Вся электронная библиотека >>>

 Предпринимательское право >>

 

Учебные пособия

Предпринимательское право


Раздел: Экономика

 

§ 2. Общая правовая характеристика банкротства и его предупреждение

 

1. Развертывание механизма правового регулирования бан­кротства, как и любого иного общественного отношения, начинает­ся с определения участников соответствующих общественных от­ношений, в данном случае — лиц, на которых распространяется действие законодательства о несостоятельности (банкротстве). Фе­деральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" внес сюда много нового, уточнил набор и статус должников-банкротов.

А. Прежде всего, существенно расширен круг потенциально несостоятельных (банкротов) физических лиц. Теперь четко раз­личаются три их категории. Как и ранее, к ним в полном согласии со ст. 25 ГК РФ отнесен гражданин — индивидуальный предпри­ниматель, который не в состоянии удовлетворить требования кре­диторов, вытекающие из осуществляемой им предпринимательской деятельности. С момента принятия арбитражным судом ре­шения о признании индивидуального предпринимателя банкротом утрачивает силу его государственная регистрация в качестве ин­дивидуального предпринимателя, а также аннулируются выдан­ные ему лицензии на осуществление отдельных видов предприни­мательской деятельности. Индивидуальный предприниматель, при­знанный банкротом, не может быть зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя в течение одного года с момен­та признания его банкротом.

Кроме индивидуальных предпринимателей банкротами могут быть признаны также граждане, не зарегистрированные в качест­ве индивидуальных предпринимателей. Прежнее законодательст­во такой возможности не допускало. Поскольку приведенная но­велла противоречит ГК РФ, то она будет введена в действие толь­ко с момента вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений в Кодекс. Это полностью соответст­вует фундаментальному правилу, гласящему, что нормы граждан­ского права, содержащиеся в других законах, должны соответст­вовать ГК РФ. Думается, в орбиту банкротства целесообразно во­влекать не поголовно всех граждан-должников, а лишь тех из них, которые в нарушение действующего законодательства фактичес­ки, но без надлежащего юридического оформления, в частности, без государственной регистрации, занимаются предприниматель­ством.

Наконец, еще одну категорию физических лиц — потенциаль­ных банкротов составляют индивидуальные предприниматели — главы крестьянских (фермерских) хозяйств. В прежнем Законе о несостоятельности (банкротстве) о них ничего не говорилось. При­чина заключалась в том, что в начале 90-х годов фермерство толь­ко начинало внедряться в сельское хозяйство, крестьянские (фер­мерские) хозяйства учреждались как юридические лица и функ­ционировали именно в таком качестве. С 1 января 1995 г. глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего деятель­ность без образования юридического лица, признается предприни­мателем вследствие самого факта государственной регистрации своего хозяйства.

Особенности банкротства гражданина, индивидуального пред­принимателя и крестьянского (фермерского) хозяйства отражены соответственно в § 1—3 главы IX Федерального закона "О несо­стоятельности (банкротстве)". Следует при этом подчеркнуть, что правила, регулирующие банкротство гражданина (§ 1), применя­ются к отношениям, связанным с банкротством индивидуального предпринимателя и крестьянского (фермерского) хозяйства, с уче­том указанных там же (§ 2 и 3) особенностей последних.

В целом иерархия различных правовых норм, относящихся к банкротству граждан, в том числе зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, установлена следующим об­разом. Преимущество в регулировании общественных отношений, связанных с их банкротством, имеет Федеральный закон "О несо­стоятельности (банкротстве)". Что касается норм, содержащихся в иных федеральных законах, то они могут применяться только пос­ле внесения соответствующих изменений и дополнений в этот Фе­деральный закон.

Б. Применительно к банкротству юридических лиц новый Федеральный закон дословно воспроизвел ст. 65 ГК РФ. Согласно ей по решению суда может быть признано несостоятельным (бан­кротом) любое юридическое лицо, являющееся коммерческой ор­ганизацией (за исключением казенных предприятий), а также юри­дическое лицо — некоммерческая организация, действующее в фор­ме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда. Остановимся более подробно на некоторых актуальных во­просах правовой характеристики юридических лиц — банкротов.

а) Из только что приведенного законоположения следует пол­ная ясность в отношении коммерческих организаций: их исчерпы­вающий перечень дан в главе четвертой части первой ГК РФ, ни в каких иных актах устанавливаться организационно-правовые фор­мы коммерческих организаций не могут и все они, за исключением казенных предприятий, число которых пока незначительно, под­падают под действие механизма несостоятельности (банкротства). Есть, однако, серьезные основания, чтобы поставить под сомнение изложенный в ст. 65 ГК РФ подход к несостоятельности (банкрот­ству) некоммерческих организаций. В ней выделены две их орга­низационно-правовые формы, конкретные субъекты которых мо­гут быть признаны несостоятельными (банкротами). Значит, под "пресс" несостоятельности (банкротства) не подпадают из назван­ных в ГК РФ следующие организационно-правовые формы неком­мерческих организаций: общественные и религиозные организа­ции (объединения), учреждения, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы).

Но организационно-правовые формы некоммерческих органи­заций определяются не только ГК РФ, но и другими законами. Федеральный закон от 12 января 1996 г. "О некоммерческих орга­низациях*" уже дополнил их перечень, имеющийся в Кодексе, двумя новыми формами: некоммерческим партнерством и автономной некоммерческой организацией. А как быть с ними, могут ли они стать несостоятельными (банкротами)? Из приведенной выше нор­мы ГК РФ следует однозначный вывод: нет, не могут. В этой связи Кодекс заслуживает критики за его внутреннюю противоречивость: не дав полного перечня организационно-правовых форм некоммер­ческих организаций и оставив открытой дверь для допуска на ры­нок всевозможных иных их форм, он, вместе с тем, исчерпывающе перечислил те из форм, которые могут быть признаны несостоя­тельными (банкротами). Как следствие, все вновь возникающие организационно-правовые формы некоммерческих организаций, независимо от характера их предпринимательской деятельности, не могут быть причислены к потенциально несостоятельным (банкро­там), что вряд ли можно признать справедливым, да и правомерным.

* Российская газета. 1996. 24 янв.

 

Возьмем ту же автономную некоммерческую организацию. Она буквально по всем существенным юридическим параметрам совпа­дает с благотворительными и иными фондами (см. ст. 118 ГК РФ и ст. 7 Федерального закона "О некоммерческих организациях" в срав­нении со ст. 10 этого же Федерального закона). Автономной неком­мерческой организацией признается не имеющая членства неком­мерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юриди­ческими лицами на основе добровольных имущественных взносов в целях предоставления услуг в области образования, здравоохране­ния, культуры, науки, права, физической культуры и спорта и иных услуг. Имущество, переданное автономной некоммерческой органи­зации ее учредителями (учредителем), является собственностью автономной некоммерческой организации. Учредители автономной некоммерческой организации не сохраняют прав на имущество, пе­реданное ими в собственность этой организации. Учредители не от­вечают по обязательствам созданной ими автономной некоммерче­ской организации, а она не отвечает по обязательствам своих учре­дителей. Автономная некоммерческая организация вправе осущест­влять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых создана указанная организация.

Благотворительные и иные фонды, как мы только что видели, могут быть признаны несостоятельными (банкротами), а автоном­ные некоммерческие организации — нет. Почему же? Целесооб­разно внести изменения в ст. 65 ГК РФ, сделав в ней перечень некоммерческих организаций — потенциально несостоятельных (банкротов) открытым. Это позволит в федеральных законах, кото­рыми будут определяться новые формы некоммерческих органи­заций, указывать, какие из них подвергаются несостоятельности (банкротству), а какие нет, без постановки вопроса о внесении до­полнений в ГК РФ. При разработке же таких федеральных зако­нов остается лишь не забывать вносить в них соответствующие правовые нормы.

б) В число юридических лиц, имеющих узаконенные особен­ности их банкротства, входят градообразующие, сельскохозяй­ственные, страховые, кредитные организации, профессиональ­ные участники рынка ценных бумаг*. В ходе изложения темы, при необходимости, мы будем обращаться к некоторым из этих особенностей. Здесь же обратим внимание читателей на понятий­ный аппарат, другие важные моменты, знание которых необходи­мо для правильного уяснения статуса перечисленных юридиче­ских лиц — потенциальных банкротов.

* Об особенностях несостоятельности (банкротстве) субъектов естествен­ных монополий топливно-энергетического комплекса см.: Федеральный закон от 24 июня 1999 г. // Российская газета. 1999. 1 июля.

 

Необходимость проявлять осторожность при решении вопро­са о банкротстве градообразующих организаций стала очевидной уже в первые годы применения законодательства о несостоятель­ности (банкротстве). Такие организации, например, имеет большин­ство поселков и многие города северных регионов нашей страны. Их банкротство, в частности, распродажа государственных пред­приятий и иного имущества с последующим бесконтрольным со стороны государства использованием приобретенных ценностей новым собственником, способно повлечь тяжелые экономические и социальные последствия, лишить работы и всяких средств к суще­ствованию десятки тысяч людей.

Еще 2 июня 1994 г. Президент РФ своим Указом № 1114 обя­зал Правительство РФ утвердить Положение о порядке отнесения предприятий к градообразующим и об особенностях продажи пред­приятий-должников, являющихся градообразующими. Положение утверждено постановлением Правительства РФ от 29 августа 1994 г. № 1001*. Постановление уточнило, что утвержденное им Положе­ние распространяется на государственные предприятия-должни­ки, а также предприятия-должники, в капитале которых имеются доли (паи, акции), находящиеся в федеральной собственности или государственной собственности субъектов Российской Федерации. Согласно Положению к градообразующим относились: предприятие-должник, на котором занято не менее 30 процентов от общего чис­ла работающих на предприятиях города (поселка); предприятие-должник, имеющее на своем балансе объекты социально-комму­нальной сферы и инженерной инфраструктуры, обслуживающие не менее 30 процентов населения города (поселка). Для оценки пред­приятия как градообразующего достаточно было хотя бы одного из названных критериев.

* СЗ РФ, 1994, № 19, ст. 2217.

 

В Федеральном законе "О несостоятельности (банкротстве)" вопрос решен несколько иначе. Градообразующими организация­ми признаются юридические лица, численность работников кото­рых с учетом членов их семей составляет не менее половины чис­ленности населения соответствующего населенного пункта. К гра­дообразующим приравнены иные организации, численность работ­ников которых превышает пять тысяч человек.

Под сельскохозяйственными организациями понимаются юридические лица, основным видом деятельности которых яв­ляется выращивание (производство; производство и переработ­ка) сельскохозяйственной продукции, выручка которых от реа­лизации выращенной (произведенной; произведенной и перера­ботанной) ими сельскохозяйственной продукции составляет не менее 50% общей суммы выручки. К сельскохозяйственным орга­низациям приравнены рыболовецкие артели (колхозы), выручка которых от реализации выращенной (произведенной; произведен­ной и переработанной) сельскохозяйственной продукции и вылов­ленных водных биологических ресурсов составляет не менее 70% общей суммы выручки. При продаже объектов недвижимости, которые используются в целях сельскохозяйственного производства и принадлежат сельскохозяйственной организации, признанной бан­кротом, при прочих равных условиях преимущественное право при­обретения указанных объектов принадлежит сельскохозяйствен­ным организациям и крестьянским (фермерским) хозяйствам, рас­положенным в данной местности. В случае ликвидации вследствие банкротства сельскохозяйственных организаций их земельные участки могут отчуждаться или переходить к другому лицу, Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или му­ниципальному образованию в той мере, в какой их оборот допуска­ется земельным законодательством.

Правительство РФ еще 2 ноября 1995 г. постановлением № 1081 утвердило Положение об особенностях процедур, применяемых в отношении неплатежеспособных сельскохозяйственных организа­ций*. Это было сделано в целях учета специфики условий функци­онирования сельскохозяйственных организаций при реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве), предотвра­щения их банкротства, исключения негативных социальных пос­ледствий, связанных с ликвидацией несостоятельных сельскохо­зяйственных организаций, а также стимулирования становления и развития наиболее прогрессивных форм хозяйствования и преодо­ления кризиса неплатежей в агропромышленном секторе экономи­ки. Постановление действует в части, не противоречащей Феде­ральному закону от 8 января 1998 г. В частности, при принятии и реализации решений о применении процедур учитываются: необ­ходимость сохранения целевого использования земли как основно­го средства производства в сельском хозяйстве; специфика земель­ных отношений, форм собственности на землю; сезонность произ­водства; зависимость результатов производства от природно-климатических условий; необходимость сохранения жизнедеятельности объектов социальной сферы, находящихся на балансе организа­ции; территориальная и технологическая взаимоувязанность ос­новного производства и производственной инфраструктуры; градообразующий и селообразующий характер организации.

* СЗ РФ, 1995, № 45, ст. 4336.

 

Страхование осуществляется на основании договоров иму­щественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организа­цией (страховщиком). В качестве страховой организации догово­ры страхования могут заключать юридические лица, имеющие разрешения (лицензии) на осуществление страхования соответст­вующего вида. Покупателем имущественного комплекса страховой организации может выступать только страховая организация.

Новый Федеральный закон "О несостоятельности (банкротст­ве)" отказался от получившего широкое распространение в норма­тивно-правовых актах словосочетания "банки и иные кредитные организации", ограничившись краткой формулировкой "кредитные организации". Разумеется, содержащиеся в Федеральном за­коне правовые нормы, которые адресованы кредитным организа­циям, распространяются также на банки. Таким образом, понятие "кредитные организации", вслед за Федеральным законом "О бан­ках и банковской деятельности", используется как родовое понятие, включающее банковские и небанковские кредитные организации.

В феврале 1999 г. принят Федеральный закон "О несостоя­тельности (банкротстве) кредитных организаций*". Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" к отношениям, возни­кающим при неспособности кредитной организации удовлетворить требования кредиторов, применяется в части, которая не урегули­рована законом о несостоятельности (банкротстве) кредитных ор­ганизаций. Тем самым преимущество в нормативно-правовом ре­гулировании несостоятельности (банкротстве) кредитных органи­заций имеет федеральный закон о несостоятельности (банкротст­ве) этих организаций. Неизменным осталось прежнее правило: за­явление о признании кредитной организации банкротом принима­ется к рассмотрению арбитражным судом только после отзыва Цен­тральным банком России у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций, если иное не предусмотрено Федеральным законом о несостоятельности (банкротстве) кредит­ных организаций.

* Российская газета. 1999. 4 марта.

 

Правовая характеристика профессиональных участников рынка ценных бумаг дана выше, в § 2 темы "Объекты граждан­ских прав".

В. В отечественном предпринимательстве нередко участвуют иностранные граждане и юридические лица, которые, естествен­но, могут стать участниками отношений, связанных с несостоя­тельностью (банкротством). Важное значение при этом имеет соот­ношение норм российского национального законодательства, с од­ной стороны, и норм международного частного права, а также ино­странных государств, граждане и юридические лица которых за­нимаются предпринимательством в России, — с другой. Здесь ус­тановлены следующие основополагающие правила: если междуна­родным договором Российской Федерации установлены иные пра­вила, чем те, которые предусмотрены Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", применяются правила между­народного договора Российской Федерации; к отношениям, регу­лируемым Федеральным законом, с участием иностранных лиц в качестве кредиторов применяются его положения, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации; решения судов иностранных государств по делам о несостоятель­ности (банкротстве) признаются на территории Российской Феде­рации в соответствии с международными договорами Российской Федерации, при отсутствии международных договоров Российской Федерации решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории Россий­ской Федерации на началах взаимности, если иное не предусмот­рено федеральным законом.

Г. Близким к должнику, но самостоятельным участником свя­занных с банкротством отношений является представитель ра­ботников должника. Работник — это гражданин, который тру­дится у должника как работодателя на основании трудового до­говора (контракта). Трудовой договор (контракт) есть соглаше­ние между трудящимся и предприятием (учреждением, органи­зацией), по которому трудящийся обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации или должности с подчинением внутреннему трудовому распорядку, а предпри­ятие (учреждение, организация) обязуется выплачивать трудя­щемуся заработную плату и обеспечивать условия труда, пред­усмотренные законодательством о труде, коллективным догово­ром и соглашением сторон.

Причастность работников к судьбе работодателя, оказавшего­ся вовлеченным в процесс банкротства, вполне понятна. Они име­ют специфические интересы по отстаиванию прав трудового кол­лектива в целом и своих персональных на сохранение рабочего места, получение причитающейся заработной платы, удовлетворе­ние иных социальных потребностей, вытекающих из коллективно­го договора и трудового договора (контракта). Работники должника уполномочивают какое-либо лицо, названное в Федеральном зако­не "представителем работников должника", представлять их ин­тересы при проведении процедур банкротства. Для этого оно наде­лено особыми полномочиями, реализуемыми, о чем будет сказано ниже, на различных стадиях рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве должника.

2. Непременную предпосылку реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) составляет наличие факта несо­стоятельности (банкротства). При его определении в Федеральном законе за исходное взято действовавшее ранее положение о том, что несостоятельность (банкротство) есть признанная арбит­ражным судом или объявленная должником неспособность долж­ника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов. Но сами эти требования сейчас сведены в две обособленные груп­пы: денежное обязательство — обязанность должника уплатить кредитору (кредиторам) определенную денежную сумму по граж­данско-правовому договору и по иным основаниям, предусмотрен­ным ГК РФ, и обязательные платежи — налоги, сборы и иные обязательные взносы в бюджет соответствующего уровня и во вне­бюджетные фонды (в частности, Пенсионный фонд РФ, Федераль­ный фонд обязательного медицинского страхования РФ, Фонд со­циального страхования РФ, Государственный фонд занятости на­селения РФ) в порядке и на условиях, которые определяются за­конодательством Российской Федерации. Должник (гражданин или юридическое лицо) считается неспособным удовлетворитъ требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по оплате обязательных пла­тежей, если соответствующие обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с наступления даты их исполне­ния. Никаких дополнительных признаков несостоятельности (бан­кротства) юридических лиц нет. К несостоятельности же (банкрот­ству) гражданина установлено еще одно дополнительное условие: сумма его обязательств должна превышать стоимость Принадле­жащего ему имущества.

Граждане, включая индивидуальных предпринимателей, и юридические лица являются участниками самых различных пра­воотношений, в которых как стороны этих правоотношений могут оказаться должниками. Возникают естественные вопросы: по со­стоянию на какое время и какие именно долги — все или только какая-то их часть — учитываются для определения наличия при­знаков банкротства. Федеральный закон "О несостоятельности (бан­кротстве)" ввел ряд новых норм, касающихся состава и размера денежных обязательств и обязательных платежей. Сначала о вре­мени, на которое устанавливается долг. Состав и размер денеж­ных обязательств и обязательных платежей, как правило, опре­деляются на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом.

Что касается конкретного состава и размера долгой то они различаются в зависимости от того, о каком обязательстве идет речь. По денежным обязательствам принимается во внимание их размер, в том числе размер задолженности за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги, суммы займа с учетом процентов, подлежащих уплате должником. В размер этих обяза­тельств не включаются обязательства перед гражданами, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, обязательства по выплате авторского возна­граждения, а также обязательства перед учредителями (участни­ками) должника — юридического лица, вытекающие из такого учас­тия. Не учитывается при определении размера денежных обяза­тельств также подлежащая уплате за их неисполнение иди ненад­лежащее исполнение неустойка (штрафы, пеня). Размер обязатель­ных платежей, принимаемых во внимание для определения нали­чия признаков банкротства должника, исчисляется без учета ус­тановленных законодательством Российской Федерации штрафов (пени) и иных финансовых (экономических) санкций.

По общему правилу размер денежных обязательств по тре­бованию кредиторов считается установленным, если он под­твержден вступившим в силу решением суда или докулентами свидетельствующими о признании должником этих требовании. Как мы видим, Федеральный закон ориентирует на то, что до об­ращения в арбитражный суд с заявлением о возбуждении произ­водства по делу о банкротстве надлежит установить размер де­нежного обязательства как бесспорный факт. Если же все-таки должник по каким-то причинам оспаривает требования кредито­ров, размер денежных обязательств и (или) обязательных плате­жей, то данное обстоятельство не является препятствием для об­ращения в арбитражный суд. В этом случае обоснованность требо­ваний, равно как размер денежных обязательств и обязательных платежей, определяет сам арбитражный суд в порядке подготовки дела к судебному разбирательству о банкротстве.

Наличие признаков несостоятельности (банкротства) само по себе еще не является достаточным основанием для запуска в ар­битражном суде процесса объявления субъекта гражданского пра­ва банкротом. Дело о банкротстве может быть возбуждено ар­битражным судом, если требование к должнику — юридическо­му лицу в совокупности составляют не менее пятисот, а к долж­нику — гражданинуне менее ста минимальных размеров оплаты труда, если иное не предусмотрено самим Федеральным законом.

3. Важную роль среди общих (статических) положений о бан­кротстве занимают его процедуры, которые вправе применить ар­битражный суд при рассмотрении дела о банкротстве. На выбор конкретной процедуры оказывают влияние не только арбитраж­ный суд, но и лица, связанные с этим делом, начиная с должника. Избранная арбитражным судом процедура банкротства в дальней­шем определяет поведение и самого суда, и должника, и кредито­ра, и всех других имеющих отношение к банкротству участников социального общения, да и сам конечный результат дела. Поэтому, как только начинает возникать угроза банкротства, необходимо причастным к нему лицам, прежде всего должнику и кредитору, своими действиями в ходе подготовительной работы к разбира­тельству дела и непосредственно в суде активно добиваться при­менения именно той процедуры, которая в наибольшей мере отве­чает их интересам.

Прежний Закон о несостоятельности (банкротстве) допускал процедуры реорганизации, включавшие внешнее управление иму­ществом должника и санацию (они не влекли ликвидацию хозяй­ствующего субъекта), и ликвидационные, к которым относились принудительная ликвидация предприятия-должника по решению арбитражного суда и добровольная ликвидация несостоятельного предприятия под контролем кредиторов. Ликвидация должника осуществлялась в процессе конкурсного производства.

Федеральный закон от 8 января 1998 г. решил данную про­блему иначе. Согласно ему все процедуры банкротства разделены на две группы. Одна применяется при рассмотрении дел о бан­кротстве должника — юридического лица. Сюда отнесены: наблю­дение — процедура, применяема к должнику с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом до момента, определяемого в соответствии с Федеральным зако­ном, в целях обеспечения сохранности имущества должника и про­ведения анализа финансового состояния должника; внешнее управление (судебная санация) — процедура банкротства, применяе­мая к должнику в целях восстановления его платежеспособности, с передачей полномочий по управлению должником внешнему уп­равляющему; конкурсное производство — процедура банкротст­ва, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях со­размерного удовлетворения требований кредиторов; мировое со­глашение — процедура банкротства, состоящая в заключении долж­ником и кредиторами на любой стадии рассмотрения арбитраж­ным судом дела о банкротстве добровольного соглашения об ула­живании имущественного спора на определенных ими условиях. Вторая группа процедур — конкурсное производство и мировое соглашение — применяется по делам о банкротстве должника-граж­данина. И к юридическим лицам, и к гражданам могут также при­меняться иные процедуры, но при том непременном условии, что они предусмотрены Федеральным законом. Например, внешнее управление может иметь место в отношении крестьянских (фер­мерских) хозяйств.

Как мы видим, к гражданам и юридическим лицам допуска­ются две одинаковые процедуры банкротства. Вместе с тем к граж­данам по общему правилу нельзя применять наблюдение и внеш­нее управление, что обусловлено неодинаковым имущественным положением, условиями хозяйственной деятельности и управле­ния ею у граждан и юридических лиц.

4. Право обратиться в арбитражный суд с заявлением о при­знании должника банкротом поставлено в прямую зависимость от того, о каких неисполненных обязанностях должника — денежных обязательствах или обязательных платежах — идет речь. Правом на обращение в связи с неисполнением денежных обязательств обладают должник, кредитор и прокурор, а в связи с неисполнени­ем обязанности по уплате обязательных платежей — должник, про­курор, налоговые и иные уполномоченные органы. В случаях, преду­смотренных Федеральным законом, заявление может быть подано и иными лицами.

Показательно, что ныне должнику предоставлено не только право, но и установлена его обязанность обратиться в арбит­ражный суд с заявлением о своем собственном банкротстве. В частности, должник вправе обратиться в арбитражный суд с заяв­лением должника в предвидении банкротства при наличии обстоя­тельств, очевидно свидетельствующих о том, что он будет не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок. Однако заявление по собственному почину, то есть в порядке реализации предоставленного Федеральным законом права, может быть пода­но должником в арбитражный суд, как правило, только при нали­чии имущества должника, достаточного для покрытия судебных расходов.

Иначе обстоит дело, если должнику Федеральным законом предписано обратиться в суд. Руководитель должника (а им является единоличный исполнительный орган юридического лица, а также иные лица, осуществляющие в соответствии с федеральны­ми законами деятельность от имени юридического лица без дове­ренности) или индивидуальный предприниматель обязан, напри­мер, обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в слу­чаях, когда: удовлетворение требований одного кредитора или не­скольких кредиторов приводит к невозможности исполнения де­нежных обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами; органом должника, уполномоченным в соответствии с учредительными документами должника на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбит­ражный суд с заявлением должника; органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника. Руководитель должника, ликвидационная комиссия (лик­видатор) обязаны обратиться в арбитражный суд с заявлением должника, если при проведении ликвидации юридического лица установлена невозможность удовлетворения требований кредито­ров в полном объеме. Во всех указанных случаях заявление долж­ника должно быть направлено в арбитражный суд не позднее одного месяца с момента возникновения соответствующих обстоятельств. При этом оно подается независимо от наличия у должника имуще­ства, достаточного для покрытия судебных расходов.

5. За неисполнение обязанности по подаче заявления должни­ка в арбитражный суд руководитель должника и другие обязан­ные лица несут юридическую ответственность. В этой связи уместно рассмотреть общий вопрос о юридической ответственнос­ти за нарушение законодательства о несостоятельности (банкрот­стве). Изучение нормативно-правовых актов и практики их приме­нения показывает, что в разного рода акциях, связанных с преодо­лением 'неплатежей, ликвидацией несостоятельных (обанкротив­шихся) предпринимателей, принимают участие многие субъек­ты — государственные органы и органы местного самоуправления, трудовые коллективы, юридические и физические лица. Их объ­единяет общественно значимая благородная общая цель, отражен­ная и юридически закрепленная в институте несостоятельности (банкротства). Его позитивное назначение — в исключении из граж­данского оборота неплатежеспособных субъектов (в случае при­знания их банкротами и ликвидации), что служит оздоровлению рынка. С другой стороны, законодательство о несостоятельности (банкротстве) дает возможность ответственно действующим и добро­совестным предпринимателям улучшить свои дела под контролем арбитражного суда и кредиторов и вновь достичь финансовой ста­бильности. В этом смысле институт банкротства служит гарантией социальной справедливости в жестких условиях рынка с его кон­куренцией.

Вместе с тем каждый из участников процесса несостоятель­ности (банкротства), не исключая государство в лице его органов и должностных лиц и органы местного самоуправления, в рамках общей цели преследуют свои собственные интересы, которые мо­гут не совпадать, а то и прямо противоречить интересам других субъектов. Нередко действия, продиктованные своекорыстными и иными антиобщественными побуждениями, попытками использо­вать сложившуюся ситуацию с максимальной выгодой для себя, нажиться "на чужом несчастье", выходят далеко за поле, очертанное юридическими нормами, приобретают характер правонаруше­ний. Юридическая ответственность за них определяется в зависи­мости от того, нормы какой отрасли права были нарушены.

Закон "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" имел специальный раздел VI "Неправомерные действия должника, соб­ственника предприятия-должника, кредитора и иных лиц". Закон устанавливал, что считаются неправомерными нарушения, связан­ные с умышленными, некомпетентными или небрежными дейст­виями перечисленных субъектов. В этом разделе формулирова­лись также конкретные составы правонарушений, влекущие юри­дическую ответственность. К неправомерным относились, напри­мер, действия должника или собственника хозяйствующего субъ­екта-должника, совершенные в предвидении несостоятельности (банкротства) предприятия и наносящие ущерб интересам всех или части кредиторов, как-то: сокрытие части имущества должника или его обязательств; сокрытие, уничтожение, фальсификация любого учетного документа, связанного с осуществлением хозяйст­венной деятельности должника; невнесение необходимой записи в бухгалтерские документы; уничтожение, продажа или внесение в качестве залога части имущества должника, полученного в кредит и неоплаченного.

Кредитор считался совершившим неправомерное действие, если он, зная о предпочтительном удовлетворении его требований в ущерб другим кредиторам, согласился на такое удовлетворение. Любое лицо расценивалось как совершившее неправомерное дей­ствие, если оно, зная о наступившей или предстоящей несостоя­тельности (банкротстве) предприятия, умышленно способствовало сокрытию всего или части имущества последнего.

Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" не пошел по пути своего предшественника. В нем вопросы юридичес­кой ответственности не выделены в отдельную главу, а рассре­доточены по всему тексту, "привязаны" к излагаемым в Феде­ральном законе отдельным поведенческим актам участников дела о несостоятельности (банкротстве). За неправомерные действия совершившие их лица привлекаются к гражданско-правовой, ад­министративной и уголовной ответственности.

Если в результате противоправных действий какие-то субъ­екты гражданского права понесли убытки (прямой ущерб и упу­щенную выгоду), то последние подлежат возмещению потерпев­шему за счет причинителя. Ив изложенной выше ситуации сразу вслед за ст. 8 об обязанности должника подать заявление в арбитражный суд идет ст. 9, вводящая ответственность лиц, не испол­нивших эту обязанность. Непредъявление должником заявления должника в случаях и срок, которые предусмотрены федераль­ным законом, влечет субсидиарную ответственность руководителя должника, членов ликвидационной комиссии (ликвидатора) по обя­зательствам должника перед кредиторами, возникшим по истече­нии месячного срока с момента возникновения обстоятельств, обя­зывавших обратиться с заявлением в арбитражный суд. Кроме того, руководитель должника, члены ликвидационной комиссии (ликви­датор) в порядке административной ответственности могут быть лишены права занимать руководящие должности и (или) осущест­влять предпринимательскую деятельность по управлению юриди­ческими лицами (дисквалифицированы) на срок и в порядке, кото­рые установлены федеральным законом.

Если заявление должника подано должником в арбитражный суд при наличии у должника возможности удовлетворить требо­вания кредиторов в полном объеме (фиктивное банкротство), долж­ник, подавший указанное заявление, несет перед кредиторами от­ветственность за ущерб, причиненный подачей такого заявления. В случае банкротства должника по вине его учредителей (участ­ников) или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для должника указа­ния либо имеют возможность иным образом определять его дейст­вия (преднамеренное банкротство), на учредителей (участников) должника — юридического лица или иных лиц — в случае недо­статочности имущества должника, может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Уголовная ответственность руководителя должника, физичес­кого лица, индивидуального предпринимателя, других субъектов наступает в следующих случаях, прямо предусмотренных Феде­ральным законом:

а) сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, его размерах, местонахождении либо иной информации об имуществе, передача имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение имущества, а равно и сокрытие, унич­тожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных докумен­тов, отражающих экономическую деятельность, если эти действия совершены руководителем или собственником организации-долж­ника либо индивидуальным предпринимателем при банкротстве или в предвидении банкротства и причинили крупный ущерб;

б) неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или собственником органи­зации-должника либо индивидуальным предпринимателем, знаю­щим о своей фактической несостоятельности (банкротстве), заве­домо в ущерб другим кредиторам, а равно и принятие такого удов­летворения кредитором, знающим об отданном ему предпочтении несостоятельным должником в ущерб другим кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб;

в) преднамеренное банкротство, то есть умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководите­лем или собственником коммерческой организации, а равно и ин­дивидуальным предпринимателем в личных интересах или инте­ресах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия;

г) фиктивное банкротство, то есть заведомо ложное объявле­ние руководителем или собственником коммерческой организации, а равно и индивидуальным предпринимателем о своей несостоя­тельности в целях введения в заблуждение кредиторов для полу­чения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам плате­жей или скидки с долгов, а равно и для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб.

Перечисленные составы преступления предусмотрены ст. 195— 197 У К РФ. Совершение указанных деяний влечет различные виды наказаний вплоть до лишения свободы.

6. Пожалуй, главными действующими лицами драмы, разы­грывающейся в процессе банкротства хозяйствующих субъектов и граждан, не зарегистрированных в качестве индивидуальных пред­принимателей, выступают кредиторы. Ведь они потеряли свое имущество и сохранили лишь надежду вернуть хоть что-то. По одному и тому же делу о банкротстве они могут быть представле­ны одним, десятками, сотнями и многими тысячами субъектов. Но понятие кредитора сложно не только количественно, но и содер­жательно, качественно. В Федеральном законе "О несостоятель­ности (банкротстве)" оно используется не как однозначное.

Прежде всего формально, юридически, статус кредитора име­ют далеко не все, у кого есть имущественные претензии к потен­циальному банкроту. Кредитором именуется лишь сторона в де­нежном обязательстве должника. Им могут быть российские и иностранные физические и юридические лица, а также Россий­ская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципаль­ные образования. Правом же на подачу заявления кредитора о признании должника банкротом обладают только лица, призна­ваемые в соответствии с Федеральным законом конкурсными кре­диторами. Конкурсные кредиторы есть кредиторы по денеж­ным обязательствам. В их число не входят граждане, перед ко­торыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредители (участники) должника — юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия.

Правом на подачу заявления кредитора в арбитражный суд от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федера­ции, муниципального образования обладают уполномоченные на то органы государственной власти и органы местного самоуправле­ния. К кредиторам приравнены налоговые и другие уполномочен­ные органы. Но они формально к кредиторам не относятся и руко­водствуются общими правилами, регулирующими деятельность кредиторов, если в отношении них Федеральным законом не преду­смотрено иное.

Кредиторы, как правило, разобщены территориально и орга­низационно, преследуют в процессе банкротства, не всегда совпа­дающие, а нередко и противоречащие друг другу интересы. Важно поэтому добиваться сглаживания противоречий между ними, ни­велирования интересов, объединения их усилий с устремлениями других участников процесса в достижении позитивных конечных результатов, максимально удовлетворяющих всех его участников. Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" закре­пил систему форм, как раз и призванных выразить и защитить интересы кредиторов.

Высшей и наиболее демократичной формой является собра­ние кредиторов. Она используется во всех процедурах банкротст­ва — наблюдении, внешнем управлении, конкурсном производст­ве, мировом соглашении и иных, установленных Федеральным за­коном.

Участниками собрания кредиторов с правом голоса являются конкурсные кредиторы, а в случаях, предусмотренных Федераль­ным законом, в части требований по обязательным платежам — налоговые и иные уполномоченные органы. В собрании кредиторов участвует представитель работников должника. Конкурсный кре­дитор, налоговые и иные уполномоченные органы обладают на со­брании кредиторов числом голосов, пропорциональным сумме тре­бований конкурсного кредитора, налогового или иного уполномо­ченного органа к должнику по денежным обязательствам и (или) обязательным платежам, признаваемым в соответствии с Феде­ральным законом установленными на дату проведения собрания кредиторов.

К компетенции собрания кредиторов отнесены важнейшие во­просы, возникающие в процессе о банкротстве. В частности, оно при­нимает решение о введении той или иной процедуры банкротства (кроме наблюдения) и об обращении с соответствующим ходатайст­вом в арбитражный суд. Если иное не предусмотрено Федеральным законом, собрание кредиторов — правомочно, независимо от числа представленных в нем голосов конкурсных кредиторов, при усло­вии, что о времени и месте проведения собрания кредиторов кон­курсные кредиторы были надлежащим образом уведомлены.

Решения собрания кредиторов по вопросам, поставленным на голосование, принимаются большинством голосов от числа голо­сов конкурсных кредиторов, присутствующих на собрании кре­диторов. Федеральным законом установлены исключения из дан­ного правила, когда для принятия собранием решения необходимо большинство голосов от общего числа голосов конкурсных креди­торов (см., например, ст. 14 п. 2).

Обеспечить созыв собрания, на котором было бы представле­но большинство голосов конкурсных кредиторов в случае множе­ственности и территориальной разобщенности кредиторов, бывает весьма затруднительно, а то и невозможно. Прогнозируя подобную ситуацию, Федеральный закон предложил следующий выход из нее. Если на первом собрании нет необходимого для принятия решений числа голосов, то созывается повторное собрание кредито­ров. Оно правомочно принимать решения большинством голосов конкурсных кредиторов, присутствующих на собрании, при усло­вии, что о времени и месте проведения собрания кредиторов кон­курсные кредиторы были надлежащим образом уведомлены.

Еще одной формой представления и защиты интересов кон­курсных кредиторов является комитет кредиторов. Решения об избрании членов комитета кредиторов и определении их количе­ственного состава принимает собрание кредиторов. Если количест­во конкурсных кредиторов менее пятидесяти, решением собрания кредиторов может быть предусмотрено возложение функций ко­митета кредиторов на собрание кредиторов.

Члены комитета кредиторов избираются на период проведе­ния внешнего управления и конкурсного производства. В состав комитета кредиторов могут быть включены представители конкурс­ных кредиторов в количестве, определяемом собранием кредито­ров, но не более одиннадцати человек. Члены комитета кредиторов могут из своего состава избрать председателя комитета. Если в комитете кредиторов более пяти членов, председатель комитета избирается в обязательном порядке. О полномочиях председателя комитета в Федеральном законе "О несостоятельности (банкротст­ве)" ничего не говорится. Их определяют сами члены комитета при выборе председателя из своего состава. Решения комитета креди­торов принимаются большинством голосов от общего числа его чле­нов. По решению собрания кредиторов полномочия всех членов комитета кредиторов могут быть прекращены досрочно. Такое ре­шение может быть принято только в отношении всех членов коми­тета кредиторов.

Особая значимость собрания кредиторов и комитета кредито­ров подчеркивается тем обстоятельством, что при проведении про­цедур банкротства они представляют интересы всех кредиторов. С момента принятия арбитражным судом к производству заявления о признании должника банкротом кредиторы не вправе обращать­ся к должнику в целях удовлетворения своих требований в инди­видуальном порядке. Все действия в отношении должника от име­ни кредиторов осуществляются собранием кредиторов и комите­том кредиторов.                              

7. Одним из наиболее активно действующих в процессе бан­кротства призван быть арбитражный управляющий. Он от начала до конца выступает координационным центром причастных к бан­кротству лиц, в том числе координации их действий с арбитраж­ным судом. В ходе изложения материалов темы мы убедимся, что арбитражный управляющий — центральная фигура, обеспечиваю­щая реализацию законодательства о несостоятельности (банкрот­стве). От его усилий, честности, знаний, прежде всего правовых, во многом зависят реальная отдача от судебных и внесудебных про­цедур, осуществляемых в связи с неплатежеспособностью хозяй­ствующих субъектов-должников, а также результаты банкротст­ва. Поэтому к арбитражным управляющим предъявляются особо высокие требования.

По старому Закону о несостоятельности (банкротстве) арбит­ражным управляющим именовалось лицо, назначенное арбитраж­ным судом, которому передавались функции внешнего управле­ния имуществом должника. Согласно Федеральному закону от 8 января 1998 г. арбитражный управляющий — родовое понятие: лицо, назначаемое арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления иных полномочий, установлен­ных этим Федеральным законом. Арбитражный управляющий выступает теперь в трех различных ипостасях. Им может быть временный управляющий — лицо, назначаемое арбитражным су­дом для наблюдения, осуществления мер по обеспечению сохран­ности имущества должника и иных полномочий, установленных настоящим Федеральным законом; внешний управляющий — лицо, назначаемое арбитражным судом для проведения внешнего уп­равления и осуществления иных полномочий, установленных на­стоящим Федеральным законом; конкурсный управляющий — лицо, назначаемое арбитражным судом для проведения конкурсного производства и осуществления иных полномочий, установленных настоящим Федеральным законом.

Арбитражному управляющему надлежит своей деятельнос­тью отражать, согласовывать и примирять интересы должника, кредиторов, иных участников процесса банкротства и, наконец, общества и государства. Данное обстоятельство находит выраже­ние прежде всего в особых правовых требованиях к арбитражному управляющему, а именно:

а) по общему правилу арбитражным управляющим может быть назначено физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, обладающее специальными знаниями и не являющееся заинтересованным лицом в отноше­нии должника и кредиторов. Приведенные качества, которыми должен обладать арбитражный управляющий, несколько отличны от тех, которые содержались в Законе о несостоятельности (бан­кротстве). Там имелось более конкретное требование: арбитражно­му управляющему надлежало быть экономистом или юристом либо обладать опытом хозяйственной работы.

В прежнем Законе ничего не было сказано и о "заинтересо­ванном лице". Само по себе это понятие не ново в российском зако­нодательстве. Оно, например, значится в ст. 81—84 Федерального закона "Об акционерных обществах", где подробно изложен статус "заинтересованных лиц" в связи с их участием в совершаемых акционерным обществом сделках. Согласно ст. 18 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" заинтересованными лицами в отношении должника признаются: юридическое лицо, которое является материнским или дочерним по отношению к долж­нику в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации; руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет) должника, коллегиаль­ный исполнительный орган должника, главный бухгалтер (бухгал­тер) должника, в том числе и освобожденные от своих обязаннос­тей в течение одного года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве. Заинтересованными в отношении должника являются также лица, находящиеся с перечисленными выше фи­зическими лицами в отношениях близкого родства: супруг (супру­га), родственники по прямой восходящей и нисходящей линиям, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, сестры и братья супруга (супруги). Перечисленные лица являются также заинтересованными лицами в отношении гражданина. В изложен­ном порядке определяются заинтересованные лица и в отноше­нии арбитражного управляющего, а также кредиторов;

б) арбитражные управляющие действуют на основании ли­цензии арбитражного управляющего, выдаваемой государствен­ным органом Российской Федерации по финансовому оздоровле­нию и банкротству. Исключения из этого правила устанавлива­ются самим Федеральным законом от 8 января 1998 г. Так, внешним управляющим крестьянского (фермерского) хозяйства может быть назначено лицо, не имеющее такой лицензии. Отзыв в уста­новленном федеральным законом порядке лицензии арбитражного управляющего в период осуществления арбитражным управляю­щим его полномочий является основанием для отстранения арбит­ражным судом арбитражного управляющего от исполнения им своих обязанностей. Лицо, получившее лицензию арбитражного управ­ляющего, обязано зарегистрироваться как минимум в одном арбитражном суде, по назначению которого оно обязуется исполнять обязанности арбитражного управляющего. О своей регистрации ар­битражный управляющий уведомляет государственный орган по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению.

Требование о наличии лицензии у арбитражного управляю­щего — новое в нашем законодательстве. Порядок ее выдачи будет установлен федеральным законом и иными правовыми актами Рос­сийской Федерации*. Новые нормы о лицензировании деятельно­сти арбитражных управляющих введены в действие с 1 марта 1999 г. До введения в действие указанных положений лица, получившие в установленном порядке аттестат специалиста по антикризисному управлению, могли назначаться арбитражными управляющими и могли зарегистрироваться в соответствующем арбитражном суде.

* Положение о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих утверждено постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 г. № 1544 // СЗ РФ, 1999, № 1, ст. 194.

 

Организовать систему подготовки арбитражных и конкурс­ных управляющих постановление Верховного Совета РФ от 19 но­ября 1992 г. "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" по­ручало Правительству РФ. Постановлением Правительства РФ от 20 мая 1994 г. организация подбора, подготовки и аттестации лиц для назначения арбитражными и конкурсными управляющими была возложена на Федеральную службу России по делам о несостоя­тельности и финансовому оздоровлению. Федеральная служба 13 сентября 1994 г. утвердила Положение об аттестации специа­листов по антикризисному управлению. Аттестат антикризисного управляющего и является основанием для рассмотрения вопроса о назначении его владельца в качестве арбитражного управляю­щего*.

* См.: Банкротство предприятий. Сборник нормативных документов. С 248— 254.

 

в) Арбитражным управляющим не могут быть назначены: лица, осуществлявшие ранее управление делами должника — юриди­ческого лица, за исключением случаев, когда с момента отстране­ния указанного лица от управления делами должника прошло не менее трех лет; лица, в отношении которых имеются ограничения на осуществление деятельности по управлению делами и (или) иму­ществом других лиц (дисквалифицированные лица); лица, имею­щие судимость.

г) По Закону о несостоятельности (банкротстве) кандидат в арбитражные управляющие представлял в арбитражный суд дек­ларацию о своих доходах и имущественном состоянии. По оконча­нии выполнения своих функций арбитражный управляющий та­кую же декларацию направлял в арбитражный суд повторно. По­добной правовой нормы в Федеральном законе от 8 января 1998 г. нет, с чем трудно согласиться. Закрепленные в этом законе много­образные полномочия арбитражного управляющего при "умелом" их использовании позволяют ему обогатиться за чужой счет, и дек­ларирование доходов было бы вовсе не лишним.

Для осуществления своих функций арбитражный управляю­щий наделен необходимыми правами и обязанностями. Он имеет право: созывать собрание кредиторов и комитет кредиторов; обра­щаться в арбитражный суд в случаях, предусмотренных Феде­ральным законом; получать вознаграждение в размере и порядке, которые предусмотрены Федеральным законом; привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной ос­нове иных лиц с оплатой их деятельности из средств должника, если иное не установлено Федеральным законом или соглашением с кредиторами; подавать в арбитражный суд заявление о досроч­ном прекращении исполнения своих обязанностей. К числу обя­занностей отнесены, например, принятие мер по защите имущест­ва должника; анализ финансового состояния должника; анализ финансовой, хозяйственной и инвестиционной деятельности долж­ника, его положения на товарных рынках; рассмотрение заявлен­ных требований кредиторов.

Важное полномочие арбитражного управляющего — ведение реестра требований кредиторов. В реестре указываются сведения о каждом кредиторе, размере его требований по денежным обязательствам и (или) обязательным платежам, об очередности удов­летворения каждого требования. Разногласия, возникающие меж­ду конкурсными кредиторами, налоговыми и иными уполномочен­ными органами и арбитражным управляющим, о составе, размере и об очередности удовлетворения требований по денежным обяза­тельствам и (или) обязательным платежам, равно как и разногла­сия, возникающие между представителем работников должника и арбитражным управляющим, о составе и размере требований по оплате труда и выплате выходных пособий лицам, работающим по трудовым договорам (контрактам), рассматриваются арбитражным судом.

Осуществляя свои права и обязанности, арбитражный управ­ляющий обязан действовать добросовестно и разумно с учетом интересов должника и его кредиторов. Неисполнение или ненадле­жащее исполнение возложенных на арбитражного управляющего обязанностей, которое повлекло убытки для должника или креди­торов, может являться основанием для отзыва лицензии арбит­ражного управляющего. При отсутствии убытков неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей арбитражным управляю­щим может служить основанием для его отстранения арбитраж­ным судом от исполнения им своих обязанностей. Должник и его кредиторы вправе потребовать от арбитражного управляющего возмещения убытков, причиненных действиями (бездействием) арбитражного управляющего, нарушающими законодательство Российской Федерации.

Контроль за действиями арбитражного управляющего осущест­вляет арбитражный суд, собрание кредиторов и комитет кредито­ров. Комитет кредиторов, в частности, вправе: требовать от внеш­него управляющего предоставления информации о финансовом состоянии должника и ходе внешнего управления, а от конкурсно­го управляющего — информации о ходе конкурсного производст­ва; обжаловать в арбитражный суд действия внешнего и конкурс­ного управляющих.

8. Состояние и динамика общественных отношений, связан­ных с банкротством хозяйствующих субъектов, во многом опреде­ляются уровнем государственного управления ими. Проведение государственной политики по предупреждению банкротств, а так­же обеспечение условий реализации процедур банкротства Феде­ральный закон от 8 января 1998 г. возложил на государственный орган по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению. В со­ответствии с ныне действующим Указом Президента РФ от 25 мая 1999 г. № 651 этот орган, как отмечалось выше, именуется Федераль­ной службой России по финансовому оздоровлению и банкротству.

Федеральный закон уточнил и значительно расширил полно­мочия этого государственного органа. Последний, в частности: ут­верждает требования к физическим лицам, осуществляющим дея­тельность в качестве арбитражных управляющих; проводит ли­цензирование деятельности граждан в качестве арбитражных управляющих и осуществляет отзыв лицензий арбитражных уп­равляющих; организует систему подготовки арбитражных управ­ляющих; обеспечивает реализацию процедуры банкротства отсут­ствующего должника; способствует созданию организационных, эко­номических и иных условий, необходимых для реализации проце­дур банкротства; ведет учет и анализ платежеспособности круп­ных, а также экономически или социально значимых организаций, представляет предложения по финансовому оздоровлению указан­ных организаций в Правительство РФ; подготавливает по запросу суда общей юрисдикции, арбитражного суда, прокуратуры или иного уполномоченного органа заключение о наличии признаков фик­тивного банкротства или преднамеренного банкротства; издает в пределах своей компетенции обязательные разъяснения по вопро­сам реализации процедур банкротства; вправе в целях реализации положений Федерального закона об обеспечении процедуры бан­кротства в отношении отсутствующего должника, а также в целях создания дополнительных гарантий деятельности арбитражных судов создавать специализированный фонд. Положение о фонде утверждается Правительством РФ. В ноябре 1999 г. издано Поло­жение об осуществлении сотрудниками данной Федеральной служ­бы надзора за деятельностью арбитражных управляющих*.

* Российская газета. 1999. 3 нояб.

 

9. В заключение § 2 темы, прежде чем переходить к освещению отдельных процедур банкротства и практики применения их арбит­ражными судами, необходимо обратить внимание на следующее об­стоятельство. Ни наше общество, ни государство и его граждане не заинтересованы в том, чтобы субъекты гражданско-правовых отно­шений заканчивали свою деловую активность банкротством. Факты банкротства нарушают нормальный ритм народного хозяйства, по­рождают экономические кризисы, социальную и политическую не­стабильность, снижают престиж России в мировом сообществе, вы­зывают недоверие к отечественным хозяйствующим субъектам.

Поэтому одной из ведущих идей всего российского законода­тельства в сфере экономики является идея недопущения, предуп­реждения случаев банкротства хозяйствующих субъектов и в пер­вую очередь ставших главной силой народного хозяйства — ком­мерческих организаций. Закон одновременно и обязывает, и ре­комендует, и просит всех, кто имеет право обратиться в арбитраж­ный суд с заявлением о признании должника банкротом, — самих должников, их кредиторов, компетентные государственные органы не доводить дело до суда, найти пути отхода от края пропасти, за которым начинает свой отсчет процесс банкротства. Интересам самих заявителей и успешного проведения рыночных реформ от­вечает использование малейшей возможности для возобновления нормальной безубыточной работы честного хозяйствующего субъ­екта, помочь ему вновь стать платежеспособным. Соответствую­щие нормы права, обращенные законодателем к "своим" государ­ственным органам, государственным коммерческим и некоммерческим организациям, носят непреклонный, императивный харак­тер. Менее жестки они, когда адресуются частным организациям, что оправдано соображениями о невмешательстве государства в их внутрихозяйственную деятельность.

Так, согласно ст. 26 Федерального закона "О несостоятельнос­ти (банкротстве)" учредители (участники) должника— юридичес­кого лица, собственник имущества должника — унитарного пред­приятия, федеральные органы исполнительной власти, органы ис­полнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления обязаны постоянно принимать своевре­менные меры по предупреждению банкротства организаций. Еще более строгие предписания даются применительно к случаям, ког­да у хозяйствующего субъекта складывается непосредственно предбанкротная ситуация. В целях предупреждения банкротства орга­низаций учредители (участники) должника — юридического лица, собственник имущества должника — унитарного предприятия до момента подачи в арбитражный суд заявления о признании долж­ника банкротом обязаны принять меры, направленные на финан­совое оздоровление должника. Такие меры могут быть приняты кредиторами или иными лицами на основании соглашения с долж­ником.

Нередко неплатежеспособность, а следовательно, и возмож­ность банкротства углубляются разного рода слухами о неблагопо­лучном финансово-экономическом состоянии хозяйствующего субъ­екта. Каждый из нас, очевидно, был свидетелем того, как распро­странение подобных слухов приводило к массовому оттоку вклад­чиков из какого-то коммерческого банка, к расторжению по иници­ативе напуганной слухами стороны уже заключенных граждан­ско-правовых договоров. Иногда и сам законодатель поддерживает подобную позицию хозяйствующих субъектов. Например, по кре­дитному договору (см. п. 1 ст. 819 ГК РФ) банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средст­ва (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денеж­ную сумму и уплатить проценты на нее. Договор, как мы видим, является консенсиальным, то есть считается заключенным с мо­мента достижения соглашения сторон. Однако кредитор вправе отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кре­дитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предостав­ленная заемщику сумма не будет возвращена в срок.

Чтобы предупредить возможность возникновения подобных ситуаций, Федеральный закон от 8 января 1998 г. установил за­прет на опубликование или разглашение сведений о банкротстве должника до момента публикации решения арбитражного суда о признании должника банкротом. Лица, допустившие нарушение указанного требования, несут ответственность, установленную Федеральным законом.

Наряду с изложенными выше общими правилами Федераль­ный закон ввел новую конкретную форму недопущения банкрот­ства, которая не была известна прежнему законодательству, — досудебную санацию. Ею охватываются меры по восстановлению платежеспособности должника, принимаемые собственником иму­щества должника — унитарного предприятия, учредителями (участ­никами) должника — юридического лица, кредиторами должника и иными лицами в целях предупреждения банкротства.

В рамках досудебной санации собственником имущества долж­ника — унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника — юридического лица, кредиторами должника — юри­дического лица и иными лицами в качестве мер по предупрежде­нию банкротства должнику может быть предоставлена финансо­вая помощь в размере, достаточном для погашения денежных обя­зательств и обязательных платежей и восстановления платеже­способности должника. Представление финансовой помощи может сопровождаться принятием на себя должником или иными лицами обязательств в пользу лиц, предоставивших финансовую помощь.

Условия проведения досудебной санации за счет федераль­ного бюджета и государственных внебюджетных фондов устанав­ливаются федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий год и федеральными законами о бюджетах госу­дарственных внебюджетных фондов на соответствующий год. Условия же проведения досудебной санации за счет бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов и соответ­ствующих внебюджетных фондов устанавливаются органами го­сударственной власти субъектов Российской Федерации и орга­нами местного самоуправления в соответствии с федеральными и иными законами.

 

К содержанию книги:   Предпринимательское право - правовая основа предпринимательской деятельности

 

Смотрите также:

 

 

  Предпринимательство. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ ПРАВО

Предпринимательское право - наука и отрасль в современных условиях
становления рыночной экономики выдвигается в число самостоятельных ...
bibliotekar.ru/kodex-7/index.htm

 

  предпринимательское права. Предпринимательское ...

Предпринимательское (хозяйственное) право - юридическая дисциплина,
предусмотренная для изучения типовым учебным планом Министерства ...
bibliotekar.ru/kodex-7/3.htm

 

  Предпринимательское право: понятие и субъекты

1994. Предпринимательское право. Под редакцией Н.И. Клейн., М.
Юридическая литература, 1993. Гражданское и торговое право
bibliotekar.ru/kodex-7/51.htm

Курс предпринимательства

 

Организация предпринимательской деятельности

 

Управление персоналом