Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Очерки истории средневекового Новгорода

Республика

 

В.Ф. Андреев


 

Республика

 

 

Высшим   органом    власти    в республике являлось вече. О древнерусском вече написано немало и дореволюционными, и советскими историками. Однако ученые до сих пор не пришли к единому мнению по такому, например, важнейшему вопросу, как состав участников вечевых собраний. В сегодняшней науке существуют две основные точки зрения. Одни исследователи полагают, что в вече участвовали все свободные мужчины Новгорода независимо от их социального статуса. Другие считают новгородское вече собранием владельцев городских усадеб, которых, по мнению этих историков, было около пятисот.

По-видимому, ближе к истине первые. Новгородские грамоты, написанные от имени веча в последние десятилетия существования республиканского строя, перечисляют должностных лиц и основные категории участников веча, обычным местом собраний которого был Ярославов двор, у стен сохранившегося доныне Никольского собора.

Вот что, например, говорится в жалованной грамоте новгородского веча Соловецкому монастырю, написанной между 1459 и 1470 годами. Соловецкие монахи «били челом» «господину преосвященному архиепископу Великого Новагорода и Пьскова владыкы Ионы, господину посаднику Великого Новагорода степенному Ивану Лукиничу и старым посадникам, господину тысяцкому Великого Новагорода степенному Труфану Юрьевичу и старым тысяцким и боярам, и житьим людем и купцам и черным людем и всему Господину Государю Великому Новугороду, всим пяти концем на веце на Ярославле дворе».

Ценность этого и подобных документов в том, что здесь перед нами предстают все те, кто решал на вече важные вопросы и гордо именовал себя Господином Государем Великим Новгородом. Тут и бояре, и житьи, и купцы, и «черные» люди.

На вече решались самые существенные вопросы внешней и внутренней политики республики. Приглашение и изгнание князей, вопросы войны и мира, союза с другими государствами — все это входило в компетенцию веча. Вече занималось республиканским законодательством — на нем утверждена новгородская Судная грамота.

Вечевые собрания — одновременно высшая судебная инстанция Новгорода: изменников и лиц, совершивших другие государственные преступления, нередко судили и казнили на вече. Обычным видом казни преступников было низвержение виновного с Великого моста в Волхов.

Вече распоряжалось земельным фондом республики. Оно выдавало грамоты на владение землей различным церковным корпорациям, а также частным лицам. Видимо, в известной степени именно вечевым пожалованиям обязаны своими земельными богатствами новгородские бояре.

На вече происходили выборы республиканских должностных лиц: архиепископов, посадников, тысяцких.

Мы сравнительно мало знаем о том, как проходили вечевые собрания. Дело в том, что летописец отмечает, как правило, только такие вечевые сходки, которые собирались при обстоятельствах, с его точки зрения, важных или необычных. Руководил вечевым собранием, скорее всего, посадник. Ораторы обращались к участникам веча с так называемой вечевой степени. Вероятно, именно кирпичное основание вечевой степени удалось обнаружить в 1939 году экспедиции А. В. Арциховского неподалеку от южного входа в Никольский собор.

В основе решений веча лежал принцип единогласия. Для принятия решения требовалось согласие подавляющего большинства присутствующих. Однако достигнуть такого согласия удавалось далеко не всегда, во всяком случае не сразу. Нередко вече обсуждало какой-нибудь вопрос по нескольку дней. Политическая борьба подчас была очень острой и доходила до вооруженных столкновений.

Чтобы уяснить себе характер политической борьбы в Новгородской республике, необходимо отчетливо представлять, что Новгород был федерацией пяти самоуправляющихся городских районов — концов. Вероятно, на вечевой площади жители каждого конца собирались в определенном месте. Каждый   участник веча представлял не только самого себя, даже не столько самого себя, сколько свой конец. К трем первоначальным городским поселкам, существовавшим в X столетии,— Славенскому, Неревскому и Людину — в течение XII—XIII веков прибавились еще два: Плотницкий и Загородский. Таким образом, в XIII—XV веках в Новгороде было пять концов. Каждый из них имел собственное вече, своих старост, свою политическую организацию, церкви, монастыри, кончанскую землю, казну.

Кончанская администрация ведала, видимо, и управлением новгородскими пятинами. Пять концов — пять пятин. К сожалению, документы республиканского периода об этом молчат. Однако имеется очень интересное свидетельство иностранца, имперского посла Сигизмунда Герберштейна. Он побывал в Новгороде через четыре десятилетия после ликвидации его самостоятельности, когда были еще живы воспоминания о республиканских порядках. В отличие от многих иностранцев, писавших о России, Герберштейн знал русский язык, был тонким наблюдателем, старался давать объективные, полные и точные сведения.

В своих «Записках о московитских делах» Герберштейн писал: «Некогда, во время цветущего состояния этого города (Новгорода.— В. А.), когда он был независимым, обширнейшая область его делилась на пять частей; каждая из них не только докладывала все общественные и частные дела надлежащему и полномочному в своей области начальству, но могла, исключительно в своей части города, заключать какие угодно сделки и удобно вершить дела с другими своими гражданами,— и никому не было позволено в каком бы то ни было деле жаловаться какому-нибудь иному начальству того же города».

У нас нет оснований не доверять этому ценному для истории Новгородской республики рассказу

Новгородские концы состояли из улиц. Жители каждой улицы, а точнее, владельцы усадеб выбирали из своей среды двух старост, ведавших уличанскими делами.

Улица одновременно являлась церковным приходом. Поэтому важной заботой уличанской общины было строительство и поддержание в порядке здания церкви, выборы священников и всего церковного причта. Берестяная грамота № 276, относящаяся ко второй половине XIV века, свидетельствует, что улицы имели свой собственный суд, состоявший из двух уличанских старост и священников приходской церкви. Суд разбирал, скорее всего, внутриуличанские конфликты.

Каждая уличанская община владела строго ограниченной и веками неизменной территорией. Охрана территории и контроль над внутриуличанскими земельными сделками были важнейшими функциями уличанских старост. Только с их ведома и разрешения можно было покупать и продавать дворы. Старосты зорко следили за всеми нарушениями границ территории, принадлежавшей улице.

Известен случай, когда в 1439 году немецкие купцы, жившие на Готском дворе, поставили новые ворота и при этом стесали на ширину ладони плахи мостовой соседней Михайловой улицы. Однако даже столь незначительное нарушение владельческих прав уличанской общины привело к чрезвычайно острому конфликту. Жители Михайловой улицы во главе со своими старостами потребовали переставить злополучные ворота туда, где стояли прежние. В конфликт оказались вовлеченными вече, владыка, посадник, тысяцкий. Немцы были вынуждены отступить. Конфликт продемонстрировал силу уличанской общины, сплоченность жителей улицы и их решимость защищать от посягательств каждую пядь своей земли.

Во главе концов стояли боярские группировки, являвшиеся традиционными политическими руководителями массы кончанского населения.

Политическая борьба на вече представляла собой борьбу концов, а значит, борьбу различных боярских группировок. Нередко один конец выступал против остальных или два конца заключали союз против трех других. Когда мнения на вече разделялись, то и само вече распадалось на две части: одни переходили на Софийскую сторону (чаще всего к Софийскому собору), другие оставались на Ярославовом дворе. Такое положение приводило к вооруженным конфликтам, ареной которых становился Великий мост. Завершались конфликты переговорами и заключением соглашений — стороны приходили к компромиссу.

Главной действующей силой в политической борьбе являлись простые новгородцы, народ. Существование любого классового общества с антагонистическими классами обязательно связано с классовой борьбой обездоленных, угнетенных против угнетателей и эксплуататоров. Такая борьба, разумеется, имела место и в феодальном обществе, в том числе и в Новгородской республике. Однако формы классовой борьбы были чрезвычайно специфичными. Они сильно отличались от тех форм, которые приняла классовая борьба в XIX—XX столетиях.

Многие историки 1930—1950-х годов упрощенно понимали классовую борьбу в республиканском Новгороде. Они рассматривали многочисленные новгородские восстания, зафиксированные летописью в XII— XV веках, как борьбу всех низших слоев населения города против всех феодалов. По представлениям современных исследователей, картина политической борьбы в Новгороде выглядит гораздо более сложной.

Для победы в классовой борьбе совершенно необходимо,   чтобы   угнетенные   отчетливо   представляли противоположность своих классовых интересов интересам угнетателей, нужно также иметь ясную политическую цель и обязательно свою собственную организацию.

Перечисленных условий в средневековом Новгороде еще не было. Прошли многие столетия, прежде чем уровень классового сознания городских низов мог подняться до понимания ими своих задач. Этот уровень даже в XV веке не достигал той высоты, при которой борьба против злоупотреблений и насилий феодальной верхушки перерастала бы в борьбу против феодального строя и боярской власти. В сознании городских низов республиканского периода и не мелькала мысль о создании своей собственной, небоярской власти. Активно участвуя в политической борьбе, народ оказывался способным на расправы с отдельными боярами, но не на свержение боярской власти в республике.

Не имея своей политической организации, «черные» люди Новгорода входили вместе со своими соседями-боярами в состав территориальных кончанских организаций, которыми бояре руководили. Поэтому классовые, антифеодальные по существу выступления городских низов, особенно в голодные годы, выливались в форму борьбы против «чужих» бояр из другого конца в союзе и во главе со «своими» кончанскими боярами. Приводили же они, и то не всегда, лишь к смене боярских группировок у власти в государстве.

Бояре умело использовали недовольство народа в своей политической игре. Они настраивали «черных» людей против находившихся у власти своих политических противников, доказывая, что только те виноваты в бедствиях, вызвавших недовольство народа. Бояре вынуждены были постоянно считаться с настроениями городских низов.

Таким образом, на протяжении всей истории Новгородской республики между боярскими кончанскими группировками шла бесконечная борьба за власть, причудливо переплетавшаяся с антибоярской борьбой «черных» людей. Борьба эта то обострялась, то затихала в те периоды, когда усиливалась внешняя опасность.

Бояре соперничали за обладание должностью главы новгородского правительства — посадника. Посадники постепенно сосредоточили в своих руках основные рычаги государственного управления. В. Л. Янин, много сделавший для изучения истории новгородского посадничества, установил, что оно прошло в своем развитии несколько этапов. Сначала, вплоть до ПО' следних лет XIII века, посадников избирали на неограниченный срок. С конца XIII века устанавливается годичный срок для нахождения в должности. Впрочем, один и тот же боярин мог быть избран несколько раз. Создается коллегия из трех человек (два от Софийской стороны и один — от Торговой), из которых и выбирают раз в год, в феврале, нового посадника (год по тогдашнему календарю начинался 1 марта). С реформы 1354 года, по мнению В. Л. Янина, избираются уже не один, а шесть посадников: два от Плотницкого конца и по одному от остальных четырех. Из них один каждый год избирался в главные, «степенные» (от слова «степень») посадники. Наконец, в 1410-х годах проводится еще одна реформа, увеличившая число посадников до нескольких десятков во главе со степенным посадником, выбиравшимся на полгода.

Смысл изменений заключался в том, чтобы снизить остроту борьбы между разными боярскими группировками, увеличив количество бояр, непосредственно участвовавших в управлении. Однако полностью прекратить столкновения бояр не удалось. Они вплоть до конца новгородской самостоятельности ослабляли республику.

Посадников, тысяцких и, по всей видимости, других должностных лиц республики новгородцы избирали по жребию из определенного круга кандидатов. Как мы увидим далее, архиепископа также избирали по жребию из трех кандидатов. В одном из немецких ганзейских документов XV века прямо сказано, что посадников выбирают наугад, гаданием. Гильбер де Ланнуа пишет, что бояр избирали на должности «по очереди». Избрание по жребию —одна из важных особенностей новгородской политической системы.

Посадник, позднее степенный посадник, председательствовал на вече, возглавлял наряду с князем новгородское войско. Он участвовал в посольствах в другие государства. Имя посадника стоит в международных договорах Новгорода вслед за именем архиепископа, раньше имен других руководителей республики.

Вместе с князем или его наместниками посадник осуществлял суд, вместе с князем назначал и сменял тех должностных лиц государства, которые не избирались на вече (вече избирало лишь высших магистратов).

Вторым по значению после посадника был избиравшийся на вече тысяцкий. Так же как и посадники, тысяцкие первоначально назначались князьями. Тысяцкие известны в Киеве, Чернигове, других древнерусских городах. Должность выборных тысяцких появляется в Новгороде в конце XII века. Она тесно связана с делением Новгорода и Новгородской земли на сотни. Вопрос о сотнях и их месте в территориально-административной системе древнего Новгорода не может в настоящее время считаться окончательно решенным.

Некоторые историки высказывали предположение, что Новгород, состоявший в начале своего существования из трех боярских поселков, стал постепенно увеличиваться за счет пришлого населения, селившегося на свободных участках и не входившего в складывавшиеся тогда кончанские организации во главе с боярами.

Эта часть городских жителей и образовала сотни, возглавлявшиеся сотскими и подчинявшиеся князю. Князь для управления сотнями назначал тысяцкого. С конца XII века, когда вече впервые избрало тысяцким Миронега, сотни стали подчиняться вечу. В документах XII—XIII веков новгородский тысяцкий фигурирует в качестве представителя от «черных» людей, то есть от населения сотен, низшего, непривилегированного слоя жителей Новгорода. Постепенное уменьшение роли князя в управлении государством, активное наступление кончанского боярства на прерогативы княжеской власти привели к подчинению сотен общегородскому вечу и вхождению их в состав концов.

Первые выборные новгородские тысяцкие не были боярами. Это видно из того, что ни один из тысяцких XIII — начала XIV столетия не был избран позднее на высшую, посадническую должность, которая была привилегией представителей боярской аристократии. Но во второй четверти XIV века в тысяцкие начинают избирать бояр, которые таким образом захватывают второй из ключевых постов в управлении. Боярин Остафья Дворянинец, сначала исполнявший обязанности тысяцкого, в 30-х годах XIV века стал новгородским посадником. С тех пор должность тысяцкого для многих деятелей республики стала ступенью перед избранием в посадники.

Новгородские тысяцкие неоднократно участвовали в переговорах с иностранными государствами и в посольствах к русским князьям, участвовали в составлении от   имени   Новгорода   грамот. Важное место в системе новгородского судопроизводства занимал суд тысяцкого, разбиравший тяжбы по торговым делам, а также все споры русских с иностранцами в Новгороде. Наряду с изменениями в количественном составе посадников в конце XIV — начале XV века вместо одного избирают уже нескольких тысяцких, один из которых называется степенным, главным.

Наряду с вечем и высшими магистратами в период расцвета республиканских порядков в Новгороде существовал совет господ. Сведения о нем содержатся лишь в документах Ганзы и Ливонского ордена первой половины XIV века.

Совет господ собирался на Владычном дворе и состоял из архиепископа, который, судя по тому, что совет заседал в его резиденции, был председателем, а также посадника, тысяцкого, пяти кончанских старост и «старых» (то есть тех, которые раньше были степенными) посадников и тысяцких. Таким образом, совет по своему составу напоминал древнеримский сенат, где также заседали бывшие консулы, преторы, эдилы и другие высшие должностные лица.

Совет состоял полностью из бояр — представителей  сословия  земледельческой  аристократии.

По-видимому, главной функцией новгородского мсената» было предварительное рассмотрение важных Государственных вопросов, выносившихся затем на Рвече.

Будучи органом боярской олигархии, совет стоял во главе веча, и его решения имели первостепенное значение для внутренней и внешней политики Новгородского государства. Не случайно в грамотах, исходивших от веча, сначала перечислялись архиепископ, степенные посадник и тысяцкий, «старые» посадники и тысяцкие, то есть члены совета господ, и лишь после них — все остальные новгородцы.

Заключая рассказ о социально-политическом устройстве средневекового Новгорода, можно сделать вывод о том, что он представлял собой аристократическую республику, во главе которой стояли бояре

 

 

«Северный страж Руси» Очерки истории средневекового Новгорода

Василий Федорович Андреев

 

 

Следующая страница >>> 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 





Rambler's Top100