На главную

Оглавление

  

Русская История

 

 

Первый Христианский Князь

Оскольд-Николай

 

 

Тамила Решетникова к.б.н.

сотрудник Института физиологии

растений НАН Украины

 

 

В последнее время в прессе появились сообщения о князе Аскольде как о первом крестителе Киевской Руси.

 

Учитывая возникший у многих читателей интерес к этой теме и столкнувшись с неоднозначной (от доброжелательно-положительной до резко-отрицательной) оценкой роли Оскольда в христианизации Руси, как наукой, так и церковью, я решила провести независимый поиск исторических данных, касающихся Киевской Руси IX века — периода правления князя Оскольда.

 

По сказанию древних летописей, основанию Киева предшествовало пророчество апостола Андрея Первозванного, побывавшего в этих местах около 40-го года от Р.Х. Проплывая на ладьях по Днепру и увидев живописную местность с многочисленными поселениями людей, сказал он ученикам своим: «Видите ли горы эти? На сих горах возсияет благодать Божия, будет город великий и церквей много Бог воздвигнет». «И поднялся на горы эти, и благословил их, и поставил крест, и, помолившись Богу, сошел с горы той, где потом восстал Киев».

 

Прошли века, и на благословенной земле из приднепровского племени полян являются три брата — Кий, Щек, Хорив и сестра их Лыбедь. Они и построили город во имя старшего из них. Память об этих князьях и их сестре осталась в названиях гор, речек, улиц в Киеве. На этой земле постепенно развивалась государственность. Собрав большое войско, Кий ходил в Царьград, и император принимал его «с великой честью». О Руси в районе Приднепровья, о том, что там живет «рослый, могучий народ», упоминается в сирийских документах того периода.

 

В середине IХ столетия киевским князем по наследству становится Оскольд — прямой потомок Кия, как утверждают отечественные и зарубежные авторы ХV—ХVI веков (Я.Длугош, М.Стрийковский), пользовавшиеся древними хрониками, документами, летописями, часть которых позднее была утрачена.

 

Из версий разных авторов выяснилось, что имя Оскольд связано с названием речки Оскол в современной Харьковской области. Слово «оскол» происходит от древнеплеменного названия сколотов-скифов, а суффикс «алд» существует в кельтских именах, что означает «высокий». Поскольку кельты соприкасались в передвижении со славянами, возможно, произошел синтез слов и получилось имя кельтского (французского) звучания у представителя династии киевичей. Это имя и сейчас, кстати, часто встречается в Западной Украине. В «Повести временных лет», после редактирования её московскими летописцами, которым свойственно «аканье», Оскольд стал Аскольдом. Поэтому в литературе с тех пор встречаются оба написания.

 

Превращение Оскольда и его младшего брата в варягов, как считают многие историки, произошло в конце XI — начале XII веков, после третьей редакции «Повести временных лет». Оригинальная авторская рукопись не сохранилась.

 

В ХVI веке, во времена царствования Ивана Грозного, в московских архивах были обнаружены погодные (т.е. ежегодные) записи времён Оскольда. При их изучении историками разных поколений было установлено много важных фактов и событий, подчас противоречащих «Повести временных лет», что позволило исследователям уверенно предположить допущенное в ней искажение в начале XII века в пользу пришлой правящей династии Рюриковичей. Например, были изъяты материалы о крещении Руси в IX веке, тексты из «Летописи Оскольда» приписаны к Х веку.

 

Итак, согласно историческим сведениям, Оскольд был выдающейся личностью своего времени, талантливым воином и государственным деятелем. Его называли хаганом, что в те времена означало — царь. В эпоху Оскольда, в середине и второй половине IX века, завершилось формирование древнеруського феодального государства. Так, русский историк В.Ключевский отмечал, что «Руська держава была основана деятельностью Аскольда...»

 

Киев стал одним из политических центров Европы, с которым считались другие государства. Были заключены политические и экономические договоры с Баварией, Византией (после военных походов на неё), завоёваны и присоединены к Руси половцы, кривичи. Поддерживались торговые и политические контакты с Грузией, Арменией, Азербайджаном, дальним Багдадом. Происходили военные действия в 864 году с болгарами, о чем упоминается в Никоновской летописи, и под 872 годом сообщается, что «убиен бысть от болгар Оскольдав сын». Известен также поход оскольдовой дружины на южный берег Каспия, о котором сообщает персидский хронист. Воевал Оскольд и с Рюриком за Полоцк, будучи его конкурентом за власть над прилежащими землями. Более того, как пишет историк М.Берлинский, когда в Новгороде, где правил Рюрик, произошли народные волнения, вызванные его жестокостью, «великое число тамошних славян, любящих благоденствие, будучи привлечены добротою души Оскольда, поселилось в Киеве...».

 

Лояльными были отношения Руси с мадьярами (венграми), которые некоторое время были под киевским протекторатом. Правитель мадьяр Олмош был не только союзником, но и личным другом Оскольда. Поэтому впоследствии он и похоронил Оскольда на своем Угорском (венгерском) урочище, т.е. местности, и построил над его могилой церковь Святого Николая Чудотворца. Все исторические источники отмечают, что это место с тех пор слывёт как Оскольдова могила и весьма почитается в народе.

 

Знакомясь с исторической литературой, я обратила внимание на то, что в разных источниках наблюдается расхождение в датировке одного и того же события. Специалисты объясняют это разным летоисчислением, ошибками при переписывании, сознательным искажением и другими причинами. Хронология осложнялась и исчезновением документов, в частности в результате пожаров на Украине архивов и библиотек в дореволюционные и советские времена, в т.ч. отделов древних рукописей...

 

Временное несоответствие встречается и при описании нескольких походов Оскольда на Константинополь (Царьград, сейчас Стамбул). Первые из них были для русов удачными. Они возвращались с большими и богатыми трофеями и дарами. Византия обязывалась платить им дань.

 

Интересную оценку этой воинственности дал византийский патриарх Фотий в одном из своих посланий в IХ веке: русы покорили соседние народы и, «чрезмерно возгордившись, подняли руку на Римскую империю».

 

Но однажды, когда греки нарушили договорные условия, Оскольд и Дир, воспользовавшись отсутствием императора Михаила III (царствовал 842—867 гг.), который, как говорит «Повесть временных лет», «отошедшю на Огаряны», окружили Константинополь флотилией в 200 кораблей с 8000 воинов. Они вошли даже в обычно недоступный для врагов залив Золотой Рог (Суд), который и теперь называется сердцем города. Михаил, осведомленный гонцом, срочно возвратился и стоял на всенощном молебне вместе с патриархом Фотием в церкви Святой Богородицы во Влахерне (район Константинополя). Страх перед врагом был настолько велик, что из ковчега вынули ризы (одежды) Богоматери, перенесли их в храм Святой Софии, а утром совершили крестный ход к берегу залива, где стояли суда русов. Впереди многолюдного торжественного шествия священники несли святые ризы. На виду у врага, при общем молитвенном песнопении, когда край ризы Пречистой едва опустили в прибрежные воды, при ясной солнечной погоде и штиле на море, началась буря с огромными волнами, которые «безбожных Руси крабль смяте». Остатки флота с чудом уцелевшим кораблем княжеским вернулись восвояси, «и бысть в Киеве плачь велий».

 

По случаю чудесного избавления христианского города от страшного нашествия Патриарх Фотий сочинил акафист во славу Пресвятой Богородицы. Это событие Церковь увековечила песнею, поющейся постоянно на заутренней: «Избранной Воеводе победительная...».

 

Забегая на два столетия вперед от вышеописанного, важно заметить, что Влахернская обитель связана незримыми узами с Киевом. Когда в 1073 году преподобные Антоний и Феодосий только надумали строить церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы, к ним внезапно прибыли четыре искусных строителя. Они были посланы из Влахерны, во время представившегося им в церкви видения, Благолепной Царицей, Самой Владычицей Небесных сил и двумя неизвестными старцами, которыми оказались, к их изумлению, Антоний и Феодосий. Вместе с изображением будущего храма, виденного ими на облаках, зодчие принесли икону Успения Пресвятой Богородицы, врученную им во Влахерне Небесною Царицей для поставления в новом храме, как залог вечного Её покрова ему.

 

А тем временем Оскольд, восстановив силы и не поняв до конца серьёзного урока, вновь в 866 году предпринял поход на Константинополь, снарядив на сей раз 360 кораблей и конницу. Поскольку город обнесен высокой каменной стеной, бои шли в пригороде. Множество людей было убито, разрушено селений и сожжено церквей.

 

Увидев это, греки ужаснулись и послали парламентёров к Оскольду, говоря: «Не губи город, дадим тебе дань, сколько хочешь». Заключив мирный договор, царь Михаил и кесарь Варда присягали, целуя крест, а Оскольд с приближенными клялись Дажбогом и Волосом.

 

Царь Михаил одарил Оскольда золотом, драгоценными тканями и приставил к нему мужей, чтобы показать церковную красу, «и венец и гвозди страстей Господних, и багряницу, и мощи святых, рассказывая ему про веру свою». Церковная служба, песнопения, красота храмов и икон поразили и очаровали язычников. Грек Кирилл- философ (будущий создатель славянской грамоты) разъяснил основы христианской веры и предложил принять крещение, но Оскольд решил повременить.

 

И тут Божьей волей он заболел и ослеп. Тогда царь сказал ему, что если он хочет избавиться от болезни, то должен немедленно креститься, иначе не выздоровеет никогда. Услышав это, Оскольд сказал: «Если это исполнится, то воистину велик Бог христианский». И повелел крестить себя. Святой Патриарх Фотий крестил его, и только возложил на него руки, как тот прозрел. Оскольд же, ощутив необыкновенное исцеление, прославил Господа и сказал: «Только сейчас впервые увидел Бога истинного». Свидетелями сему были дружинники его, и все тоже крестились. Принял же святое крещение Оскольд в великолепном храме Святой Софии в Константинополе, и нарекли ему имя Николай.

 

Вернувшись в Киев, повелел Оскольд сбрасывать кумиров языческих, рубить и предавать их огню. Можно только вообразить, какое противодействие, озлобление и ненависть вызвал Оскольд по отношению к себе у языческих жрецов. Но он пошел на эту ломку коренной религии сознательно. Вера его была уже сильнее страха перед опасностью.

 

В один из дней глашатаи по всему городу призывали жителей Киева в назначенное время явиться для крещения в Днепре. Утром собралось безчисленное множество людей, и совершено было массовое крещение киевлян греческими священниками. На местах, где были капища, начали строить церкви и людей в городах и селах приводить на крещение. Так повествовали оскольдовы летописцы.

 

На следующий 867 год попросил Оскольд у преосвященного Фотия, Патриарха Царьградского, прислать митрополита для Киева и всей Руси. И приехал в Киев первый митрополит Михаил Сирин с шестью епископами. Была основана шестидесятая (LX) епархия, зависевшая от константинопольского патриарха.

 

Митрополит Михаил Сирин, как его характеризует «Летопись Аскольда», был высокообразованным человеком, благородного нрава и высокого милосердия, но временами чрезмерно строгий, когда того требовали обстоятельства. Очень уважал его Оскольд и был в большом согласии и сыновней любви с ним. Велико было влияние митрополита на окружающих, если даже прибывший к Оскольду для переговоров печенежский хан Метигай тоже уверовал и крестился.

 

Много нелегкой работы было у священников по обращению язычников в христианство. Поэтому, оставив двоих епископов в Киеве, митрополит Михаил пошел с четырьмя по Руськой земле с проповедями, обучая всех верить в единого Бога, в Троице прославленного. Научая благочестию, сокрушал идолов, многих крестил, основывал церкви, пресвитеров и диаконов поставил в городах и селах. Создавались школы для обучения детей грамоте.

 

Неудивительно поэтому, что когда во времена княжения Оскольда проповедывали святые братья Кирилл и Мефодий, в Крыму они встретили руського христианина и обнаружили Евангелие и Псалтырь, написанные руськими письменами. На основе этих «письмен» Кирилл создавал старославянскую азбуку.

 

Предание гласит, что святой Кирилл проповедывал также и в Киеве. Он знал местный язык, т.к. его отец был славянином, а мать — гречанка.

 

Однажды во время проповеди огромная толпа язычников потребовала бросить в огонь Евангелие, и если оно не сгорит, они уверуют. Посреди площади был разожжен большой костер. «И воздев руце свои на небо архиерей рече: «Христе Боже, Прослави имя Свое!» и постави святое Евангелие в огнь; и пробысть много время в нем, и не прикоснуся его огнь».

 

После этого чуда многие крестились. Никоновская летопись относит это событие ко времени княжения Оскольда, а Кольбертинские анналы свидетельствуют, что это произошло при святом Кирилле.

 

Повсеместное обращение народа в христианство, разорение языческих капищ вынудило жрецов покидать свои владения и уходить в северные новгородские земли. В конце «Велесовой книги», литературно-исторического памятника Древней Руси V—IX веков н. э., написанной волхвами, повествуется о том, что князь Оскольд был крещен греками и что он темный воин. «А греки хотят нас крестить, чтобы мы забыли богов наших... Не позволяйте волкам похищать агнцев, которые суть дети Солнца!.. Наши праотцы идут по высохшей земле... И так мы не имеем края того и земли нашей. И крещена Русь сегодня». (Рукопись этой книги не сохранилась; сама книга впервые была издана в 30-е гг ХХ ст. заграницей. О ее подлинности или фальсификации в исторической науке нет окончательного мнения – прим. Ред.)

 

Драматический надрыв эпилога книги дает основание полагать, что жрецы и волхвы не смирились с происшедшим, а вернулись в 882 году в Киев вместе с новгородским воеводой Олегом и содействовали захвату им власти. Род Кия был уничтожен, престолом завладели Рюриковичи.

 

Зная приверженность киевлян Оскольду и воинскую мощь княжеской дружины, Олег не посмел силой брать город. Поэтому, как пишет историк Берлинский (ХVIII в.), он «притворился будто предмет его похода были греческие области, для чего и Оскольда пригласил к сему общему предприятию. В том обстоятельстве переехал к нему на другую сторону Днепра в лагерь без всякой предосторожности и подозрения нещастный Аскольд, которого тогда же Олег приказал убить». В других источниках говорится, что тогда же вместе с ним был убит и Дир.

 

Необходимо заметить, что в те далекие времена принято было завоевывать чужие земли и государства в открытом бою, по закону сильнейшего. Удар в спину считался аморальным. Поэтому подлое убийство князей во время мирных переговоров на их территории могло быть оправдано только разным вероисповеданием. Язычники не считали христиан достойными людьми, на них не распространялись законы предков.

 

Кроме того, если бы Оскольд принял предложение Олега о совместном походе на богатую христианскую Византию, финал, возможно, мог быть другим.

 

Хотя жизнь и деяния Оскольда и Дира — выдающихся князей Древней Руси — малоизвестны, но о них, как писала в XIX веке московская газета «Современная летопись», оставили достойное свидетельство «ближайшие их преемники по вере, которые воздвигли над их могилами христианские храмы Святого Николая и Святого Илии-пророка. Это доказывает, что память их чтили, и что новопросвещенные князья остались верны принятой ими религии до самой своей смерти... Наименование храмов, воздвигнутых над гробами убиенных князей, дает повод думать, что христианские имена их были Николай и Илия».

 

Через десятилетия противоборства на Руси язычества с христианством, княгиня Ольга, приняв в 957 году святое крещение и желая почтить память и могилу первого руського князя-христианина, пострадавшего от «ближника» её Олега, построила на месте старой новую трехглавую церковь Николая Чудотворца. Княгиня любила посещать этот храм на Оскольдовой могиле и завещала похоронить себя в нем, что и было исполнено.

 

В дальнейшем её нетленные останки Великий князь Владимiр перенес в построенную им Десятинную церковь.

 

В 1810 году вместо обветшавшей Никольской деревянной церкви построили каменную однокупольную. Для современных градостроителей поучителен эпизод, происшедший в 1847 году при устройстве Николаевского (Панкратьевского) спуска к Днепру. Была предпринята попытка срыть Угорское урочище, а, следовательно, уничтожить Оскольдову могилу и церковь на ней. На документе инженеров о том, что «церковь получила трещину и должно её сломать» государь император Николай I дал резолюцию: «ничуть падением не грозит; немного нужно поправки, и церковь должна существовать».

 

Однажды, просматривая в архивных фондах подшивку киевской газеты за 1866 год, я увидела заголовок «9 мая на Оскольдо-Николаевском урочище. В настоящем году Россия празднует тысячелетие со времени крещения перваго русскаго князя-христианина, Оскольда-Николая». Так значит, сто лет назад Оскольда еще помнили?! Как же могло случиться, что мы забыли о нем?

 

Далее в статье говорилось, что «по мысли знатока отечественной старины М.А. Максимовича», первого ректора Киевского университета (и ближайшего родственника Свт. Иоанна Митр. Тобольского и Свт. Иоанна Шанхайского – прим. Ред.), настоятель Никольского монастыря, ректор Киевской семинарии архимандрит Феоктист «вошел к высокопреосвященному Арсению, митрополиту Киевскому и Галицкому с докладом, чтобы в память тысячелетия христианства в России был установлен крестный ход на Оскольдову могилу 2 июля — в день положения честныя ризы Пресвятыя Богородицы во Влахерне. Кроме того... в память и благодарность по Оскольде и Дире, положивших начало великого и счастливого события, нужно было бы соорудить памятник».

 

На докладе была наложена резолюция митрополита Арсения, что следует «совершить панихиду о упокоении душ Оскольда и Дира в день ангела старшего из них... Постройка памятника нам не по силам: это должно быть делом всей православной России. Но крестный ход и бронзовую доску с исторической надписью можем сделать и мы...».

 

Далее в заметке сообщается, что 9 мая (22 мая по новому стилю) епископом, преосвященным Порфирием при многочисленном стечении народа «на погосте Оскольдо- Николаевской церкви была отслужена панихида о упокоении перваго русскаго христианского князя Оскольда, нареченнаго в крещении Николаем». Затем по окончании литургии к каменной ограде была прибита памятная бронзовая доска.

 

Московская пресса также откликнулась в 1866 году на юбилейную дату заметкой под названием «Тысячелетие христианства в России». В ней, в частности, говорилось, что «у нас обыкновенно считают крещение земли русской со времени Св. Владимiра. Но при Владимiре христианство уже воцарилось в России (в Киевской Руси, т.к. России тогда еще не было, она возникла через несколько столетий. — Т.Р.), сделалось господствующей религией. Основание же и первое насаждение положены Аскольдом и Диром… Греческие летописцы говорят, что русская церковь, со времени крещения Аскольда и Дира, составляла особую епископию греческой церкви... При Владимiре произошло уже торжество новой веры, а появление ея еще большую имеет важность». В статье звучал призыв к празднованию юбилея, как священному долгу России. Также доказывалась необходимость воздвижения памятника, «положившем начало» христианизации Руси.

 

Кое-кто из историков считает, что недостаточно сохранилось документов об Оскольде и особенно Дире, чтобы уверенно о них говорить.

 

Может быть, и так. Но ведь о некоторых их последователях не больше сведений, а, тем не менее, их давно уже и по достоинству оценили. Церковь возвела их в лики святых. Не пришло ли время исправить «несправедливость» по отношению к Оскольду, о котором известно более чем достаточно?

 

/…/

 

В 30-х годах при советской власти купол у Оскольдо-Николаевской церкви снесли и надстроили колоннаду, а здание использовали как парковый павильон для разных выставок. Одно время там был даже ресторан.

 

Кто еще способен на подобное святотатство?

 

Слава Богу, прошли эти времена!

 

Есть в Киеве люди, которые по долгу службы и зову сердца пекутся об Оскольдовом урочище. Это сотрудники Музея истории Киева. Они уже десять лет занимаются вопросами реставрации церкви и воссоздания вокруг неё великолепного пантеона, который до революции был красивейшим местом Киева и известным во всем мiре. Церкви хотят вернуть первозданный вид, который был при постройке в 1810 году по проекту архитектора А. Меленского, — однокупольная ротонда. Внутри планируется воссоздать настенную роспись и беломраморный иконостас.

 

Готов рабочий проект. Нет только денег. По расчетам специалистов, на его реставрацию, укрепление фундамента, геологические исследования и другие работы нужно 700 тысяч гривен. (В настоящее время Свято-Николаевский храм на могиле первого русского князя-христианина Оскольда-Николая передан в пользование Греко- католической церкви – прим. Ред.)

 

Давайте вспомним, что в этом году исполняется 1130 лет образования первой Руськой епархии, избрания первого Киевского митрополита, христианизации Киевской Руси князем-мучеником Оскольдом-Николаем.

 

 

 

Русско-византийский договордоговор руси с греками

 

 

 

На главную

Оглавление

 

 

 



Rambler's Top100