Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Коллекция рефератов

Искусство и культура


Культура Греции

 

Культура Греции — древняя культура, но как и любая другая культура, она в свое время претерпела изменения. По мере того как развивалось общество, какие проблемы становились на его пути, приходилось перерабатывать и переосмысливать образы И сюжеты мифов и придавать им новое содержание. Например, во времена расцвета греческих государств-полисов представления греков о богах уже сильно разнились от тех сказочных, полунаивных представлений, какие были во времена Гомера. Так, образ капризного и злоупотребляющего властью Зевса превратился в мудрого, разумного правителя мира.

Наиболее наглядно перемены в греческой духовной культуре проявляются в период развития дионисийского и аполлонического культа. Так, например, бог Дионис символизировал для греков самосознание человека, живущего в таинственном, но полном опасностей мире дикой природы. Греки еще не проводили анализ природы, поэтому мир, в принципе, непонятный человеку, был подвластен богам, и законом в нем являлся произвол богов, символизирующих необъяснимые силы природы.

Однако этот мир вызывал у греков не только страх, они пытались ощутить счастье от принадлежности к мистическому миру и раствориться в хаосе. Кроме того что Дионис был незаконнорожденным богом, отчего должен был бороться за npami пойти в числи олимпийских богов и .за повсеместное установление своего культа, он был ущемлен в правах, подобно человеку, и должен был их отстаивать. Не последней деталью для процветания культа Диониса явилось и то, что орудием этого бога было опьянение, не знающее преград, которое пробуждает душу и открывает ей ту сторону жизни, где нет препон и подчинений. Именно подобного выхода за рамки собственной ограниченности и трепета перед магическим миром добивались греки во время праздников, посвященных богу Дионису. На этих празднествах греки погружались в природу дионисийского мира. Они желали оргий, экстаза, безумия, которые унесут душу во дворец Всепоглощающей Любви, воспринимая ее, по-видимому, глубинной сущностью мироздания.

Мир Диониса - мир телесной символики. Он не ограничивался только масками и строгостью ритуала, здесь присутствовали пляски танцоров, ритмика которых объединяла и растворяла людей в природе.

Культ Диониса возник еще и потому, что, пожалуй, это был исключительно страдающий бог. Страдания Диониса это страдания бога, то есть существа высшего порядка, запутанного в сети индивидуальной воли. Ведь, по преданию, Дионис был разорван титанами, «при этом намекается, что это раздробление, представляющее дионисийскос страдание, по существу, подобно превращению в воздух, воду, землю и огонь, что, следовательно, мы должны рассматривать состояние индивидуализации как источник и первооснову всякого страдания, как нечто само по себе достойное осуждения» (но Ницше).

Из улыбки Днонлса возникли олимпийские боги, а из его слез — люди, повествует предание, и этим устанавливается первенство и животворное начало Диониса, Но оно несет в себе не только страдание, но и необыкновенную радость, диктуемую надеждой на возрождение: ведь погруженная в вечную печаль Деметра познала радость, когда узнала о возможности вновь родить Диониса. Такая возможность указывает на то, что еще в далеком первобытном сознании человек заметил, что в мире все циклично — рождение и смерть — и поверил в возрождение.

Наряду с повсеместным поклонением Дионису в Греции процветал и культ Аполлона. Вторым естеством греческой культуры являлись гармония, порядок и соразмерность, которые олицетворял образ Аполлона. Кроме того, этот бог также приобрел значение в области морали, искусства, религии.

Аполлон настраивает людей на возвышенные чувства, ему принадлежат музыка и поэзия, его дар — вдохновение и талант. Аполлон - гений величавой гармонии. Из хаоса первозданного океана жизни он творит мироздание, выделяя части, придавал им форму, наполняя их смыслом, соразмерным с замыслом целостности. Его творческая мощь придает миру гармонию, устойчивость, порядок и покой.

В отличие от вечно умирающе-возрождающегося Диониса, Аполлон бессмертен и неизменен. Он — воплотившийся Дух.

Образ Аполлона отражает стремление человека найти ссе.му свое .место, прежде всего найти себе место в мире, обезопасить свою личность от раздробления, согласившись на ограниченность, но при этом подчинить весь мир идее отой ограниченности. Так, Аполлон (в символическом смысле) порождает весь олимпийский пантеон, устанавливает миропорядок, о котором боги оправдывают человеческую жизнь, сами живя этой жизнью.

Антиномия дионисийского и аполлонического начал определила пути развития греческой культуры. Из зтой борьбы родилась трагедия, состоящая из музыки Диониса и сформированная под влияниям аполлонических тенденций, развилась великая греческая архитектура. Все это сделало эллинскую культуру великой.

Культура Древней Греции сформировалась как продолжение, осмысление, упорядочение и попытка логического И синтетического оправдания мифа. В этом смысле культура была полностью синкретической, где миф являлся не только сокровищницей символики, образов и идей, как онтологических, так и эсхатологических, но и неким системообразующим принципом, той склейкой, которая позволяла системе развиваться, но не разваливаться. Б истории становления и развития древнегреческой мифологии прослеживается исток философии, но там же находятся предпосылки и логических, и естественных паук. Даже мистические изыскания пифагорейцез имеют мифологические корпи (хотя, скорее, это не Греция, а Азия и, опосредованно, Египет.) Предельно абстрактные Платон и Аристотель в попытках уйти от смутных образов мифа все равно легко определяются нами как продукт усе той же синкретической культуры п стадии, когда она начинает отрицать самое себя.

В литературе таким примером осмысления мифа может Сыть поэма Гесиода «Теогония». В греческой литературе мощный пласт образует мифологическая поэзия, а это не что иное как своды опоэтизированных мифов, но у Гесиода человек пытается осознать не только то, что он непосредственно наблюдает и переживает, но к ставит те Еопрось:, на которые он сам еще не может дать ответ, но которые уже не может не поставить. Происхождение богов волнует зрелую греческую культуру, так как тесно связано с вопросом о происхождении человечества и разума, о дальнейшей их судьбе. Таким образом, философ уже не является слушателем или читателем — потребителем мифа, хотя и воспитан на мифологии и окружен ею. Более того, во всем — в языке, образах, с г особах мышления — он не свободен от мифологии. Любое природное явление миф объясняет волей божества, то есть причина выводится за пределы самой природы и вверяется бегам.

Когда люди стали задаваться естественными вопросами: как устроены космос и ого тела, то от творце в мифов не требовали доказательств. То, что Земля — огромное тело, имеющее форму шара, должно было быть доказало греческими мудрецами на основе астрономических заключений или же хотя бы построено на абстрактных теоретических предположениях, а создатель мифа мог бы сослаться на что угодно — им предание, ка богов, и ответ его был более разумен, чем астролога. Так, пифагорейцы считали, что Земля нэпа должна иметь форму шара, так как по законам гармонии н совершенства круглое тело пластично и красиво. Не было и не могло быть тогда эмпирически достоверных доказательств относительно космоса и планет. О космосе можно было рассуждать только с долей фантазии.

Философам было важно и удобно опереться на астрономический материал, так как идея космоса, целостного, единого мира как универсума была органичной для древней мысли и для философии вообще.

Астрономия в античности так и не стала наукой развивающейся: почти все астрономические гипотезы сегодня нам кажутся фантастическими. Земля в представлении, например, философа-астронома Фа/reca Милетского, являлась подобием куска деревянисто цилиндра, который плавает в океане. Не правда ли, это сильно отличается от того, что знает сегодня каждый ребенок о строении и форме нашей планеты? Но следует отметить, что это пародоксальное, «фантастическое* предположение потребовало от астронома своеобразной смелости и полета мысли, выходящего зз пределы данного, созерцаемого мира.

В отличие от познаний и открытий в области астрономии, древнегреческая наука совершила кардинальный переворот в математике. Так произошел интеллектуальный рывок от математики прикладной, которую Платон назвал «логистикой», к математике абстрактной. Не менее важно и то, что греки впервые ввели теоремы и доказательства и применяли их по отношению к вполне уже известным вещам. Та:с, например, на Востоке уже было известно, что углы при основании равнобедренного треугольника равны, но только Фагг:с доказал эту теорем;'. Путь абстрактных обобщающих построений, опирающихся на доказательства, — это существенное новшество в эпоху античности. Вероятнее всего, что превращение математики но всеобщее знание и обусловило громадный прогресс самой математики. Нет сомнений в том, что математика как наука начала развиваться именно в Древней Греции. Чтобы рассеять окончательные сомнения, можно напомнить, что геометрией Евклида пользовались на протяжении вcero последующего развития человечества, и она, уже в обогащенном виде, была единственной геометрией вплоть до ХЖ века, ттпкз не появилась геометрия Лобачрвского-Римана.

В то же время получили свое развитие описательные науки, такие как биология (прежде всего систематизированные представления о живых организмах Аристотеля Стаги-рита) и география. Но все же основной, объединяющей темой творчества всех философов было осмысление рождения и гибели всего живого, поиск их первопричины. Здесь органично были соединены природа, человек и социальная жизнь. 1'рек — одновременно философ, физик, космолог и этик — пытается разыскать первоначало, сославшись на которое можно как бы разом ответить на вопросы, касающиеся рождения, жизни, гибели, движения, изменения. И первопричину всего этого древний грек ищет не где-нибудь в абстракции, а е самой природе.

Духовная и художественная культура Древней Греции, пожалуй, одна из тех немногих, которая развивалась самостоятельно, не опираясь непосредственно на опыт других культур. Именно в Древней Греции сформировалась общеевропейская культурная парадигма. Это не значит, что древнегреческая культура не соприкасалась с культурой других стран, но именно она дала мощный толчок для развития многих научных сфер. И хотя практической, опытной науки в Греции не было, но эти гениальные мыслители сумели поставить основные вопросы, ответ на которые является и сейчас конечной целью научного мышления: бытие и становление, истина и цель, благо и долг, космос и атом, единство и множественность, частное и общее, чувство и разум, число и величина, дух и материя, сознание и материя... Древнегреческая культура похожа на феномен из физики элементарных частиц: вот дошли до предела дробления, но за этим пределом вновь открываются целые вселенные.

  

Следующая страница >>> 






Rambler's Top100