Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Коллекция рефератов

Искусство и культура


Античная мифология

 

КАКИМ ОБРАЗОМ МАЛЕНЬКАЯ НАРОДНОСТЬ МОГЛА ПОВЛИЯТЬ НА БОЛЬШУЮ ЕВРОПУ

 

Искусство (живопись, скульптура, музыка, поэзия и т. п.) — тончайшая и ярчайшая связующая нить между эпохами. Культура народов глубокая, древняя, символичная, и чтобы понять ее. необходимо изучать первоисточники. Мифологические сюжеты присутствуют не только в фольклорной традиции различных народов, но запечатлены и з изобразительном искусстве. Начиная с эпохи Возрождения многие художники и скульпторы стали черпать сюжеты для своих произведений именно из сказаний и мифов древних греков и римлян. В любом художественном музее неискушенному посетителю нравятся те или иные шедевры, но зачастую ему остается неведомо содержание понравившихся полотен или скульптур (К. Брюллов «Встреча Аполлона и Дианы?-, Рубенс «Персей и Андромеда!, И. Айвазовский «Посейдон, несущийся по морю!, В. Серов «Похищение Европы», В. Демут-Малиновский «Похищение Прозерпины», Бернини «Аполлон и Дафна» и пр.). Мифологические сюжеты в основе своей содержат глубокое философское содержание, поэтому нужно уметь не только любоваться формами, но и «видеть» смысл.

Греко-римская мифология глубоко проникла и в русскую литературу. Незнание античной культуры, мифологических персонажей, литературных сюжетов затрудняет изучение творчества Г. Р. Державина, раннего А. С. Пушкина, В. А. Жуковского, М. 10. Лермонтова, басен И. А. Крылова и др., неграмотному человеку останется неясен лирический или сатирический смысл того или иного произведения.

Почему же именно мифы небольшого народа легли в основу общечеловеческой культуры? Почему именно с его образами связан образ мыслей современного человека? Ведь даже не задумываясь и не отдавая себе отчета, каждый человек в повседневной жизни использует а обыденной речи мифологические образы: сизифов труд ~ имеется и виду бессмысленное, бесполезное времяпрепровождение; титанические страдания и гигантские размеры — это титаны и гиганты боролись с греческими богами; панический страх — подразумеваются проделки бога Пана, которые наводили безотчетный ужас на людей; олимпийское спокойствие - спокойствие, которым обладали древние боги-обитатели священной горы Олимп;  смех  - этп безудержный громовой смех богов, описанный поэтом Гомером; к этому ряду можно отнести сравнение с Геркулесом сильного человека, а с амазонкой - смелой и решительной женщины.

Основными предпосылками своеобразной мифологической «логики* являлось то, что первобытный человек не мог объяснить появление жизни на земле, назвать причины, вызывающие стихийные природные явления, перед которыми он был бессилен. Следствием этого явилось наивное очеловечивание всей природы, всеобщая персонификация. Так же, как па природные объекты переносились человеческие свойства, так п мифологическим, предкам присваивались черты природных объектов, особенно животных.

Само создание мифов было первым шагом человека к творчеству и познанию самого себя. Постепенно из отдельных сказаний, зародившихся в различных областях греческой земли, сложились целые циклы о судьбах героев и покровительствующих им богах. Все эти легенды, мифы и песни, исполнявшиеся странствующими певцами-аэдамп, с течением времени объединялись в большие эпические поэмы, такие как «Илиада» и «Одиссея Гомера, «Теогония» и «Труды и дни» Гесиода и множество других, не дошедших до нашего времени. Великие древнегреческие поэты-драматурги V и. до п. э. ЭСХИЛ, Софокл, Еврипид - использовали для своих трагедии древние сказания о богах и героях.

Древние греки - деятельный, энергичный народ - Не боялись познавать реальный мир, хотя он и был населен враждебными человеку существами. По безналичная жажда познания этого мира пересиливала страх перед неизвестной опасностью. Стремление познать мир во всех его проявлениях вызвали к жизни приключения Одиссея. Одиссей наделен превосходными практическими качествами — умом, прагматизмом, хитростью, ловкостью. Только такой герой может совершить поход с аргонавтами за золотым руном. Здесь в поэтической форме запечатлено все то же стремление узнать как можно больше о земле, на которой обитает человек. В поисках защиты от стихийных сил греки, подобно всем древним народам, прошли через фетишизм - веру н одухотворенность неживой природы (камней, дерева, металла), - который потом сохранился в поклонении прекрасным статуям, изображавшим их многочисленных богов.

В верованиях и мифах древних греков можно заметить и следы анимизма – веры в одушевленность всех предметов, но довольно рано они перешли к антропоморфизму, создав своих богов по образу и подобию людей, при этом наделив rot непременными и непреходящими качествами — красотой, умением принимать любой образ и, самое главное, бессмертием. Древнегреческие боги, какими их запечатлела литература, были далеки от того представления о богах, которое сложилось в поздних монотеистических религиях. Они полны противоречий, могут быть добры и жестоки, милостивы И мстительны, они раздают свое благоволение и гнев по прихоти настроения, В отличие от людей, боги непредсказуемы. Они бесчеловечны в самом общем смысле, так как их поступки невозможно объяснить с помощью человеческой логики. Они бессмертны, но не всесильны. Над богами властвует судьба — Рок и Ананке — необходимость. Три мойры — Клото, Лахесис и Атропос — пряли нить судьбы, вытаскивали жребий (черепок с записанной судьбой, назначенной богам и людям) и обрезали нить, устанавливая предел жизни. Даже бессмертие богов не очевидно, так как в древнегреческих мифах есть намеки на смертность небожителей. Упоминается, что в одном из городов покалывали могилу Зевса.

Невозможность изменить судьбу описана в «Илиаде» в сцене, где Зевс бросает жребии Гектора и Ахилла па чашу Бесов, определяя, кто будет жив, а кто погибнет в бою. Жребий Гектора опускается, и он должен пасть от руки Ахилла. Желание Зевса не может изменить назначенный герою жребий.

И в других произведениях часто встречается «чаша весов» -, на которой решается дальнейшая судьба героев.

Боги и полубоги греческого мифотворчества были живыми, деятельными существами, непосредственно общавшимися с простыми смертными, вступавшими г, ними в любовные союзы, помогавшими своим любимцам и избранникам. Боги и герои сказаний живо реагировали па различные жизненные ситуации, они радовались и разочаровывались, гневались. Древние греки создавали богпв, которым были свойственны человеческие качества, но желания и деятельность которых проявлялись в более грандиозном и возвышенном виде. Герои сказаний проявляют ту жв непосредственность восприятия различных жизненных ситуаций, что и простой человек. Они простодушны, благородны и одновременяо жестоки к врагам. Это — отражение реальной жизни к реальных человеческих характеров древних времен.

Но если мифология греков поражает своей красочностью, разнообразием и богатством художественного вымысла, то римская не столь упорядочена. Римский пантеон включал и древние италийские божества, и богов множества народов, входивших в состав Римской империи, и азиатские божества, культ которых исповедовали солдаты и военачальники (в частности, наиболее могущественным и почитаемым солдатским божеством был Митра). Религиозные представления римлян содержали в своей основе те же исходные данные, что и у греков, — страх перед непонятными явлениями природы, стихийными бедствиями и преклонение перед производящими силами земли. Древний римлянин поклонялся еще одной группе божеств - божествам семейного очага, Это били Лары, Пенаты, а тзкже Гении - божестиа конкретной местности (genius loci).

В отличие от греческих богов римские были не менее могущественными, но намного проще: об их подвигах, жизни, страданиях не слагались такие возвышенные, красивые легенды. Каждому римскому богу была подвластна только определенная сфера деятельности, и, по существу, эти божества были безлики. Молящийся приносил им жертвы, боги должны были оказать ему ту милость, на которую он рассчитывал. Для простого смертного не могло быть и речи об общении с божеством. Исключением были лишь дочь цар.к Нумитора, Рея Сильвия, основатель Рима Ромул и царь Нума Помпилий.

Обычно италийские боги проявляли свою волю полетом птиц, ударами молнии, таинственными голослии, исходящими из глубины священного места. Молящийся римлянин, в отличие от грека, свободно созерцавшего статую божества, стоял, накрыв голову частью плаща. Таким образем он не только сосредотачивался на молитве, но и предохранял себя от собственного же любопытства, от ненароком брошенного взгляда на призываемого им бога, что было бы грогто непростительным грехом и кощунством.

Римляне не имели представления о той гасыщенной яркими и полнокровными образами мифологии, которую имели греки. Поклонение многочисленным богам, руководящим почти что каждым шагом римлянина, состояло главным образом в строго предписанных обычаями жертвоприношениях, молениях и в суровых очистительных обрядах. Ки о каком свободном общении с богами не могло быть и ро-ш.

Если бог не откликался на просьбу, то римлянин обращался к другому, третьему и т. д., пока его ж лание не воплощалось. Иногда это были «одноразовые» божества, к которым призывали один раз за всю жизнь. Так, например, к богине Нундине обращались только на девятый лень рождения младенца. Она напоминала, что ребенок, очистившись, получает имя и амулет от дурного глаза. Божеств, связанных с получением пищи, было необычайное множество, поэтому для того чтобы римский земледелец мог обратиткя к «нужному» божеству, римскими жрецами были составлены так называемые Индигитамента — списки официально утвержденных молитвенных формул, содержащие имена тех (югов, которых следовало призывать, например, при засухе, при уничтожении урожая каким-нибудь жучком и т. п.

По мере того как значение и власть Рижского государства возрастали, в Риме стали ^приживаться» чужеземные божества. Римляне считали, что переселив богов завоеванных ими народов к себе и воздав им должные полсти, Рим избежит их гнева. Но и привлекши к себе греческий пантеон, идентифицировав своих богов (Юпитера, Юнону, Марса, Минерву, Диану) с главными божествами грекон или дав Гермесу имя Меркурия, сблизив Посейдона с Нептуном (этрусский бог моря Нептун) и просто заимствовав богэ-покровителя искусств Аполлона, римляне не смогли отказаться от своих религиозных абстракций. Среди их святилищ были храмы Верности, Бледности, Страха, Юности.

Рим открыл для себя и воспринял греческую мифологию, а затем превратил ее в греко-римскую. Благодаря именно римлянам сегодня мы можем, хоть и в копиях, увидеть произведения греческих скульпторов; прочитать я «Метаморфозах» римлянина Публия Овидия Назона прихстливые и причудливые, и п то же время такие трогательнкс в своей иенпсредственности творения греческого гения — народа

 

ИЗУЧЕНИЕ АНТИЧНОЙ МИФОЛОГИИ ПО АНТИЧНОЙ ИСТОРИИ

 

Древнегреческие мифы и легенды заронились и были оформлены культами и жречеством Эгейского бассейна (па островах Крит, Делос, западном побережье Малой Алии, в различных областях европейской Греции (Эпире, Пелопоннесе, Фессалии, Беотии, Аттике). Многие местные божества стали со временем популярны во всей Элладе (таким был Дионис, Загрей, Зевс, Персефона), другие, прежде могущественные, теряли свое значение и отходили на задний план, становясь второстепенными богами или признавались только на небольшой территории (как Латона и Лето, бывшие воплощением веры в Мать-богиню, подательницу урожая), Постепенно цикл мифов пополнялся героями — богоравными воинами, властителями, «потомками богов». Мифологическая эпоха перехолила в легендарно героическую.

Отражение этого процесса хорошо изучено в поэмах гомеровского цикла, в «Аргонавтиках», в трагедиях Эсхила и Еврипида. Литература помимо мифических персонажей стала включать и реальных исторических личностей, облагораживая и как бы проводя их через плавильную печь преданий и сказаний, из которой они выходили равными багам и не менее почитаемыми. Гомеровский цикл уже полон исторических реалий, что и было доказано в результате раскопок, проведенных Шлиманом. Это первый европеец, поверивший Гомеру и решивший отыскать реально существовавшую Трою — и добившийся успеха. Его открытие полностью перевернуло представления европейской науки о Древней Греции и сделало несостоятельным взгляд на ее искусство как на отражение исключительно вымышленных персонажей и событий.

Дошедшие до нас памятники древнегреческой литературы являются лишь небольшим осколком огромного богатства. Но еще меньше уцелело от дописьменных песен и сказаний, исполнявшихся об олимпийцах, — плод позднейшей литературной обработки. На самом деле мифы были пестрыми и противоречивыми. Существовало множество вариантов одного И того же мифа о происхождении богов, тнтаномахии — битве богов и титанов, возвышении Зевса и т. д. Постепенно в различных областях Греции сложились целые циклы сказаний п том или ином боге или герое.

Финикийские мореплаватели принесли в Ахейю свои сюжеты. Крит, бывший могучим государством за много столетий до рождения Александра Македонского, уже знал могучего Зевса, Древнюю Грецию нельзя представлять себе как единое монолитное государство с единой религией и общим пантеоном богов и героеа. Древнегреческая мифология складывалась из культов отдельных божеств, почитаемых в конкретной местности. На Крите родились мифы о Зевсе, принявшем облик быка и похитившем финикийскую царевну Европу. Но критское искусство невероятно часто использует атрибуты быка — бычьи рога, ритуальные танцы с быками, жертвоприношения, призванные умилостивить быка, колеблющего море и сушу, А Европа, по преданию, является прародительницей критских царей и того самого Мииоса, который пленил чудовище в лабиринте, построенном для пего мудрым Дедалом. И именно туда, па Крит, отправится герои Тезей, чтобы убить Минотавра (дословный перевод — бык Миноса), освободить греческие города от выплаты страшной дани.

На юге Греции расположен полуостров Пелопоннес. Его название происходит от имени легендарного правителя Пе-лопса (того самого, который подал в качестве угощения богам собственного сына). Арголида создала цикл сказаний о Персее, герое, освободившем страну от страшного чудовища — одной из сестер Медуз, Горгоны, чей взгляд превращал псе живое в камень. Персонажем легенд стал и микенский царь Атрей и его потомки Атриды — могущественный род, пораженный роком. Один из Агридов, Агамемнон, встречается нам в «Илиаде». Это он покорил Трою, но был убит своей женой.

В Эпире, на севере Греции, появились сказания о Геракле, позже ставшем одним из любимейших героев всей Эллады. Сын Зевса и Алкмены, полубог и герий, Алкид по имени Геракл и сейчас остается очень популярным персонажем в искусстве. Его имя знают даже люди, никогда не слышавшие о других героях греческих сказаний.

Устойчивые циклы сказаний исполнялись аэдами, которые традиционно дополняли их импровизациями, новыми сюжетами, почерпнутыми в разных местах Эллады. Постепенно эти устные сказания складывались в устойчивые циклы, на основе которых были созданы «Илиада» и «Одиссея». Возможно, что другие эпические поэмы не дошли до нас. Автором «Илиады» и «Одиссеи* традиционно считается слепой аэд Гомер. Предположительно, эти поэмы были сложены в том виде, в котором они дошли до пас, не ранее VII в. до н. э., но так как записаны они были только в VI в, до н. э., трудно сказать, насколько отличается канонический текст от первоначального. Однако гомеровский цикл уже через несколько поколений после создания был настолько высоко оценен греками, что его изучали в античных учебных заведениях как в эпоху «классической Греции*, так и позднее, в эпоху эллинизма и во времена Римской империи.

Устойчивая популярность гомеровского эпоса привела к тому, что скульптурные изображения сцен и различных эпизодов поэм очень часто встречаются в скульптуре, росписи на сосудах, а позднее и на фресках и мозаиках римской эпохи.

Греки прекрасно осознавали огромное значение Гомера для собственной культуры. Спустя 300 лет после создания эти поэмы приводили в восхищение Платона, который, хотя и изгнал поэтов из своего идеального государства, нее же признал, что <?птот поэт воспитал Элладу».

Историческая достоверность существования Гомера была предметом споров еще во времена поздней античности. Никаких снедений о месте и времени его рождения, какой-либо информации о жизни не сохранилось. Хотя это не является чем-то необычным для времени бесписьменного творчества, удивляет то, что отсутствуют даже легенды о столь знаменитом человеке. Слепота Гомера, которая была закреплена последующей культурной традицией, возможно, является лишь мифологическим символом: известно, что во многих культурах слепота — атрибут почти обязательный для пророков и вещих певцов. Семь греческих городов до сих пор оспаривают право называться родиной Гомера.

Культурное обновление в эпоху Ренессанса включило античное искусство и философию в общий пласт культуры, признав его непреходящую ценность. В это время вопрос об авторстве «Илиады» и «Одиссей» не ставился. Но-развивающаяся филология, перешедшая от схоластики к анализу и критическому Изучению письменных источников, заставила ученых и людей искусства задуматься; является ли факт авторства Гомера историческим или же это легенда, часть мифа, скрывающая за его именем множество создателей, оставшихся безымянными?

В конце XVIII в. немецкая литература стала широко использовать народное творчество. Фольклор занял серьезное место в числе источников вдохновения для многих поэтов. Ученые пересмотрели свой взгляд на то, что раньше казалось безусловно примитивным и вульгарным. На волне этого признания немецкий филолог Вольф обратился к вопросу об авторстве Гомера и заявил, что поэмы — не произведение, созданное одним автором, а плод коллективною народного творчества, и литературная запись просто объединила несколько песен, посвященных одним героям. Точный текстовый анализ в то время был невозможен, но Фридрих Шиллер резко протестовал против такого подхода. Чуткий художник и великий поэт уловил в обеих поэмах главное: художественную цельность, единство не только сюжетное, но и композиционно-архитектоническое, а также гармоничность используемых выразительных средств. Шиллер утверждал, что поэмы объединяет не механическое, а органическое единство, указывающее на личность гениального автора.

С тех пор в распоряжении филологической науки появились новые методы исследований текстов, позволившие сделать осторожный вывод: «Илиада» и «Одиссея», скорее всего, принадлежат одному автору, по в процессе передачи, как устной . так и письменной, поэмы подвергались изменениям, в них добавлялись какие-то эпизоды. Возможно, кроме автора, мы должны поблагодарить неизвестного грека, записавшего поэмы и придавшего им целостность и наложившего на текст отпечаток своего таланта.

Долгое время историки не видели необходимости в изучении памятников древнегреческой литературы с целью получения достоверной информации о событиях прошлого. КXIXа. их содержание считалось сугубо фантастическим или культовым. Но во второй половине XIX в. появился человек, поверивший Гомеру. Им был немецкий археолог Шлиман. 10 лет он вел раскопки и поисках следом описанной в «Илиаде» Трои. И все-таки нашел этот город. Удивительно, но героические представления о великой битве мало соответствовали скромным размерам городка. Но Троя действительно существовала, а значит в основе поэмы лежат реальные События. Шлиман продолжил изыскания, и в 80-х годах XIX в. провел раскопки Микен и Коринфа. Греческие герои обретали реальные очертания. С этою времени начались обширные археологические работы, систематически проводимые на территории Греции, островах Эгейского архипелага, на Крите. В начале XX в. английский археолог А. Эванс открыл колоссальный дворцовый комплекс на острове Крит, там, где располагалась столица древнего царства — Кпосс. Затем совместная работа греческих, американских, английских, итальянских ученых позволила установить, что критское влияние распространялось на Пелопоннес, Среднюю Грецию, многие острова. Здесь были найдены, глиняные таблички с письменами, написанными на основе алфавита, отличающегося от всех, что были известны к тому времени. Ученые не смогли прочитать их, но установили, что встречаются надписи, выполненные двумя различными способами на двух алфавитах, хотя язык, предположительно, один. Они получили название -«линейное письмо А» и «линейное письмо Ъ'>. В 1953 г. английский лингвист М. Вентрис сумел прочитать линейное письмо Б, но линейное письмо А остается нерасшифрованным и теперь.

Раскопки, проведенные на Крите, неожиданно подвели историческую базу под многие сюжеты, считавшиеся исключительно мифологическими. Так, был обнаружен огромный лабиринт в Кноссе, о котором рассказывает миф о Минотавре и Тезее, а также следы долгого госнодсттгими греческим городами и свидетельства уплаты ими дани. Сюжеты фресок, росписей на посуде, скульптурных композиций говорят о том, что па Крите практиковались человеческие жертвоприношения, так что отправки юношей и девушек, выбранных по жребию, как дани победителям, могла иметь место.

Работа археологов и сделанные ими открытия помогли значительно отодвинуть в прошлое зарождение цивилизации греков. До второй половины XIX в. исследователи считали, что создание стройной системы мифов, эпич^ких поэм и сказаний является достаточно поздним. Становление греческой культуры и цивилизации они относили ко II тыс. до н. э. Однако результаты раскопок показали, что уже к нонцу III тыс. до н. э. на острове Крит сложилась вполне зрелая и сформированная структура общества, политическим И военным центром которой был Кносс. Критяне имели богатейшую культуру, у них была развита архитектура, живопись, скульптура. Они имели сложную систему политических ценностей, развитую мифологию и религию. Богатство и моиь Критского государства были таковы, что оно господствовало не только на Крите, но и на других островах Эгейского архипелага и в отдельных областях Северной Греции. Критяне дружили с морем, они были непревзойденными мореплавателями раньше прославленных финикийцев. Их корабли плавали в Египет, Сирию, на Сицилию и Сардинию.

Б середине XV в. до н. э. Крит настигла катастрофа, которой они так страшились. На острове Фера произошло извержение, разрушившее город. Гнев богои настиг цветущее государство. Жители погибли, а уцелевшие покинули Крит.

Во П тыс. до н. э. Балканскую Грецию заселили ахейские племена, которые после гибели Критского царства колонизировали остров.

Ахейцы создали стремительно развиваюиуюся цивилизацию. Они строили города, и крупнейшими политическими и культурными центрами ко второй половине II "ыс. до н. э. стали Микены, Тиринф, Пилос. Ахейские города были богаты, люди отважны. Они воевали со многими племенами и совершали походы на малоазийскис города. Одни из таких походов союза ахейских племен на Трою и стал сюжетом гомеровской поэмы. Ахейцы почитали богов — Зенса, Геру, Афину, Посейдона, Гермеса, и культ этих богов оставался устойчивым и после того, как в XII в. до н. э, на Балканскую Грецию с севера пришли балканские племена, которые сильно потеснили ахейцев, сожгли города, оттеснили уцелевших на западную окраиду Малой Азии, Их потомки сохранили память о героическом прошлом, рассказывая детям о военных походах и плавании критских кораблей. Из таких рассказов, возможно, и черпали аэды сюжеты для своих песен. Из них родились героические песни «Илиады» и невероятные приключения скитальца Одиссея.

Современная история и археология утверждают, что считать греческую цивилизацию досконально изученной не только рано, но и ненаучно. Множестуо вопросов tue ждут ответа, новые археологические находки заставляют пересматривать или полностью отвергать привычные теории. Внимательное и кропотливое изучение греческой мифологии и искусства принесет новые богатые плоды, ценные для современной цивилизации.

  

Следующая страница >>> 






Rambler's Top100