Вся библиотека >>>

Оглавление раздела >>>

 


портрет Чехова

Русская классическая литература

Антон Павлович Чехов


 

Ужасные трагики и прокаженные драматурги

 

 

УЖАСНО-СТРАШНО-ВОЗМУТИТЕЛЬНО-ОТЧАЯННАЯ ТРРРАГЕДИЯ

 

 

                    Действий много, картин еще больше

 

 

                     Д е й с т в у ю щ и е  л и ц а:

 

     М и х. В а л. Л е н т о в с к и й, мужчина и антрепренер.

     Т а р н о в с к и й, раздирательный  мужчина;  с  чертями,  китами  и

крокодилами на «ты»; пульс 225, температура 42,8.

     П у б л и к а, дама приятная во  всех  отношениях;  кушает  всё,  что

подают.

     К а р л  XII, король шведский; манеры пожарного.

     Б а р о н е с с а, брюнетка   не  без  таланта;  не  отказывается  от

пустяковых ролей.

     Г е н е р а л  Э р е н с в е р д,  ужасно  крупный  мужчина с голосом

мастодонта.

     Д е л а г а р д и, обыкновенный     мужчина;     читает     роль    с

развязностью... суфлера.

     С т е л л а, сестра антрепренера.

     Б у р л ь, мужчина, вывезенный на плечах Свободина.

     Г а н з е н.

     П р о ч и е.

 

     ЭПИЛОГ*

     _______________

     * Я хотел было поставить: «Пролог», но редакция говорит, что тут  чем

невероятнее, тем лучше. Как им угодно! Прим. наборщ.

 

     Кратер  вулкана.  За  письменным  столом,  покрытым   кровью,   сидит

Тарновский; на его плечах вместо головы  череп;  во  рту  горит  сера;  из

ноздрей выскакивают презрительно улыбающиеся зеленые чёртики. Перо  макает

он не в чернильницу, а в лаву, которую мешают ведьмы. Страшно.  В  воздухе

летают бегающие по спине мурашки. В глубине  сцены  висят  на  раскаленных

крючьях трясущиеся поджилки. Гром и  молния.  Календарь  Алексея  Суворина

(губернского  секретаря)  лежит  тут  же  и  с  бесстрастностью  судебного

пристава предсказывает столкновение Земли с Солнцем, истребление вселенной

и повышение цен на аптекарские  товары.  Хаос,  ужас,  страх...  Остальное

дополнит фантазия читателя.

 

     Т а р н о в с к и й (грызя  перо).  Что  бы  такое  написать,   чёррт

возьми?  Никак  не придумаю!  «Путешествие на Луну» уже было...  «Бродяга»

тоже был... (Пьет горящую нефть.) Надо придумать еще что-нибудь... этакое,

чтоб  замоскворецким  купчихам три дня подряд черти снились...  (Трет себе

лобную кость.) Гм...  Шевелитесь же вы,  великие мозги!  (Думает;  гром  и

молния; слышен залп из тысячи пушек, исполненных по рисунку г. Шехтеля; из

щелей выползают драконы,  вампиры и змеи;  в кратер падает большой сундук,

из которого выходит Лентовский, одетый в большую афишу.)

     Л е н т о в с к и й. Здорово, Тарновский!

     Т а р н о в с к и й,

     В е д ь м ы,

     П р о ч и е (вместе). Здравия желаем, ваше-ство!

     Л е н т о в с к и й. Ну что?  Готова  пьеса,  чёрррт  возьми?  (Машет

дубинкой.)

     Т а р н о в с к и й. Никак нет,  Михаил Валентиныч... Думаю вот, сижу

и никак не придумаю.  Уж слишком трудную задачу задали вы мне!  Вы хотите,

чтобы от моей пьесы стыла у публики кровь,  чтобы в сердцах замоскворецких

купчих произошло землетрясение, чтобы лампы тухли от моих монологов... Но,

согласитесь, это выше сил даже такого великого драматурга, как Тарновский!

(Похвалив себя, конфузится.)

     Л е н т о в с к и й. Ппустяки,   чёррт   возьми!   Побольше   пороху,

бенгальского   огня,   трескучих   монологов —  вот  и  всё!  В  интересах

костюмировки возьмите,  чёрррт возьми,  высший круг... Измена... Тюрьма...

Возлюбленная заключенного насилием выдается замуж за злодея... Роль злодея

дадим Писареву...  Далее — бегство из тюрьмы...  выстрелы...  Я не пожалею

пороху...  Далее —  ребенок,  знатное  происхождение  которого открывается

только впоследствии...  В конце  концов  опять  выстрелы,  опять  пожар  и

торжество   добродетели...   Одним   словом,  стряпайте  по  шаблону,  как

стряпаются Рокамболи и графы Монте-Кристо...  (Гром,  молния,  иней, роса.

Извержение вулкана, Лентовский выбрасывается наружу.)

 

 

     ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

 

              Публика, капельдинеры, Г а н з е н  и прочие.

 

     К а п е л ь д и н е р ы (стаскивая с публики  шубы).  На  чаек  бы  с

вашей милости!  (Не получив на чаек,  хватают публику за фалды.) О, черная

неблагодарность!!! (Стыдятся за человечество.)

     О д и н  и з  п у б л и к и. Что, выздоровел Лентовский?

     К а п е л ь д и н е р. Драться уж начал, значит выздоровел!

     Г а н з е н (одеваясь  в уборной).  Удивлю же я их!  Я покажу им!  Во

всех газетах заговорят!

 

              Действие продолжается, но читатель нетерпелив:

               он жаждет 2-го действия, а посему — занавес!

 

 

     ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

 

          Дворец Карла XII. За сценой  В а л ь ц  глотает шпаги

                   и раскаленные уголья. Гром и молния.

                        Карл XII и его царедворцы.

 

     К а р л (шагает по сцене и вращает белками).  Делагарди!  Вы изменили

отечеству! Отдайте вашу шпагу капитану и извольте шествовать в тюрьму!

     Д е л а г а р д и (говорит несколько прочувствованных слов и уходит).

     К а р л. Тарновский!  Вы  в вашей раздирательной пьесе заставили меня

прожить лишних десять лет! Извольте отправляться в тюрьму! (Баронессе.) Вы

любите Делагарди и имеете от него ребенка.  В интересах фабулы я не должен

знать этого  обстоятельства  и  должен  отдать  вас  замуж  за  нелюбимого

человека. Выходите за генерала Эренсверда.

     Б а р о н е с с а (выходя за генерала). Ах!

     Г е н е р а л  Э р е н с в е р д.    Я    их   допеку!   (Назначается

смотрителем тюрьмы, в которой заключены Делагарди и Тарновский.)

     К а р л. Ну,  теперь  я  свободен вплоть до пятого действия.  Пойду в

уборную!

 

 

     ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ И ЧЕТВЕРТОЕ

 

     С т е л л а (играет по обыкновению недурно). Г-раф, я люблю вас!

     М о л о д о й  г р а ф.  И я вас люблю,  Стелла,  но, заклинаю вас во

имя  любви,  скажите  мне,  на  кой  чёрт  припутал меня Тарновский к этой

канители? На что я ему нужен? Какое отношение я имею к его фабуле?

     Б у р л ь. А всё это Спрут наделал! По его милости я попал в солдаты.

Он бил меня,  гнал, кусал... И не будь я Бурль, если это не он написал эту

пьесу! Он на всё готов, чтобы только допечь меня!

     С т е л л а (узнав свое происхождение).  Иду к отцу и  освобожу  его!

(На дороге к тюрьме встречается с Ганзеном. Ганзен выкидывает антраша.)

     Б у р л ь. По милости Спрута я попал в  солдаты  и  участвую  в  этой

пьесе.  Наверное,  и  Ганзена,  чтобы  допечь меня,  заставил плясать этот

Спрут!  Ну подожди же!  (Падают мосты.  Сцена проваливается. Ганзен делает

прыжок, от которого становится дурно всем присутствующим старым девам.)

 

 

     ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ И ШЕСТОЕ

 

     С т е л л а (знакомимся в тюрьме с папашей и придумывает с  ним  план

бегства).  Я Спасу тебя,  отец...  Но как бы сделать так,  чтобы с нами не

бежал и Тарновский? Убежав из тюрьмы, он напишет новую драму!

     Г е н е р а л  Э р е н с в е р д  (терзает  баронессу и заключенных).

Так как я злодей,  то я не должен ничем походить на человека!  (Ест  сырое

мясо.)

     Д е л а г а р д и  и  С т е л л а (бегут из тюрьмы).

     В с е. Держи! Лови!

     Д е л а г а р д и. Как бы  там  ни  было,  а  мы  все-таки  убежим  и

останемся  целы!  (Выстрел.) Плевать!  (Падает мертвый.) И на это плевать!

Автор убивает,  он же и воскрешает! (Является из уборной Карл и повелевает

добродетели торжествовать над пороком. Всеобщее ликование. Улыбается луна,

улыбаются и звезды.)

     П у б л и к а (указывая Бурлю на Тарновского). Вот он, Спрут! Лови!

     Б у р л ь (душит Тарновского. Тарновский падает мертвый, но тотчас же

вскакивает.  Гром,  молния,  иней,  убийство Коверлей, великое переселение

народов, кораблекрушение и сбор всех частей).

     Л е н т о в с к и й. А все-таки я не удовлетворен! (Проваливается.)

  

<<< Оглавление раздела. Все рассказы Чехова