршрутов являлся непосредственно погост Молвотицы. Также были выявлены границы исторической волости на ее западном рубеже, проходящем по р. Белая.

Удалось зафиксировать высокую степень консервативности и традиционности структуры расселения в X-XIX вв., которая была нарушена лишь в 1930- 1990-е гг. Основой этой структуры были небольшие общины рубежа I—II тыс. н.э., в археологическом плане представленные поселениями при одной - трех сопках, находившимися в визуальной связи друг с другом на расстоянии 400-1000 м. В ряде случаев эти селища могут быть признаны многослойными, т.е. содержащими культурные напластования с рубежа 1-Й тыс. н.э. до XVII в. В некоторых случаях зафиксирован незначительный пространственный «дрейф» поселения в радиусе до 100-200 м на протяжении средневекового периода. Необходимо отметить определенное сокращение количества поселений в первые века II тысячелетия, их возможное укрупнение и прекращение жизни на некоторых из них. Это явление, прослеживаемое и на других территориях, можно соотнести с процессами централизации эпохи сложения Древнерусского государства второй половины X в. и становлением Молвотицкого городища как административного и религиозного центра микрорегиона, контролирующего его социально-политическую жизнь. Характерно, что в ближайших окрестностях Молвотиц практически не выявлено древнерусские курганы и жальничные могильники, что, возможно, свидетельствует о быстрой христианизации региона, входящего в массив княжеских земель и раннем сложении традиции захоронения на прицерковных погостах.

 

 

1 Участники проекта благодарят своих коллег И.Ю. Анкудинова, Н.Н. Жервэ и А.А. Селина за существенную помощь в поиске письменных источников и в работе с ними.

2          Писцовые книги Новгородской земли // Каталог писцовых книг русского госу

дарства. Вып. 2., М., 2004

3          Фролов А.А. Деревская пятина Новгородской земли в конце XV—XVII вв.: тер

риториальный состав и история писцовых описаний // Новоторжский сборник. Ис

тория, археология, историческая география. Вып.1. Торжок, 2004. С.150-159

4          Арциховский А.В., Янин В.Л. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1962—

1976 гг.) М., 1978. С.104-105,111-112.

5          Янин В.Л. Я послал тебе бересту... М., 1998. С. 237-238.

6          Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М., Л., 1950. С. 396.

7          НПЛ. С. 477; Янин В.Л. Новгород и Литва. Пограничные ситуации XIII-XV вв.

М, 1998. С.67.

"ЯнинВ.Л. Новгород и Литва. Пограничные ситуации XII1-XV вв. М., 1998. С. 5-23,57,102.

9          Мельникова Е.А. Скандинавские личные имена в новгородских берестяных гра

мотах//Славяноведение. №2. 1999. С. 10-15; АрциховскийА.В., Янин В.Л. Новгород

ские грамоты на бересте (из раскопок 1962-1976 гг.). С. 124-127.

10        Пронин Г.Н., Мильков В.В. Раскопки в Новгородской земле//Археологические

открытия 1977 года. М, 1978. С. 30-31; Горюнова В.М. Раннегончарная керамика Нов

города //Новгород и Новгородская земля история и археология. Вып. 11. Новгород,

1997. С. 130.

11        Летопись Авраамки//ПСРЛ. Т. 16. СПб., 1889. С.196

12        Воскресенская летопись // ПСРЛ Т. 8. СПб., 1859. С. 204, 206; Типографская

летопись// ПСРЛ. Т. 24. М., 2000. С. 198; Софийская вторая летопись // ПСРЛ. Т. 6.

Вып. 2. М. 2001. С. 289. Новгородская четвертая летопись // ПСРЛ. Т. 4, 4-5. СПб.,

1848. С.152-153.

13        Писцовые книга Новгородской земли // Каталог писцовых книг русского госу

дарства. Вып. 2. С. 570; РГАДА. Ф. 159. Оп. 3. № 213; Ф. 1209.Оп. 1.4. 3. Кн. 172.

м Строев П.М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877. С. 126; ЗверинскийВ.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи с библиографическим указателем. Т. III. Монастыри закрытые до царствования императрицы Екатерины П. СПб., 1897. С. 95 № 1753. ДАИ 6 № 125.

15        Кулжинский AM. Известия о курганах и городищах. VII. Курганы Новгород

ской губернии // Известия Археологического общества. Т. И. Вып. 2.1861; Романцев

И.С. О курганах... С. 37; Аничков И.В. Обзор помещичьих усадеб Новгородской гу

бернии // Труды XV АС в Новгороде. М. 1916. С. 40 (см. ус. Наумово); Елисеев А.В. К

археологии и антропологии Ильменского бассейна// ЖМНП, Ч. CCXIV. 1881, Ап

рель. № 214.

16        Репников Н.И. Отчет о раскопках в Бежецком, Весьегоском и Демянском уез

дах в 1902 г. // ИАК. 1904. Вып. 6; Спицын АЛ. Отчет В.Н. Глазова о поездке 1903 г. на

верховья Волги в Демянский уезд // ЗОРСА. 1905. Т. 7. Вып. 1. С. 104.

17        Смирнов С. По р. Поле и ее притокам // Материалы и исследования Новгород

ского музея. Вып. 2. Новгород, 1931.С. 112-115.

18        Тараканова С.А. Об археологическом изучении сельских феодальных поселе

ний в пятинах Великого Новгорода // Труды Государственного исторического музея.

Вып. XI: Сборник статей по археологии СССР. М., 1940. С. 173-175.

19        Чернягин Н.Н. Длинные курганы и сопки // МИА № 6. М., 1941. № 220.

20        Архив УГК ОИПИК Новгородской области.

21        Седов В.В. Отчет о полевых работах Кривичского отряда в 1967 г. // Архив ИА

РАН. Р. 1. № 3477; Он же. Новгородские сопки. САИ EI-8. М, 1970. № 82.

22        Орлов СМ. Отчет об археологических исследованиях отряда Новгородской ар

хитектурно-археологической экспедиции ЛОИА АН СССР // Архив ИА РАН. Р. 1.

№ 4277. Архив УГК ОИПИК Новгородской области.

21 Романцев И.С. О курганах... С. 38; Аничков И.В. Обзор... С. 40. Через дорогу от

нее находилась еще одна насыпь, распахиваемый останец которой в 1930 г. видел С-М.

Смирнов. См.: Смирнов С. По р. Поле и ее притокам... С. 112.           .

25        Романцев И.С. О курганах...С. 36; Смирнов С. По р. Поле и ее притокам... С. 111.

26        Романцев И.С. О курганах, жальниках и городищах Новгородской губернии. Нов

город, 1911. С. 34.

27        В работе В.Л.Янин по историческому районированию Молвотицкой волости

было идентифицировано 43 поселения на основании информации писцовой книги

1495 г. и данных карты Генерального штаба 1914 г. См.: Янин В.Л. Новгород и Литва.

Пограничные ситуации XIII-XV вв. С.198-199. рис.13.

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARCHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия: член-корреспондент РАН Е.Н. Носов, доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100