Вся электронная библиотека >>>

 Предпринимательское право >>

 

Учебные пособия

Предпринимательское право


Раздел: Экономика

 

Монопольная цена

 

В рамках первого вида монополистической деятельности са­мым распространенным правонарушением во взаимоотношениях продавцов (поставщиков) и покупателей (потребителей), связи ко­торых опираются на договорные отношения, является манипули­рование монопольными ценами. На его долю приходится около 40% от всех выявленных нарушений. Монопольная цена — особый вид рыночной цены, которая устанавливается на уровне выше или ниже общественной стоимости или равновесной цены в целях получения монопольного дохода. Как правило, хозяйствующие субъекты устанавливают монопольно высокие цены на свою про­дукцию, превышающую общественную стоимость или возможно равновесную цену. Это достигается тем, что монополисты предна­меренно создают зону дефицита, сокращая объемы производства и искусственно создавая повышенный покупательский спрос. За­кон определяет монопольно высокую цену как цену товара, уста­навливаемую хозяйствующим субъектом, занимающим доминирую­щее положение на товарном рынке, с целью компенсации необо­снованных затрат, вызванных недоиспользованием производственных мощностей, и (или) получения дополнительной прибыли в ре­зультате снижения качества товара.

При поверхностном взгляде наиболее опасными кажутся мо­нопольно высокие цены, прямо работающие на "карман" хозяйст­вующего субъекта в ущерб его конкурентам. На деле же значи­тельно большую угрозу свободе конкуренции часто таят в себе монопольно низкие цены. Известны два их варианта.

Первый заключается в том, что заниженная цена приобрета­емого товара устанавливается хозяйствующим субъектом, занима­ющим доминирующее положение на товарном рынке в качестве покупателя, в целях получения дополнительной прибыли и (или) компенсации необоснованных затрат за счет продавца. Такие цены навязываются более слабым участникам рыночных отношений, как правило, хозяйствующим субъектам, действующим в одиночку, которые при закупке у них товаров не могут сами рыночными спо­собами, без вмешательства извне защитить свои интересы. Пониже­ние цены по сравнению с общественной стоимостью или возмож­ной равновесной ценой достигается посредством искусственного создания зоны избытка продукции.

Второй вариант монопольно низких цен состоит в том, что цена товара сознательно устанавливается хозяйствующим субъек­том, занимающим доминирующее положение на товарном рынке в качестве продавца, на уровне, приносящем убытки от продажи данного товара. Результатом установления такой заниженной цены является или может явиться ограничение конкуренции посредст­вом вытеснения конкурентов с рынка. Низкие цены способны уста­навливать и выдерживать сравнительно продолжительное время, монополизируя рынок определенных товаров, только сильные хо­зяйствующие субъекты, могущие позволить долго торговать "себе в убыток". Как следствие, их конкуренты, не выдерживая испыта­ния ценой, разоряются или уходят с рынка.

 Следует иметь в виду, что хозяйствующие субъекты могут удваивать собираемую "дань" посредством так называемых "нож­ниц цен": устанавливаются монопольно высокие цены на прода­ваемую продукцию и монопольно низкие на покупаемую. Уровни этих цен удаляются друг от друга, подобно расходящимся лезвиям ножниц. Такое движение цен основывается на расширении зон избытка и дефицита товаров. Оно характерно для многих пред­приятий обрабатывающей промышленности, которые в условиях инфляции повышают цены на свои готовые изделия в несколько раз больше, чем увеличиваются цены в отраслях добывающей про­мышленности. Нередко "ножницы цен" стригут неплохую "дань" с крестьян для перерабатывающей сельскохозяйственное сырье про­мышленности, одновременно разоряя их и приводя в упадок сель­скохозяйственное производство.

"Игру" с монопольными ценами надлежит отличать от непре­рывно происходящих на рынке сложных процессов ценообразова­ния. Свобода договора предполагает и свободу его цены, определяемой по соглашению сторон без всякого вмешательства органов государства, органов местного самоуправления или иных субъек­тов. Вместе с тем к проявлениям монополистической деятельности относятся нарушения установленного нормативными актами по­рядка ценообразования.

Субъекты ценообразовательного нормотворчества излишне многочисленны. В пределах своей компетенции его осуществляют все структуры власти: федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления. Как следствие, нормативные акты и соответственно цены подвержены частым изменениям и имеют неоправданный территориальный разброс.

На начало 1997 г. федеральная власть регулировала цены всего на полтора десятка видов товаров и услуг (в основном на продук­цию отраслей-монополистов)*, а региональные власти — на 40—50, а кое-где — почти на 200 видов товаров и услуг. В Послании Пре­зидента РФ Федеральному Собранию (март 1997 г.) "Порядок во власти — порядок в стране (О положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации)" излишнее "вни­мание" некоторых субъектов Российской Федерации к ценам рас­ценено как действия вопреки общему направлению реформ, как попытка сохранять командные методы управления экономикой. Однако в предпринимательской деятельности надо строго придер­живаться принципа: регулирующие цены нормы права, как бы к ним ни относиться, императивны и не могут меняться по усмотре­нию сторон.

* См., например, постановление Правительства РФ "О государственном регулировании цен (тарифов) на продукцию (услуги) естественных моно­полий" от 13 октября 1995 г. № 997 // Российская газета. 1995. 18 окт.

 

Второй вид монополистической деятельности охватыва­ет согласование действий двух, нескольких или многих хозяйст­вующих субъектов, направленных на ограничение конкуренции (ст. 6 Федерального закона "О конкуренции и ограничении монопо­листической деятельности на товарных рынках"). Поскольку участ­никами этого вида монополистической деятельности могут быть только хозяйствующие субъекты, то и запрещенные законом его конкретные проявления сходны с совершаемыми хозяйствующими субъектами в одиночку. Прежде всего, государство с помощью за­конодательства пытается не допустить возникновения доминиру­ющего положения хозяйствующих субъектов на рынке определен­ного товара, которое возможно в результате их соглашений, а в случае возникновения такого положения — предупредить его воз­можные вредные последствия. Запрещаются и в установленном порядке признаются недействительными полностью или частично достигнутые в любой форме соглашения (согласованные действия) конкурирующих хозяйствующих субъектов (потенциальных конкурентов), имеющих (могущих иметь) в совокупности долю на рынке определенного товара более 35%, если такие соглашения (согласо­ванные действия) имеют либо могут иметь своим результатом ог­раничение конкуренции.

Речь идет о соглашениях (согласованных действиях) на гори­зонтальном уровне. Они заключаются между конкурентами (про­давцами или покупателями), действующими на одном и том же рынке определенного товара. Подобные соглашения бывают направ­ленными на:

установление (поддержание) цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок;

повышение, снижение или поддержание цен на аукционах и торгах;

раздел рынка по территориальному принципу, по объему про­даж или закупок, по ассортименту реализуемых товаров либо по кругу продавцов или покупателей (заказчиков);

ограничение доступа на рынок или устранение с него других хозяйствующих субъектов в качестве продавцов определенных товаров или их покупателей (заказчиков);

отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

Соглашения представляют собой смертельную опасность для свободной конкуренции, так как создают реальную угрозу самой почве, на которой произрастает конкуренция. В структуре соот­ветствующего рынка при 100%-ном (или близком к этому показа­телю) участии в сговоре продавцов или покупателей фактически возникает ситуация чистой монополии.

В соответствии с законодательством не допускаются также вертикальные соглашения (согласованные действия). Запрещают­ся и в установленном порядке признаются недействительными пол­ностью или частично достигнутые в любой форме соглашения (со­гласованные действия) неконкурирующих хозяйствующих субъ­ектов, один из которых занимает доминирующее положение, а дру­гой является его поставщиком или покупателем (заказчиком), если такие соглашения (согласованные действия) имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции. У этого сговора, как мы видим, параметры совершенно иные.

Во-первых, он заключается между хозяйствующими субъек­тами — поставщиками и покупателями, которые занимают раз­личные ниши в производстве и распределении и не конкурируют между собой.

Во-вторых, один из хозяйствующих субъектов должен зани­мать доминирующее положение, что значительно, по сравнению с горизонтальными сговорами, сужает круг его участников.

Примером противозаконного вертикального сговора может служить получившее всероссийскую огласку соглашение, по кото­рому телестудия "Новгород" предоставила газете "Боровичи" ис­ключительное право на публикацию ее программ. Вследствие соглашения другие газеты были лишены права публиковать програм­мы этой телестудии.

Вместе с тем закон допускает возможность "нарушения" обе­их групп запретов. В исключительных случаях соглашения (согла­сованные действия) хозяйствующих субъектов — и горизонталь­ные, и вертикальные могут быть признаны правомерными, если хозяйствующие субъекты докажут, что положительный эффект от их действий, в том числе в социально-экономической сфере, пре­высит негативные последствия для рассматриваемого товарного рынка. Однако прямо перечисленные запреты первой группы (ус­тановление цен, скидок и другие) нарушать нельзя ни при каких обстоятельствах.

Наконец, еще одна прямо закрепленная в законе группа про­явлений монополистической деятельности связана с запрещением объединениям коммерческих организаций (союзам или ассоциаци­ям), хозяйственным обществам и товариществам осуществлять ко­ординацию предпринимательской деятельности коммерческих ор­ганизаций, которая имеет либо может иметь своим результатом ограничение конкуренции. Нарушение указанных требований яв­ляется основанием для ликвидации в судебном порядке объедине­ния коммерческих организаций (союза или ассоциации), хозяйст­венного общества или товарищества, осуществляющего координа­цию предпринимательской деятельности, по иску федеральных антимонопольных органов.         

Число выявленных нарушений антимонопольного законода­тельства, относящихся ко второму виду монополистической дея­тельности, незначительно. В общей массе нарушений антимоно­польного законодательства они составили в 1994 г. 5%, а в 1995 и 1996 гг. — всего 2%. Статистические данные не должны, однако, вводить в заблуждение. Они, очевидно, далеки от реальности вви­ду высокой степени латентности этих правонарушений. Хозяйст­вующие субъекты по понятным причинам не афишируют свои анти­конкурентные соглашения, а разоблачение последних представля­ет значительные сложности.

Третий вид монополистической деятельности представ­лен актами и действиями федеральных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного само­управления, направленными на ограничение конкуренции (ст. 7 Федерального закона "О конкуренции и ограничении монополис­тической деятельности на товарных рынках"). Всем им запрещено принимать акты и (или) совершать действия, которые ограничива­ют самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискри­минирующие или, напротив, благоприятные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или дейст­вия имеют либо могут иметь своим результатом ограничение кон­куренции и (или) ущемление интересов хозяйствующих субъектов или граждан.

Здесь складывается все более тревожное положение. Испол­нительные органы государственной власти и органы местного само­управления не только не служат примером уважительного отно­шения к праву, законам, но и наметилась явная тенденция к их преобладанию среди правонарушителей. Сейчас уже они занима­ют стабильное второе место, и число приходящихся на них нару­шений антимонопольного законодательства из года в год заметно увеличивается. В 1994, 1995 и 1996 гг. оно составило соответствен­но 24, 27 и 30%.

Возрастающая опасность отмеченной тенденции подтвержда­ется также судебной статистикой об общем количестве проходя­щих через суды дел о признании недействительными норматив­ных и ненормативных актов, принятых государственными органа­ми. По данным Высшего Арбитражного Суда РФ, число споров о признании таких актов недействительными, рассмотренных в пер­вой половине 1997 г., возросло по сравнению с аналогичным перио­дом 1996 г. на 24,8%*.

* Вестник ВАС РФ, 1997, № 10. С. 53.

 

Причины монополистической деятельности органов власти различны. Корни одних уходят в годы советской власти, когда вме­шательство государства, его органов и должностных лиц в хозяй­ственную деятельность, по сути, ничем не ограничивалось. Кадры государственных и муниципальных служащих, ранее также вы­полнявшие управленческие функции, привносят в новые условия "пережитки прошлого". Другие причины — в нашей нынешней действительности: слабой подготовке кадров, их непрофессиона­лизме, незнании действующего законодательства, кризисе эконо­мики и благородном, но не всегда согласующемся с требованиями антимонопольного законодательства, стремлении помочь ей.

На первом месте среди нарушений антимонопольного законо­дательства органами государственной власти и органами местного самоуправления (около одной трети от общего числа выявленных) стоит создание необоснованных препятствий осуществлению дея­тельности хозяйствующих субъектов в определенной сфере. Чаще всего в таких актах и действиях просматривается противоправная поддержка местнических или ведомственных интересов в ущерб другим интересам. Так, главы отдельных субъектов Российской Федерации вводят обязательную сертификацию всех продоволь­ственных товаров, завозимых хозяйствующими субъектами из дру­гих регионов, освобождая от нее "свои" аналогичные товары.

Нередко монополистическая деятельность государственных органов исполнительной власти и органов местного самоуправле­ния выражается в необоснованном предоставлении ими отдель­ному хозяйствующему субъекту или нескольким хозяйствующим субъектам льгот, ставящих их в преимущественное положение по отношению к другим хозяйствующим субъектам, работающим на рынок того же товара. Эти правонарушения составляют около 20% всех зафиксированных нарушений антимонопольного законода­тельства органами власти. Как введение дискриминирующих ус­ловий для отдельных хозяйствующих субъектов в зависимости от форм собственности, например, было расценено постановление мэра г. Архангельска, в соответствии с которым местным налогом на перепродажу автомобилей облагались все предприятия, за исключением государственных и потребительской кооперации. Правительство Республики Саха (Якутия) предоставило акцио­нерной судоходной компании "Ленское объединенное речное па­роходство" право на приоритетное заключение гражданско-пра­вовых договоров по завозу в республику нефти и каменного угля, поставив компанию в преимущественное положение по отноше­нию к другим хозяйствующим субъектам — перевозчикам гру­зов.

Не изжита и порочная практика, утвердившаяся еще в годы советской власти, устанавливать запреты на продажу (покупку, обмен, приобретение) товаров из одного региона Российской Феде­рации (республики, края, области, района, города, района в городе) в другой или иным образом ограничивать права хозяйствующих субъектов на продажу (приобретение, покупку, обмен) товаров. Анализ работы федеральных антимонопольных органов свидетель­ствует, что при общем антиконкурентном характере подобных за­претов изменилась их направленность. Если до недавнего времени ограничения и запреты в условиях имевшегося дефицита товаров вводились, как правило, на их вывоз, то теперь, напротив, они устанавливаются на ввоз, чтобы этим защитить "своих" хозяйст­вующих субъектов от конкуренции со стороны "чужих" предпри­нимателей.

Угрожают развитию предпринимательства и конкуренции на товарных рынках противоправные акты и действия государствен­ных органов и органов местного самоуправления, направленные на введение ограничений на создание или препятствующие созданию новых хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере деятельнос­ти, а также устанавливающие запреты на осуществление отдель­ных видов деятельности или производство отдельных видов това­ров.

Особое внимание следует обратить на то, что государствен­ные органы исполнительной власти и органы местного самоуп­равления не вправе вмешиваться в договорные гражданско-пра­вовые отношения предпринимателей, где как раз формируется и поддерживается свободная конкурентная среда. Они не могут давать хозяйствующим субъектам указания о первоочередной поставке товаров (выполнении работ, оказании услуг) определен­ному кругу покупателей (заказчиков) или о приоритетном заклю­чении договоров без учета установленных законодательными или иными нормативными актами Российской Федерации приорите­тов. Такие акции закон расценивает как монополистическую де­ятельность.

К противоправным проявлениям монополистической деятель­ности относятся и совмещение функций федеральных органов ис­полнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления с функ­циями хозяйствующих субъектов, а также наделение хозяйствую­щих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного надзора, за исключением случаев, предусмотренных законодательными акта­ми Российской Федерации. Совмещение функций органов испол­нительной власти и функций хозяйствующих субъектов, ведущее к сращиванию государственно-властных и предпринимательских структур, подрывает свободу конкуренции. С хозяйствующим субъ­ектом, облеченным государственно-властными полномочиями (как и полномочиями органа местного самоуправления), невозможно состязаться на равных предпринимателям, такими полномочиями не наделенным.

Так, администрация Кировской области своим односторонним распоряжением создала государственное унитарное предприятие "Кировфармация", в состав которого включила ранее самостоя­тельные аптечную базу, контрольно-аптечную лабораторию, все аптеки г, Кирова и области, магазины "Оптика", фармацевтичес­кую фабрику. Предприятие было наделено функциями государст­венного управления, контроля и надзора за деятельностью аптеч­ных учреждений и предприятий вне зависимости от ведомствен­ной подчиненности и форм собственности. Кировское территори­альное антимонопольное управление, констатировав нарушение антимонопольного законодательства, выдало предписание об отме­не распоряжения и ликвидации незаконно созданной структуры. Спор рассматривался арбитражным судом, который подтвердил законность предписания. "Кировфармация" была реорганизована путем разделения на самостоятельные хозяйствующие субъекты с правами юридического лица. Как следствие, увеличился товаро­оборот, расширился ассортимент лекарственных средств.

Четвертый вид монополистической деятельности — со­глашения (согласованные действия) федеральных органов испол­нительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, ко­торые имеют либо могут иметь своим результатом ограниче­ние конкуренции и (или) ущемление интересов хозяйствующих субъектов или граждан: такие соглашения запрещаются и в уста­новленном порядке признаются недействительными полностью или частично (ст. 8 Федерального закона "О конкуренции и ограниче­нии монополистической деятельности на товарных рынках"). Эти противоправные акции возможны в двух вариантах.

Первый— соглашения (согласованные действия) федераль­ного органа исполнительной власти, органа исполнительной влас­ти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуп­равления с другим федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации и органом местного самоуправления.

Второй вариант — соглашения (согласованные действия) пере­численных органов с хозяйствующим субъектом (хозяйствующими субъектами).

В обоих вариантах конкретное содержание монополистичес­кой деятельности законодательством исчерпывающе не раскрыва­ется. Соглашения (согласованные действия) могут быть, в частнос­ти, направлены на повышение, снижение или поддержание цен (тарифов); раздел рынка по территориальному принципу, по объе­му продаж или закупок, по ассортименту реализуемых товаров либо по кругу продавцов или покупателей (заказчиков); ограниче­ние доступа на рынок или устранение с него хозяйствующих субъ­ектов.

Пятый вид монополистической деятельности прост по фактическому составу, но очень опасен не только для проводимых экономических реформ, формируемых рыночных отношений и кон­куренции, но и для новой российской государственности. Он, со­гласно ст. 9 Федерального закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", состоит в участии должностных лиц федеральных органов исполнитель­ной власти, органов исполнительной власти субъектов Россий­ской Федерации и органов местного самоуправления в предприни­мательской деятельности. Этим должностным лицам запреща­ется заниматься самостоятельной предпринимательской деятель­ностью; иметь в собственности предприятия; самостоятельно или через представителя голосовать посредством принадлежащих им акций, вкладов, паев, долей при принятии решений, общим собра­нием хозяйственного товарищества и общества; занимать долж­ности в органах управления хозяйствующего субъекта.

Сходные запреты установлены также другими законодатель­ными актами Российской Федерации и ее субъектов: ст. 9 Положе­ния о федеральной государственной службе, утвержденного Ука­зом Президента РФ от 22 декабря 1993 г. № 2267*; ст. 10 Положе­ния о государственной службе Республики Коми, утвержденного Президиумом Верховного Совета и Советом Министров Республи­ки Коми 15 февраля 1994 г.**; ст. 13 Закона "О государственной службе в Кировской области", принятого областной Думой 16 ян­варя 1997 г. Центральное место среди них занимает Федеральный закон "Об основах государственной службы Российской Федера­ции", принятый Государственной Думой РФ 5 июля 1995 г.*** Его ст. 11 содержит большой перечень ограничений, связанных с госу­дарственной службой. В их числе — запреты заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, состоять членом органа управления коммерческой организации.

* Российская газета. 1993. 24 дек.

** Ведомости нормативных актов органов государственной власти Респуб­лики Коми, 1995, № 6, ст. 255.

*** Российская газета. 1995. 3 авг.

 

Несмотря на обилие запретов, которые начали вноситься в законодательство начиная с 1991 г., до сих пор фиксируется нема­ло фактов их игнорирования. И предпринимателям, и государст­венным и муниципальным служащим необходимо осознать всю пагубность этой монополистической деятельности для них самих и для исторических судеб России. Опасность участия должностных лиц исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления в предпринимательстве очевидна. Ис­пользование должностного положения и связанных с ним преиму­ществ открывает им неограниченные возможности для монополис­тической деятельности, противоправного обогащения за счет по­давления своих конкурентов.

Вместе с тем занятие предпринимательством отвлекает долж­ностных лиц от выполнения их прямых служебных обязанностей, вследствие чего государство и местное самоуправление не в пол­ной мере реализуют присущие им функции, что ослабляет управ­ление экономическими, социальными и духовными процессами в обществе. Хуже того, сочетание в одном лице государственного (муниципального) служащего и предпринимателя, равно как (о чем только что говорилось выше) сращивание функций органов власти и хозяйствующих субъектов, когда в одном лице выступают власт­ный орган и хозяйствующий субъект, деформируют российскую государственность, создают угрозу национальной безопасности. Такое сочетание создает благоприятную почву для распростране­ния коррупции, организованной преступности, внутреннего загни­вания и разложения управленческого аппарата. Невольно возни­кает аналогия с недавним прошлым, когда смешение функций пра­вящей коммунистической партии и советского государства, сра­щивание их аппаратов привело к гибели обслуживаемого ими об­щественно-политического строя. Только при поверхностном взгля­де может показаться, что речь идет о разных вещах и что сравне­ние неуместно. Налицо действие объективной закономерности о недопустимости объединения генетически чуждых явлений и ин­ститутов, в результате чего возникает нежизнеспособный симби­оз — мутант. Взятые порознь предпринимательство и его субъек­ты, с одной стороны, и органы власти и их должностные лица — с другой, полезны и крайне необходимы для общества. Интегриро­ванные же в одно целое, они неизбежно саморазрушаются, нанося продуктами своего распада огромный и часто невосполнимый ущерб обществу, которым они порождены и которому обязаны служить.

 

К содержанию книги:   Предпринимательское право - правовая основа предпринимательской деятельности

 

Смотрите также:

 

 

  Предпринимательство. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ ПРАВО

Предпринимательское право - наука и отрасль в современных условиях
становления рыночной экономики выдвигается в число самостоятельных ...
bibliotekar.ru/kodex-7/index.htm

 

  предпринимательское права. Предпринимательское ...

Предпринимательское (хозяйственное) право - юридическая дисциплина,
предусмотренная для изучения типовым учебным планом Министерства ...
bibliotekar.ru/kodex-7/3.htm

 

  Предпринимательское право: понятие и субъекты

1994. Предпринимательское право. Под редакцией Н.И. Клейн., М.
Юридическая литература, 1993. Гражданское и торговое право
bibliotekar.ru/kodex-7/51.htm

Курс предпринимательства

 

Организация предпринимательской деятельности

 

Управление персоналом