Вся библиотека

Начало книги >>>

  

Государственный Эрмитаж

Зимний дворец

(1754—1927гг.)

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК


А. Суслов

 

 

На замену упраздненного Тронного зала Гваренги построил новый (Георгиевский), который образовал самостоятельную пристройку в сторону Эрмитажа. Зал был закончен и открыт в день орденского праздника св. Георгия 26 ноября 1795 г. Те же два французских путе-шественника об этом зале сообщают следующее: «Мы узнали, что но-вая Тронная зала должна быть в сторону Эрмитажа на менее удобном и темном месте; Мы остаемся в убеждении, что прежнее место Тронной залы было неизмеримо лучше ... Нас уверяют, что вполне безразлично хорошо пли плохо освещается Тронная зала, так как ею пользуются только вечером» ...

Тронный зал был сделан из разноцветного мрамора и обошелся в 782.556 р. 471/2 к.  Два плафона были расписаны известным французским художником Дуайен, а третий худ. Питтони; трон отличался ве-ликолепием, к нему «вели 6 мраморных ступеней, на которых возвы-шались боковые стены с арками, орнаментами и задняя с богатым по верху архитравом из мрамора же белого и серого; по сторонам стояли две огромные вазы; превосходные статуи «Вера» и «Закон»... поставле-ны в первых двух от трона нишах, устроенных архитектором Старовым»....

Екатерина II, как пишет в своих записках ее секретарь Грибовский, «в зимнее время имела пребывание в большом Зимнем дворце, в среднем этаже, над первым малым подъездом, против Брюсовского дома, где ныне находится экзерциргауз» .

 

В описании дворца, помещенном в упомянутых выше записках двух французов, они говорят о комнатах Екатерины следующее: «ап-партаменты государыни весьма простые: перед залой для аудиенций маленький застекленный кабинет, где хранятся под печатями корона и бриллианты ее; зал для аудиенций очень прост: подле двери – трон красного бархата; затем идет гостиная, отделанная деревом и позоло-той с 2 каминами, до смешного маленькими. Эта комната, служащая для приемов, сообщается с аппартаментамп вел. князя, где нет ничего примечательного, так же как и в комнатах его детей» .

В третьем этаже дворца жили фрейлины и придворные служите-ля, а в нижнем этаже находились кухни, аптека, сервизные кладовые, помещался караул и жили придворные служителя; большая часть ком-

нат нижнего этажа имела антресоли.

При Екатерине во дворце часто устраивались балы и маскарады; во дворец приезжали по билетам «в масках, а не в платье маскарадном, кто в каком хочет»; «малолетние ниже 13 лет» в маскарад не допуска-лись; запрещено было иметь при себе также: «сабель, кинжалов и про-чего» ... «учителя и учительницы» не могли быть на маскараде...  .

Один из блестящих маскарадов по случаю приезда принца пус-ского Генриха в 1770 г. Екатерина описывает сама в письме к Вольте-ру:

«Это был маскарад , на котором собралось 300 человек. Перед ужином вошел Аполлон, времена года и 12 месяцев, их представляли дети от 8 до 10 лет, взятые из учебных заведений, учрежденных мною для дворянства. Аполлон краткою речью пригласил общество отпра-виться в залу, приготовленную временами года; потом он приказал своей свите поднести дары тем, кому они были предназначены... 120 лиц, которые должны были ужинать в зале времен года, отправились туда; она была овальная и заключала в себе 12 нишей, в каждой из них стоял стол на 10 человек. Каждая ниша представляла один месяц в году и комната была сообразно тому убрана. Над нишами устроили галле-рею, которая шла кругом и где кроме толпы масок было 4 оркестра. Когда сели за стол, то 4 времени года, шедшие за Аполлоном, стали танцевать балет со своей свитой. Вслед за сим прибыла Диана и ее нимфы. По окончании балета раздалась музыка, сочиненная Траеттом для детей этой залы и вошли маски. В конце ужина явился Аполлон, приглашая общество на спектакль, приготовленный им в комнате, смежной с залою. Там устроен был театр, где эти же дети сыграли ма-ленькую комедию «оракул»; после чего собрание так забавлялось тан-цами, что разошлось не прежде 5 часов утра» . Маскарады бывали ино-гда очень многолюдны; так, например, в 1772 году для приглашенных были предоставлены свыше 20 зал. О том, как часты были развлечения при Екатерине, можно судить по ее письму к Гримму, в Париж, от 6 февраля 1778 г.: «До поста осталось каких-нибудь 2 недели и между тем у нас будут 11 маскарадов, не считая обедов и ужинов, на которые я приглашена. Опасаясь умереть, я заказала вчера свою эпитафию».

Заканчивая описание дворца при Екатерине П, приводим из запи-сок Гарновского любопытный случай «подачи петиции» Екатерине де-путатами от 4.000 рабочих, явившихся неожиданно перед дворцом 7 августа 1787 г. Этот случаи несколько напоминает петицию рабочих Николаю II – 9 января 1905 г. «По утру явились на площади против Зимнего Дворца 400 мужиков, присланных депутатами от 4.000 рабо-чих, находившихся при отделке берегов Фонтанки, с жалобой ее и. в-ву на подрядчика Долгова, крайне их притеснявшего. Собравшись на площади мужики тотчас дали знать о себе, что они не простые зрители, а челобитчики. Всякий раз, когда случалось какой-нибудь даме подой-ти в комнатах государыни к окошку, они, принимая ее за императрицу, кланялись низко и показывали в руках жалобу. Екатерина, узнав о сем, изволила посылать к ним нескольких особ, одну за другою, которые обнадеживали их от имени ее и. в. скорым удовлетворением их прось-бы, с тем только, чтобы они разошлись и отнюдь бы толпою праздно на площади не собирались. Но средство сие не возымело желаемого дей-ствия. Мужики упорно настаивали на том, что хотят просить сами го-сударыню, и уверяли увещевавших их господ, что они не собрались бы толпою, еслиб прежде посланные от них в Царское Село с жалобою к ее и. в-ву два мужика не были взяты под стражу, и особливо досадили они дежурному ген. адъютанту Ангальту, сказав ему, что они с ним, как с немцем, не знающим по русски, и говорить не хотят. Пополудни удалось захватить из них 17 человек, кои были за караулом отправлены в уголовный суд с тем, чтобы были осуждены в учинении скопа и заго-вора. Сие увидя, прочие немедленно разбежались»  ).

 

<<< Начало книги            Следующая страница >>>

 







Rambler's Top100