Вся библиотека >>>

Оглавление раздела >>>

 


Антон Павлович Чехов

Русская классическая литература

Антон Павлович Чехов


 

От какой болезни умер Ирод

 

 

     Ненасытный  кровопийца,   приказавший   избить   четырнадцать   тысяч

младенцев, погиб, как известно, от злейшей болезни,  при  обстоятельствах,

возбуждавших в современниках отвращение и ужас. По словам Фаррара, он умер

от омерзительной болезни, которая в истории встречается только  с  людьми,

опозорившими себя кровожадностью и жестокостями.  До  какой  степени  были

страшны и незаурядны его страдания, видно уж из того, что за пять дней  до

своей смерти он покушался на самоубийство и в бешеном отчаянии,  вероятно,

чтобы одну сильную боль отвлечь другою, приказал казнить  своего  старшего

сына. На одре своего нестерпимого недуга, распухнув от болезни и сжигаемый

жаждой, покрытый язвами на  теле  и  внутренно  палимый  медленным  огнем,

пожираемый заживо могильным тленом, точимый червями, жалкий старик лежал в

диком неистовстве, ожидая своего последнего  часа.  По  свидетельству  св.

Феофилакта, приводимому в наших Четьи-Минеях, этот жалкий старик  «лукавую

душу  свою  изверже»  от  болезни,  сопровождаемой   сильною   лихорадкой,

опуханием ног, заграждением ноздрей, трепетанием всего  тела,  главным  же

образом  какими-то  разрушительными  процессами  на  наружных  покровах  с

глубокими язвами, в которых  копошились  черви,  и  с  «расседанием»  всех

членов.

     Но что это была за болезнь? Как назвать  ее?  По  признакам,  которые

были описаны не врачами на основании одного лишь предания, конечно, трудно

дать определенный ответ. И в отдельности, и в совокупности все они, если к

тому же еще принять во внимание преклонный возраст Ирода,  характерны  для

очень многих болезней и под них  можно  подвести  даже  нашу  обыкновенную

чесотку (scabies), которая в ту пору, когда врачи в медицине  понимали  не

больше, чем  сами  больные,  производила  страшные  разрушения  и  нередко

третировалась, как проказа. Всего скорее  следует  предположить,  что  тут

идет речь о каком-то тяжелом, несомненно хроническом страдании, в  котором

на первом плане были местные явления, а затем  уже  следовали  общие,  как

лихорадка, судороги и проч. По всей вероятности, началом страшной  болезни

послужил какой-нибудь язвенный процесс, длительный и изнурительный,  вроде

всем известной волчанки. В краткой клинической картине, какую оставил  нам

св.  Феофилакт,  названа,  между  прочим,  часть  тела,  пострадавшая   от

язвенного  процесса,  по-видимому,  раньше  всех,  и  на  основании  этого

указания, или, вернее, намека, некоторые врачи остановились на заключении,

что Ирод умер от заразительной язвы, к сожалению, очень хорошо известной в

культурных странах, именно в той ее не часто наблюдаемой тягостной  форме,

которая в медицине называется  фагеденическою.  Быть  может,  это  и  так.

Течение и симптомы этой язвы, вначале ограниченной, но потом  ползущей  по

всему телу,  ее  особый  злокачественный  характер,  упорство  и  глубокие

разрушения, какие она производит иногда в организме, могут  дать  в  конце

концов картину «омерзительной» болезни и того могильного тлена, о  котором

говорит Фаррар.

     К  описанию  болезни  Ирода  близко  подходит  также  Аденская  язва,

неизвестная в Европе и наблюдаемая только в жарком поясе,  преимущественно

в Кохинхине и на островах и берегах Красного моря.  Она  поражает  главным

образом людей, ослабленных болезнями, и развивается чаще всего  на  нижних

конечностях, после самых незначительных повреждений кожи. Обыкновенно  при

этой болезни страдают кожа и подкожная  клетчатка,  но  в  злокачественных

случаях, которые не редки, язвенный процесс распространяется  в  ширину  и

глубину, разрушая мускулы, сухожилия и даже кости; человек  как  бы  гниет

при жизни и в конце концов умирает от гноекровия.

  

<<< Оглавление раздела. Все рассказы Чехова