Вся Библиотека >>>

Русская история и культура

Война с Японией: Порт-Артур >>>

 

 Русская история. Войны Российской Империи

Порт-АртурПорт-Артур

Русско-японская война


Разделы: Русская история и культура

Рефераты по истории

 

Бой на Волчьих Горах

 

 

            С утра японцы атаковали Волчьи Горы и быстро заняли их. Наша батарея пробовала стрелять, но гаолян, превышавший человеческий рост, скрывал продвижение японской пехоты. Штабс-капитан Швиндт верхом отправился узнать, в чем дело. Присланный им ординарец передал мне приказание снять орудия с позиций и следовать к нему. Скатили орудия с позиций, взяли в передки и я командую: «Номера садись, батарея рысью ма-арш», хотя в строю было только два орудия (одно было подбито в предыдущем бою, на другом был испорчен угломер). Вижу моего батарейного командира, стоящего на возвышенности и подающего мне сигнал обнаженной шашкой: «Усилить аллюр». «Галопом» командую Я. Прискакали к командиру. «С передков», — командует штабс-капитан Швиндт. «По наступающим японцам прицел 40» (дистанция менее двух верст). Японцы приближались. Их артиллерия обнаружила нас и засыпала снарядами наши два орудия, стоящие на открытой позиции. За убылью орудийной прислуги положение наше становилось критическим.

Штабс-капитан Швиндт дает сигнал: «Подать передки». Подскакали передки и лихо взяли «налево кругом», но ездовые не сумели сдержать разгоряченных лошадей и сделать остановку для надевания орудий на передки. Наши передки ускакали прочь без орудий. «Вынуть замки из орудий» — приказал Швиндт. Вдруг в этот момент на помощь нам подбегает со своей охотничьей командой поручик Бурневич и на руках с криком «ура» откатывает наши орудия к передкам. Наши раненые также были унесены. Убитые остались на поле сражения. Видевшие, в каком отчаянном {347} положении мы находились, донесли генералу Стесселю, что 2-ая нештатная батарея захвачена японцами. Впоследствии поручик Бурневич за спасение орудий был награжден Георгием 4-й степени.

            После боя на Волчьих Горах нам был дан пятидневный отдых, а затем батарея была назначена на Кумирненский редут. Редут был сооружен по всем правилам эпохи гладкостенной артиллерии. Штабс-капитан Швиндт категорически заявил, что мы поставим наши орудия вне редута на закрытой позиции.

            29 июля я получил самостоятельную боевую задачу. Я был послан с двумя орудиями на гору Сиротку, согласно приказанию начальника Северного фронта крепости полк. Семенова. В его телефонограмме, между прочим, говорилось: «Прошу поставить прикрытие так, чтобы оба орудия были безопасны. Для намечения цели и позиции, заранее послать офицера на верхушку горы Сиротки, а затем уже этому офицеру встретить полубатарею, чтобы она зря не находилась вблизи неприятеля. По окончании обстреливания немедленно вернуться обратно». В этом приказании обращает на себя внимание отсутствие сведений о противнике и излишняя опека над исполнением. Я полагал, что противник находится верстах в двух от горы Сиротки, а оказалось, что они были в 250 саженях. Гора Сиротка была лучшим наблюдательным пунктом перед всем Северным и Западным фронтом, «окном крепости», по выражению ген. Стесселя, и с нее производились самые точные наблюдения над противником. Она была занята охотничьей командой подпор. Наседкина.

Японцы неоднократно пытались занять ее и держали ее под сильным огнем. Заметив усилившееся движение неприятеля, подпор. Наседкин просил о присылке взвода артиллерии. На следующий день была моя вылазка, очевидцем ее был командир артиллерийской бригады полк. Ирман, который как раз во время моей стрельбы прибыл на гору Сиротку (он всегда ходил в опасные места). Впоследствии я испытал радость представления за это дело к высокой награде и горечь отказа Георгиевской Думы...

            В начале сентября японцы овладели Кумирненскими {348} редутами и, заняв полотно железной дороги, проходившей между редутами и укреплением № 3, приблизились к укреплению на 600-700 шагов. По Порт-артурским понятиям — расстояние не слишком близкое. С укрепления № 3 можно было наблюдать за неудачной японской сентябрьской атакой на Высокую Гору. Удержанию Высокой Горы, как известно, не мало способствовал лейтенант флота Подгурский. Он в ночь на 10-е сентября подполз к блиндажу в окопе, уже занятом японцами, и бросил пироксилиновые шашки. От взрыва шашек взорвались сложенные в блиндаже японские ручные гранаты и японцы бежали.

            С 18-го сентября японцы начали обстреливать Порт-Артур 11 -дюймовыми бомбами. Форт № 3 и укрепление № 3 были первыми, подвергшимися бомбардировке этими тяжелыми снарядами. Вскоре японцы открыли огонь по городу и стреляли также 11-дюймовыми снарядами.

            В конце сентябре я заболел тифом и принужден был оставить укрепление № 3. Я был помещен в госпиталь «Монголия». Однажды, лежа в полузабытье, я вижу, входит в мою каюту священник и, ничего не говоря, дает мне крест. Я приложился и с того момента почувствовал себя много лучше. К началу ноября я выздоровел.

            Японцы, зная, что единственным источником пополнения убыли в гарнизоне являются наши госпиталя, т. к. выздоравливающие возвращались в строй, обстреливали госпиталя. Генерал Стессель послал генералу Ноги письмо, прося его прекратить огонь по нашим госпиталям. Он ответил: «Ваше храброе сопротивление столь продолжительно, что наши орудия износились и не позволяют точной стрельбы».

            Позволяю себе привести здесь две-три записи в журнал военных действий моего бывшего батарейного командира штабс-капитана Швиндта: «13 ноября штурм на укрепление № 3. В час дня показались японцы, влезавшие на бруствер. Только что мы успели сделать по ним первый выстрел, как японцы поспешнее, чем взбирались наверх, сбегают вниз, преследуемые нашими стрелками. Некоторые молодцы, стоя во весь рост на валу, стреляли {349} по бегущим японцам. Такая же картина вскоре повторилась еще раз».

            Ночью 13-го ноября японцы атаковали Курганную батарею отрядом «белых помочей» генерала Накамура (японцы были крестообразно обвязаны белыми шарфами, чтобы в темноте различать друг друга). Вот приказ генерала Накамура: «Наша задача разрезать крепость на две части. Атака будет произведена штыками. Как бы ни был силен огонь русских, мы не должны отвечать ни единым выстрелом, пока не закрепимся. Никто не должен рассчитывать вернуться живым. Если я паду, полковник Ватанабе примет командование».

            Атака японцев застала малочисленный гарнизон Курганной батареи врасплох. Находившийся вблизи батареи с полуротой моряков лейтенант флота Мисников, не ожидая приказаний, по собственной инициативе, кинулся в штыки на японцев. Затем подоспели роты резерва и окончательно прогнали японцев. Штабс-капитан Швиндт записал в журнале военных действий: «После ночного штурма на скате Курганной батареи трупов японцев, что мух на бумаге с клеем».

            Взорвав и заняв форты № 2 и 3 и укрепление № 3, японцы прорвали линию обороны на Восточном фронте. Вот запись штабс-капитана Швиндта в журнал военных действий 2-й нештатной батареи от 18 декабря: «В 9 часов утра большой взрыв на укреплении № 3, за которым последовал адский огонь по всему правому флангу. Через несколько минут в бреши показалась лестница и японцы по одному лезут вверх. Батарея, за неимением снарядов, стреляла по ним редчайшим огнем».

 

К содержанию книги:  Русско-японская война. Порт-Артур       Следующая глава >>>

 

Смотрите также:

 

Русско-японская война

РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА (1904-1905 гг.). Цусима. Порт-Артур. Мукден

Порт-Артур. Русско-японская война. Русская эскадра заняла Порт-Артур

Цусима (Tsushima) Русско-японская война. Адмирал Рожественский ...

Награды за русско-японскую войну

Порт-Артур