На главную

Оглавление

 

 

 Русский рисованный лубок конца 18 начала 20 века

 

Из собрания Государственного Исторического музея

 

 

в торой центр изготовления рисованных листов на севере России находился в низовьях Печоры и связан с деятельностью мастеров Великопоженского монастыря. Наличие в нем собственной школы производства рисованных картинок было установлено известным исследователем русской рукописной книжности В. И. Малышевым. В книге «Усть-Цилемские рукописные сборники XVI—XX вв.» он опубликовал рисунок из Великопоженского общежительства, на котором изображены монастырь и два его настоятеля.

 

В. И. Малышев отмечал особенности почерков местных усть-цилемских переписчиков книг, указывал, что печорский полуустав в отличие от своего прототипа — поморского полуустава — гораздо свободнее, менее выписан, не так строен; в инициалах и заставках заметна упрощенность. Основываясь на особенностях почерка и стилистических признаках самих рисунков, к тому рисованному лубочному листу, который Малышев определенно связывал с местной школой, удалось прибавить еще 18. Таким образом, в настоящее время печорская школа насчитывает 19 сохранившихся листов. Видимо, большинство произведений местных мастеров не дошло до нас. В Историческом музее хранится только 2 рисунка этого центра, но и по ним можно охарактеризовать своеобразие  печорских  картинок.

 

Если проследить взаимодействие печорской школы рисованного лубка с графическими росписями на предметах прикладного искусства, орудиях труда и охоты пижемского и печорского центров, наиболее близких к местам производства картинок, то обнаружится, что у последних и у росписи по дереву, дошедшей в некоторых местах почти до наших дней в виде росписи ложек с ее особой каллиграфичностью и миниатюрностью,  существовали общие  истоки.

 

Ведущая тематика известных нам печорских произведений — портреты выговских киновиархов, учителей и наставников поморского согласия. При полном соблюдении единой иконографической схемы изображения отличаются от тех, что рисовались в самом Выговском монастыре. Они более монументальны, скульптурны в моделировке объемов и подчеркнуто скупы в общем цветовом строе. Некоторые из портретов лишены какого-либо обрамления и предназначались для развески в один ряд: С. Денисова, И. Филиппова, Д. Викулова, М. Петрова и П. Прокопьева (кат. 53, 54). Изображения почти монохромны, целиком выдержаны в серовато-коричневых тонах. Манера исполнения печорских рисунков строга и проста.

 

Активную роль в композиции играет контурная силуэтная линия, на которую, при почти полном отсутствии декоративных элементов, ложится основная выразительная нагрузка. Ни яркости, ни нарядности, ни орнаментальной насыщенности выговской традиции здесь нет, хотя некоторые черты, роднящие печорские и поморские картинки, найти все же можно: способ изображения кроны деревьев, травы в виде кустиков-запятых на подковообразном основании.

Анализ лубочных листов печорской школы показывает, что местные художники выработали собственную творческую манеру, в чем-то аскетичную, лишенную нарядности и изысканности, но весьма выразительную. Все сохранившиеся картинки датируются второй половиной XIX — началом XX века. Более ранних памятников мы не знаем, хотя по тому, что известно о деятельности Великопоженского и Усть-Цилемского общежительств, ясно, что они создавались и ранее.

 

Дальше >>> 

 

 

На главную

Оглавление

 









Rambler's Top100