Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 


 

Деревянные изделия


История и археология

 

7/93

 

Деревянные художественные изделия в ансамбле Новгородского жилища

 

 

Е.  Ю.  Пухначева

 

Каждый элемент в обстановке усадьбы, жилища имел в представлении средневекового человека особое содержание, обуславливающее многоплановость функции вещи в различные моменты человеческой жизни и в различных сферах. Чтобы узнать о роли каждого предмета мы должны представлять как оценивал среду сам человек, какова семантика объектов этой среды. Свидетельства времен становления христианства говорят о космологизме мышления средневекового человека1. Космологизм мышления неизбежно отражался и в быте. Представление, об упорядоченности космоса реализуется и при создании поселения и при строительстве дома. Образ дома соответствовал образу мира. Например, вертикаль-пая структура жилища идентифицировалась с тремя сферами: небесной, земной и подземкой. Крыша и земляной пол делили космическую вертивдль на небо—дом—подземелье. Внутренние границы — пол и потолок — отделяли людское пространство от обиталища нелюдей — чердака и подполья2.

В воссоздании облика и предметного ансамбля новгородского жилища мы пользуемся археологическими, этнографическими данными, а также письменными источниками (описаниями древнерусского жилища в былинах). Необходимо при этом оговорить три важных момента. Во-первых: новгородский дом — это, как правило, дом ремесленника с расположенными в усадьбе мастерскими3. Во-вторых: из этнографических источников ближайшей аналогией древнему новгородскому жилищу можно считать северный русский дом (таким, каким он сохранился до начала XX в.). Подобные дома стали строить новгородцы, расселившиеся на севере в XVI в. при Иване Грозном4. В-третьих: средневековое городское жилье отличалось от сельского (по крайней мере с XIII в.). Основным жилищем в городе была горница — изба на высоком подклете, двор для скота отсутствовал5.

По археологическим данным в X—XI вв. в Новгороде существовали лишь простые однокамерные срубы. По мнению некоторых исследователей традиционная трехчастность (изба + сени + клеть) распространяется только к XIV в.6 По другим данным в XII—XIII вв. в Новгороде уже существуют трехкамерные жилища и более сложные многокамерные комплексы, причем по конструкции фундамента можно судить о наличии двух или нескольких этажей в таких строениях7. Окна до XIII в. были, вероятно, волоковыми. «Кутное» или «покутное» окно (около печи) считается первым по времени возникновения8. В X—XI вв. печь стоит рядом с входом, устьем она повернута к задней стене. В редких случаях печь располагалась в центре сруба9. Сени примыкали к избе на уровне второго яруса и опирались иногда на подсенье, а иногда на столбы. Сени существовали как рубленые, так и столбовые или каркасные

Сведения о древнерусском жилище можно почерпнуть и из былин. Былинные описания создают образ богатого дома XVI—XVII вв. Но образный строй, основные элементы жилища и их семантика остаются постоянными и малозависимыми от социального положения человека. Новгород в былинах описан наиболее конкретно, в отличие от Киева. «Хоромы» располагались в глубине двора. «Перенос» (с перилами) крыльцо вело в сени. Сеней в доме было несколько — передние и задние. Упоминаются помещения различного назначения: горница (переднее помещение для всякого рода торжественных собраний), гридница (столовая), повалуша (чулан), спальная полата. Над жилыми помещениями делались надстройки — вышки, чердаки, терема. Привлекает описание «наряда» хором. Он был двоякий, состоящий в украшении внутренности дома резьбой, росписью и «•шатсриый», состоящий в убранстве их мехами, сукном, различными тканями11. Характер росписи во многом отвечал космологическим представлениям русичей.

Известная консервативность крестьянского зодчества делает необходимым привлечение этнографических материалов. Во всех типах планировки русского жилища сохраняется диагональ печь — «красный» угол12. В языческих представлениях центром жилища была печь, в христианских — «божий» или «красный» угол. Кроме того, этнографический поможет нам в изучении семантических зон жилища.

Жилище было не только функционально организованным пространством, но и образной системой. А. К. Байбурин считает, что придавая вещам форму животных, человек тем самым наделял их свойствами этих животных. Свойства вещей зависели от того, что на них изображено. Одной из целей украшения вещей было придание им особой силы13. Семантика понималась как «независимая магическая сила». Предмет имел ее сам по себе. Одна и та же вещь использовалась то чисто утилитарно, то как ритуальный символ, семантика которого менялась от случая к случаю. Существовала также группа ритуальных предметов, не имевших утилитарных функций14. Даже само практическое использование вещи регламентировалось рядом запретов и поверий15. Предметы вписывались в локальные семантические зоны жилого пространства.

Прежде всего выделяется «красный» угол. В доме все было сориентировано по отношению к красному углу. Христианство на Руси долгое время сосуществовало и переплеталось с элементами язычества. В свете сложившегося двоеверия красный угол предстает центром не только христианского, но и языческого ритуала. Понятие красного угла относилось не только к самой божнице, но и к значительному пространству между передней и боковой стеной, включая стол. Нет нужды говорить, что это пространство было парадным, в красный угол усаживали почетных гостей. Со столом, в свою очередь, связан целый комплекс представлений. Стол ме-тафоризует небо — высоту16. В народном сознании проводилась параллель между столом в доме и престолом в церкви. Стол также играет ведущую роль в свадебном и похоронном обряде. Причем, закрепленность стола за красным углом — специфически восточно-славянская черта17.

К красному углу тяготеют сразу несколько комплексов деревянных предметов. Вероятно, будет правомерным рассмотреть здесь группы вещей ритуального назначения. Маленькие деревянные крестики, украшенные резьбой (вероятно нательные) связаны с красным углом семантически и являются деталью костюма.

Одними из интереснейших находок являются человеческие изображения, вырезанные из дерева. Г. Н. Бочаровым высказывалось предположение, что это изображения домовых18. Т. Д. Панова определяет их как изображения языческих богов, служившие объектом поклонения в домах новгородцев долгое время после принятия христианства13. Предположения о магическом, ритуальном характере данных предметов подтверждаются и более поздними этнографическими данными. Например, поморские куклы «панки» напоминают один из видов новгородских антропоморфных фигурок. А. К. Чекалов считал их промежуточным звеном между древнейшими идолами и позднейшими игрушками20. Г. Н. Бабаянц связывает их происхождение с культом предков. Деревянных кукол держали за иконами, а в праздник ставили на стол21. Можно предположить, что новгородские антропоморфные фигурки могли занимать в красном углу положение, равноценное иконам, но не заменять их.

Определенное положение в пространстве красного угла, на столе занимала деревянная посуда. Один и те же предметы посуды могли использоваться за столом во время трапезы и в ритуалах.1 (Сама трапеза в некоторых случаях была ритуалом. В качестве примера можно привести праздничный пир— братчину, в  которой  использовалась деревянная    братина). Ковш по своему семантическому значению выделяется из всех остальных видов посуды. Ковш с зооморфным изображением на рукояти  использовался  в  качестве  строительной  жертвы при постройке дома. Находки таких ковшей были сделаны и в Новгороде22. Эта строительная  жертва должна была уберечь дом от злых сил. Включенный в свадебный обряд, ковш пес символику, связанную с водой, солнцем, его дарили в знак Прибыли и счастья. Такой ковш не использовался в быту    и хранился отдельно23. Семантика образов  на  ручках ковшей носит охранный, оберегающий характер. Кроме того, многие образы полисемантичны, сочетают в себе (а следовательно в предмете) и добрые и злые силы. Образ дракона соотносился со стихией света, воздуха, причислялся к категории чистых сил, близких к богам и святым. У многих пародов водоемы считались  жилищем   могучего  змея,  олицетворявшего   идею плодородия, здоровья24. Другой распространенный образ — птица. Быстрота птичьего полета связывалась с движением спета, с дуновением ветра,    с мгновенным блеском молнии. Гот же смысл вкладывался в образ коня. (В жилище многое связано с этим образом, начиная с конька на крыше избы. В интерьере немаловажным декоративным элементом был «коник» (лавка около входа); печной столб имеет второе название — «коневой столб»25; даже полка-божница зачастую украшалась головами коней26).

Ложка, как и любой другой вид посуды была вплетена в семантическую ткань трапезы. Существовали определенные правила пользования ложками. Считалось, что лишняя ложка, положенная на стол — для нечистой силы27.

Мелкие бытовые вещи (такие как гребни, пеналы, маленькие точеные шкатулки, церы), вероятно, хранились в коробках. Нельзя с точностью указать место детских игрушек, так как оно связано с местом, отводимым в жилище ребенку. Одной из особенностей устройства народного жилища являлось то, что в нем не существовало персональных стабильных мест для каждого члена семьи, не было даже постоянного места для ночлега28.

Как мы видим, большая часть художественных изделий из дерева сосредотачивается в пространстве красного угла. Предметы, находящиеся в парадном помещении дома, выделялись своим оформлением среди других предметов. В других частях дома художественно оформленных вещей гораздо меньше.

Печной угол или «куть» — место, ограниченное печью, боковой и передней стеной, традиционно считалось женским пространством. Семантика многих предметов, закрепленных за данной частью жилища, связана с функцией оберегания женщины и охраны пищи. В языческие времена печь имела исключительное значение. Она представляла собой источник тепла, обиталище божественного огня. Сам процесс выпечки хлеба с архаических времен воспринимался как священнодействие29. Из деревянных предметов здесь присутствует кухонная утварь и столовая посуда (в основном будничная). Будничная посуда и утварь для приготовления пищи редко украшалась, поэтому из всех деревянных предметов, присутствующих на кухне, особо выделяются пряничные доски. Почти все они содержат изображение процветшего креста. Символика орнамента связывает их с красным углом и включает в рамки христианского ритуала. В этнографической литературе упоминаются также «прощальные», «поминальные», «свадебные» пряники; для их украшения мог использоваться тот же мотив30. Можно предположить, что пряничные доски служили своеобразным украшением печного угла.

В печном углу вместе с кухонной утварью находились предметы, связанные с прядением и ткачеством. Из орнаментированных предметов можно упомянуть прялки, юрки и веретена, украшенные несложной резьбой.

Пространство у входа — подпорожье — традиционно воспринималось как мужская территория. Здесь было рабочее место хозяина дома, хранились рабочие инструменты. «Конику», которым заканчивалась линия лавок, расположенных по периметру всей избы, придавалось особое значение. (Здесь хозяин дома часто чинил конскую упряжь и сбрую, что отразилось в традиционном оформлении31). Художественных предметов из дерева, относящиеся к этой зоне жилища, мы пока назвать не можем.

Связующим звеном, объединяющим все части дома, был архитектурный декор. Он отражал связи внутреннего и внешнего пространства, семиотику сооружения в целом. Мы объединяем архитектурную резьбу с мебельной. Это обусловлено не только единством принципов декора, но и тем, что мебель можно назвать архитектурой малых форм. Лишь немногие из найденных фрагментов архитектурного декора можно отнести к элементам внешнего убранства дома. Таким образом сведения об экстерьере дома древнего новгородца (принимая во внимание и письменные источники) весьма скупы. Одним из принципов в украшении интерьера было выделение границ32. Это относится и к границам внутреннего пространства с внешним миром (окнам, двери, крыше) и к границам между семантическими зонами внутри жилища. Ими служат конструктивные элементы: матица, печной столб, воронцы (брусья, идущие от печного столба к стенам: пирожный и полатный). Матица — основная балка, служила разделом между «передней» и «задней» («внутренней» и «внешней») частью дома, между пространством красного угла и подпорожья. Гость не заходил за матицу без приглашения хозяев33. Следы печного столба при раскопках в Новгороде находят крайне редко. То же относится и к полатям. Вероятно, они сформировались позднее34.

Количество мебели в древнерусском жилище было ограничено. Главными предметами мебели были срубленные в стену лавки. В городских домах к ним прибавились переносные скамьи и кресла (главным образом с XIII в.)35 В былинах упоминается мебель из дуба с инкрустацией из «рыбьего1 зуба» (моржовые клыки) или слоновой кости, которая «исподернута» и «потянута» дорогими тканями36. Столы — «дубовые», «кипарисные»; «белодубовые» скамьи («беседы») покрыты тканями. Были и большие скамьи, заменяющие кровать37. Материалы раскопок дают представление в основном о декоративных элементах архитектурного декора. (К конструктивным элементам можно отнести лишь знаменитые резные колонны XI в., но они не могли быть принадлежностью обычного новгородского дома). Из декоративных деталей, известных по раскопкам, наиболее многочисленные группы составляют балясины и причелины различного вида. Причелинами могли быть оформлены опушки лавок. Балясины использовались в украшении кресел, стола, скамей. Нам также известны некоторые резные фрагменты. Скорее всего это детали мебели, но атрибутировать их более точно сложно.

К мелким деталям интерьера относятся вешалки-крючки, некоторые из них представляют собой миниатюрные скульптуры. Образцы, используемые в этом виде изделий, те же, что и в оформлении ковшей и наверший. Это еще одно подтверждение единства образной системы жилища.

Част!) деревянных художественных изделий остается за пределами жилища, по они связаны с деятельностью человека, а значит и с жилищем, и с находящимися в нем предметами. К подобным предметам относятся ,например, сани, традиционно украшавшиеся резьбой. Орнамент сосредотачивался на копылах, грядках, спинках саней; по стилю резьбы он родственен мебельному декору. Об украшении древнерусских саней мы можем судить по миниатюрам и иконам. Например, миниатюра XIV в. из «Жития святого Бориса и Глеба», где изображены сани св. Бориса38. Сани — непременный атрибут похоронного и свадебного обряда, причем не только зимой, но и летом. Сани были не просто средством транспорте, но использовались в особо торжественных случаях. В XVII в. сани предпочитались патриархами при вступлении в звание, царями при коронации или других важнейших событиях39. Наиболее древняя форма саней — ладьевидная (лодка, поставленная на полозья). Ладья, а позднее сани, в языческом погребальном обряде сжигались на погребальном костре40. Сани также присутствуют во многих формах ритуала проводов на тот свет41. Вполне вероятно также, что сани могли восприниматься человеком как передвижной дом, жилище в миниатюре во время выездов из настоящего дома.

Для некоторых групп предметов, таких как навершия или предметы, условно называемые «рукояти», трудно определить положение в жилище, учитывая неясность их назначения.

Мы попытались разместить художественные изделия в доме, распределить их по семантическим зонам. Необходимо отметить, что мы сознательно упускаем из поля своего зрения часть деревянных предметов, которые не имеют отношения к резьбе и росписи. Тем более нельзя считать нарисованную па-ми картину исчерпывающим описанием жилища. Ведь деревянные предметы находились всегда в сочетании и взаимодействии с предметами из глины, кости, стекла, кожи, тканями. Это и костяные гребни, шахматные фигурки, шкатулки; это многообразная глиняная посуда; игрушки и футляры из кожи; предметы и инструменты из металла.

 

 

1          Некрасова М. А.   Ансамбль как образная система. // Искусство ансамбля. М., 1988. С. 56.

2          Байбурин А. К.  Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л., 1983. С. 180.

 

 

 «Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции 7/93

 

 

Следующая статья >>> 

 

 

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100