Вся Библиотека >>

Мифы и легенды народов Мира >>

Легенды и мифы России >>

  

 Мифы. Легенды. Предания

РоссияРоссия

Мифы и легенды народов России


Раздел: Русская история и культура

 

Эвенки. Эвенкийские предания

 

 

 

ТОРГАНАЙ

 

Давным-давно, когда мать-земля с маленький коврик была, а небо — с глазок бурундука, чуть поблескивало, два паренька жили. Старшего звали Торганай, младший был Чаныкой. Так жили да жили, день с минуту, год с ночь казау\ся, Так постепенно один из ребят подрастал. Игрушки себе делал, лучки делал. Лачком чип-чип делал — стрелу спускал, вскрикивая «кук-кук», не давал кукше пролететь мимо. Всех птиц убивал.

Младший же паренек совсем не оберегался, совсем не чистился. Всюду прилипал своей грязью — и к бревну и к жерди чума. Торганай стал промышлять. Промышлял да зверей убивал. Убьет зверя, привяжет на вязку кафтана и домой притащит. Однажды, придя домой, посмотрел на брата, а тот чистым-чпст. Торганай Чаныкоя спросил:

—        Как это ты гладким да белым стал?

Чаныкой сказал:

—        О, я корой березовой да снегом выглажен, вычи

щен и побелен.

Торганай продолжал промышлять. Промышлял, зверей убивал да домой таскал. Чаныкой с чего-то уж очень гладок да бел! Торганай спросил:

—        Что ты делаешь, что так побелел, вымылся да глад

ким стал, щелки и грязь с волос, с одежды снял? Рас

скажи хорошенько. Если не расскажешь, побью я тебя.

Чаныкой сказал:

 —       Братец,   не   бей,   расскажу.   Со   стороны   восхода

солнца две лебедь-девицы придя меня причесали,  меня

намыли, поэтому я чистым стал.

Торганай сказал:

—        Ну, ты одну из двух поймай!          '''" Чаныкой сказал:

—        Поймаю!

Торганай спрятался за чум. Когда спрятался и полдень настал, две лебедь-девицы прилетели. Там, на месте, где Чаныкой дрова рубил, спустились, вошли в чум. Войдя,. причесали  и  намыли  Чаиыкоя,   Когда   мыли,   Чаныкой, старшую поймав, закричал:

—        Торганай! Скорее иди!

Торганай бегом прибежал, повесил на вершинку жерди оперение лебедь-девицы. Так Торганай получил жену. Женившись, Торганай три дня прожил с женой. Потом промышлять отправился. Пришел Торганай домой, а дома никого нет — ни брата, ни жены, Посмотрел на жердь-дерево — дерево упало, опрокинутый котел брата нашел заржавленным.

Ну и остался Торганай один. Оставшись, Торганай призадумался: <:Что же я, одинокий, должен делать?» Пошел тогда Торганай на запад. В пути встретил трехголового орла, запел:

Гонге! Гейте! Генге-коен! Орлище, здоров будь! Я с горя-несчастья   Бродить пошел. Трехголовый орел, Что же ты знаешь? -Расскажи мне.

Трехголовый орел запел:

Дынгды! Дынгды! Дынгды-коен!

Таежному человеку здорово!

Две лебедь-девицы

На восток улетели,

Уже три дня прошло

Торганай говорит:

— Ну, ты помог бы мне!

Трехголовый орел говорит:

— Я тебе расскажу. Вот ты иди на запад. В пути три реки будут. Если ты хитер, реки перейдешь. Потом за третьей рекой десять диких оленей встретишь. Из них десятый зверь половину рога сломал, он с серебряным седлом и с трехсаженной серебряной уздой. Если поймаешь его, станешь очень счастливым.

Торганай пошел на запад, дошел до реки. Посмотрел, а река широченная. Не на чем Торганаю переехать. Торганай вниз и вверх посмотрел, во все стороны тонким голосом прокричал. Побежал, взял кору березы, к подошвам прилепил и перебрел через реку. Так он перешел через все три реки. За третьей рекой увидал он следы зверей. Потихоньку подкрался Торганай к зверям. Звери его почуяли. Заметив его, звери побежали. Торганай погнался за ними. Гнался, гнался, зверя нагнал. Схватившись за рога, Торганай перевернулся, И показалась ему тогда равнина вместо гор и холмы вместо ям. Перевернулся. Три дня стоял вверх ногами, пять дней приходил в себя. Встав, сказал:

— С серебряной уздой зверь! Устали мои жилы, устали от бега мои легкие. Ты, однако, спасешь меня?

Так у Торганая появился  верховой  зверь.   На  звере этом гонялся за другими зверьми. Догнав зверей, убил теленка для еды в дороге. Поехал опять Торганай на запад. Доехал до серебряной горы. Доехав до горы, он своему верховому оленю   сказал:   «Стань  ты  колодииой!» Пнул его, и зверь превратился в колоду. Сам же он маленьким ребенком сделался и заплакал у подножия горы. Когда он плакал, орел спустился на вершину горы, услышав плач, обрадовался. «Кто-то мне сына послал?!» — сказал и, подлетев, взял его в сыновья. Принес его домой, Дома оставил его,  сам улетел на промысел.   Оставшись один, Торганай иэ костей зверей сделал себе игрушки, бубен сделал. Устав от охоты, орел прилетел домой и лег отдыхать, Когда он спал, Торганай тихонько привязал себя к его ноге. Привязав, ударил в бубен, Орел взлетел вверх. Долетел он до вершины горы, а Торганай упал. Упав, Торганай спустился. Спускаясь, услышал плач, Пошел он на плач. Подойдя, посмотрел, а в высохшем озерке у Чир-кумая новорожденный ребенок плачет. Чиркумай поет:

Чивер! Чивер! Чивер-коен!

Баю-баюшки-баю.

Ты не плачь, не плачь!

Эвенкийские предания

Торганай подошел к Чиркумаю, спросил:

—        Это чей ребенок? Чиркумай сказал:

—        Это оставленного сына лебедь-девицы я нянчу. Торганай опять спросил:

—        А сами-то лебедь-девицы куда улетели? Чиркумай сказал:

—        Лебедь-девицы   к   себе   ушли-улетели,   в   полдень

иернутся.

Торганай подумал, сказал:

—        Это мой сын. Ну-ка, заставь его плакать, чтобы ле-

иедь-девицы скорее пришли.

Чиркумай заставил ребенка сильно заплакать. Торганай же сам в чаще запрятался. Заметив, как подходили лебедь-девицы, Торганай, подойдя к боковой стороне дома, спрятался. Спрятавшись, услышал пение лебедь-девицы.

У старшей было имя Гелтангачан-Кувулъгат, старшая говорит:

—        Скорее спустимся!   Сын  заплакал.  Чиркумай,  на

верно, забыл покормить его,

Младшая девица, напевая, сказала:

- Генге! Генге! Генге-коен!

Не будем спускаться,

Торганай подошел,

Где-то здесь находится!

Старшая лебедь-девица, Гелтангачан-Кувульгат, спустилась на сухое озерко. Бегом пришла к сыну. Взяв сына от Чиркумая, стала его кормить. Только начала кормить, Торганай, подбежав, оперение лебедь-девицы изрубил шес-типудовым топором. Другая девица, Гелтангачан-Кувульгат сестра, запела:

Ну, теперь прощай!

Если ты не слушала меня и спустилась,

Оставайся с зятем!

Пропела и полетела на запад.

Ну, теперь Торганай, найдя свою жену, стал с ней жить. Сын-то их с каждой ночью подрастал. Отец делал ему игрушки, сделал и лучок. Ребенок, сделав лучком чип-чип, не давал пролететь над собой ни одной птичке. Так и промышленником стал. Промышлял, встречал разных птиц и зверей, Те спрашивали: «Как имя-то твое?»

 Паренек же без имени. Нечего ответить, если имени нет. Пришел дареяек домой, спросил у матери:

—        Вот я промышляю, птиц встречаю, они меня о моем

имени спрашивают, смеются, что у меня измени нег. Как

же я так буду без имени? Дайте мне имя! -— так сказав,

стал он просить отца и мать.

Мать мужу сказала:

—        Ну, муженек, давай дадим сыну имя! Дам-ка я ему имя: Хуругучон пусть будет его имя.

—        Ну, хорошо! — сказал Торганай.

Паренек, получив имя, обрадовался, взял лук, пошел промышлять. Промышлял, опять встретил птиц. Птицы его спросили:

—        Как тебя звать?

—        Мое имя — Хуругучон.

Хуругучон на охоте бил зверей. Убьет десяток, десятого домой принесет. Однажды, промышляя, увидел бурундука. «Бурундучок — что это за зверь? С чего такой красивый? Ну-ка, я его живым поймаю»,— сказал Хуругучон, погнался и поймал его. Поймав, обрадовался, побежал домой, расталкивая ельник, стряхивая почки ольхи. Через марник76 пролетел, домой пришел, у отца спросил:

—        Какой это зверь — съедобный или нет? Отец сказал:

—        Это работник бога. Его нельзя есть!

Пошел опять промышлять Хуругучон. Когда он шел, промышлял, вдруг поднялся сильный вихрь. И вихрь неожиданно заговорил:

—        Ну, ты, сильный парень, чего ты ждешь? Где твоя

мать? Расскажи! Если не расскажешь, я отниму от тебя

добычу.

Хуругучон посмотрел — нет никого. Подумал: «Что же это говорило?» Подумав, опять кругом посмотрел — ничего нигде нет. Ничего не понимая, пошел он вперед — домой. Идучп, видит следы зверей, а звери-то еще перед ним были прогнаны. Так, ничего не убив, Хуругучон вернулся домой. Придя домой, спросил у матери:

—        Когда я шел на промысел, сильный вихрь поднялся,

потом кто-то заговорил:  «Это ты чего, сильный парень,

ждешь? Где твоя мать?» — спросил.

Мать сказала:

—        А!   Это дочь  Солнца,   сильная  девица  Секакчан-

Кувульгат, вероятно.

Хуругучон спросил у матери:

—        Где же эта дочь Солнца Секакчан-Кувульгат? Рас-

гкажи мне, я пойду к ней. Она мне сильно досадила и

промыслу помешала: моих зверей передо мной разогнала.

Мать Хуругучона сказала:

—        Ну, хорошо, я тебе расскажу. Иди ты на юг, там,

когда пойдешь, будет серебряный дом со столбом, дохо

дящим до неба. В этом доме живет дочь Солнца по име

ни Секакчан. Одноногий, однорукий Аваси-ботатырь там

пудет. Еда его — пол-ягоды, а ложка — пол-ложки. Если

победишь его, возьмешь девицу в жены.

Хуругучон в доме матери с двух сторон от входа поставил десятипудовые железные балки.

—        Вот  если  эти  балки  заржавеют,   ты  считай  меня

мертвым,— сказал он.

Распрощался он с отцом-матерью и отправился. Шел, шел Хуругучон, и день и ночь шел. Идя, сам про себя думал: «Если я с Нижней земли пришел, на пятке у меня и.'мля бы прилипла». Сказал так, посмотрел на свои пятки. Нет там земли. Потом сказал: «Если я со Средней лемли пришел, кожаный кафтан мой сносился бы». Скачал так, посмотрел — кафтан его кожаный стерся. Так пройдя, подошел к серебряному дому. Пришел, попробовал открыть дверь, никак не открывается.

Хуругучон превратился в птичку, сел на дерево, стал рассматривать. Аваси-богатырь дрова несет, дрова в дом вносит. Аваси открыл дверь. Только он собрался открыть дверь, Хуругучон превратился в муху и в дом влетел. Войдя, в середине дома остался...

 

К содержанию книги:  Мифы и легенды народов России

  

Смотрите также:

 

Славянская и русская мифология   Японские сказания  Кельтская мифология   Древний восток