Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 19/2005 

 

 

 

РАЗДЕЛ I. ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В НОВГОРОДЕ И НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛЕ

 

 

РАБОТЫ НА НИКИТИНСКОМ РАСКОПЕ В 2004 Г.

 

  

Г.Е. Дубровин, А.В. Козлова, Н.С. Федорук

 

Общие данные

Охранные работы на Никитинском раскопе, начатые в 2002 г., проводились в рамках договора между Центром по организации и обеспечению археологических исследований Новгородского государственного объединенного музея-заповедника и ООО «Трест-2».

Раскоп располагался на ул. Оловянка (бывш. Тимура Фрунзе) на месте будущего строительства жилого дома неподалеку от северного берега ныне засыпанного Федоровского ручья на территории древнего Плотницкого конца между средневековыми улицами Никитиной и Маницыной. Название свое раскоп получил от находящейся поблизости церкви св.Никиты на Никитиной улице. Площадь раскопа около 640 кв. м, мощность средневековых напластований до 2,5 м, техногена - 1-2 м.

На территорию раскопа попали три средневековые усадьбы (все частично). Две из них (А и Б) относятся к Маницыной улице и одна (В), наиболее богатая, к Никитиной. К сожалению, мостовые обеих указанных улиц оказались за границами исследуемой территории.

В течение сезона 2002 г. был снят техноген, а также пройдены 0,8-1 м средневекового культурного слоя, датируемого руб. XIV-XV вв. - 50 гг. XV в.

В 2003 г. исследования были продолжены, при этом было снято 0,6 - 0,8 м культурного слоя II половины XIV в.

В 2004 г. был проведен завершающий цикл работ. При этом было пройдено более 1 м культурного слоя XIII - I половины XIV вв., исследованы материк и профили стенок раскопа.

Итоги сезона 2004 г.

Застройка, стратиграфия, хронология. Если в первые два года работ наблюдалась довольно интенсивная застройка попавших на территорию раскопа усадеб (середина XIV - середина XV вв.), то в сезоне 2004 г., начиная с напластований 40-х гг. XIV в., постройки почти перестали встречаться, хотя при этом количество находок практически не сократилось.

Судя по всему, устойчивая усадебная застройка, ориентированная на уличные трассы, появляется на исследованной территории только в середине XIV в., вероятно, одновременно с прокладкой улиц. В более раннее время здесь представлены два не связанных между собой строительных периода, характерной особенностью которых являлось возведение отдельных беспорядочно расположенных (временных?) сооружений.

Первый период относится к 10-м - 20-м гг. XIV в. В это время в южной части раскопа (будущая никитинская усадьба В - ярус З1), судя по данным дендрохронологии, около 1311 г. был построен сруб (от него сохранился один неполный венец). Найденные там же деревянные фрагменты можно интерпретировать как остатки вымосток (?) (дендродата - 1315 г.). В северной же части раскопа (будущие ма-ницынские усадьбы А и Б - ярус 8) был установлен плетень, не совпадающий по направлению с более поздними межусадебными частоколами, рядом с которым, вероятно, существовали какие-то настилы или гати, остатки которых представлены в виде скоплений досок, веток и тонких бревен. Они имеют дендродату 20-е гг. XIV в.

Второй строительный период отмечен возведением около 1340 г. сруба в южной части раскопа (будущая никитинская усадьба В - ярус Ж), к которому в дальнейшем (50-е гг. XIV в.) присоединяются расположенные севернее сооружения первого ориентированного на уличные мостовые яруса застройки маницынских усадеб (ярус 7 усадеб А и Б). Следует отметить, что между указанными двумя периодами (т. е. от 10-20-х до 40-х гг. XIV в.), похоже, существует перерыв, когда после разрушения сооружений 10-20-х гг. застройка какое-то время не возобновлялась.

Интересной особенностью самых ранних напластований раскопа является наличие очень мощного (до 0,5-0,6 м) предматерика. Здесь отсутствовали остатки сооружений, однако вещевой материал продолжал встречаться. Хронологически слой этого уровня может быть отнесен преимущественно к ХШ в. причем, не исключено, что и к первой его половине, о чем свидетельствуют довольно представительная коллекция пломб дрогичинского типа, традиционно соотносимых с домонгольским временем, а также некоторые отдельные находки, время бытования которых не выходит за рамки XII - начала ХШ вв. Данное обстоятельство может свидетельствовать о том, что, несмотря на отсутствие на площади раскопа застройки этого времени, уже тогда (т.е. в первой половине ХШ в.?) какие-то участки близлежащей территории были освоены.

До сих пор не было реальных археологических доказательств заселения территории Плотницкого конца к северу от Федоровского ручья ранее середины XIII в. Судя по данным письменных источников, в конце XII в. здесь были основаны два монастыря: Михалицкий (к которому, кстати, вела Маницына улица) и Евфимьин.

Однако нельзя исключить возможность того, что кроме монастырей какие-то поселения могли существовать здесь и до включения этого района в городскую черту и прокладки уличных трасс. Похоже, следы одного из таких поселений и представлены в ранних материалах Никитинского раскопа. Оно могло находиться по соседству с раскопом, например, к востоку от него (на месте современного детского сада), где наблюдается повышение палеорельефа местности. Показательно, что ранний вещевой материал (актовые печати, связанные с торговыми операциями пломбы дрогичинского типа, оружие, украшения и т.д.) свидетельствует о сравнительно высоком имущественном и, может быть, социальном статусе его носителей, что в какой-то степени может пролить свет на характер указанного раннего гипотетического поселения. Аналогичное явление наблюдалось на раскопе и для усадеб середины XIV - середины XV вв., что позволило сделать вывод об их принадлежности боярской верхушке Плотницкого конца.

Характер наносного материкового грунта Никитинского раскопа подтвердил высказанную ранее гипотезу о том, что данная местность периодически подтапливалась водой во время паводков.

В центральной части раскопа обнаружена пересекающая его территорию в направлении восток-запад и уходящая дальше материковая яма с неровными краями, которая могла являться засыпанным в дальнейшем руслом ручья или временной периодически возобновлявшейся протоки. Характерно, что большая часть раннего вещевого материала обнаружена именно в этой яме или поблизости от нее.

Обобщение материалов трех лет раскопок позволяет предложить для Никитинского раскопа следующую хронологическую шкалу:

 

Усадьбы Маницыной улицы (А и Б)

 

Ярусы 1, 2

50-е гг. XV в.

Ярус 3 Ярус 4

II пол. 20-х гг. - 40-е гг. XV в.

HS4.XV -1 пол. 20-х rr.XV вв.

Ярусы 5, 5а

80-е гг. XIV - нач.ХУ вв.

Ярус 6

70-е - нач. 80-х гг. XIV в.

Ярусы 6а, 7

50-е -60-е гг. XIV в.

Ярус 8

20-е гг. XIV в. -'? (возможен перерыв между ярусами 8 и 7)

Доярусный период

XIII (первая половина?) - 10-е гг. XIV в.

 

Вещевая коллекция. В полевом сезоне 2004 года на Никитинском раскопе обнаружено около 70000 массовых и 2500 индивидуальных находок.

Среди последних 6 актовых печатей и 3 заготовки к ним. Следует особо отметить печати князей Мстислава Великого и Андрея Александровича, а также византийскую печать с греческой надписью и изображением св. Никиты. Кроме того были найдены 24 пломбы дрогичииского типа и 2 заготовки, а также две западноевропейские товарные пломбы.

Предметы культа представлены бронзовой накладкой с эмалью и изображением неизвестного святого, металлической иконкой с изображением святого Николая и надписью «НИКОЛА» на обороте, бронзовым энколпионом с эмалью и 15 бронзовыми и янтарными нательными крестами.

Из особо интересных находок следует отметить два писала (одно из них в орнаментированном кожаном чехле), бронзовые накладки со вставками (детали оклада иконы или книги?), фрагмент гудка, костяную накладку с изображениями зайца и птиц (Рис. 2,2); антропоморфное навершие (Рис. 2,1) и шахматную фигурку (Рис. \,4), сделанные из дерева; кожаный футляр с тисненым орнаментом и свинцовую весовую гирьку с омеднением.

Среди материалов представлены также игрушки: кубари (в том числе один орнаментированный) (Рис. 1,5), два деревянных коника и зооморфная фигурка из конкреции в виде белки (?).

Достаточно разнообразны в коллекции предметы вооружения и снаряжения всадника и верхового коня: обломок клинка западноевропейского кинжала, наконечник копья, вток, 7 железных наконечников стрел и один костяной с отверстием для свиста, булава с фрагментом деревянной рукоятки, деталь кистеня, 5 обрывков кольчуг (в том числе фрагменты кольчуги из железных и бронзовых колец), шпора, скребница и 5 удил.

Были найдены детали различных транспортных средств: копылы и фрагменты оглобель; судовая деталь с ластильной скобой, уключина, весло, 4 шпангоута, кисть для смоления, 22 нагеля и 124. ластильные скобы.

 

монетовидная привеска с изображением головы быкабулавка с головкой в виде дракона

 

 

ажурная крестовидная привеска   древняя шахматная фигурка     орнаментированный кубарь    орнаментированный кубарь

 

Рис. 1.1- булавка с головкой в виде дракона (28-106/101/); 2 - монетовидная привеска с изображением головы быка (28-134/77/); 3 - ажурная крестовидная привеска (материковая яма 1006, кв. 106/5/); 4 - шахматная фигурка (25-155/261/); 5 - орнаментированный кубарь (27-152/49/). 1-3 — бронза; 4—5 - дерево.

 

антропоморфное навершие

Рис. 2. 1 - антропоморфное навершие (деталь) (28-159/168/); 2 - накладка с изображением зайца и птиц (25-141/130/). 1 - дерево; 2 - кость.

 

 Широко представлены украшения: булавки (в том числе позолоченная бронзовая с изображением дракона) (Рис. 1, 7), круглые и подковообразные фибулы, круглая привеска с изображением головы быка (Рис. 1,2), 19 целых и фрагментированных шумящих привесок, металлические перстни и браслеты, ажурная крестовидная привеска (Рис. 1,3) и четыре металлические пронизки с остатками шерстяных шнуров, 54 бронзовые пуговицы, 16 бронзовых бубенчиков, бусины и фрагмент перстня с циркульным орнаментом из янтаря. В большом количестве были встречены предметы поясной гарнитуры: обрывок ремня с накладками из рога лося; множество ременных и сумочных накладок из цветных металлов.

Было найдено 40 фрагментов амфор и два обломка импортной восточной керамики, 39 фрагментов стеклянных браслетов, 15 шиферных пряслиц и т. д.

Свидетельством существования бронзолитейного производства на этой территории являются тигли (3 целых и 55 фрагментов), 50 выплесков цветных металлов, литейный брак и каменные литейные формы.

Работы на раскопе полностью завершены. Участок передан заказчику под строительство.

 

На Никитинском раскопе использовались две независимые ярусные шкалы: одна (цифровые обозначения ярусов) - для усадеб Маницыной улицы (А и Б), другая (буквенные обозначения ярусов) - для усадьбы В Никитиной улицы.

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARCHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия:

член-корреспондент РАН Е.Н. Носов

доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100