Вся библиотека

Начало книги >>>

  

Государственный Эрмитаж

Зимний дворец

(1754—1927гг.)

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК


А. Суслов

 

 

17 декабря 1837 г. в Зимнем дворце произошел пожар, продол-жавшийся несколько дней и уничтоживший весь дворец, остались одни голые обгорелые стены. Расследование о причинах пожара установило, что причиной его «был отдушник, оставленный не заделанным при по-следней переделке большой Фельдмаршальской Залы»; отдушник «находился в печной трубе, проведенной между хорами и деревянным сводом залы Петра Великого, расположенной бок-о-бок с Фельдмар-шальской, и прилегал весьма близко к доскам задней перегородки. В день несчастного происшествия выкинуло из трубы, после чего пламя сообщилось через этот отдушник доскам хоров и свода залы Петра Ве-ликого; ему предоставляли в этом месте обильную пищу деревянные перегородки; по ним огонь перешел к стропилам. Эти огромные стро-пила и подпорки, высушенные в течение 80 лет горячим воздухом под накаливаемой летним жаром железной крышей, воспламенились мгно-венно»  . Записки Мирбаха, бывшего начальником караула, стоявшего в большой Фельдмаршальской зале, несколько рознятся от приведен-ного официального объяснения причины пожара; он видел, как из-под пола на пороге Фельдмаршальской залы в коридор, где были комнаты министра двора, показался дым и когда вскрыли пол, то оттуда показа-лось пламя. Когда Мирбах заметил впервые суету во дворце и дым, он спросил лакея, в чем дело. «Даст бог ничего, – отвечал мне старый ла-кей, – дым внизу в лаборатории, где уже два дня, как лопнула труба;

засунули мочалку и замазали глиною; да какой это порядок. Бревно возле трубы уже раз загоралось, потушили и опять замазали; замазка отвалилась, бревно все тлело, а теперь, помилуй бог, уже и горит. Дом старый, сухой, сохрани боже». Мирбах далее пишет: «Мне, однако, ра-зумеется не приходило и на мысль позволить кому-либо из солдат по-кинуть пост. Я собрал только ближайших к караулу часовых, стал дру-жески уговаривать всех покориться нашей судьбе, которой и я не из-бегну вместе с ними, велел присесть на корточки (караул был в обтяну-тых лосинах и ботфортах, что почти не давало возможности сидеть) так как внизу дым был менее удушлив, и запереть двери в Петровскую и в малую Аван-залу». Николай I с женой был в Большом театре, когда уз-нал о пожаре; никому не говоря в театре о пожаре, он уехал во дворец, увидел здесь, что бороться бесполезно, и приказал спасать лишь обста-новку и отстаивать Эрмитаж, что и было исполнено; вещи складывали на площади, в Адмиралтейство и в Главный штаб; большой опасности подвергалась бесценная картина Рафаэля «Георгий Победоносец», ви-севшая как образ в галлерее 1812 г., но была вынесена распоряжением эрмитажных служащих вместе с портретами генералов. Три дня горело это обширное пожарище; пламя не довольствовалось, пока не сокру-шило всего без изъятия, «пока не остался один величественный и пе-чальный вид гигантского остова» . Итак, от внутренней отделки, ис-полненной по проектам Растрелли, Гваренги и др. выдающихся масте-ров XVIII в., не осталось ничего. Существует мнение, будто сохрани-лась от Растрелли отделка парадной (Иорданской) лестницы. Вряд ли это так. Во-первых, пожар именно начался в районе лестницы (в боль-шой Фельдмаршальской зале), и потому едва ли можно думать, что прежде всего начали отстаивать и отстояли лестницу, когда огонь уг-рожал парадным залам; во-вторых, в книге «Возобновление Зимнего дворца», вышедшей в 1839 г., т.-е. через полтора года после пожара, автор ее, Башуцкпй, сын петербургского коменданта, говорит о возоб-новлении лестницы следующее: «Портик или перистиль (т.-е. на пло-щадке 2-го этажа Иорданской лестницы) состоит из 10 огромного раз-мера колонн, из превосходного темно-серого сердобольского гранита", и в этом месте автор, в примечании, указывает: «Прежде эти колонны и пилястры были штукатуренные, под грязно - красный мрамор, распи-санные аль - фреско, сколько можно судить по найденным кускам шту-катурки. Баллюстры были деревянные, подделанные под мрамор; если бы нас обманывала в этом случае память, то доказательством может служить то, что не найдено после пожара ни малейшего осколка мра-мора; лепные украшения, прежде довольно тощие, были крашены жел-тою краскою, может быть по слинялому золоту». Кроме того, смотри-тель дворца Баранович в составленном им рукописном описании пожа-ра и возобновления дворца определенно говорит: «Вновь устроена па-радная лестница; все украшения позолочены по белому грунту и ис-полнены в новом вкусе».

 

<<< Начало книги            Следующая страница >>>

 



Rambler's Top100