Вся электронная библиотека >>>

 Предпринимательское право >>

 

Учебные пособия

Предпринимательское право


Раздел: Экономика

 

§ 1. Понятие, причины и нормативно-правовая основа несостоятельности (банкротства)

 

1. Институт несостоятельности (банкротства) — относительно новый для отечественной системы правового регулирования и прак­тики предпринимательских отношений. С учетом его значения для современной российской экономики и перспектив ее развития каж­дому хозяйствующему субъекту, государственному или муници­пальному служащему, да и всем гражданам полезно знать исто­рию, теорию и современные правовые проблемы несостоятельнос­ти и банкротства.

Несостоятельность, банкротство, неплатежеспособность — явления одного порядка, характеризующие крайне неблагополуч­ное положение хозяйствующего субъекта, хотя и не совпадающие полностью по своему содержанию, о чем будет сказано несколько ниже. Они есть прямое следствие участия предпринимателей в рыночных отношениях. Коротко юридическая суть несостоятель­ности (банкротства) состоит в том, что хозяйствующий субъект оказывается не в состоянии выполнить свои обязательства, взятые на себя по доброй воле или возложенные на него в силу сложив­шихся обстоятельств. Не будет ошибочным утверждение, что несо­стоятельность (банкротство) представляет собой неизбежный и объ­ективно обусловленный результат функционирования рыночных отношений. Часто лишь от случая зависит, что несостоятельным (банкротом) в данный момент оказывается именно этот, а не ка­кой-то другой предприниматель.

Каковы же основания для такого пессимистического вывода? Причин множество, назовем лишь наиболее распространенные и очевидные. Во-первых, неумение хозяйствующего субъекта из-за отсутствия опыта, неспособности или лени вести свое предприни­мательское дело. Плохое изучение конъюнктуры рынка, возмож­ных колебаний спроса и предложений на товары, неудачный отбор вида и номенклатуры производимой продукции приводят к тому, что выпущенный товар оказывается никому не нужным и оседает мертвым грузом на складе. Естественно, понесенные затраты не возмещаются, взятые взаимообразно для производства деньги и сырье в расчете на то, что долги будут погашены из выручки от продажи товара, возвращать нечем. Так появляется потенциаль­ный банкрот.

Во-вторых, неспособность хозяйствующего субъекта наладить эффективное производство нужных и пользующихся спросом то­варов. Непомерные издержки производства, высокая себестоимость приводят к неконкурентоспособности товара и разоряют, делают несостоятельным (банкротом) его создателя. Следовательно, подобно тому, как свободная конкуренция есть объективное свойство ры­ночной экономики, несостоятельность (банкротство) — имманент­на последней.

В-третьих, хозяйствующий субъект неизбежно вступает в гражданско-правовые отношения с другими предпринимателями: передает свои деньги на хранение в банки и другие кредитные организации, продает имеющиеся у него в наличии сырье и мате­риалы, под заключенные договоры налаживает производство но­вой продукции и т. д. Партнеры же впоследствии оказываются не­состоятельными (банкротами): банки "лопаются", переданные по­купателям товары не оплачиваются, а произведенные не выкупа­ются. В подобной ситуации может оказаться даже самый рачи­тельный, расчетливый и осторожный хозяйствующий субъект, за чужие "грехи" пополняя ряды несостоятельных (обанкротивших­ся) предпринимателей.

В-четвертых, каждое общество при всех типах и формах го­сударства сталкивается с несостоятельностью (банкротством) самого государства. Казне, как правило, не хватает денег. Государствен­ный внутренний долг подчас вырастает до огромных размеров, далеко превышающих возможности бюджета государства. В ре­зультате хозяйствующим субъектам не оплачивается произведен­ная ими по государственным заказам продукция, прекращается финансирование государственных предприятий. Их работники и государственные служащие, не получая заработной платы, лиша­ются возможности купить произведенные для них товары, чем ис­кусственно провоцируется снижение спроса на рынке соответст­вующих товаров и, опять же, порождается неплатежеспособность продавцов данных товаров. Несостоятельные государственные пред­приятия не выполняют своих обязательств перед другими хозяй­ствующими субъектами. Нередко при этом складывается замкну­тый круг. Пытаясь покрыть свои неплатежи, государство увеличи­вает налоги на предпринимателей, что ведет к еще большему рос­ту взаимных неплатежей между ними, а значит, и числа несостоя­тельных предпринимателей.

В-пятых, что представляет самую большую опасность для рыночной экономики, несостоятельность (банкротство) способна поразить все народное хозяйство и, как следствие, все общество. Несостоятельными (банкротами) оказываются все: и государство, и коммерческие и некоммерческие организации, и граждане. Сохраняются лишь редкие, пока еще успешно функционирующие, но находящиеся под постоянной угрозой упадка хозяйствующие субъ­екты, своего рода "оазисы" благополучия, не делающие, однако, погоды в экономике в целом. Ведь экономика — сложнейшая сис­тема, все элементы которой постоянно взаимодействуют. И выход из строя, в частности, несостоятельность (банкротство) даже одно­го из ее первичных элементов, того же хозяйствующего субъекта, вызывает далеко расходящуюся волну негативных последствий: у других хозяйствующих субъектов, с которыми он связан деловы­ми отношениями, у последних — с их партнерами; не поступают предусмотренные налоги и иные платежи в бюджеты различных уровней и так до бесконечности. А если несостоятельных предпри­нимателей десятки и сотни тысяч? Тогда привычным правилом становится антипод рыночных отношений, подрывающий самую глубинную их основу, — необязательность, недисциплинирован­ность, неследование честному слову, данному своему партнеру. Выглядят "белыми воронами" и осуждаются общественным мне­нием в предпринимательской среде хозяйствующие субъекты, ра­ботающие с соблюдением норм права, морали и иных позитивных правил.

Перечисленные и иные причины несостоятельности (банкрот­ства) тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Их упреждение, преодоление и ликвидация негативных последствий, в том числе с помощью норм права, в различной степени зависят от воли и воз­можностей каждого из участников рыночных отношений. Но дей­ствуют они неумолимо во всех странах, в том числе с высоко раз­витой рыночной экономикой. В тех же США из года в год фикси­руется рост предпринимателей, которые разоряются и объявля­ются банкротами. За десять лет (с 1981 по 1991 г.) число Дел о несостоятельности (банкротстве) возросло более чем в два раза: с 360 до 725 тыс. Заметный рост числа банкротств имеет место и сейчас*.

* Вестник ВАС РФ, 1993, № 8.

 

2. Разрушительные для экономики отрицательные последст­вия несостоятельности (банкротства) предпринимателей, как бы последние ни назывались — ростовщиками, купцами, торговцами, банкирами, заводчиками, фермерами, — остро проявились уже в момент возникновения и становления рыночных отношений. И с первых же шагов активную роль здесь стало играть государство. Все возрастающее его участие в упорядочении вопросов несостоя­тельности (банкротства) предпринимателей продолжается до сих пор.

Самое деятельное воздействие государства необходимо, во-первых, потому, что несостоятельность и разорение предпринима­телей препятствуют нормальному развитию экономики, нарушают социально-политическую стабильность и создают напряженность в обществе, чреватую бунтами и иными формами насильственного неповиновения, лишает государство возможности полнокровно вы­полнять свои функции. Во-вторых, стремление участников рыноч­ных отношений самим, без постороннего вмешательства улаживать ситуации, когда оказывается невозможным осуществлять взаимо­расчеты, нередко завершается мыслимыми и немыслимыми по из­вращенности и жестокости самосудами кредиторов над несостоя­тельными должниками, равно как и столь же неадекватными по­пытками последних избавиться от назойливых кредиторов.

 Правда, и государственное регулирование поначалу не отли­чалось особой гуманностью. Один из дошедших до наших дней древ­нейших памятников правовой культуры — римский закон XII таб­лиц — закрепил право кредитора на возмещение убытков от неис­полнения обязательства. Но он содержал и правило, сводящееся к голой мести. Согласно ему неудовлетворенные кредиторы имели право разрубить на части тело несостоятельного должника. Зако­нодательство некоторых европейских стран эпохи феодализма, "развивая" древнеримские нормы, разрешало кредитору отрезать у несостоятельного должника какую-то часть тела. Законы Герма­нии, принятые в 1531 и 1540 гг., приравнивали несостоятельных должников к ворам и предписывали подвергать их немедленной казни. Законы Франции тех лет повелевали применять к банкро­там телесные наказания, одевать на них ошейники и привязывать к позорному столбу.

С течением времени пришло, однако, осознание того факта, что кредитору, избившему или убившему должника, отрезавшему у него понравившуюся или, напротив, непонравившуюся часть тела, лучше не становилось, невозвращенный долг не переставал быть таковым. Постепенно законодательство качественно меняло свои установления, перенося акценты на имущественное обеспечение долга и его реальный возврат в натуре. Предприниматель, лишив­шись распроданного для погашения долгов имущества, но сохра­нив жизнь и здоровье, мог, наученный на собственных ошибках, начать все сначала — наладить новое предпринимательское дело.

Каждое государство устанавливает свои особые правила, упо­рядочивающие отношения по поводу несостоятельности (банкрот­ства) предпринимателей. Роднит же все государства чрезвычайно высокий динамизм этого законодательства, частый его пересмотр, непрерывный поиск компромисса интересов несостоятельных долж­ников, неудовлетворенных кредиторов, общества и государства.

3. В глубь веков уходят также корни нормативно-правовой основы несостоятельности (банкротства) предпринимателей совре­менной России. Интересно, что еще старейший источник россий­ского права -— "Русская Правда" (сформировалась и действовала в Древней Руси в XI—XII вв.) — закрепила дифференцированный подход к оценке несостоятельности. Она знала несчастную несо­стоятельность, возникшую не по вине должника, и, вместе с тем, вводила нормы о суровой каре за злонамеренную несостоятель­ность, когда должник скрывался от уплаты долгов "бегством в чужую землю" (симптоматично, что подобный способ ухода от долгов довольно-таки широко используется предпринимателями нынеш­ней реформируемой России). По возвращении он вместе с имуще­ством подлежал продаже с торгов, а вырученная сумма распреде­лялась между кредиторами пропорционально их требованиям. Любопытно также, что уже тогда вводилась очередность удовле­творения требований кредиторов. Первым по очереди был князь, за ним — иностранные и иногородние купцы, а последними — мест­ные кредиторы.

Подход к несостоятельности, обозначенный в "Русской Прав­де", сохранился и в более позднем российском законодательстве. Менялись только приоритеты, усложнялось и расширялось само нормативно-правовое регулирование. Например, в Уложении мос­ковского царя Алексея Михайловича (1649 г.) преимущества в оче­редности кредиторов отдавались иностранным кредиторам и госу­дарственной казне. Примечательно появление кодифицированных нормативных актов — Банкротского Устава в 1740 г. и более со­вершенного Устава о банкротах в 1800 г.

По Уставу 1800 г. банкротом считалось лицо, не могущее "спол­на заплатить своих долгов". Устав вводил три вида несостоятель­ности (банкротства): происходящие от несчастья (пострадавший от чрезвычайного происшествия, например, пожара в лавке); от не­брежения и пороков (неосторожный, не следивший за движением товаров, кассой, просто халатный и т. п.); от подлога (злостный, умышленно объявивший о своем банкротстве с целью уменьшения убытков или сокращения требований кредиторов). В отношении каждого из видов несостоятельности (банкротства) принимались различные меры воздействия. В любом случае банкрот не считал­ся "бесчестным", если не было доказано его злостное намерение. Должник, ставший несостоятельным от несчастья, освобождался от ответственности по всем своим обязательствам.

В дореволюционной России действовало разветвленное зако­нодательство и об уголовной ответственности несостоятельных должников. Оно, например, выделяло банкротство корыстное ("тяж­кое") и простое ("расточительную несостоятельность"). Под корыст­ным банкротством имелось в виду умышленное сокрытие должни­ком, впавшим в несостоятельность, собственного имущества для получения выгоды.

4. После Октябрьской революции 1917г. нормативно-правовое регулирование несостоятельности (банкротства) начало осущест­вляться с переходом к мирной жизни. Сразу после окончания граж­данской войны принимается Гражданский кодекс РСФСР (1922 г.). Он явился самым весомым элементом нормативно-правовой осно­вы новой экономической политики, исходившей из допущения много­укладности в экономике и развития рыночных отношений. Кодекс и последующее законодательство содержали указания на то, ка­кие субъекты гражданского права (простые и полные товарищест­ва, акционерные общества, кооперативные организации, государственные предприятия, физические лица) могут признаваться не­состоятельными (банкротами), каковы условия и последствия та­кого признания. Однако процедурно данный вопрос до конца не был урегулирован. Важную роль в этом сыграло постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 28 ноября 1927 г., которым Гражданский процессуальный кодекс РСФСР был дополнен новой главой "О не­состоятельности частных лиц, физических и юридических". Оно устанавливало признаки несостоятельности предприятий и орга­низаций, физических и частных юридических лиц: прекращение ими платежей "по долгам свыше трех тыс. рублей или прекраще­ние платежей, по которым неизбежно банкротство по состоянию дел"*.

* СУ РСФСР, 1927, № 23, ст. 830.

 

Однако модель несостоятельности существовала только в нор­мативных актах советского государства, на практике она не реа­лизовывалась, фактически дела такого рода в судах не возникали и ими не рассматривались. В условиях безраздельной государст­венной монополии в основных отраслях народного хозяйства — промышленности, строительстве, транспорте, связи, банковской деятельности и в значительной мере сельскохозяйственном произ­водстве — эти нормативные механизмы лишались смысла. Госу­дарство-собственник вольно было поступать со своими неплатель­щиками в каждом конкретном случае так, как оно считало целесо­образным, не прибегая к утяжеленным процедурам судебного раз­бирательства. Обычной практикой было государственное дотиро­вание убыточных отраслей народного хозяйства и отдельных пред­приятий.

Это же, лишь с некоторыми особенностями, имело место и в отношении субъектов негосударственной формы собственности — колхозно-кооперативной. Альтернативы им в советской экономи­ческой системе не было. Проблема преодоления несостоятельности (банкротства) негосударственных субъектов экономических отно­шений решалась не путем применения к ним судами правовых норм о банкротстве в порядке гражданского судопроизводства, хотя формально такие нормы и могли быть, а качественно иными адми­нистративно-правовыми мерами. В частности: с хронически несо­стоятельных колхозов непогашенные ими ссуды, взятые в банках, и иные накопившиеся безнадежные неплатежи государством пе­риодически списывались; несостоятельные колхозы объединялись с экономически более сильными и платежеспособными соседними колхозами, что нередко превращало укрупненное хозяйство в не­состоятельное; несостоятельные колхозы преобразовывались в совхозы с распространением на них режима государственных до­таций для покрытия убытков.

В отношении граждан вопрос о банкротстве не возникал вов­се, так как они, за редким исключением (например, кое-где сохра­нились отдельные единоличные крестьянские хозяйства), не имели права заниматься самостоятельной хозяйственной деятельнос­тью. Неплатежи по налогам взыскивались в порядке гражданского судопроизводства путем обращения взыскания на принадлежащее должнику имущество. В последние годы советской власти такие дела практически до судов не доходили.

5. С началом проведения реформ по формированию рыночной экономики проблема создания нормативно-правовой основы несо­стоятельности хозяйствующих субъектов стала неотложной прак­тической задачей. Уже в самом первом российском экономико-ре­форматорском Законе "О предприятиях и предпринимательской деятельности" (принят Верховным Советом РСФСР 25 декабря 1990 г. и вступил в силу с 1 января 1991 г. еще до его официального опубликования*) имелась ст. 24, п. 3 которой гласил: предприятие, не выполняющее свои обязательства по расчетам, может быть в судебном порядке объявлено неплатежеспособным (банкротом) в соответствии с законодательством РСФСР. Однако Закон не при­менялся: соответствующий судебный порядок еще не был установ­лен, как и не было норм права, которые определяли бы конкрет­ные юридические признаки неплатежеспособности (банкротства).

*  Ведомости РСФСР, 1990, № 30, ст. 418.

 

Лишь спустя полтора года был опубликован обстоятельный, бо­гатый по содержанию нормативно-правовой акт, специально посвя­щенный рассматриваемой нами проблеме, — Указ Президента РФ "О мерах по поддержанию и оздоровлению несостоятельных госу­дарственных предприятий (банкротов) и применении к ним специ­альных процедур" от 14 июня 1992 г. № 623 *. Указ появился в чрезвычайно сложной ситуации: начался фактический распад СССР, резко ослаблялись, а то и прекращались вообще годами склады­вавшиеся связи между государственными социалистическими пред­приятиями, теряла "власть" существовавшая многие десятилетия вертикаль управления экономикой в лице министерств и ведомств, началась приватизация государственных и муниципальных пред­приятий. Быстро нарастали симптомы экономического кризиса с неизбежным разорением многих хозяйствующих субъектов. Необ­ходимо было срочно оживить работу государственных управлен­ческих структур, приспособить ее к новым экономическим реали­ям, предупредить или хотя бы ослабить негативные последствия несостоятельности (банкротства) государственных предприятий. Указ и был издан в целях поддержки государственных предпри­ятий, оказавшихся несостоятельными (банкротами), а также обес­печения эффективного использования государственного имущест­ва, закрепленного за государственными предприятиями, защиты прав и интересов государства, кредиторов и трудовых коллекти­вов несостоятельных предприятий.

 * Российская газета. 1992. 18 июня.

 

Согласно Указу основаниями для признания государственно­го предприятия банкротом являются: невыполнение им в течение трех месяцев своих обязательств перед бюджетом (кроме пред­приятий, получивших в установленном порядке инвестиционный налоговый кредит) и необеспечение выполнения требований юри­дических и физических лиц, имеющих к нему имущественные пре­тензии, в течение трех месяцев со дня наступления срока их ис­полнения, а также наличие долговых обязательств на сумму, пре­вышающую двукратную сумму стоимости имущества предприятия. В отношении государственных предприятий-банкротов должны были применяться специальные процедуры ликвидации, включаю­щие реорганизацию и иные меры, направленные на оздоровление экономического и финансового состояния предприятий, эффективное использование закрепленной за ними государственной собст­венности.

Однако Указ Президента РФ от 14 июня 1992 г. постигла судьба упомянутого выше п. 3 ст. 24 Закона "О предприятиях и предпри­нимательской деятельности": практически он нигде не применялся и тихо ушел в историю правового регулирования российских эко­номических реформ. Слабым местом Указа было то, что рас­пространял он свое действие только на государственные предпри­ятия. Между тем уже в обилии имелись частные предприятия и иные негосударственные хозяйствующие субъекты, которые не­редко после очень непродолжительного времени своего хозяйство­вания оказывались несостоятельными. Но к ним ни банкротства, ни каких-либо других специальных процедур данный Указ или иной законодательный акт не предусматривал. Несостоятельные хозяйствующие субъекты никакой специальной ответственности перед своими кредиторами не несли. И вполне обоснованно Указ Президента РФ был воспринят как без нужды репрессивный в отношении государственного сектора экономики.

Не находил поддержки у общественного мнения и излишне упрощенный и ускоренный порядок рассмотрения дел о призна­нии государственного предприятия банкротом. Названным Указом Президента РФ устанавливалось, что решение о признании бан­кротом принимается:

в отношении государственных предприятий, являющихся фе­деральной собственностью, — Государственным комитетом Россий­ской Федерации по управлению государственным имуществом;

в отношении государственных предприятий, являющихся соб­ственностью республик в составе Российской Федерации, — орга­нами исполнительной власти республик в составе России в поряд­ке, установленном соответствующей республикой в составе Рос­сийской Федерации;

в отношении предприятий, являющихся собственностью кра­ев, областей, автономных областей, автономных округов или горо­дов Москва: и Санкт-Петербург — соответствующими комитетами по управлению имуществом.

Срок принятия решения ограничивался одним месяцем с момента поступления в Государственный комитет по управлению государственным имуществом или иной компетентный орган пред­ставления министерств и ведомств Российской Федерации и ее субъектов, налоговой инспекции, банков и иных кредиторов о невозможности возврата долга или заявления об этом самого государственного хозяйствующего субъекта-должника. В месяч­ный срок входила и вся работа по проверке поступивших доку­ментов.

Не развернулась работа по реализации Указа Президента РФ от 14 июня 1992 г. еще и потому, что вскоре был принят специаль­ный Закон "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" от 23 ноября 1992 r.* Надобность в Указе отпала. Но сам факт его принятия и формального действия не прошел бесследно. При под­готовке проекта Закона "О несостоятельности (банкротстве) пред­приятий" была учтена критика в адрес Указа Президента РФ, а в окончательный текст Закона не вошли его сомнительные или не­целесообразные нормы. Вместе с тем Закон воспринял все пози­тивные положения Указа.

* Российская газета. 1992. 30 дек.

 

Закон, по сравнению с Указом Президента РФ от 14 июня 1992 г., принципиально иначе решил главный вопрос: несостоя­тельность (банкротство) предприятия стала считаться имеющей место после признания факта несостоятельности арбитражным судом или после официального объявления о ней должником при его добровольной ликвидации.

Реализация Закона "О несостоятельности (банкротстве) пред­приятий" началась далеко не сразу после вступления его в силу. К применению Закона оказались не готовы все, кто должен был его исполнять. Потребовалась значительная подготовительная работа по созданию необходимых организационных и правовых предпо­сылок. Важные вопросы правового регулирования института несо­стоятельности (банкротства) решались в нормативных актах Пре­зидента РФ и Правительства РФ, принятых в соответствии с За­коном "О несостоятельности (банкротстве) предприятий".

Постановление Верховного Совета РФ от 19 ноября 1992 г. "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" поручало Прави­тельству РФ в кратчайшие сроки разработать, нормативные акты, позволяющие привлекать аудиторские фирмы для проверки и при необходимости для составления баланса предприятий-должников, проводить регулярную индексацию основных фондов указанных предприятий, и некоторые другие*.

* Ведомости РФ, 1993, №1, ст. 6.

 

Закон существенно расширил компетенцию арбитражных су­дов. 27 ноября 1992 г. Верховный Совет РФ принял специальное постановление "О мерах по укреплению системы арбитражных судов Российской Федерации"*. В 1993 г. численность судей увеличилась на 564 человека, в том числе Высшего Арбитражного Суда РФ — на 20 человек. Началось проведение интенсивного обу­чения судей процедурам рассмотрения совершенно новых для них категорий дел.

* Ведомости РФ, 1992, № 49, ст. 2870.

 

Государству надо было срочно определиться по отношению к своим собственным предприятиям. Начавшиеся обвальный спад производства на них и рост всех видов неплатежей могли повлечь массовое единовременное банкротство крайне необходимых для нужд страны, включая обеспечение ее обороноспособности, госу­дарственных предприятий, их распродажу "с молотка" и, как след­ствие, развал народного хозяйства. Постановлением Правительст­ва РФ от 20 сентября 1993 г. № 926 создается Федеральное управ­ление по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государст­венном комитете Российской Федерации по управлению государ­ственным имуществом*.

* См.: "О федеральном управлении по делам о несостоятельности (бан­кротстве) при Государственном комитете Российской Федерации по уп­равлению государственным имуществом" // САПП, 1993, № 39, ст. 3615.

 

В утвержденном Правительством РФ Положении о Федераль­ном управлении говорилось, что оно осуществляет свои функции в целях создания организационных, экономических и иных условий, необходимых для реализации актов о несостоятельности (банкрот­стве) в отношений государственных предприятий. Основные зада­чи Федерального управления были определены так: проведение государственной политики, направленной на предотвращение не­состоятельности (банкротства) предприятий; представление инте­ресов государства при решении вопросов, связанных с возбужде­нием производства по делу о несостоятельности (банкротстве) пред­приятий и принятием решений о проведении санации государст­венных предприятий; организация работы по созданию норматив­ной и методической баз в целях реализации процессов, вытекаю­щих из применения Закона Российской Федерации "О несостоя­тельности (банкротстве) предприятий"; оказание помощи предпри­ятиям, имеющим признаки несостоятельности (банкротства); орга­низация работы по привлечению отечественных и зарубежных инвесторов для участия в финансировании реорганизационных процедур. Федеральному управлению представлялась возможность осуществлять свои функции и реализовывать предоставленные ему полномочия непосредственно или через свои территориальные агентства.

Территориальные агентства создавались Государственным комитетом Российской Федерации по управлению государствен­ным имуществом по согласованию с органами исполнительной влас­ти субъектов Российской Федерации. Территориальные агентства могут осуществлять свою деятельность в отношении предприятий государственной (субъектов Российской Федерации) и муниципальной собственности при условии делегирования им прав соответст­вующими органами исполнительной власти*.

* См.: постановление Правительства РФ "Вопросы федерального управ­ления по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном комитете по управлению государственным имуществом и его территори­альных органов" от 12 февраля 1994 г. № 92 // САПП, 1994, № 8, ст. 596. Распоряжением Государственного комитета РФ по управлению государ­ственным имуществом от 4 марта 1994 г. № 460-р утверждено Положение о территориальном агентстве Федерального управления по делам о несо­стоятельности (банкротстве) // Бизнес МН, 1994, № 11.

 

Через два месяца, 22 декабря 1993 г., Президент РФ подписал Указ "О мерах по реализации законодательных актов о несостоя­тельности (банкротстве) предприятий" № 2264, которым уточнил статус Федерального управления*. Ему поручалось представлять от имени государства интересы собственника при решении вопро­сов о несостоятельности (банкротстве) в отношении федеральных государственных предприятий, а также предприятий и организа­ций, в капитале которых имеется доля (вклад) Российской Феде­рации. К нормативно-правовой основе несостоятельности (банкрот­ства) относятся также акты общего значения Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом, ранее входившего в его структуру Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве), других федеральных органов ис­полнительной власти.

* Российская газета. 1993. 29 дек.

 

В ходе последних реформ российского государственного аппа­рата Федеральное управление по делам о несостоятельности (бан­кротстве) было реорганизовано. Оно выведено из структуры Госу­дарственного антимонопольного комитета РФ и возведено в ранг самостоятельного федерального органа исполнительной власти. Первоначально его название было Федеральная служба России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению*. Феде­ральная служба России по делам о несостоятельности и финансо­вому оздоровлению являлась федеральным органом исполнитель­ной власти, осуществляющим исполнительные, контрольные, раз­решительные, регулирующие и организационные функции, пред­усмотренные законодательством Российской Федерации о несосто­ятельности (банкротстве) и финансовом оздоровлении организа­ций. Она стала правопреемником Федерального управления по де­лам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном коми­тете Российской федерации по управлению государственным имуществом по осуществлению указанных функций, а также в отно­шении имущественных, обязательных прав и обязанностей этого Управления. Федеральная служба России по делам о несостоятель­ности и финансовому оздоровлению имела создаваемые ею терри­ториальные органы и представительства. Правительство РФ по­становило считать территориальные органы Федерального управ­ления по делам о несостоятельности (банкротстве) территориаль­ными органами Федеральной службы России по делам о несостоя­тельности и финансовому оздоровлению**. Эта Служба Указом Пре­зидента РФ от 25 мая 1999 г. № 651 "О структуре федеральных органов исполнительной власти" преобразована в Федеральную службу по финансовому оздоровлению и банкротству".

* См.: Указ Президента РФ "О структуре федеральных органов исполни­тельной власти" от 14 августа 1996 г. № 1177 // СЗ РФ, 1996, № 34, ст. 4082; Указ Президента РФ "О признании утратившими силу некото­рых указов Президента Российской Федерации и внесении изменений в структуру федеральных органов исполнительной власти, утвержденную Указом Президента Российской Федерации от 14 августа 1996 г. № 1177 " от 9 июля 1997 г. // СЗ РФ, № 28, ст. 3422.

** См.: постановление Правительства РФ "Вопросы Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению" от 8 июля 1997 г. № 848 // Российская газета. 1997. 19 июля.

 

6. Практика применения Закона о несостоятельности (банкрот­стве) выявила и его слабые стороны. Закон устаревал морально, переставал в полной мере отвечать складывавшимся новым эконо­мическим отношениям. Объяснялось это, прежде всего, тем, что принят он был в 1992 г., задолго до разработки новой Конституции РФ и нового ГК РФ. Весь понятийный аппарат в нем был "подо­гнан" под понятийный аппарат действовавшего тогда законодатель­ства, составлявшего правовую основу экономических реформ, в первую очередь законов "О собственности в Российской Федера­ции" и "О предприятиях и предпринимательской деятельности". В последнем "предприятие" использовалось как родовое понятие, объ­единяющее все организационно-правовые формы предприниматель­ства: государственные, муниципальные и частные предприятия, полные товарищества (статуса юридических лиц они не имели), товарищества с ограниченной ответственностью и другие. Соот­ветственно и в Законе "О несостоятельности (банкротстве) пред­приятий" сделана запись: предприятие — занимающееся предпри­нимательской деятельностью юридическое лицо или не образую­щие юридического лица предприниматели, или гражданин-пред­приниматель.

Гражданский кодекс РФ решил вопрос совершенно иначе. "Предприятие" как организационно-правовая форма сохранена только для государственных и муниципальных унитарных пред­приятий. Применительно же ко всем юридическим лицам Граж­данский кодекс РФ рассматривает "предприятие" в качестве объ­екта гражданских прав — относящегося к недвижимым вещам иму­щественного комплекса, используемого для осуществления пред­принимательской деятельности. Само собой разумеется, что подоб­ный комплекс не может быть субъектом правоотношений. Субъек­тами прав, обязанностей, ответственности, включая связи по пово­ду несостоятельности (банкротства), выступают те, у кого пред­приятия, как имущественные комплексы, находятся в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении.

Далее, не оправдало себя главное, исходное положение Зако­на — сформулированное в ст. 1 легальное определение несостоя­тельности (банкротства). Согласно ему неспособность удовлетво­рить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), вклю­чая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, расценивалась как несостоятельность (бан­кротство) предприятия лишь "в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворитель­ной структурой баланса должника".

В процитированной части приведенного определения законо­датель предпринял попытку увязать применение Закона с харак­теристикой финансово-экономического состояния должника, со скрытыми от "посторонних глаз" глубинными причинами, привед­шими к несостоятельности (банкротству). Закон установил двоя­кую связь неплатежей с финансово-экономическим состоянием должника.

Первая выражается в превышении обязательств должника над его имуществом. Однако сама по себе отмеченная связь не пред­ставляет опасности для рыночных отношений. У предпринимате­ля, умело и надежно организующего свое дело, подобная ситуация бывает даже типичной. Он при отсутствии сколько-нибудь значи­тельных собственных средств берет взаймы у других лиц деньги, сырье, материалы, быстро воплощает их в пользующиеся спросом конкретные товары и, продав их, полностью и своевременно рас­считывается с долгами. Этой линией взаимосвязи надлежало за­ниматься лишь при наличии факта несостоятельности (банкротст­ва). Выявление стоящих за ней фактических данных (натураль­ных, стоимостных, ценовых и иных показателей) не представляет особой трудности. "Превышение обязательств должника над его имуществом" мало о чем свидетельствует еще и потому, что при прямо обратной картине — значительном превышении имущества над обязательствами — покрытие последних за счет имущества может стать весьма проблематичным из-за крайне низкой его лик­видности на рынке соответствующих товаров. Будучи выставлен­ным на продажу, оно не возместит и малой толики своей стоимос­ти, зафиксированной в документах должника.

Намного сложнее и запутаннее была вторая линия связи между несостоятельностью (банкротством) и финансово-экономическим состоянием неплательщика — неудовлетворительная структура ба­ланса должника. Что же это такое? Закон "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" ограничился весьма общей и факти­чески непригодной для практического применения констатацией, что под неудовлетворительной структурой баланса понимается такое состояние имущества и обязательств должника, когда за счет иму­щества не может быть обеспечено своевременное выполнение обя­зательств перед кредиторами в связи с недостаточной степенью ликвидности имущества должника. При этом общая стоимость иму­щества может быть равна общей сумме обязательств должника или превышать ее.

На пробел в Законе обратил внимание Президент РФ, кото­рый своим Указом № 2264 от 22 декабря 1993 г. "О мерах по реа­лизации законодательных актов о несостоятельности (банкротст­ве) предприятий" обязал Правительство РФ утвердить систему критериев для определения неудовлетворительной структуры ба­ланса неплатежеспособных предприятий*, что и было сделано по­становлением Правительства РФ от 20 мая 1994 г. № 498 "О неко­торых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий"**. Установлены следующие три пока­зателя для оценки удовлетворительности структуры баланса пред­приятия: коэффициент текущей ликвидности; коэффициент обес­печенности собственными средствами; коэффициент восстановле­ния (утраты) платежеспособности.

* Российская газета. 1993. 29 дек.

** Российская газета. 1994. 27 мая.

 

Коэффициент текущей ликвидности характеризует общую обеспеченность предприятия оборотными средствами для ведения хозяйственной деятельности и своевременного погашения срочных обязательств предприятия. Он определяется как отношение фак­тической стоимости находящихся в наличии у предприятия обо­ротных средств в виде производственных запасов, готовой продук­ции, денежных средств, дебиторских задолженностей и прочих оборотных активов (сумма итогов разделов II и III актива баланса) к наиболее срочным обязательствам предприятия в виде кратко­срочных кредитов банков, краткосрочных займов и различных кре­диторских задолженностей (итог раздела II пассива баланса за вы­четом строк 500, 510, 730, 735, 740).

Коэффициент обеспеченности собственными средствами ха­рактеризует наличие собственных оборотных средств у предпри­ятия, необходимых для его финансовой устойчивости. Этот коэф­фициент определяется как отношение разности между объемами источников собственных средств (итог раздела I пассива баланса) и фактической стоимостью основных средств и прочих внеоборот­ных активов (итог раздела I актива баланса) к фактической стои­мости находящихся в наличии у предприятия оборотных средств в виде производственных запасов, незавершенного производства, готовой продукции, денежных средств, дебиторских задолженнос­тей и прочих оборотных активов (сумма итогов разделов II и III актива баланса).

Коэффициент восстановления (утраты) платежеспособности характеризует наличие реальной возможности у предприятия вос­становить либо утратить свою платежеспособность в течение оп­ределенного периода. Он определяется как отношение расчетного коэффициента текущей ликвидности к его установленному значению. Расчетный коэффициент текущей ликвидности определяется как сумма фактического значения коэффициента текущей ликвид­ности на конец отчетного периода и изменения значения этого ко­эффициента между окончанием и началом отчетного периода в пересчете на установленный период восстановления (утраты) пла­тежеспособности.

На основании данной системы критериев принимаются реше­ния: о признании структуры баланса предприятия неудовлетвори­тельной, а предприятия — неплатежеспособным; о наличии реаль­ной возможности у Хозяйствующего субъекта-должника — восста­новить свою платежеспособность; о наличии реальной возможнос­ти утраты платежеспособности предприятия, когда оно в ближай­шее время не сможет выполнить свои обязательства перед креди­торами.

В постановлении Правительства от 20 мая 1994 г. содержа­лись также некоторые правила, как на практике пользоваться системой критериев. Однако первые же месяцы применения по­становления показали недостаточность содержащихся в нем ука­заний. Федеральная служба России по делам о несостоятельнос­ти и финансовому оздоровлению в целях обеспечения единого методического подхода при проведении самой Федеральной служ­бой и ее территориальными агентствами анализа финансового состояния предприятий и оценки структуры их балансов распо­ряжением от 12 августа 1994 г. утвердила многостраничные Методические положения по оценке финансового состояния пред­приятий и установлению неудовлетворительной структуры ба­ланса. Через месяц, 12 сентября 1994 г., они были несколько изменены и названы Временные методические рекомендации по оценке финансового состояния предприятий, имеющих признаки несостоятельности*.

* См.: Банкротство предприятий. Сборник нормативных актов. М., 1995. С.222—238, 247—248.

 

Пользуясь перечисленными критериями, можно, по утверж­дению специалистов, "подвести" под несостоятельность (банкрот­ство) подавляющее большинство российских хозяйствующих субъ­ектов. Ценность критериев в определенных экономических ориен­тирах состояла главным образом в оценке состояния предприятия, которые полезно знать при решении судьбы хозяйствующего субъ­екта-должника. В этом смысле они не утратили своего значения и сейчас. Опираться же единственно на них при принятии оконча­тельного решения о несостоятельности (банкротстве) конкретного должника было бы неверно.

Наконец, испытание временем выдержали не все установлен­ные ст. 2 Закона "типы применяемых к должнику процедур" несо­стоятельности (банкротства). В качестве особой реорганизаци­онной процедуры была выделена санация — оздоровление пред­приятия-должника. Суть ее предельно проста: добровольное оказание собственником хозяйствующего субъекта, кредиторами и иными лицами финансовой помощи должнику. При этом должник не устраняется от управления своим имуществом, а продолжает полноценную предпринимательскую деятельность. На все время действия санация подчинена погашению имеющихся у хозяйству­ющего субъекта долгов перед кредиторами.

Привлечение к экономическим операциям должника капита­ла кредиторов для погашения задолженности перед ними, уже и без того лишившимися какого-то своего имущества в результате неплатежеспособности должника, создает между ними новую ра­нее неизвестную нашим хозяйственникам правовую ситуацию, зна­чительно осложняет ход санации. Однако Закон, выделив санацию в особую, отдельную "процедуру", с одной стороны, исключил тем самым возможность ее применения в других "типах процедур", а с другой — излишне усложнил, "обюрократил" процедуру самой санации.

В частности, решение о санации мог принять только арбит­ражный суд, и ее применение состояло из многих стадий. Все на­чинается с подачи должником, собственником хозяйствующего субъ­екта-должника или его кредиторами ходатайства в арбитражный суд о проведении санации. Вторая стадия — рассмотрение судом поступившего ходатайства. Арбитражный суд может его удовле­творить или отказать в санации. Основанием для удовлетворения ходатайства о проведении санации является наличие реальной воз­можности восстановить платежеспособность хозяйствующего субъ­екта-должника для продолжения его деятельности путем оказа­ния этому предприятию финансовой помощи собственником и иными лицами.

При удовлетворении ходатайства наступает третья стадия: арбитражный суд с согласия собственника хозяйствующего субъ­екта-должника и кредиторов объявляет конкурс желающих при­нять участие в санации. К участию в конкурсе допускаются юри­дические, в том числе и иностранные, физические лица, а также члены трудового коллектива хозяйствующего субъекта-должника. Если на третьей стадии процесс не завершится, т. е. окажутся же­лающие участвовать в конкурсе, наступает четвертая стадия: ар­битражный суд рассматривает кандидатуры лиц, выразивших же­лание участвовать в санации, и определяет допущенных к учас­тию в ней.

Затем следует пятая стадия: в семидневный срок со дня вы­несения определения суда участники санации обязаны провести собрание, на котором они вырабатывают соглашение. В соглаше­нии должно содержаться обязательство обеспечить удовлетворе­ние требований всех кредиторов в согласованные с ними сроки, указываются предполагаемая продолжительность санации, согла­сованное с участниками санации распределение между ними от­ветственности перед кредиторами, ответственность одного или не­скольких участников санации в случае их отказа от участия в санации после ее начала, а также другие условия, которые участни­ки санации сочтут необходимым предусмотреть.

Шестая стадия заключается в том, что арбитражный суд на основании представленного соглашения выносит определение о начале проведения санации в порядке и на условиях, определен­ных в соглашении. Суть предпоследней, седьмой стадии — в фак­тическом проведении санации на основе выполнения принятого участниками санации и одобренного судом соглашения. Общий кон­троль за санацией осуществляет арбитражный суд.

На заключительной стадии подводятся итоги санации. При неудовлетворительном результате, т. е. недостижении цели сана­ции, арбитражный суд принимает решение о признании должника несостоятельным (банкротом). Достижение цели санации дает ос­нование арбитражному суду для вынесения определения о ее завершении и прекращении производства по делу о несостоятель­ности (банкротстве) хозяйствующего субъекта.

Проявились и другие несовершенства Закона, о которых бу­дет сказано ниже, по ходу раскрытия темы. Работа по пересмотру Закона велась в течение нескольких лет. Законодатель не пошел по пути внесения изменений и дополнений в прежний Закон. Госу­дарственная Дума РФ 10 декабря 1997 г. приняла новый Феде­ральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", 24 декабря его одобрил Совет Федерации РФ и 8 января 1998 г. подписал Пре­зидент РФ. Федеральный закон введен в действие с 1 марта 1998 г. Президенту РФ и Правительству РФ предложено привести издан­ные ими правовые акты в соответствие с новым Федеральным за­коном. Правительству РФ поручено также принять правовые акты, обеспечивающие реализацию этого Закона. Арбитражными судами Закон применяется при рассмотрении дел о несостоятельности (бан­кротстве), производство по которым возбуждено с 1 марта 1998 г.*

* СЗ РФ, 1998, № 2, ст. 222.

 

7. Нынешняя нормативно-правовая основа несостоятельности (банкротства) предпринимателей представляет собой сложившую­ся разветвленную систему нормативных актов различных уров­ней. Входят в нее нормативные акты только федеральных орга­нов государственной власти. Постепенно накапливается и опыт реализации соответствующих актов. По мере все более углублен­ного изучения и обобщения практики нормативно-правовая основа будет обогащаться и совершенствоваться. Ниже назовем отдель­ные ее составляющие с краткими комментариями. Содержательно, при необходимости, они будут раскрываться по ходу изложения темы.

Отправной элемент нормативно-правовой основы несостоятель­ности (банкротства) предпринимателей — федеральные законы. Нормы права, относящиеся к несостоятельности (банкротству), имеются в Гражданском кодексе РФ и некоторых других законах. Центральное место среди федеральных законов занимает уже упоминавшийся Федеральный закон "О несостоятельности (банкрот­стве)". Он в соответствии с ГК РФ устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом) или объявле­ния должником о своей несостоятельности (банкротстве), регули­рует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), проведения внешнего управле­ния и конкурсного производства и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме тре­бования кредиторов.

Характерная особенность Закона состоит в том, что он вобрал в себя нормы и материального, и процессуального права, т. е. уста­новил не только правила поведения участников общественных от­ношений по поводу несостоятельности, но и механизм реализации материальных норм. Некоторые нормы, устанавливающие порядок судебного рассмотрения дел этой категории, отражены в АПК РФ.

Упоминавшиеся выше федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, иные нормативно-право­вые акты впредь до приведения их в соответствие с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" применяются постоль­ку, поскольку они не противоречат данному Закону. Правительст­во РФ уже приняло ряд актов, в частности — Постановление от 22 Мая 1998 г. № 476 "О мерах по повышению эффективности при­менения процедуры банкротства", утверждено Положение от 25 мая 1998 г. об ускоренном порядке применения процедуры банк­ротства*, а постановлением от 1 июня 1998 г. — новое Положение "О Федеральной службе России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению"**.

* СЗ РФ, 1998, № 21, ст. 2249.

** Российская газета. 1998. 10 июня.

 

К содержанию книги:   Предпринимательское право - правовая основа предпринимательской деятельности

 

Смотрите также:

 

 

  Предпринимательство. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ ПРАВО

Предпринимательское право - наука и отрасль в современных условиях
становления рыночной экономики выдвигается в число самостоятельных ...
bibliotekar.ru/kodex-7/index.htm

 

  предпринимательское права. Предпринимательское ...

Предпринимательское (хозяйственное) право - юридическая дисциплина,
предусмотренная для изучения типовым учебным планом Министерства ...
bibliotekar.ru/kodex-7/3.htm

 

  Предпринимательское право: понятие и субъекты

1994. Предпринимательское право. Под редакцией Н.И. Клейн., М.
Юридическая литература, 1993. Гражданское и торговое право
bibliotekar.ru/kodex-7/51.htm

Курс предпринимательства

 

Организация предпринимательской деятельности

 

Управление персоналом