На главную

Оглавление

  

Русская История

 

 

О России в царствование Алексея Михайловича

 

 

Григорий Котошихин

 

Оглавление >>>

 

Глава 4

 

 

О Московских послех и посланникех и гонцех, кто каков чином и честию посылаются в-ыные государства, и о послех же на посолские сьезды.

К Цесарскому величеству Римскому.

Х королевскому величеству Свейскому.

К Полскому королю.

К Аглинскому королю.

К Датцкому королю.

Х курфистром, и х князем, и к графом, и к Галанским статом.

К Турскому салтану.

К Персидцкому шаху.

Х Крымскому хану.

О посланникех и гонцех.

О посолских дворянех и иных людех, сколко с послы посылается.

О послех же, которых учнут посылати на посолства, или воевод в городы и на войну, а другие с ними быти не похотят, и о том бывают у них споры и челобитье, и про них сыскивают, и за их ослушание бывает указ и наказание.

Которые люди не думного чину и не гораздо высоких родов не похотят быти с кем в товарыщах, и им потомуж бывает указ, и сыск, и наказание иное.

Которых людей учнут с кем посылати на силу, а они, не хотя с ними быти на службе, нарочно прикинутца в болезнь.

Как у царя бывают на бояр столы, а они меж себя ведая породу свою, друг под другом садитися за столом не учнут.

Ис которых чинов нибуди бывают пожалованы в бояре и в думные люди, и как они садятца в думе и у царя за столом.

В которые дни у царя бывают власти и бояре на обедех.

О жалованье послом, как их посылают в-ыные государства.

Которые люди, новые, к посолской своей езде платьем и иным чем незаводны.

О послех, как они к поезду своему будут готовы, и наказы им даются на Москве, а иным присылаются в дорогу.

О наказех, каким обычаем послом, и посланником, и гонцом пишутца.

О послех, которые посылаются на посолские сьезды, и каким обычаем велят им с чюжеземскими послами сьезжатца.

О наказех, что на сьезды послом прямого истинного наказу не дается.

О послех, что они будучи в посолстве с ответными людми или на сьездех с послы говорят, и о записке их речей, как они пишут красно и разумно, не против того как говорят; и на то вопрос и ответ.

Об образах, которые посылаются с послы на посолские сьезды и с воеводы в войну.....

Как послы, соверша свои посолства, едут к Москве.

Как послы, или полковые воеводы, приехав к Москве, бывают у царя и дела свои царю подносят, и за те их службы о чести и о жалованье.

О послех же и полковых воеводах, которые прослужатся, и какое кому бывает наказание.

О дарех, каковы к которому государю с послы посылаетца, и посколку.

К Цесарскому величеству.

Х королевскому величеству Свейскому.

К Полскому королю.

К Аглинскому королю; в той же статье написан вопрос и ответ.

К Датцкому королю.

Х курфистром, и х князем, и к графом, и к Галанским статом.

К Турскому салтану.

К Персидцкому шаху.

Х Крымскому хану, и к его царице, и к царевичам и к царевнам, и к их детем, и к пашам, и х князям, и к мурзам, и к Татаром.

Сколко к которому потентату даров посылаетца с посланники.

 

 

О Московских послех, кто каков чином и честию посылаются во окрестные государства в послех, в посланникех, в гонцех.

1. К цесарскому величеству Римскому великие послы не посылываны давно, потому что далней проезд, чрез многие разные государства, и послом великим в дороге будет много шкоты и убытков. А посылаются к цесарю посланники роду середнего, которые бывают в думных дворянех и в околничих; а с ним товарыщ дьяк.

2. Х королевскому величеству Свейскому посылаются великие послы, околничие другой статьи родов, которые в боярех не бывают; а с ними товарыщи думные дворяне, или столники середних родов, да дьяки. А на посолство на сьезды посылаются бояре из первые статьи родов, которые ниже есть писаны; а с ними товарыщи таковы, каковы посылаются в Свею.

3. К Полскому королю посылаются великие послы, бояре болших родов первые статьи, которые ниже всех, или и другие ж статьи родов бояре ж, или околничие, которые бывают в боярех; и з боярами посылаются товарыщи, околничие и думные дворяне, и столники, и дьяки, а с околничими думные ж дворяне, и столники, и дьяки. А на посолство на съезды посылаются бояре первые статьи родов, пятого или шестого роду человек; а с ним товарыщи бояре ж таковы, каковы посылаютца в Полшу, такъже и околничие, и думные дворяне, и думные и простые дьяки.

4. К Аглинскому королю посылаются столники, первые статьи родов, которые из столничества бывают в боярех; а с ними товарыщи дворяня добрых родов, да дьяки.

5. К Датцкому королю посылаются столники и дворяне тех родов, которые бывают в думном дворянстве и в околничестве; а с ними товарыщи дворяня ж и дьяки.

6. Х курфистром, и х князем, и к графом, и к Галанским статом посылаются столники ж, и дворяне, и дьяки таковы ж, что и к Датцкому королю.

7. К Турскому салтану посылаются послы таковы ж, что и к Датцкому королю.

8. К Персидцкому шаху посылаются послы таковы ж, что и в Свейское государство.

9. Х Крымскому хану и х Калмыцким тайшам посылаются посланники, середних родов дворяне; а с ними товарыщи подьячие.

10. А посланники посылаются к християнским потентатом, столники ж и дворяне, честных и середних родов, и дьяки.

А в гонцех посылаются стряпчие, дьяки, жилцы, подьячие и началные люди.

11. Да с послы ж, как посылают в государства и на сьезды, и с посланники, бывают для посолской чести посыланы, з бояры и околничими и думными людми, столники, и стряпчие, и дворяне, и жилцы, дети и братья и роду их и чюжих родов, которые преж того бывали отцы их и деды со отцами их и з дедами, или которые с кем быть сами похотят. А бывает с теми послами и посланники, смотря по роду и по чести их и по посолству, за иным боярином по 30 и по 20 и по 15 человек; а за околничим, и думным человеком, и за столником по 15 и по 10 и по 8 человек, а за иными по пяти и по три человека; а за дьяки по 2 и по одному человеку.

Да с послы ж посылаются по переводчику, подьячих по 5 человек и болши, а людей они своих емлют с собою по своей чести, сколко кому мочно; и бывает с великими послами всех людей человек по 40 и по 50 и по 60 и по 80 и по 100 и болши, смотря по посолству и каковы есть честью послы. А с посланники посылаются подьячих два человека или три, и переводчик, и толмачи; а всех людей бывает с ними человек по 15 и по 20 и по 30. А з гонцами бывают толмачи ж, да людей человек по 8 и по 10 и болши, как кому сколко мочно для чести взяти.

12. А когда лучится царю послати кого на свою царскую службу, во окрестные государства в послех и в посланникех, или на посолские сьезды, такъже и в городы по воеводствам, и на войну, или на Москве в Приказех сидеть у дел, боярину или околничему или столнику з боярином, а с околничим думному человеку и столнику и дворянину, а з столником или и з думным человеком столнику ж и дворянину, единому под другим в товарыщах; и будет ис тех бояр боярин, или околничей, или столник, з боярином породою своею ровен, и отцы их и деды и прадеды с отцами их и з деды и роду их на службе и у дел и у царя за столом не бывали ни с кем, а думные дворяне и столники и дворяне породою своею с околничими ровны ж, и у дел ни у каких роду их никто околничего с сродственники нигде не бывали ж, а столники и дворяне з думными людми, а дворяне с столники породою будут ровны ж, и таким же обычаем с сродственными тех людей преж того роду их в посолствах и на службах нигде не бывали — и они с ними в товарыщах быти потомуж не хотят, и ставят себе в позор и в бесчестье. И бояре, и околничие, и думные люди, и столники, и дворяне, бьют челом царю и подают челобитные на тех людей в бесчестье, которые с ними, по его царскому указу, быти не хотят; а пишут в челобитье своем друг на друга, что им быти с ними кому с кем велят мочно, потому что отцы их, или деды, или прадеды, или кто нибудь роду их, их роду со отцы и з деды или с прадеды бывали безспорно, или кто будет со отцы их и з деды и с прадеды бывали на службах и в посылках иного роду, а с тем родом тот род, на которой род учнут бити челом, бывали они на службах и в посылках без спору, и по тому роду им быти с ними мочно — чтоб государь про то, по их челобитью, велел сыскать и по сыску в бесчестье указ учинен был. А те, которым велено с кем быти в товарыщах, против того ж бьют челом царю, что они породою своею и честью тех людей не менши, с кем им велят быть, и отцы их и деды и прадеды сродственными их нигде в товарыщах не бывали ни с кем. И по тому их челобитью приказывает царь в Посолском Приказе и в Розряде сыскивать о чести их старыми записными книгами и писмами, и в тех Приказех сыскав выпишут, кто каков есть честью, и того дела слушает царь з бояры и з думными людми: и будет кому с кем быти по сыску мочно, и тому быти велят без упорства; а будет кому быти для ровности не мочно, и его отставят, а велят быти иному кому мочно. А будет кому с кем велят быти по сыску, а он ослушався его царского указу быти не хочет и чинитца силен, и того за ослушание его укажет царь посадити в тюрму, насколко доведетца. А за боярское бесчестье отсылают к бояром на двор головою тех людей, которые с ними быти не хотят. И которого дни прикажет царь кого боярина, или околничего, или столника, за бесчестье отослать головою к боярину, или думного человека и столника к околничему, и того дни тот боярин, или околничей, у царя не бывает, а посылают к нему с вестью, которые люди с ним быть не хотели пришлют к нему головою; и он того ожидает. А посылают к ним таких людей з дьяком, или с подьячим, и взяв тех людей за руки, ведут до боярского двора приставы, а на лошади садитися не дают; а как приведут его на двор к тому, с кем он быти не хотел, поставят его на нижнем крылце, а дьяк или подьячей, велит тому боярину о своем приходе сказать, что привел к нему того человека, которой с ним быти не хотел и его бесчестит, и боярин к дьяку, или к подьячему, выдет на крылцо; и дьяк и подьячей учнет говорить речь, что великий государь указал и бояре приговорили того человека, которой с ним быти не хотел, за его боярское бесчестье, отвесть к нему боярину головою; и тот боярин на царском жалованье бьет челом, а того кого приведут велит отпустить его к себе домовь, и отпустя его домовь на дворе у себя на лошади ему садитися и лошади водити на двор не велит. И тот, кого посылают к кому головою, от царского двора идучи до боярского двора и у него на дворе, лает его и бесчестит всякою бранью; а тот ему за ево злые лайчивые слова ничего не чинит, и не смеет, потому что того человека отсылает царь к тому человеку за его бесчестье, любячи его, а не для чего иного, чтоб тот человек учинил над ним убойство или увечье; а кто б что над таким отсыланым человеком что учинил, какого злого бесчестья и увечья, и тому б человеку самому указ был против того вдвое, потому что он обесчестит не того, кого к нему отошлют, истинно будто а самого царя. А кто таких людей отводит дьяк, или подьячей, и тот боярин, к которому отводят, дарит их подарками немалыми. И назавтрее того дни ездит тот боярин к царю, а приехав бьет челом царю на его жалованье, что он к нему велел за бесчестье противника его отослать головою. И после того царь велит с тем боярином, или околннчим, быти иному человеку, кому мочно, а прежнего отставят; и бывает царь на того человека гневен, и очей его царских не видит многое время.

13. А которые не думного чину люди не похотят быть, по указу царскому и по сыску, с теми людми, с кем им быть велено, и тем бывает за ослушание и за бесчестье наказание ж в тюрму, по царскому разсмотрению; а иным за такое их ослушание и за бесчестье того, с кем быти не хотят, учинят наказание, бьют батоги в Приказех и в Верху перед царскими полатами; а на иных за бесчестья правят денги, против жалованья, и отдают тому, кого они бесчестят; а у иных за такие ослушания бывает наказание, отоймут честь и поместья и вотчины, и бив кнутом или батоги ссылают в сылку, на вечное житье в Сибирь в казаки.

14. Да у бояр же, и у думных и у ближних людей, и у иных чинов, у столников, у дворян, у дьяков и у стряпчих и у жилцов, обычай таков: кого с кем царь похочет послати в товарыщах, в посолство и в-ыные во всякие посылки, и те люди, кому с кем велят быти, сведав о том наперед, что им с ними быти, а им быти с ними за чем будет не мочно, учинятца нарочным делом болны, чтоб тою приметною болезнью тое службы избыть. И тот с кем они быти не хотят, бьет челом царю, что тот человек прикинулся в болезнь, нарочным делом, не хотя с ним быти вместе. И по таким челобитьям, болных людей осматривают, думные и простые дьяки, и подьячие: и будет такие люди бывают болны не нарочным делом, и их осмотря от службы отставливают, а посылают в их место иных; а будет у осмотру познают, что учинился болен нарочным делом, хотя избыть того, чтоб с тем человеком не быть, с кем ему велено, и такого человека с тем человеком посылают болного, доколе обможетца; а будет умрет, или к самому времяни к которому будет надобен, не обможется, и в его место посылают иных, а ево имя запишут хотя и болен был, однако с тем человеком с кем велено посылан и был. И иные такие люди с серца прикинувся в болезнь умирают многие, не хотя роду своего перед другим родом обесчестить.

15. Такъже как у царя бывает стол на властей и на бояр, и власти у царя садятся за столом по правой стороне, в другом столе, а бояре по левой стороне в своем особом столе. И как те бояре учнут садится за стол, по чину своему, боярин под боярином, околничей под околничим и под боярами, думной человек под думным человеком и под околничими и под боярами, а иные из них ведая с кем в породе своей ровность под теми людми садитися за столом не учнут, поедут по домом, или у царя того дни отпрашиваются куды к кому в гости; и таких царь отпущает. А будет царь уведает, что они у него учнут проситися в гости на обманство, не хотя под которым человеком сидеть, или не прошався у царя поедет к себе домовь: и таким велит быть и за столом сидеть, под кем доведется. И они садитись не учнут, а учнут бити челом, что ему ниже того боярина, или околничего, или думного человека, сидети немочно, потому что он родом с ним ровен, или и честняя и на службе и за столом преж того род их с тем родом, под которым велят сидеть, не бывывал: и такова царь велит посадити силно; и он посадити себя не даст, и того боярина бесчестит и лает. А как ево посадят силно, и он под и ним не сидит же и выбивается из за стола вон, и его не пущают и розговаривают, чтоб он царя не приводил на гнев и был послушен; и он кричит: «хотя де царь ему велит голову отсечь, а ему под тем не сидеть» и спустится под стол; и царь укажет его вывесть вон и послать в тюрму, или до указу к себе на очи пущати не велит. А после того, за то ослушание, отнимаетца у них честь, боярство, или околничество и думное дворянство, и потом те люди старые своея службы дослуживаются вновь.

А кому за такие вины бывают наказания, сажают в тюрмы, и отсылают головою, и бьют батоги и кнутом: и то записывают в книги, имянно, впредь для ведомости и спору.

16. А ис которых чинов нибуди бывают пожалованы в бояре, и в околничие, и в думные люди, за службы и не за службы, а лучится им сидети в думе с царем вместе: и они садятца по роду своему и по чести, кто кого честняя породою, а не по тому, кто кого старее в чину, хотя кто сегодни пожалован, наутрее по породе своей учнет сидети выше. Такъже и за столом царским садятца по тому ж. А которые бояре царю свойственные по царице, и они в думе и у царя за столом не бывают, потому что им под иными боярами сидеть стыдно, а выше не уметь, что породою невысоки; а околничие и думные люди свойственные царю по царице, и те люди в думе и у царя сидят за столом, где кому мочно. Такъже они свойственные царю на Москве сидят в Приказех, или бывают в посолствах и в воеводствах, и с ними бывают товарыщи, которым было преж того мочно с ними быть, как еще они царю не учинились в свойстве.

17. А бывают они бояре, и думные люди, и власти, у царя на обеде на Господския празники и на иныя нарочитые дни, и на его царские и царицыны и царевичей и царевен имянины, такъже и в те дни, когда которой царь или царица и царевичи и царевны преставилися, и творят по них погодно поминание, или как бывают иных государств послы на обеде; а окроме таких дней, они бояре и власти у царя не обедают никогда.

18. О жалованье послом, кaк их посылают во окрестные государства. Бояром, околничим, думным людем, столником, стряпчим, дворяном, дьяком, жилцом, переводчиком, подьячим, толмачом, как их посылают во окрестные государства в посолствах и на сьезды и в посланникех и в гонцех, дается царское жалованье денежное по окладу их на два года, да чем поднятца на службу против окладу одного году; да им же для тех служеб даетца соболей: бояром по 1000 и по 800 и по 700 и по 500 рублев, околничим на 400 и на 300 рублев, думным людем и столником на 300 и на 250 и на 200 рублев, столником же и дворяном и дьяком на 200 и на 150 рублев, безденежно, смотря по чести их и по посолству. Да им же послом, и посланником, и гонцом, и посолским дворяном, и иным чином, в дорогу даетца царское жалованье, запасы хлебные и сьестные, мяса и рыба; да питья, вина, вина горячие, меды розные, пива, по указу, для чину, негораздо по болшому, по старому обычаю.

19. А которой боярин, или околничей, или думной человек, или столник и дворянин, люди новые, к посолскому делу нарядами, платьем и конскою збруею, незаводны: и тем даютца царские лошади со всею службою, а к платью и на шапки запоны, а иные наряды и служилую рухлядь берут они на сьезд и займуют у своей братьи, кто кому дружен. А как они приедут с службы, и то что у царя возмут отдают назад, или разве чем кого за службу царь пожалует во веки.

20. А как они послы, взяв жалованье, к посолскому своему поезду изготовятся совсем, и посылаючи их в которые государства, или на сьезды, для скорости велят им ехать не дожидаяся наказов, потому что те наказы к поезду их бывают неготовы, и вымышляют как бы им с чюжеземскими людми говорить и отговор чинить разумнее, а государю б своему к чести; а присылаются те наказы к ним в дорогу, з гонцами, как они будут блиско рубежа. А которым послом с Москвы бывает поезд не скорой, и им наказы даютца на Москве.

21. А пишетца послом и посланником и гонцом, в наказех, кроми новых дел, о чем лучится говорити и что делати, таким обычаем: 1. Как они будут которого великого государя в стороне, и они б посылали к генералом губернатором и к воеводам из дворян своих посолских человека разумного, а с ним переводчика; о своем отпуске х кому они будут посланы от царя, и о приставе, и о корму и о питье, и о подводах и о провожатых, чтоб их отпущено было без задержанья. 2. А будучи другово великого государя в стороне, ехали б тихо и смирно, и задору б они послы и посолские их дворяне и люди с чюжеземскими людми ни о чем не чинили никакого, и домов не разоряли и не грабили, и сами б насилством своим не имали ничего ни у кого, чтобы на них послов в проезде их не было жалобы ни от кого, такъже б царскому имени не учинили к бесчестью. 3. А как они послы приедут к которому государю, в котором он городе живет, или где в отъезде, и их тот государь велит приняти и поставити на дворе, и они б послы на другой или на третей день приказывали к тому государю с приставом своим, которого к ним уставят, что присланы они от государя своего к тому государю для великих дел и для дружбы и любви, чтоб тот государь велел быти им у себя на дворе на приезде и посолства их выслушал. 4. А как тот государь которого дни велит им послом быти у себя на дворе, и им послом велено с приставом говорить и посылать, чтоб он того государя думным людем объявил, которого дни будут они у государя их на дворе и посолство свое учнут править, чтоб иных государств послов и посланников и гонцов при том не было. И как тот пристав пришед от думных людей скажет им послом, что того дни которого будут они у государя их, иных послов и посланников и гонцов не будет никого, и им послом велено ехать по чину: наперед бы их послов несли к тому государю от царя дары, да перед ними ж послами ехали посолские дворяне, а грамоту б царскую вез подьячей; а приехав на двор шли б в полаты к тому государю, сняв с себя сабли; а людей бы своих, окром дворян, с собою в полаты не имали. 5. А как они послы уведают, что у того государя тогодни, которого им быти у него, будут иных государств послы, или посланники: и им послом велено с приставом же приказывать говорить, что им при чюжеземских послех и посланникех быти у того государя и посолства своего правити не уметь, и в посолство к тому государю за чюжеземскими послами з двора ездить не велено. А будет они послы, приехав к тому государю на двор, сведают, что тутъже с ними вместе будут иные послы на посолстве: и им потомуж велено отговаривать, и в посолство при них не ходить. 6. А приехав к тому государю, велено к нему в полаты итти по чину: наперед нести дары, да шли б дворяне и грамоту несли, а сами послы позади. А вшед в полату и став пред тем государем, по посолскому обычаю, и держа грамоту, первому послу говорити речь такову: «Бога в Троице славимаго милостию великий государь царь»; потом имянованье его царское и титла болшие, а по титлах имянованье ж и титлы того государя, к которому бывают они присланы, а по титлах: «к вашему королевскому величеству [Цесарская: «к вашему Цесарскому величеству». Персидцкому: «к вашему Шах Аббасову величеству». Х Крымскому: «к вашему Махметь Гирееву цареву величеству» или какое имя его будет. Х курфистром, и х князем, и к иным: «к вашей курфистрской, или княжой честности»] прислал нас своих царского величества великих и полномочных послов, с своею царскою грамотою, и велел поклонитися, и свое царского величества здоровье сказати, а ваше королевского величества здоровье видети». А кланятися им послом велено, по обычаю, в пояс. И потом как спросит тот государь послов про царское здоровье, и посла б другой товарыщ говорил: «как они поехали от великого государя царя», имянованье царское и титла короткая, а по титле «и великий государь наш, его царское величество, на своих преславных и великих государствах Росийского царствия, дал Бог в добром здоровье». А как тое речь переводчик скажет, и третьему человеку послу велено говорити речь такову: «Божиею милостию великий государь царь», имянованье ж его царское и титла короткие, а потом другого государя имянованье и титла короткие, а по титлах «к вашему королевскому величеству прислал свою царского величества любителную грамоту». А как тое речь переводчик скажет, велено поднеси грамоту; и потом им же послом четвертому товарыщу велено говорити речь такову, а четвертого не бывает, и тое речь говорити первому послу: «великий государь царь», имянованье и титла короткие ж, «к вам», титла того государя; по титлах: «прислал свои царского величества любителные поминки». И потом велено им послом дары подносити тому государю, самим, порознь; а будет у них послов свои дары будут, и им потомуж велено подносити с учтивостию; и тот государь как примет у них дары и велит быти к себе послом к руке, и им велено к руке итти вежливо и учтиво; а кланятися тому государю велено потомуж, по обычаю, в пояс. А как тот государь посолства их выслушав отпустит к себе на подворье, и пришлет к ним с столом с ествою и с питьем: и кто будет прислан с столом, велено говорити с ним речи вежливые, разумным поступком. А как придет до того что за государские здоровья пити чаши, и послом велено пить наперед про царское здоровье, потом другово государя; а будет у них о том учинится спор, и им велено отговарить и упрашивать, чтоб пить наперед про царское здоровье. А будет тот государь велит им послом быти у себя на обеде, и им потомуж велено ехать, и бывши у него за столом чтоб сидели вежливо, и не упивалися, и речи разговорные говорили остерегаяся с вымышлением; такъже и посолским своим дворяном от себя приказывали, чтоб они не упивались, и сидели вежливо ж и тихо, и слов никаких меж себя и ни с кем не говорили. А как им послом велят быти у думных людей в ответе, и им потомуж велено ездить в ответ учтиво, и в ответе з думными людми о делех говорить по наказу, разумно и вежливо, чтоб царскому имяни от того было к чести и к повышению.

А как им послом будет отпуск, и они б на отпуск ехали ж и оговаривались, чтоб и при отпуске их иных государств послов и посланников и гонцов не было; и будучи на отпуске потомуж чин свой исправили, вежливо и смирно, как и на приезде, во всем против посолского обычая. А как их отпустят домовь, и они б государством того государя, или другово которого, ехали назад потомуж тихо и смирно, как и туды едут сперва; и даров бы, едучи туды, и будучи там, и назад едучи, от всяких дел кому доведется дати, давали б не жалея, чтоб от того царскому имени было к чести и к повышению, а им послом к проезду и отъезду их без задержания. А чем их послов которой государь на отпуске подарит, и те дары показывают приехав царю; и что ис тех даров понадобится царю, и то у них емлет, а за то из своей царской казны дает денгами, по оценке, что чего стоит.

Таким же обычаем как посылаются во окрестные государства посланники, и им в наказех пишут и делать велят против того же, во всем что и послом.

Такъже и гонцом бывает указ против того же. кроме речи, что говорят послы и посланники, как подносят дары; а сверх того не бывает на них положено, чтоб от них каких дел выслушать и быть в ответех, или писмами какими крепится, и кроме того что грамоту отдать ничего делати не указано.

22. А которые послы бывают на посолских сьездех о постановлении покою християнского, и им с чюжеземскими послами велено ссылатца листами, в которых местех сьехатися ближе и податнее, и о посолском их съезде велено бывает договариватца по полным их посолским мочам, через дворян, и через их дворянские записи, и крестное целование и веру, чтоб им послом друг з другом сьехатися и розъехатся волно было, хотя и доброго ничего не учинится, и друг на друга зла никакого не мыслити, и не подъискивати и мыслити не велеть никому. А как они по таким дворянским записям съедутся, и им велено шатры царской с королевским поставити поровну, полами вместе, или избы зделав, а меж ними сени опчие; и в тех обчих полах, или сенях, послом с послами сходитися, и сшедся наперед бы говорили речи они Руские послы, а потом розменялись верющими грамотами, а сверх того и о делех бы говорили, о чем им наказано. А как посолство учнет приходить к доброму делу, и им по зговору записи велят писать, по указу, и учиня б меж себя веру и крестное целованье, розъехався з другими послы, ехали к Москве не мешкая.

23. А прямого истинного наказу, и указу, на посолские сьезды послом своим ведати не дадут, до тех мест, как они сьедутся з другими послами, и что с ними на сьезде чюжеземские послы поговорят. И будет в чом упорно стоят, и они о том пишут к Москве, что чюжеземские послы стоят упорно и гораздо спесивы и неподатны, что им бес прямого подлинного указу делать не по чему; и к ним посылают наказ тайной, в то время как отпишут.

24. А будучи послы и посланники в посолстве своем, о делех говорят в ответех с ответными людми, и на сьездех с послы, по наказом, каковы им бывают даны ис Посолского Приказу и от Тайных Дел; и те их речи записывают подьячие. И кто что в посолстве своем говорил какие речи, сверх наказу, или которые речи не исполнят против наказу: и те все речи, которые говорены и которые не говорены, пишут они в статейных своих списках не против того, как говорено, прекрасно и разумно, выславляючи свой разум на обманство, чрез чтоб достать у царя себе честь и жалованье болшое; и не срамляются того творити, понеже царю о том кто на них может о таком деле объявить?

Вопрос. Для чего так творят?

Ответ. Для того: Росийского государства люди породою своею спесивы и необычайные ко всякому делу, понеже в государстве своем научения никакого доброго не имеют и не приемлют, кроме спесивства и безстыдства и ненависти и неправды; и ненаучением своим говорят многие речи к противности, или скоростию своею к подвижности, а потом в тех своих словах времянем запрутся и превращают на иные мысли; а что они каких слов говоря запираются, и тое вину возлагают на переводчиков, будто изменою толмачат; а как бы они те все свои слова велели записывать и при них стояли, и таким бы указ был учинен за их службу, как о том ниже сего писано. Благоразумный читателю! чтучи сего писания не удивляйся. Правда есть тому всему; понеже для науки и обычая в-ыные государства детей своих не посылают, страшась того: узнав тамошних государств веры и обычаи, и волность благую, начали б свою веру отменить, и приставать к иным, и о возвращении к домом своим и к сродичам никакого бы попечения не имели и не мыслили. И о поезде Московских людей, кроме тех, которые посылаются по указу царскому и для торговли с проезжими, ни для каких дел ехати никому не поволено. А хотя торговые люди ездят для торговли в-ыные государства, и по них по знатных нарочитых людех собирают поручные записи, за крепкими поруками, что им с товарами своими и з животами в-ыных государствах не остатися, а возвратитися назад совсем. А которой бы человек, князь или боярин, или кто нибудь, сам, или сына, или брата своего, послал для какого нибудь дела в-ыное государство без ведомости, не бив челом государю, и такому б человеку за такое дело поставлено было в-ызмену, и вотчины и поместья и животы взяты б были на царя; и ежели б кто сам поехал, а после его осталися сродственники, и их бы пытали, не ведали ль они мысли сродственника своего; или б кто послал сына, или брата, или племянника, и его потомуж пытали б, для чего он послал в-ыное государство, не напроваживаючи ль каких воинских людей на Московское государство, хотя государством завладети, или для какого иного воровского умышления по чьему научению, и пытав того таким же обычаем, как написано об указе выше сего, кто пойдет через царской двор с ружьем.

25. Да с послы ж, которые бывают посыланы на посолские сьезды, или воеводы в войну с полками, и с ними в такие посылки посылаются образы древняго писания, обложены золотом и серебром, з жемчюгом и с каменьем: и те образы, с-ыными со многими образами и со свещами, царь, и патриарх, и митрополиты, и весь священнический чин, и бояре, и всякого чину люди, из Москвы провожают пеши, до тех мест где принимают чюжеземских послов. А провожаючи те образы, молебствуют, и по молебствовании патриарх, и царь, и власти, и бояре, и всякого чину люди, чинят перед тем образом прощение, и потом целуют того написанного образа в руку; и бывают послы, или полковые воеводы, в то время у царя на отпуске у руки; и прощався царь, и патриарх, и власти, и бояре, с-ыными образами пойдут назад, до первыя своея соборныя церкви, и потом розыдутца по домом. Таким же обычаем как послы приезжают ис посолств, или воеводы ис полков, и царь, и патриарх, и власти, и бояре, и иные люди, те образы встречают в тех же местех, где чинит прощение в провожании, с образами ж и со свещами, и чин бывает против того ж, как в провожании; а встретя те образы, поставят в церквах, где они преж того стояли. А бывают те образы, Спасов, или Богородицын, или которого святаго, написаны на дереве, величиною с лист, а иной в аршин и болши.

[Вопрос. Для чего те образы посылаются?

Ответ. Для того: когда на войне учинится над неприятелем поиск, а в посолстве вечное докончанье и дела учинятца помощию Божиею, а они разумеют будто помощию и заступлением и молитвою Богородицыною и святых которых ис тех образов, и по такому домышлению те образы почитают и не стыдятся к бездушному глаголати и о помощи просити; понеже слепы есть: замазал им диавол очи пламенем огня негасимаго.]

Да с послы ж бывают на Свейских посолских сьездех, для опасения, стрелцов по 200 человек и болши, да конницы з 200 ж человек.

А на Полских сьездех бывает с послы приказ стрелцов, да конницы с 500 человек, кроме дворян, со всяким воинским запасом и с пушками.

26. А как послы, соверша свои дела по указу, ис посолств едут к Москве, и в то время на встречю в дорогу посылает к ним царь спрашивати их о здоровье, столников и жилцов, смотря по посолской чести; и те послы за то тех людей дарят.

27. А как послы, или полковые воеводы, приедут к Москве, и царь велит им быть к себе, или как встречает образы, и они бывают у руки, и подносят посолств своих грамоты и записи и статейные списки, как что делалось; и царь слушав их посолского дела, будет служба их будет в выслугу, жалует за выслугу честью, как о том выше написано. Да им же послом и полковым воеводам, бояром, околничим, думным людем, столником, дворяном и дьяком, даются шубы собольи, покрыты золотным бархатом или отласом, рублев в 200 и в 300 и в 400 и в 500 шуба, смотря по службе и по чести человека.

Да им же даются вотчины, или на вотчины денги, тысечь по десяти и по семи и по шти и по пяти и по 3 и по две, ефимков Любских, смотря по службе ж и по чести человека; да к годовому денежному жалованью и к поместному окладу придача.

А столником же, и стряпчим, и дворяном, и жилцом, и переводчиком, и подьячим, и толмачем, которые бывают посыланы с послами, а не сами собою, за службы дается жалованье: сукна, камки, тафты, смотря по человеку, да к годовому денежному жалованью и поместному окладу придача. Таким же обычаем посланником и гонцом, которые бывают во окрестных государствех, и им за службу их потомуж бывает честь, и к годовому жалованью и к поместному окладу придача.

28. А иным послом и посланником и гонцом, или и полковым воеводам, за их службы о жалованье бывает указ: на площади перед Посолским Приказом бьют кнутьем, а иных казнят смертию, а у иных отымается честь, и поместья и вотчины, и ссылают в ссылку в Сибирь на вечное житье, з женою и з детми, в дети боярские, или в казаки, или в какую службу годятся. А кому за какие вины бояром, и околничим, и думным и ближним людем, и столником, и иным чином, о наказании бывает указ: и о тех людех жены их, и дети, и сродичи, бьют челом царице, или царевичам и царевнам — и они по их челобитью о прощении упрашивают царя, и царь, по их прошению, тех людей в винах их прощает и наказания им не бывает; такъже и ис тюрем и из ссылок свобождают, и поместья их и вотчины отдаются им назад, а чести дослуживаются вновь.

О дарех, каковы к которому потентату с послы посылаются, и по сколку числом.

29. К Цесарскому величеству с посланники посылается поминков на 1000 рублев; да на роздачю от царских дел на 300 и на 400 рублев и болши, соболми, сороками и парами.

30. К королевскому величеству Свейскому, с великими послы, на 2000 рублев; да на роздачю от дел на 1000 рублев.

31. К Полскому королю, с великими послы, на 3000 и на 5000 рублев; да на роздачю от дел на 2000 рублев.

32. К Аглинскому королю преж того посылывано против Полского короля, на 3000 ж рублев; да от дел против того въполы.

А прошлого 1663 году к Аглинскому королю и х королеве послано от царя, от царицы и от царевичей всяких даров, с великими послы с Прозоровским, соболей и лисиц черных, и мехов собольих и горностаевых, и соболей, и куниц, и горностаев живых, и птиц кречетов, соколов и ястребов, болши 20,000 рублев; а посланы такие великие дары для подкрепления старые их государские братцкие дружбы и любви, и чтоб у города Архангелского учинити торговлю поволную противо прежнего, как при прежних королех и царех бывало. Такъже и для того такие дары посланы, что в то время король Аглинской женился; и те Московские послы приехав к Аглинскому королю веселия его не застали, а были у него и у королевы и посолство свое отправливали, и дары им от царя и от царицы и от царевичей подносили, по чину, после его королевского веселия; такъже и они послы короля и королеву дарили своими дарами, соболми и собольими и горностаевыми мехами; и воздав им Московским послом Аглинской король честь и подарки немалые, такъже и за их дары подарки ж, отпустил с честию домовь. И после того вскоре Аглинской король к Московскому царю послал посла своего, з женою и з детми, а с ним дары великие, сметя против Московских даров; и велел посолство править царю и царице и царевичам от себя и от королевы, и дары подносить против такого ж обычая, что и к ним было. А как Аглинского короля посол приехал к Москве, и о приниманье его, и о посолстве и о всем деле, разумеется что таким же обычаем было, как ниже сего написано про Полских послов.

Как Полского Владислава короля не стало, а по смерти его обрали на Полское королевство брата его нынешняго Полского Яна Казимира короля, и в то время посланы были с Москвы послы, для подтвержения старые братцкие дружбы и любви, роду Стрешневых, а Полской король в то время женился брата своего на королеве. И будучи те Московские послы у Полского короля на свадбе, от царя и от царицы королю и королеве правили посолство, и подносили дары; и против того и Полской король посылал к царю послов своих, и велел посолство править, и дары подносить от себя и от королевы царю и царице, против такого ж обычая. И те послы будучи у царя посолство свое правили и дары подносили; а к царице посолства править и ее видеть не допустили, а отговорилися тем, назвали царицу болною, а она в то время была здорова; и слушал у послов посолства, и дары за царицу принимал царь сам.

Вопрос. Для чего так творят?

Ответ. Для того: Московского государства женской пол грамоте неученые, и не обычай тому есть, а породным разумом простоваты, и на отговоры несмышлены и стыдливы: понеже от младенческих лет до замужства своего у отцов своих живут в тайных покоях, и опричь самых ближних родственых, чюжие люди никто их, и они людей видети не могут — и потому мочно дознатца, от чего б им быти гораздо разумным и смелым; такъже как и замуж выдут, и их потомуж люди видают мало. И толко б царь в то время учинил так, что Полским послом велел бы быть у царицы своей на посолстве, а она б выслушав посолства, собою ответу не учинила б никакого, и от того пришло б самому царю в стыд.

33. К Датцкому королю преже того посылано с послы по 2000 рублев; да на роздачю от дел на 1000 рублев.

А прошлого 1663 году к Датцкому королю послано было, с послы, всяких даров: соболей и лисиц черных, и мехов собольих и горностаевых, и соболей же и куниц и горностаев живых, и птиц кречетов и соколов и ястребов, и иных, с 15,000 рублев; да от Архангелского города, в два пойма, хлеба по 5000 четвертей, безденежно. А посланы такие великие дары для того: как у Московского царя учинилося с королевским величеством Свейским нелюбье и война, и в то время царь писал к Датцкому королю, чтоб он против королевского величества помогал, стоял с ним за одно, и по тому его писму Датцкой король то и чинил; а когда Всемогущий Бог королевскому величеству допомог, над Датцким королем учинился поиск, и тогда царь Московской Датцкому королю не помогал, и чинил в то время с королевским величеством о покое в Валиэсаре трактаты, и чрез такое его царское писмо Датцкой король стал обманут; и видя царь Московской свою неправду, для утешения послал к нему такие подарки, чтоб он на него не имел злости, а все то что ни было, забыл.

34. Х курфистром, и х князем, и к графом, и к Галанским статом, посылается с послы по 1000 рублев; да на роздачю на 500 рублев.

35. К Турскому салтану посылывано с послы на 5000 рублев и болши; да на роздачю от дел тысечь на десять и болши, для далнего проезду и для высвобождения Руских полонеников.

36. К Перситцкому шаху посылается с послы, что посолство то болши, по 50,000 и по 100,000 рублев и болши, всякими зверми, битыми и живыми, и птицами, для того что Персидцкой король присылает к Москве в дарех сам много, многие узорочья с каменьи и всякие товары. А в прошлом 1663 году, послано в Персию, с послы, болши 200,000 рублев даров: две кореты серебряных, одна позолочена, а к ним по 12 лошадей с прибавошными лошадми, соболи, куницы и всякая мяхкая рухлядь, птицы и звери всякие живые, сосуды серебряные, деревяные, костяные. А посылаютца к нему птицы и звери живые, многие, с прибавкою, потому что за далнею дорогою и за поветрием птицы и звери помирают, и в то число прибавливают иные. А возвращаются Московские послы от Турского салтана и от Перситцкого шаха назад, к Москве, в четвертое лето: понеже проезд гораздо жесток, и от воздуху многие люди помирают.

37. Х Крымскому хану, и к его царице, ик царевичам, и к их женам и к детем их, и к пашам и х князям и к мурзам, и к ближним людем, посылают с посланники шубы собольи, куньи, бельи, покрыты золотом, да шубы ж лисьи, песцовые, заечьи, покрыты камкою цветною, однарядки суконные, кафтаны камчатые, шапки, сапоги, соболи, куницы, лисицы, ежегодь, а что год перед годом с прибавкою, для того: которые им дары не полюбятся, и они переменивают, или к тому прибавливают, а чего кому не достанет по росписи, и они тех посланников мучат и бьют и в тюрме держат. А посылают к ним те поминки для того, чтоб они на украинные городы войною не ходили и городов и мест не разоряли; однако они такие дары беручи на то не смотрят, чинят что хотят. А будет тех поминков на год болши 20,000 рублев. А уложил те поминки давать Алексей митрополит Московский, после того времяни, как он был в Крыму в полону, тому много лет назад. Такъже он митрополит заклял Московское государство, чтоб они сами на Крымских людей войною не ходили, а утешали б нечестиваго дарами; а ежели они через его заклинание учнут на Крым ходить войною, и им в войне не даст Бог поиску, а в земле плоду, разве они Крымские люди сами учнут войною приходити — и против них стояти повелел. И по тому его заклинанию Московский царь то и чинит: сам войною на Крым не наступает, а окупаетца такими дарами, ежегодь; а когда и войска свои против Крымских людей посылает, и тогда Московские войска на Крымские войска поиску сыскати не могут никакого, потому что Московские войска ни которых людей так нестрашны, как Крымских.

А как они Крымские люди ходят войною на украинные городы, и разоряют, и людей рубят, и в полон берут, и тех полонеников привозят они на границу, по зговору, на розмену: и которыми полонениками с обе стороны розменяютца, а другие останутся, и за тех Московские люди платят денгами, по зговору, по 100 рублев и болши, и по 50 и по 30 и по 20 и по 15 за человека, смотря по человеку, кроме тех даров.

38. Такъже как лучитца куды послати Московскому царю посланников и с ними посылаетца даров на 100 рублев, смотря по чести потентата; а к иным на 500 рублев.

 

 

Оглавление >>>

 

Русско-византийский договордоговор руси с греками

 

 

  

 

На главную

Оглавление

 

 

 



Rambler's Top100