Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Народы и племена Восточной Европыиевская Русь

 

Борис Дмитриевич ГРЕКОВ


 

Краткий очерк политической истории Киевского государства

 

1. Народы и племена Восточной Европы

 

    Говоря о «народах», частью вошедших в состав Киевского государства, частью так или иначе с ним связанных, мы должны прежде всего помнить, что каждый народ есть продукт очень сложной и весьма длительной истории. Задача историка проследить, насколько возможно, процесс образования известных нам народов, но нужно сознаться, что эта задача по своей трудности целиком невыполнима.

 

    К тому же и наши письменные источники говорят о народах очень невразумительно: называют один и тот же народ разными именами, иногда смешивают различные народы, наконец, говорят о народах, уже более или менее сформировавшихся, и не дают материала для суждения о процессе их образования.

 

    Поэтому и в предложенном изложении краткой политической истории Киевского государства о народах будет говориться далеко не в том масштабе, какой кажется автору необходимым.

 

    Киевское государство в конце X в. уже занимало огромное пространство, на котором жило много народов, стоявших на различных ступенях развития.

 

    Эта огромная, хотя и «нескладная» империя в своем территориальном росте, на пути включения в свой состав различных этнических единиц (имевших свою собственную историю и до включения в состав Киевской державы) в конце X в. доходит до своих, так сказать, «естественных» границ, перейти которые в целях дальнейшего своего расширения она, эта «империя», не имеет достаточно сил.

 

    На северо-востоке граница «империи» соприкасается с Болгарским (на Волге) ханством. Несмотря на то, что источники об этом говорят сбивчиво, смешивая дунайских и волжских болгар, у нас нет оснований отвергать факты общения киевских князей и их дружин как с дунайскими, так и с волжскими болгарами. Как бы то ни было, волжские болгары в состав Киевского государства не входили, а вступили с Киевом в договорные торговые отношения.

 

    На севере и северо-западе Киевское государство частью втянуло » свой состав ряд племен финской группы языков и племя ятвя-гов, на юге его границы в отдельных пунктах доходили до Чер-яого моря. Во всяком случае, Черное море было хорошо известно Киеву. На западе киевские владения соприкасаются с Польшей.

 

    Южная часть Киевского государства по своей сложности вообще представляет для историка большой интерес и такие же трудности.

 

    Она была населена издавна кочевыми и оседлыми народами, из которых древнейший народ из нам известных — киммерийцы были завоеваны, а частью и вытеснены отсюда приблизительно около VIII в. до н. э. скифами.

 

    О скифах мы имеем особенно полные известия греческого этнографа и историка Геродота, посетившего нашу страну в V в. до н. э. Эти свидетельства Геродота значительно дополняются археологическими материалами.

 

   Скифы — это собирательное имя многих народов, живших -я Восточной Европе, — именно в южной и отчасти в средней полосе нашей страны. Скифами их называли греки. Сами они называли себя разными именами, — различая племена и народы — сколотами, саками и др. Но и греки под общим именем скифов различали отдельные народы и племена, входившие в их состав. Та европейская Скифия, которую описывает в своем знаменитом труде Геродот, обнимала приблизительно следующие земли: Бессарабию, Одесскую и Днепропетровскую области, Крым, Подолию, Полтавщину и части Черниговщины, Курской и Воронежской областей. Геродот имел сведения, правда, не очень точные, и о более северных частях нашей страны. Ближайших к гре-. ческому городу Ольвии скифов он называет каллипидами. Они жили к западу от Днепра, выше них жили алазоны. Это народы оседлые и земледельческие. Геродот отмечает, что каллипиды сильно затронуты греческой культурой. Это «эллинизированные скифы». К северу от алазонов до истоков южного Буга жили скифы-лахари; на левой стороне Днепра — борисфениты (Борисфеном назывался Днепр). Степи к востоку отсюда были заняты скифами-кочевниками.

 

    В областях Черниговской, Курской, Харьковской, Воронежской, Полтавской и Днепропетровской жили «царские скифы», по «определению Геродота — храбрейший и многолюднейший народ, властвующий над другими скифскими народами. За Доном к востоку жили сарматы, или савроматы.

 

    И киммерийцев и скифов греки считали автохтонами, хотя было распространено среди них. и другое мнение, что скифы пришли сюда из Азии. В конце VI в. до н. э. скифы столкнулись с персами. Персидский царь Дарий не мог покорить этого народа, хотя, пови-димому, имел дело не со всеми скифами, а лишь с частью их, со скифами-кочевниками. Во главе скифских полчищ, сумевших защитить себя от грозного завоевателя,, стоял скифский вождь Иданфирс.

 

    Само собой разумеется, что все эти народы, объединяемые общи« именем скифов, стояли не на одинаковой ступени культуры, в этническом отношении они тоже не представляли единства. Это положение доказывается и археологическими материалами.

 

Часть нашей страны Геродот наблюдал непосредственно.

 

    Привыкший к пейзажу своей гористой и безречной страны, ученый грек был удивлен равнинностью Поднепровья и поражен могучестью наших рек. Вот как описывает он Днепр.

 

    «Река Борисфен (Днепр) — самая прибыльная, доставляет стадам прекраснейшие и очень питательные пастбища, превосходные 'луга и рыбу в огромном количестве. Вода очень приятна на вкус и отличается чистотой среди мутных рек Скифии. Вдоль нее тянется превосходная пахотная земля или растет очень высокая трава там,. где почва не засевается. В устье ее есть сама собой залегающая соль, в ней ловится для соления большая рыба, без костей» (пови-димому, осетр.—Б. Г.). Страна скифов,—говорит далее Геродот,— производит хлеб, чечевицу, лук, чеснок, лен, коноплю. Из животных здесь водятся — лошади, быки, кабаны, олени, зайцы, козы,, и т. д.

 

    Кроме Геродота, изображение отдельных скифских народов мы, имеем также и у других греческих и римских писателей (Страбон,, Гиппократ, Клеарх Солийский, Плиний). Так как они наблюдали. .различные народы, то понятно, почему их описания не сходятся между собою. Страбон говорит об умеренности их жизни, Клеарх -об их роскоши, Гиппократ — об их кочевом образе жизни и о полигамии, Геродот — о моногамии и оседлости.

 

Между греками и скифами было установлено общение. Греки-получали от скифов хлеб, скот, мед, воск, соленую рыбу, металлы,... янтарь и рабов,  а привозили в Скифию изделия своего производства, — предметы роскоши, находимые сейчас нашими археологами, вино, масло, глиняную посуду, ткани.

 

    Но не только мирные отношения характеризуют связи скифов с греками. Нам известны и военные их столкновения. Филипп Македонский и один из преемников Александра Македонского Лисимах воевали со скифами, и иногда им удавалось облагать скифов данью.

 

    На роскошных вазах и других предметах, найденных в могилах скифских царей, имеются изображения скифов, из которых мы можем получить представление об их антропологическом типе, одежде, вооружении, конской сбруе и пр. Во II веке до н. э. скифы еще господствовали в Причерноморье и Приазовье, но могущество их было сломлено здесь Боспорским царством (см. стр. 216) и наступлением на них савроматов.

 

    Итак,   греки   называли   скифами   не  какой-либо  один   народ, а все народы, жившие в южной и срединной частях нашей страны, те   народы,   которые путем   длительных   взаимных связей   дали в итоге известный нам народ — славянский.

 

    В период от II до IV в. н. э. в нашей стране становятся известными готы, история которых в несомненно сильно приукрашенном виде изображена готским придворным историком Иорданом (VI в.) Он ставил своей задачей прославление своего короля Германариха и стремился к этой цели путем явного преувеличения его военных подвигов и размеров его государства. Подлинный древний народ, носивший наименование готов, повидимому жил на нижней Висле и к северо-востоку по побережью Балтийского моря. Части этих готов удалось проникнуть отсюда в бассейны рек Днепра и Днестра. Здесь они смешались с гетами, родственными киммерийцам, и с некоторыми сарматскими и другими жившими здесь племенами. Античные писатели называли всю эту совокупность народов то скифами, то готами. Иордану известны и славяне. Он называет их «мощными своей численностью» и знает их под тремя именами (венеты, анты и склавены), но ничего не говорит об их происхождении.

 

    Маврикий Стратег, византийский писатель VI в., тоже знает славян и антов. Славян он поселяет «от города Наветунского (дельта Дуная) и озера Муршанского (близ р. Дравы) по самый Днепр, а на север — по Вислу». «Могущественнейшие, — по его словам, -из антов живут близ лукоморья Понта от Днестра до Днепра».

 

    Прокопий, византийский писатель тоже VIв., говорит о «бесчисленных антских народах». Все эти авторы отмечают большую близость между антами и славянами, они говорят на одном языке, не отличаются по наружности, у них одни и те же обычаи.

 

    Анты были расположены в VI в. на территории от с.-в. склона Карпат до Дона и далеко к северу (ни Прокопий, ни Иордан северной границы не указывают, очевидно, потому, что она была не известна), т. е. они занимали основную территорию будущего Киевского государства. Это обстоятельство заставило наших ученых (Эверс, М. С. Грушевский, Б. А. Рыбаков) обратить самое серьезное внимание на историю антов, поскольку эта история есть история восточных славян.

 

    Б. А. Рыбаков в своей специальной работе «Анты, славяне и Византия в IV—VII вв.» 1 на основании письменных и археологических источников приходит к заключению, что от истории антов к истории Киевского государства идет непрерывная линия развития. Это одна и та же этническая масса, говорившая на одном языке, верившая в Перуна, плававшая на «моноксилах» (однодревках), сжигавшая рабынь на могиле умершего князя. Даже направление завоевательных набегов антов VI и Руси X вв. — одно и то же. Нет перерыва и в археологическом материале. Антское общество VI в. уже знает частную собственность, прекрасно знакомо с рабством. Внутренний процесс эволюции антов привел к образованию государства с центром в Киеве, вокруг которого уже в VI—VII вв. группировались наиболее ценные находки антских вещей.

 

 

 

 1 Этой работой я пользовался и в оценке сообщений Иордана о готах.

 

 

 

   Эти выводы подкрепляются и наблюдениями наших крупнейших филологов Н. Я. Марра и А. И. Соболевского. И по данным филологии, славяне корнями своими уходят в ту пеструю этническую массу, которую принято объединять термином «скифы». Так разрешается сейчас вопрос о происхождении славян, вопрос, который Ключевский считал «этнографической загадкой».

 

    Германарих был последним представителем, несомненно, раздутого готского могущества на юге нашего Союза. Еще при его жизни началось распадение этого варварского государства.

 

    Разбитые гуннами в 70-х гг. IV в., готы потеряли даже и то свое политическое значение, которое они имели, и вынуждены были -отодвинуться на запад, частью смешавшись с теми племенами, которые жили в Восточной Европе издавна, в том числе и со славянами.

 

    Юг нашей страны в то же время находился в постоянных сношениях с народами Кавказа и Средней Азии.

 

 

Следующая страница >>> 

 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 








Rambler's Top100