На главную

Оглавление

 


«Жизнеописания знаменитых греков и римлян»


ДРЕВНИЕ ГРЕКИ

 

Александр Македонский

356-323 гг. до н.э.

 

Александр Македонский по отцовской линии считал себя потомком Геракла, а по материнской — Эака, деда знаменитого Ахилла, самого доблестного из греческих воинов, сражавшихся под Троей. Возводить свое происхождение к мифическим героям было принято у греков, и македонские цари, подражая грекам, тоже придумывали себе легендарные родословные.

 

Отец Александра Филипп II установил господство Македонии в Греции, а его мать Олимпиада была дочерью одного из властителей Эпира — области на северо-западе Эллады.

Рассказывают, что Александр родился в тот самый день, когда грек Герострат, стремившийся хоть чем-нибудь прославить свое имя, сжег храм богини Артемиды, считавшийся одним из семи чудес света (356 т. до н. э.).

 

Уже в детстве Александру были свойственны безграничное честолюбие, смелость и вера в свои силы. В отличие от отца, он стремился только к военной славе. Филипп одинаково гордился военной доблестью, своим ораторским талантом или победами своих коней на Олимпийских играх. Характер сына отличался высокомерием. Когда друзья однажды спросили Александра, не хочет ли. он принять участие в Олимпийских состязаниях, он ответил: «Охотно, если мне придется соревноваться с царями».

Каждый раз, когда приходило известие 6 новой победе македонян, одержанной Филиппом, Александр с беспокойством говорил товарищам: «Боюсь, что отец совершит все сам и не оставит на нашу долю ни одного славного подвига!»

 

Отвага Александра проявилась уже в ранней юности. Однажды Филиппу предложили купить коня, прозванного за сходство его головы с головой быка Буцефалом. Филипп вместе с сыном отправился осмотреть лошадь. Конь оказался совершенно диким, поминутно вставал на дыбы, бил копытами- и кусался. Никто не решался даже подойти к нему. Филипп отказался от покупки и приказал увести лошадь. Александр — ему тогда было 14 .лет — раздраженно крикнул: «Вы все трусы, раз отказываетесь от такого великолепного коня!» Филипп рассердился на дерзость мальчика и предложил сыну самому укротить Буцефала.

Александр смело направился к коню, схватил его за , узду и повернул против солнца, так как заметил, что животное пугается собственной тени. Затем юноша некоторое время оглаживал коня и бежал рядом с ним, давая ему привыкнуть к себе. Заметив, что лошадь устала и стала тяжело дышать, Александр, скинув плащ, вскочил на нее. Конь рванулся, пытаясь- сбросить всадника. Крепко держась, Александр дал коню полную волю, выжидая, пока он еще более утомится. Когда лошадь привыкла к всаднику, мальчик заставил ее повиноваться поводьям. Так был укрощен Буцефал, ставший затем верным товарищем македонского завоевателе во всех его походах. Когда Александр, сияя от гордости, подъехал к отцу на присмиревшем коне, все разразились криками восторга, а Филипп обнял его и прослезился от радости. «Дитя мое,— сказал он,— ищи себе более подходящего царства. Македония для тебя слишком мала».

 

Образование сына Филипп поручил  величайшему ученому того времени Аристотелю. Ученый сумел привить способному мальчику не только интерес к военному делу и политике, но и увлечь его медициной и естественными науками. Впоследствии царь всегда сам лечил болезни своих приближенных и любил назначать им лекарства или диету.

 

С детства Александр пристрастился к чтению и даже во время самых трудных походов перечитывал свои любимые книги. С поэмой Гомера «Илиада» македонский завоеватель не расставался никогда. У него был список «Илиады», исправленный самим Аристотелем и хранившийся в роскошной шкатулке под подушкой. Александр утверждал, что не знает лучшего руководства для ведения войны.

 

Кроме Аристотеля, у Александра были воспитатели из македонской знати. Они старались закалить юношу, приучали его к умеренности в пище и питье. Александр впоследствии с благодарностью вспоминал, как его воспитатель Леонид приходил к нему в спальню и заглядывал даже под одеяло, чтобы отобрать у мальчика лакомства, которыми мать баловала маленького сына. Наставникам удалось добиться желаемых результатов. Юноша рос умным и развитым не по летам.

Однажды в отсутствие отца Александру пришлось принимать персидских послов. Персы были поражены гибкостью ума и обширностью знаний юноши. Они утверждали даже, что блестящие способности Филиппа намного уступают талантам Александра.

 

Ему было всего 16 лет, когда Филипп, отправляясь в поход, поручил сыну управление всей Македонией. Сын оправдал надежды отца: он справился с восстанием фракийских племен и основал в усмиренной стране несколько городов, которые он назвал Александрополями (городами Александра).

 

 

В битве при Херонее (338 г. до н. э.), в которой ФИЛИПП разгромил объединенные силы греков и покончил с независимостью греческих государств, Александр командовал левым крылом македонской армии. Царь радовался удачам сына и не чаял в нем души. Однако вскоре отношения Александра с отцом испортились. Филипп развелся с матерью Александра Олимпиадой и вступил, в брак со знатной македонской девушкой Клеопатрой. Честолюбивый Александр, привыкший считать себя единственным законным наследником, опасался, что этот брак может отразиться на его судьбе: если родится мальчик, Филипп может передать ему царскую власть, минуя старшего сына.

 

Отношения между отцом и сыном стали настолько плохими, что Александр вынужден был вместе с матерью уехать из Македонии. Это было невыгодно Филиппу. Отъезд жены и сына способствовал распространению слухов о невыносимом характере' царя. Филипп, желая опровергнуть эти слухи, стал через посредников уговаривать Александра не выражать открытой неприязни к отцу и вернуться домой. Юноша подчинился воле отца, но его отношения с Филиппом продолжали оставаться враждебными. Еще более ухудшились эти отношения после того, как Александр завязал тайные переговоры с персами, намереваясь жениться на дочери одного из персидских сатрапов. Узнав об этом, Филипп разгневался и выслал из Македонии всех друзей Александра, принимавших участие в переговорах с персами. Неизвестно, какие меры были бы приняты против Александра, если бы в это время не убили самого Филиппа (336 г. до н. э.). Убийца — знатный македонянин — был заколот телохранителями царя на месте.

 

Причины преступления остались нераскрытыми. Об этом темном деле ходило множество разноречивых слухов. Одни пред- полагали, что убийца был подкуплен персидским царем, которому стало известно, что Филипп готовит поход македонян и  греков в 'Азию. Другие считали, что убийца мстил Филиппу за нанесенные ему обиды. Но многие потихоньку называли организаторами покушения на жизнь царя самого Александра и его мать. Хотя Александр сразу же казнил всех, кого подозревали в заговоре против его отца, возможно, это было сделано, чтобы обеспечить молчание тех, кто знал о его собственной причастности к.заговору. Во всяком случае, вторая жена Филиппа — Клеопатра была брошена в темницу, где ее заставили покончить с собой. Убит был и ее ребенок.  Таким образом, Александр остался единственным законным наследником македонского престола.

В этом время Александру было всего  20 лет. Македонии со всех сторон грозили опасности. На севере восстали фракийские племена, на юге покоренная Филиппом Греция готовилась вернуть себе былую свободу. Сперва Александр устремился на север. В нескольких сражениях он усмирил восставших фракийцев.

Вслед за тем царь обратился против восставших греков. Стремительно двигаясь, он достиг Фермопил, единственного прохода из Северной в Среднюю Грецию, раньше, чем объединенные силы греков успели занять этот удобный для обороны пункт. Македоняне ворвались в Среднюю Грецию и осадили город Фивы, который вместе с Афинами возглавлял восстание греческих государств против македонского господства. Несмотря на героическое сопротивление фиванцев, город был взят и разрушен. Все жители, за исключением сторонников македонского царя, были проданы в рабство. Этим страшным примером Александр хотел запугать остальные греческие государства.

 

Пораженные ужасом греки смирились. Александр готовился к походу в Персию и опасался, как бы в его отсутствие греки снова не подняли восстание. Это побудило царя сменить свирепую жестокость на иные методы воздействия. Он стал ласково принимать греческих государственных деятелей и ученых, всячески стараясь расположить их к себе, и даже пощадил Афины, которым грозила участь Фив.

 

Александр совершил путешествие в город Кранию (возле Коринфа), чтобы повидать жившего там философа Диогена. Этот философ учил, что люди могут достичь счастья и свободы в том случае, если сумеют сократить свои потребности настолько, чтобы не зависеть от общества и государства. Личным примером доказывал Диоген правильность своего учения: отказавшись от богатства, не имея своего угла, он жил в большой глиняной бочке, одевался в рваный плащ, питался- отбросами, которые подбирал на рынке. Диоген считал, что не зависит ни от властей, ни от общества, благами которого он не желал пользоваться. Слава о его учении и образе жизни распространилась среди бедного люда всей Греции. Некоторые считали его мудрецом, другие возмущались его поведением, называя его собачьим.

 

Когда Александр прибыл в Кранию, Диоген по обыкновению лежал посреди площади перед своей бочкой и грелся на солнце. Услышав шум, философ повернул голову, , взглянул на приближающегося царя и его многочисленную свиту, но даже не пошевелился. Александр приветствовал Диогена и спросил его, не нуждается ли он в чем-либо: все его желания будут немедленно исполнены. " «У меня одно желание,— ответил  мудрец,— чтобы ты отошел в сторону и не заслонял мне солнца». С этими словами Диоген повернулся к Александру спиной и и подставил солнцу другой бок. Положение царя было нелепым. Александр предложил бедному человеку все, чего тот ни пожелает, а мудрец, вместо благодарности, попросил могущественного властителя убраться подальше. Свита Александра громко возмущалась поведением Диогена и осыпала философа насмешками. Александр, однако, сумел найти выход из глупого положения. Вместо того чтобы наказать дерзкого, создав ему тем самым славу мученика, Александр улыбнулся, и сказал: «Если бы я не был Александром, я хотел бы быть Диогеном!»

 

Убедившись, что греки примирились с македонским владычеством, Александр собрал представителей от всех греческих государств и предложил *им объявить войну персам. Приготовления к этому походу начались еще при Филиппе II. Подобно отцу; Александр провозгласил войну с Персией общегреческим делом, священным возмездием за поругание эллинских святынь во время нашествия Ксеркса.' Представители греческих государств вынуждены были принять план царя.

 

Армия Александра, которая готовилась выступить против персов, состояла из 30 тысяч пехотинцев и 5 тысяч всадников. Она была превосходно организована и обучена, своими боевыми качествами она намного превосходила войска персов.

К началу похода Александру удалось обеспечить свою армию продовольствием только на месяц, так как в казне у него почти не оставалось денег. Македонскому царю необходимо было сразу добиться решающего успеха, чтобы устрашенные жители захваченных территории оплатили его дальнейшие походы. Всякая неудача в начале военных действий грозила гибелью македонской армии. Александр понимал риск задуманного похода: он должен был привести либо к полному успеху, либо к неизбежной гибели Македонии. Накануне выступления   Александр   роздал   остатки своего имущества друзьям. Одни из них, удивленный такой щедростью, спросил: «Что же ты оставляешь себе?» «Надежду»,— ответил царь

 

Весной 334 г. до н. э. Александр переправил свою армию через Геллеспонт и начал беспримерный по своей дерзости поход на Восток. Высадившись на мало-азийском берегу, царь посетил развалины Трои и устроил пышные. празднества в честь героев Троянской войны, первыми добившихся успеха в многовековой борьбе Европы и Азии. Смысл этих торжеств был ясен: потомок Ахилла, Александр продолжал дело своего предка, чтобы победоносно закончить войну против азиатов. Место азиатов-троянцев заняли теперь . персы.

 

Войска персидских сатрапов заняли удобную позицию на крутом берегу реки Граник, через которую македоняне должны были переправиться. Противоположный берег был настолько обрывистым что переправа казалась почти невозможной. Полководцы Александра единодушно высказались против наступления. Они указывали на глубину реки и быстроту ее течения, на неприступность занятых персами позиций и советовали искать другой, менее опасный путь для вторжения. Александр пренебрег всеми советами. Во главе отборной конницы, составленной из македонских аристократов, царь начал переправу через Граник. Некоторые из македонских полководцев считали, что Александр ведет свои войска на верную гибель. Течение реки уносило людей и лошадей, град стрел сыпался на плывущих. И все же бешеная атака увенчалась успехом: часть конницы во главе с царем выбралась на мокрый и скользкий противоположный берег. Стремительное течение реки разбросало македонских всадников, и на вражескую сторону они выбирались в беспорядке, маленькими группами, а то и в одиночку. Персидская конница обрушилась на македонян и попыталась сбросить их обратно, в реку, прежде чем Александру удастся собрать свои разрозненные силы.

 

На крутом берегу завязалась беспорядочная кавалерийская схватка. Поломав при первом натиске копья, воины взялись за мечи. Персы старались пробиться к царю, который выделялся среди других прекрасными доспехами и великолепными белыми перьями на шлеме. Один перс метнул в царя дротик, который пробил панцирь, но не ранил царя.

 

В этот момент на Александра бросились два знатных перса — Ресак и Спитридат. Царь увернулся от Спитридата, а Ресака ударил копьем. Оно переломилось, не причинив персу вреда; царь выхватил меч и -снова бросился на Ресака, но в это время Спитридат, повернув коня, сзади ударил Александра мечом по шлему. Меч скользнул по стали, срубив султан и перья. Перс замахнулся, чтобы нанести "более верный удар, но не успел. Брат кормилицы Александра Клит, по прозвищу «Черный», пронзил Спитридата копьем. Одновременно рухнул с коня и Ресак, пронзенный мечом царя.

 

Пока македонская конница, ведя опасный бой, удерживала захваченный участок берега, сюда начала переправляться пехота Александра. Под ее ударами неприятельская конница обратилась в бегство. Однако служившие у персов греческие наемники не пожелали отступать, и македонянам пришлось вести бой с этими храбрыми и хорошо обученными воинами. Наконец упорство греческих наемников было сломлено, и македоняне овладели полем сражения.

 

Рассказывают, что в этом бою персы потеряли 20 тысяч пехотинцев и более 2 тысяч всадников. Потери Александра составили будто бы всего 34 человека. Однако этим цифрам нельзя доверять, потому что македонский завоеватель, подобно многим полководцам, имел обыкновение в своих сообщениях преувеличивать потери врага и преуменьшать свои.

 

Победа при Гранине открыла македонскому завоевателю путь в Малую Азию.Один за другим греческие малоазийскиегорода сдавались Александру без сопротивления. Только богатые и могущественные Милет и Галикарнасс, которые привладычестве персов пользовались большими преимуществами, не пожелали сдаться.

Эти города были взяты приступом.

 

Скоро и глубинные области Малой Азииоказались в руках Александра. В одномиз городов Фригии македонский царь увидел колесницу, дышло которой было закреплено сложнейшим узлом, затвердевшим отвремени. По преданию, эта колесница принадлежала когда-то основателю городацарю Гордию. Существовало предсказание, что тот, кто сумеет распутать этотузел, станет владыкой мира. Честолюбивый Александр решил любым способомдобиться успеха. Однако узел не поддавался никаким усилиям. Тогда Александрвыхватил меч и разрубил веревки1. Придворные льстецы тотчас усмотрели в этомблагоприятное предзнаменование и хоромстали предвещать Александру владычество над миром.    

 

Между тем пришло известие, что персидский царь Дарий с огромной армией двинулся против македонян. Александр поспешил ему навстречу. На границе Сирии и Малой Азии обе армии разминулись во время ночного перехода, двигаясь разными горными проходами. Когда утром это обнаружилось, оба царя повернули войска навстречу друг другу. Александр был рад этой случайности: ему было бы невыгодно, если бы пришлось сражаться с сильной конницей персов на равнинах Сирии. Александр спешно перебросил свою армию на север, чтобы не дать персам выйти из узких горных проходов.

 

Оба войска встретились недалеко от сирийского города Исса. Горы подхбдили здесь к самому морю, оставляя у берега лишь небольшую равнину, посреди которой течет река Пинар. Персидская армия была более многочисленной, но Дарий не сумел использовать это преимущество. Александру, по обыкновению сражавшемуся в первых рядах, удалось обратить в бегство отряд телохранителей царя, состоявший из отборных воинов. Дарий не выдержал вида устремившихся на него македонских всадников и бежал с поля сражения. Весть о его бегстве послужила сигналом к общему отступлению персов. Персидская армия была разбита наголову. В руки победителей попали огромный обоз персов и вся обозная прислуга. Были захвачены роскошная колесница персидского царя, его шатер, доспехи, масса драгоценной утвари и денег. Среди пленных были мать, жена и две дочери Дария.

 

Огромная добыча позволила победителю щедро вознаградить войска и отправить большие богатства на родину друзьям и родным. Своему воспитателю Леониду Александр послал благовоний на колоссальную сумму в 600 талантов. Э-гим он выполнил клятвенное обещание, какое еще мальчиком дал самому себе. Однажды во время жертвоприношения Александр бросил в огонь большую горсть драгоценного ладана. Ароматный дым густым столбом поднялся к небу. чЛеонид, не успевший удержать мальчика, сердито сказал: «Нечего транжирить то, что не тобой добыто. Вот когда завоюешь страну, обильную благовонными деревьями, тогда и будешь бросать ладан пригоршнями». Посылая Леониду ладан, тщеславный Александр хотел напомнить ему об этих словах и похвалиться своими успехами.

 

Разгромив персидского царя, войска Александра заняли страны, лежащие на восточном побережье Средиземного моря: Сирию, Финикию и Палестину. Большинство приморских городов покорились македонянам без сопротивления. Только один богатый финикийский город Тир, жители которого держали в своих руках морскую торговлю Персии и получали от этого большие выгоды, не захотел покориться Александру. Часть города была расположена на острове, и когда Александр осадил Тир, все жители переселились на этот остров. Они считали, что не имея флота, македоняне ничего не добьются.

 

Осада Тира продолжалась более полугода (332 г. до н. э). Александр приказал сделать в море насыпь, которая соединила остров с материком. Это дало возможность вплотную подойти к стенам города и штурмовать их осадными машинами. Ценой огромных жертв город удалось, наконец, взять. Разгневанный упорным сопротивлением, Александр приказалпродать жителей в рабство, а некоторыхпредал мучительной казни - распял накрестах.

 

После взятия Тира Александр двинулся на юг, к Египту. Население Египта давно тяготилось владычеством персов и часто поднимало против них восстания. Египтяне видели в македонянах избавителей от ненавистного ига. Заняв Египет (332 г. до н. э.), Александр решил привлечь симпатии египтян, заинтересовав их выгодами торговли с остальными странами, попавшими под его власть. Царь основал новую гавань на побережье Средиземного моря, для того чтобы Египту легче было вести международную торговлю.

 

Александр сам выбрал полосу земли, лежащую в западной части дельты, между двумя   рукавами   Нила1.   Здесь у   самого

' побережья расположен остров -Фарос, который Александр приказал соединить с материком насыпью. Образовалась искусственная бухта, достаточно обширная, чтобы в ней одновременно могло укрыться много кораблей. Были прорыты каналы, которые соединили гавань с лежащим к югу большим озером, что облегчало связь гавани с внутренними областями Египта.

 

Царь сам начертил примерный план города, главных улиц, рынков и общественных зданий. Он приказал назвать- городАлександрией, чтобы его имя никогда небыло забыто в Египте.

 

Александр всячески подчеркивал своеуважение к египетской религии и обычаям. Вскоре после основания Александриион Отправился в поход через Ливийскуюпустыню. Там,' в нескольких сотнях километров от Нила, среди раскаленных песков пустыни, находился небольшой зеленый оазис. Египтяне, считали, что здесьпребывает сам бог солнца Амон, почитавшийся также в Греции, где ещ> отождествляли с Зевсом. В оазисе был храм Амона,где жрецы предсказывали будущее. Послетрудного многодневного перехода черезбезводную пустыню Александр достиг оазиса. Царь щедро одарил жрецов храма, и тепровозгласили его сыном Зевса-Амона ипредсказали, что он станет господиноммира.         

 

Обожествление царей на Востоке было обычным явлением: египетские фараоны, вавилонские и персидские цари считались богами со времени восшествия их на престол. Для египтян утверждение, что отцом Александра был не царь Филипп, а верховный бог Зевс-Амон, не казалось бессмысленным, а было привычным обоснованием его царских прав. Александр поддержал легенду о своем божественном происхождении: она должна была помочь. ему упрочить власть над покоренными народами Азии.

Первое время Александр сам вместе со своими друзьями смеялся

 над нелепым утверждением, что он всемогущий бог. Но по мере того как множились его успехи, всеобщая лесть и заложенное в нем с самого начала тщеславие привели к тому, что он уверовал в собственное всемогущество и стал охотно говорить о своем божественном происхождении и верить в то, что для него не существует ничего невозможного.

 

Еще до завоевания  Египта  Александр поразил всех смелостью своих планов., Вскоре после победы при Иссе Дарий прислал к Александру послов, предлагая заключить мир. Он предложил македонскому царю руку своей дочери, обещая вместе с ней отдать все земли, лежащие западней реки Евфрат. Таким образом, персидский царь уступал не только то, что было уже завоевано Македонянами, но еще и другие земли — почти половину своей огромной державы. Одновременно Дарий предлагал Александру союз и огромный выкуп, лишь бы тот вернул ему попавших в плен мать, жену и дочерей.

 

Приближенные в один голос советовали согласиться на столь выгодные условия. Старый Парменион, ближайший сподвижник Филиппа, сказал: «Если бы я был Александром» я бы принял эти предложения».— «Если бы я был Парменионом,— быстро перебил его царь,— я бы тоже их принял!»

 

Всем стало ясно, что думал Александр: ему суждено совершить то, что недоступно никому другому. Зачем ему соглашаться на половину Персидского царства, когда он сумеет взять все?

 

Македонская армия не провела в плодородном Египте и одного года. Весной 331 г. до н,. э. Александр вывел своих воинов из долины Нила и повел их через пустыни Передней Азии в Месопотамию. Дарий III понимал, что судьба его государства висит на волоске, и тщательно готовился к решающей битве. Набрав огромное войско, он не решился двигаться навстречу македонянам, как это было при Иссе. Выгоднее было остаться на месте, чтобы самому выбрать поле для грядущего сражения.

 

Дарий расположил свои силы на восточном берегу реки Тигр у деревушки Гавга-мелы. Встреча двух армий произошла в последний день сентября 331 г. до н. э. Был уже вечер, когда македоняне подошли к расположению передовых персидских отрядов. Опасаясь нападения, Дарий построил своих воинов в боевой порядок и всю   ночь,    окруженный   факелоносцами, объезжал их ряды. К утру измученные непрерывным напряжением прошедшей ночи персидские воины еле держались на ногах.

Александр не хотел начать битву прямо с марша. После тяжелого перехода людям необходимо было дать отдых, и царь, уверенный, что персы не решатся покинуть облюбованное ими поле, приказал своим воинам располагаться на ночлег неподалеку от персидских позиций.

 

Македонские полководцы со страхом смотрели на огромную равнину, откуда, как шум волн, доносился смутный гул голосов. Правильные ряды персидских костров начинались совсем рядом и тянулись вдаль насколько хватало глаз. Устрашенные многочисленностью неприятельского войска, полководцы во главе с Парменионом умоляли Александра, если, уж он твердо решился дать здесь сражение, не дожидатьт ся утра, а воспользоваться темнотой, которая скроет малочисленность македонян. «Я не краду побед!» — отвечал Александр и, отпустив приближенных, заснул крепким сном.

 

Сражение началось утром. Александр опасался окружения и поэтому построил свои войска в две линии. В случае обхода вторая линия должна была повернуться назад, чтобы македоняне могли сражаться на два фронта. Расчет царя оказался правильным. Уже в начале сражения великолепная конница персов стала теснить левое крыло македонского войска, которым командовал ПармеНион. Пользуясь тем, что фронт персов был значительно шире македонского, часть всадников обошла Пармениона и появилась в тылу, близ македонского обоза. Казалось, обоз вот-вот попадет в руки врага. Парменион слал к царю гонца за гонцом с просьбой прислать подкрепление.

 

В этой битве особенно ярко проявилась любовь Александра к риску: нависшая угроза заставила бы более осторожного полководца направить часть сил на помощь Пармениону — без обоза македонская ар-1 мня не смогла бы продержаться во вражеской  стране.   Но  Александр  не  хотел отвлекать ни одного воина от задуманного им решающего удара. «Сейчас не время думать об обозе,—отвечал он Парменнону.— Если мы погибнем, обоз нам не понадобится; если победим, тем более нечего бояться. Вместо своего обоза захватим неприятельский».

 

С этими словами Александр, приказал подать свои доспехи и стал готовиться к бою. Поверх плотной шерстяной рубахи царь надел двойной холщевый панцирь, захваченный им при Иссе. Шлем Александра был железный, но тонкой работы, и сиял, словно был сделан из серебра. К шлему был прикреплен металлический воротник, украшенный драгоценными камнями. Но самым ценным в вооружении царя был меч замечательной закалки и легкости.

 

К царю подвели Буцефала. Обычно Александр пользовался другими конями, так как Буцефал был уже стар силы его надо было щадить. Но когда предстоял бой, Александр всегда садился на своего любимого коня. Едва Александр вскочил на Буцефала, как началось наступление левого крыла персидской армии. Отделившись от общей массы персов, персидские всадники начали обходить позицию, где стоял Александр. Это передвижение создало просвет в рядах противника, и Александр немедленно бросил все свои силы в образовавшуюся брешь. Ворвавшись в расположение персов, Александр увидел персидского царя. Дарий стоял на высокой колеснице, окруженный множеством телохранителей, рослых как на подбор всадников в блестящем вооружении. В бешеном натиске Александр и его отряд устремились в ряды телохранителей. Многие из них бросились бежать, но самые храбрые отчаянно сопротивлялись. На глазах у растерявшегося персидского царя македоняне сталкивали их копьями с коней и добивали мечами. Свалка была такая, что Дарию не удалось даже повернуть колесницу, так как трупы лежали под самыми колесами. Казалось, еще немного — и   сражавшийся   в   первых   рядах   Александр сможет достать Дария мечом. Смертельный ужас охватил царя, и, вскочив на коня одного из телохранителей, он трусливо ускакал с поля сражения.

 

Заметив исчезновение главнокомандующего, персы стали искать спасения в бегстве. На правом фланге и в центре македоняне одержали полную победу. Однако на левом фланге положение Пармениона оставалось трудным. Александру пришлось отложить преследование Дария и начать переброску войск на левый фланг, но не успели еще все войска туда переправиться, как персы стали отступать и на этом участке.

 

Битва при Гавгамелах окончательно сокрушила могущество персов. Теперь у Александра не было больше серьезных противников, и хотя восточные провинции Персидского государства готовились еще к сопротивлению, македонский завоеватель мог уже провозгласить себя царем всей Азии. Многие персидские вельможи шили заявить Александру о своей покорности, и царь охотно утверждал их правителями тех областей, которыми они управляли раньше.

 

Прежде чем преследовать бежавшего с небольшим отрядом на восток Дария, Александр решил воспользоваться плодами своей победы. Первым делом Александр занял оставшиеся без всякого прикрытия главные города Персидского царства. Македонские войска вошли в величайший город Востока — Вавилон, о сказочных богатствах которого столько писали греческие путешественники. Здесь македонская армия остановилась на отдых, 'чтобы набраться сил перед новыми тяжелыми испытаниями

Затем македоняне заняли Сузы — летнюю резиденцию персидских царей. Отсюда горными проходами в самом конце 331 г. до н. э. войско Александра направилось к древней столице Персеполю, где находились царский дворец и гробницы предшественников Дария. В подвалах дворца столетиями накапливались богатства, отбиравшиеся персами у покоренных народов. Все эти сокровища;. достались Александру. Только чеканной монеты в этом дворце, а также в Сузах македоняне захватили несколько тысяч тонн. Чтобы вывезти все эти ценности, потребовалось 10 тысяч пар мулов и 5 тысяч верблюдов.

Безудержная расточительность Александра приняла теперь исключительные размеры.

 

Когда из дворца вывозили персидское золото, царь заметил неизвестного ему воина, шатавшегося под тяжестью своей ноши. Желая поощрить его усердие, Александр закричал ему: «Ноша покажется тебе легче, если ты потащишь ее не на телегу, а к себе в палатку!» С этими словами он приказал передать воину в собственность все золото, которое тот нес.

 

Стремление унизить персов толкнуло Александра на поступок, который бросил тень на его имя и славу победителя. Под предлогом мести за сожжение Афин и разрушение греческих храмов во время похода Ксеркса Александр разрушил Персепольский дворец — замечательный памятник персидской архитектуры. Не известно, было ли это сознательным и обдуманным варварством, или же, подстрекаемый своими сотрапезниками, ненавидевшими персов, царь поддался минутному порыву. Как рассказывают очевидцы, сам Александр с венком на голове поднес ко дворцу зажженный факел. С криками радости двигалась за ним толпа македонян и греков. Огонь охватил роскошные залы, в которых хранились созданные трудом многих поколений сокровища искусства. Через несколько часов от самого красивого здания персидской столицы остались только пепел и груда развалин. Что значили произведения искусства и даже человеческая жизнь для Александра, разрушившего державу «Великого царя» и занявшего его престол? Жестокость и пренебрежение к людям свили теперь прочное гнездо в душе всемогущего владыки.

 

Преследуя бежавшего Дария, Александр занял   город  Экбатаны.   В   его  окрестностях царю показали пропасть, откуда непрестанно вырывался огонь. Неподалеку из земли сочилась нефть. Местные жители объяснили, что эта жидкость способна гореть, как смола, и что вырывающийся из пропасти огонь не потухает, так как источник нефти дает огню все новую пищу. Александр заинтересовался этим и захотел испытать свойства загадочной жидкости.

Был среди прислужников царя мальчик Стефан, смешной и невзрачный. Вот этого-то мальчика Александр приказал обмазать нефтью и поджечь, чтобы узнать, сможет ли удивительная жидкость гореть на человеческом теле: ведь тогда ее сила может быть использована и на войне. Не ожидавший зла от своего повелителя, Стефан был спокоен. Только когда вспыхнуло пламя, мальчик понял, что он обречен. К счастью, приближенные царя успели сбить огонь, но Стефан остался калекой.

Из Экбатан Александр двинулся дальше на восток, где персы собирали силы для новой борьбы. Там находился и Дарий, однако его влияние было подорвано постоянными поражениями. Ходили слухи, будто Дарий готов вступить в переговоры с Александром. Эти слухи побудили персидских правителей восточных областей решиться на низложение царя. Во главе заговора встал Бесс, сатрап одной из восточных провинций Персидской державы — Бактрии. Заговорщики, связав Дария, хотели принудить царя отречься от трона в пользу Бесса.

Известие о том, что Дарий попал в руки Бесса, заставило Александра поспешить. Взяв небольшой отряд всадников, Александр начал преследование бактрийцев, увозивших Дария. Александр, стремясь во что бы то ни стало нагнать беглецов, не давал своим людям ни сна ни отдыха. Измученные бешеной скачкой и отсутствием воды, всадники и лошади пришли в совершенное изнеможение. Как-то отряду встретились погонщики' мулов. У одного из них в мехах было немного воды. Видя, что царь изнемогает от жажды, погонщик налил ему полный шлем драгоценной влаги.

 

Александр осторожно взял шлем обеими руками и собрался уже пить, когда увидел, с какой жадностью окружающие смотрят на него. Преодолев муки жажды, царь вылил воду на землю, сказав: «Я не стану пить один без моих товарищей! Все должны быть в одинаковом  положении!

 

Поступок Александра вызвал восторг его спутников. Царь был уверен, что теперь они сделают для него все, что в человеческих силах.

 

Несмотря на то, что лошади гибли в безводной пустыне, преследование продолжалось. Только 60 человек оставалось у Александра, когда он, наконец, настиг противника. Лагерь бактрийцев был покинут. На земле валялись брошенные впопыхах золотые и серебряные вещи. В повозках кричали оставленные женщины и дети. Так велик был страх перед Александром, что Бесс и его сторонники бросили все на произвол судьбы и, не думая о сопротивлении, захватили только лошадей и бежали.

На одной из колесниц македоняне обнаружили труп Дария. Бактрийцы убили его, так как стало ясно, что Александр не прекратит преследования, пока не получит царя живым или мертвым.

 

Александр' притворился глубоко опечаленным смертью персидского царя. Он сам покрыл тело покойного пурпурным плащом, повелел отвезти усопшего в Персеполь и торжественно похоронить его среди могил, его предков. Так как Дарий не оставил преемника, то в глазах большинства Александр стал его наследником, и к нему по праву победителя должно было перейти огромное государство. В борьбе с Бессом он мог теперь выступать не как завоеватель, а как носитель законной власти, стремящийся наказать убийцу предшествующего царя. Часть населения Персии, которая была верна Дарию, перешла на сторону Александра. Македонский царь смог пополнить свою армию людьми из персидских земель.

 

Александр разделил армию. Часть, во главе с Парменионом, он оставил на завоеванных землях, а .сам с отборными войсками прошел южнее Каспийского моря и двинулся дальше на восток, в Парфию, одну из центральных областей Ирана, а затем в Бактрию. Ее правитель Бесс бежал на север, но жители, не желая навлекать на себя гнев Александра, выдали его македонянам. По распоряжению царя   он   был   предан   мучительной   казни.

 

Завоевание Персии казалось Александру только началом великого похода. Впереди мерещилось покорение Азии и всего мира. Опьяненный успехами, Александр не прислушивался к голосам призывавших его ограничиться уже завоеванным.

Царь понимал, что для осуществления грандиозных планов недостаточно войск, которые пришли с ним из Македонии. Персидские войска, слабость которых Александр знал, тоже были не способны осуществить его планы. Поэтому царь приказал набрать 30, тысяч персидских мальчиков, чтобы обучить их военным приемам македонян. Эти мальчики должны были в будущем образовать костяк новой армии, такой, какая была нужна Александру.

 

Александр стремился расположить к себе своих новых подданных. Он женился на дочери знатного персидского вельможи, красавице Роксане, и стал носить персидское платье. Сначала он стеснялся роскошного царского костюма и носил его только на торжественных приемах. Вскоре он привык к новым одеждам и стал в них появляться перед войсками. Это вызывало раздражение македонских воинов. Они видели в поступках Александра стремление отстраниться от своих сподвижников, которые сделали его повелителем Азии.  

 

Недовольство сперва проявлялось в насмешках над одеждой и поведением Александра, а затем переросло в заговоры и покушения на его жизнь. Первый заговор организовал македонянин Димн. Он решил убить царя и рассказал о своем намерении близкому другу Никомаху. Тот посоветовался с братом, который донес о заговоре   Александру.   Отряд   телохранителей был послан арестовать Димна. Отважный заговорщик оказал  сопротивление  и  бь убит. Казалось, что с гибелью Димна нити оборвались;   но Александр  воспользовался   раскрытием   заговора    и    началр расправу   с   влиятельными   македонскими  полководцами,    недовольными    политикой царя.     Вдохновителями    заговора объявлены старейший и почитаемый македонянами   полководец   Парменион   сын  Филот,  один   из  храбрейших   командиров македонской конницы. После жестоких  пыток Филот был  казнен,  а нион тайно убит по приказу царя.

 

Однажды во время пребывания македонс-Ц кого войска в Средней Азии, царю привезли,: много свежих фруктов из Греции. По этому. v поводу решено было устроить пир. На пиру А стали петь песни, высмеивающие некоторых" македонских полководцев,  недавно потерпевших поражение в бою с местными племенами. Клит возмутился тем, что царь в присутствии персов позволяет издеваться над македонянами. Началась перебранка. Александр, * которому песня понравилась, закричал Клиту: «Ты оправдываешь трусов потому, что,- .^ ' видимо, это качество не чуждо тебе самому».

 

—         Моя трусость,— воскликнул    Клит,— спасла тебя! Где бы ты был сейчас, если бы я опоздал хоть на миг, когда Спитридатпри Гранике занес меч над твоей головой?"

 

Если ты стал настолько велик, что можешь выдавать себя за сына Зевса-Амона, то не забывай, по крайней мере, что ты достиг этого кровью македонян.

 

Эти слова показались Александру вызовом.   Швырнув   в   Клита   попавшим   под ^ руку яблоком, он  потребовал, чтобы  ему принесли меч, и приказал трубачу трубить сигнал тревоги.

Но Клит, гордый как все знатные македоняне, не пожелал уступить.

 

—         Если ты хочешь слышать только приятное и видеть лишь таких людей, которые пресмыкаются перед твоей персидской одеждой, не надо приглашать к своему столу людей, привыкших к свободе! — закричал он.

 

Друзья, желая погасить внезапно вспыхнувшую ссору, заставили Клита выйти из зала, но вскоре он вернулся и, встав в дверях, продекламировал стихи из одной трагедии Еврипида:

 

Как плох обычай наш! Когда трофей У эллинов победный ставит войско Между врагов лежащих, то не те Прославлены, которые трудились, А   вождь один   хвалу   себе   берет.

 

Не долго думая, Александр выхватил из рук одного из телохранителей копье и метвул его в Клита, который упал, обливаясь кровью. Так Александр убил спасшего ему жизнь друга только за то, что тот вступился за своих товарищей и честно сказал царю все, о- чем давно думали его соратники.

 

Вскоре был раскрыт новый заговор против Александра. В македонской армии была группа знатных молодых людей, которые прислуживали царю и одновременно обучались военному делу, чтобы впоследствии занять высшие командные должности. Юноши ели за царским столом и всюду сопровождали царя, составляя часть его охраны. Однажды один из этих знатных юношей, Гермолай, убил на охоте кабана, которого собирался поразить Александр. Разгневанный царь приказал высечь молодого человека. Друзья наказанного были возмущены и составили -заговор с целью убить Александра. Однако один из них испугался и выдал заговорщиков.

 

Александр лицемерно отказался судить юношей и передал их для суда и наказания воинам. Воины приговорили заговорщиков к смерти и побили" их камнями.

 

И на этот раз Александр не удовлетворился наказанием виновных, а воспользовался раскрытием заговора, чтобы расправиться с неугодным ему человеком. Этим человеком был ученый грек Каллисфен, племянник Аристотеля, учителя Александра. Каллисфен был взят в поход с тем, чтобы он составил его подробное описание и таким образом сохранил в памяти потомков подвиги царя. Ученый аккуратно вел летопись похода и, восторгаясь смелостью и решительностью Александра, пользовал-

 

ся его расположением. Но когда-Александр перенял персидские обычаи И превратился в жестокого деспота, Каллисфен стал избегать посещения пирушек и обедов царя. Каллисфен пытался использовать свое влияние на царя, чтобы отвратить его от перенимания таких восточных обычаев, которые унижали подданых и развращали самого Александра. Когда льстецы стали падать ниц перед Александром, царю это так понравилось, что он награждал поцелуем каждого, кто распластается перед ним.

Каллисфен не захотел пасть ниц перед. Александром, а когда Александр отказался поцеловать его, спокойно сказал: «Что же, одним поцелуем будет меньше!

 

Македоняне прониклись после этого случая большим уважением к Каллисфеиу и говорили, что он «единственный свободный  человек»  из  всего  окружения   царя.

 

Несмотря на то, что никто из осужденных заговорщиков даже не упомянул имени Каллисфена, Александр привлек его к делу о заговоре против царя. Ученый был заключен в тюрьму, где и умер. Царь, однако, продолжал гневаться и в письмах домой обещал,-что по возвращении накажет и Аристотеля за то, что тот рекомендовал ему человека, осмелившегося выражать неодобрение своему государю.

 

Около четырех лет прошло после битвы при Гавгамелах, и Александр готовился к новым завоеваниям. На этот раз он меч* тал захватить богатую область реки Инда и добраться на востоке до великой реки Океан, за которой, как думали тогда, находится конец света.

 

Перейдя горный хребет Гиндукуш, который они приняли за Кавказ, македоняне очутились в Индии, богатой стране с прекрасными пастбищами и замечательными фруктовыми деревьями. Население страны распадалось на множество мелких государств, правители которых враждовали между собой.

 

Войска Александра пересекли Инд в его среднем течении и углубились в область, орошаемую притоками этой могучей реки.

 

Здесь   находилось   государство   могущественного  царя  Таксила,  добровольно   присоединившегося к Александру, чтобы вместе с ним идти на своего постоянного врага Пора, владения которого лежали дальше на восток.

 

Подойдя к реке Гидаспу, разделявшей владения обоих царей (июнь 326 г. до н. э.), Александр увидел на противоположном берегу сильное войско Пора. У индийцев были не только Пехота и всадники, но и множество боевых колесниц и несколько сот слонов. Безнадежно было пытаться прорваться на тот берег, пока там стояли такие силы. Александр применил хитрость. Делая вид, что он готовится форсировать реку в том месте, где стояла армия Пора, Александр с частью пехоты и отборными всадниками незаметно поднялся вверх по реке и переправился на другой берег. Пор поспешно направил против отряда Александра кавалерию и часть боевых колесниц, но македоняне отбились. Тогда Пор выступил против переправившейся армии Александра со всем своим войском. Упорный бой длился 8 часов. Индийцы потеряли несколько тысяч человек, сам Пор, сражавшийся на боевом слоне, был ранен и захвачен в плен.

 

Потери македонян тоже были огромны. Александр понял, что если он не хочет, чтобы вся Индия объединилась в борьбе с

Ним, необходимо вести себя милостиво с побежденными и привлекать местных правителей на свою сторону. Поэтому Александр не только не казнил Пора, но даже отдал ему в управление область, которой он владел раньше. Чтобы обеспечить верность Пора, он расширил его владения, подчинив ему ряд прежде независимых племен. Утратив свою свободу, эти племена возненавидели Пора, и тот не мог обходиться без поддержки македонян. Александру пришлось оставить часть своей армии в долине Гидаспа для поддержки Пора и Таксила. Чтобы обеспечить оставшимся воинам безопасность, Александр построил ряд крепостей. На месте битвы с Пором царь основал большой город и назвал его Никеей (по-гречески «победная»). Несколько северней, где была совершена переправа, он поставил город Буцефалию, названный в память его боевою коня, который здесь издох от старости.

 

Битва с Пором подорвала силы и мужество македонян, которые убедились, что в Индии еще много непокоренных племен. Чтобы поднять дух утомленных воинов, Александр прибег к беспощадной строгости. Он наказывал смертью всех нарушителей дисциплины, невзирая на их прошлые заслуги. Александр старался увлечь солдат собственным примером. Никогда еще македонский царь так часто не подвергал свою жизнь опасности, как во время похода в Индию, При штурме одной крепости в области индийского племени маллов, увлекая за собой воинов, Александр с горстью телохранителей первым взобрался на" стену и спрыгнул внутрь крепости. В этот момент лестница, по которой следовали остальные, обломилась, и царь оказался среди врагов. Видя, что в крепости только Александр и два его телохранителя, маллы набросились на них. Скоро один из оруженосцев Александра был убит, а сам царь получил несколько ран и упал на колени у стены. Оставшийся македонский воин заслонил Александра своим телом и продолжал сражаться. В последний момент подоспели македоняне и вынесли из боя потерявшего сознание Александра. Царь долго не мог оправиться от тяжелых ран, полученных в этом бою.

Не в силах сломить сопротивление покоренных народов, Александр все чаще прибегал к жестоким и вероломным расправам с противниками. В одном из городов окруженный отряд индийских наемников упорно защищался до тех пор, пока им не дали обещание, что их отпустят домой с оружием и ранеными товарищами. Но когда, доверяя слову Александра, индийцы покинули свои укрепления, македонский завоеватель приказал всех перебить. В другой раз Александр, вопреки законам войны, приказал повесить мирных индийских жрецов за то, что они  призы-

 

84

 

Александр Македонский

 

вали сограждан бороться за свою независимость. Однако жестокие расправы не запугали индийцев и только усилили их сопротивление завоевателям.

 

Александр считал, что сразу за долинами Инда и его притоков находится конец обитаемой земли. Но когда войска дошли до самого восточного из притоков Инда — реки Гифасиса, Александр узнал, что за рекой простирается пустыня, перейдя которую, можно попасть в, долину реки Ганга, где находятся богатые и многолюдные государства.

 

Даже тени сомнения не появилось у Александра в том, сумеет ли он с растаявшей наполовину армией покорить остальные народы мира. Упоенный своим величием, считая, что ему предназначено стать господином всей земли, царь отдал приказ двигаться дальше на восток. Но тут Александр впервые столкнулся с сопротивлением собственной армии. Македонских воинов нельзя было заставить выступить ни угрозами, .ни посулами.

 

Рассерженный Александр на три дня укрылся в своей палатке, никого не желая видеть. Наконец он вышел к воинам и объявил, что войско возвращается на запад. Однако Александр не мог допустить, чтобы обратный путь выглядел отступлением. Было объявлено, что царь решил подчинить племена, жившие в устье Инда.

 

Построили около 2 тысяч лодок и плотов, На них была посажена часть пехоты. Караван двинулся вниз по течению реки к «Внешнему морю», как тогда называли Индийский океан. Остальное войско двигалось по обоим берегам реки. Путь был беспокойный. То и дело приходилось вести тяжелые битвы с местными племенами и народами. Около 7 месяцев длилось плавание. Наконец македоняне достигли Индийского океана. Здесь войско разделилось. Александр считал необходимым исследовать морской путь из Индии к Персидскому заливу. Он поручил корабли опытному флотоводцу, греку Неарху, приказав ему плыть к устью Евфрата. Большая часть армии, во главе с самим царем, двинулась на запад вдоль берега Индийского океана. Во время двухмесячного перехода по жаркой и безводной пустыне македонское войско испытало страшные лишения. Из более чем стотысячной армии, с которой Александр вторгся в долину Инда, осталось в живых меньше четвертой части.

 

В изношенной одежде, почти без оружия, потеряв всех лошадей и вьючный скот, македоняне достигли главного города персидской сатрапии Гедрозии. Там заранее было приготовлено все необходимое для возвращающейся армии. После отдыха армия двинулась через Персию к Вавилону. Царь стремился создать впечатление, что индийский поход увенчался грандиозным успехом. По приказу Александра возвращение армии приняло характер торжественного шествия. Войско шло медленно, делая частые остановки. Впереди на колеснице, запряженной восьмеркой лошадей, ехал сам царь, окруженный пышной свитой. За ним двигались бесчисленные колесницы, на которых ехали его друзья и военачальники. Дальше следовало остальное войско. Всю дорогу солдаты кружками, кубками и бокалами черпали вино из огромных глиняных сосудов и пили за успешное окончание похода. Одни продолжали идти вперед, другие, опьянев, падали наземь и оставались лежать, пока их не поднимали. Везде раздавались звуки флейт, слышалось пение. Процессия напоминала скорее праздник в честь греческого бога виноделия Диониса-Вакха, чем возвращение армии.

 

Так, завершился восточный поход Александра. Воины вернулись в Вавилон, куда по реке Евфрату приплыл и Неарх со своим флотом.

 

Долгое отсутствие Александра и слухи о его гибели привели к тому, что в стране начались восстания против македонян. Многие персидские вельможи и македонские военачальники, поставленные Александром во главе огромных сатрапий, изменили царю, стремясь стать независимыми государями.

 

Македонский завоеватель снова должен был выступить в поход против восставших .племен и непокорных сатрапов. Как обычно, действия Александра отличались быстротой и жестокостью: многие знатные персы, греки и македоняне были казнены, возмутившиеся племена приведены к покорности.

 

Хотя начавшийся распад громадной империи ясно показал, что старая персидская система управления ненадежна, царь все-таки решил сохранить ее. Он надеялся, что эта государственная система сумеет обеспечить прочность его завоеваний.

Александр во всем подражал древним властителям. По обычаю персидских царей-завоевателей, возвратясь из индийского похода, он подарил каждой женщине по золотой монете, он восстановил, разрушенную македонянами гробницу основателя Персидского царства Кира. Чтобы Прекратить вражду между победителями и. побежденными и сплотить их в единый народ, Александр потребовал от своих солДат и полководцев, чтобы они женились на персиянках.

 

В Сузах Александр устроил грандиозную свадьбу. По обычаю персов, он взял себе вторую жену — дочь доведенного им до гибели царя Дария III. Одновременно его ближайшие друзья и сподвижники, всего около 80 человек, женились на знатных персиянках. 10 тысяч простых воинов тоже праздновали в этот день свадьбы с  местными женщинами. Был устроен роскошный пир, и каждому гостю Александр подарил по золотой чаше.

 

Однако все попытки сплотить македонян, греков и персов потерпели крах. Персы хорошо помнили о своей недавней независимости, ненавидели завоевателей и были ненадежной опорой. Росло недовольство македонян и греков. Сильное возмущение воинов вызвало решение Александра включить в армию тех 30 тысяч молодых персов, которые по его приказу проходили у греков обучение военному делу.

 

Когда царь устроил неподалеку от Вавилона,   в   городе   Описе,   торжественное прощание с отправляемыми на родину больными и ранеными воинами, македонские войска взбунтовались и потребовали, чтобы он отпустил домой всех. Сперва Александр попытался усмирить бунт и казнил 13 воинов, которые, как ему показа' лось, кричали громче всех. Но это не испугало солдат. Тогда Александр изменил тактику. Теперь он пытался уговорить, вызвать жалость к себе у старых соратников. «Идите,— кричал он воинам,— и скажите всем, что вы покинули своего царя, оставили его врагам, с которыми он недавно воевал!»

 

На этот раз Александру еще раз удалось уговорить большинство македонян остаться. Только 10 тысяч твердо настаивали на своем и были отправлены на родину.

 

На вершине своих успехов, добившись осуществления самых смелых замыслов, Александр чувствовал себя одиноким, лишенным всякой опоры. Огромная империя, неограниченным властелином которой он был, несмотря на кажущуюся покорность, таила1 в (себе грозные и враждебные силы. Достаточно было одного неверного шага, Малейшей ошибки, незначительного поражения, и повсюду могло вспыхнуть возмущение.

 

Понимая опасность своего положения, некогда бесстрашный македонский завоеватель стал трусливым и суеверным. Царский дворец наполнили жрецы, прорицатели и другие обманщики, пользовавшиеся душевной слабостью царя.

 

Александр не доверял самым близким друзьям. Ему всюду мерещились заговоры и измена. Царь считал, что только с помощью страха, внушаемого подданным, он сможет сохранить власть. Ему нужно было постоянно поражать воображение покоренных народов новыми грандиозными предприятиями, новыми победами. У Александра не было пути назад, он не мог остановиться, отдохнуть, оглядеться. И царь разрабатывает все более смелые, фантастические проекты. Он готовит большую морскую экспедицию во главе с Неархом, которая должна объехать Аравию  и Африку и вернуться через Гибралтарский пролив в Средиземное море. Царь подготавливал грандиозный поход на запад для покорения Северной Африки, Италии и Испании. В связи с этим он собирался построить дорогу через пустыню Сахару и вырыть вдоль нее колодцы. 3 тысячи греческих мастеров и ученых работали над углублением русла реки Евфрат, чтобы превратить  город  Вавилон  в   морской   порт.

 

Архитектор Стэсикрат предложил превратить гору Афон во Фракии в гигантскую статую Александра. На ладони левой руки эта статуя должна была держать целый город с десятитысячным населением, а из правой руки должен был вытекать горный поток, впадающий в море.

 

Все эти планы показывали, что македонский завоеватель, упоенный своими успехами, утратил чувство реальности. Сподвижники царя понимали, что надо думать не о покорении новых стран, а о сохранении уже завоеванных территорий. Но Александр не. считался ни с чьим мнением, кроме своего, да и высказывать мнение, отличное от царского, теперь никто не решался. Александр верил в свою удачу и не сомневался, что ему удастся все, что бы он ни задумал. Даже сама природа, считал он, должна будет ему уступить: чтобы доказать это себе и другим, царь назначил начало африканского похода на самые жаркие летние месяцы.

 

Однако этому походу не суждено было начаться.   В  разгар  приготовлений  Александр внезапно заболел и через несколько дней скончался. Это произошло 13 июня 323 г. до н. э., на 33-м году жизни царя.

 

Тотчас ближайшие сподвижники Александра стали спорить о том, к кому должна перейти власть в огромном, созданном его завоеваниями государстве. Александр не назначил наследника, жена его только ждала ребенка, сводный брат был слабоумным. Каждый из полководцев мечтал, выдвинув своего кандидата на престол, править от его имени. Еще не успели похоронить завоевателя, как ссоры у гроба перешли в вооруженные столкновения. Скоро эти столкновения переросли в войну, и огромная империя, созданная Александром, распалась. Она была недолговечна потому, что объединяли ее только сила и страх

 

СуДьба Александра показывает, как меняется характер человека, когда силой обстоятельств он достигает неограниченной власти и получает возможность бесконтрольно распоряжаться сотнями тысяч себе подобных.

 

Подозрительность и жестокость, презрение к окружающим и боязнь заговоров появились у Александра только после того, как он достиг могущества, которым не обладал до него ни один человек. И даже хорошие качества его характера под влиянием лести и всеобщего поклонения переродились: честолюбие переросло в тщеславие, смелость — в безрассудство, гордость — в манию величия.

 

 

 

 

На главную

Оглавление

 









аквариумные рыбки рыбалка медицинская энциклопедия интернет-магазины Rambler's Top100