Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

РАЗВИТИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЕЕ ЗОЛОТОЙ ВЕК

 

 

Литература римская развивалась также под влиянием греков. Однако еще до знакомства с греками у римлян встречаются начатки оригинальной латинской поэзии и прозы. На последнюю указывает существование римских государственных летописей, или анналов, куда вносились ежегодно краткие заметки о важнейших политических событиях и замечательных явлениях природы. Они велись жрецами понтифекса-ми (Annales pontificum). Эти летописи не дошли до нас, но ими пользовались римские историки. Начатками собственно латинской поэзии представляются хвалебные песни в честь предков, которые в древнейшую эпоху пелись на торжественных обедах всеми участниками по очереди и в сопровождении флейты.

Упоминаются, кроме того, священные, или религиозные, песни (например, жрецов-салиев и арвальских братьев). Существовали также в Древнем Риме и народные песни веселого или остроумного содержания: иногда такие песни сопровождались соответствующими телодвижениями и сценическими представлениями (так называемые мимы и ателланы). Безыскусственный размер этих народных песен с их грубым необработанным языком сделался известен под названием сатурнова стиха.

Влияние греков на развитие римской литературы обнаружилось вскоре после завоевания Южной Иташи. Старейшие писатели, познакомившие римлян с произведениями греческой поэзии и начавшие литературную обработку латинского языка, были: Ливии Андроник и Энний, по происхождению греки.

Ливии Андроник — родом из Тарента, жил в III в. до н. э. Взятый в плен, он попал в рабство, был потом отпущен своим господином на волю и занимался в Риме обучением греческому языку. Он перевел на латинский язык «Одиссею», сочинял также трагедии и комедии по греческим образцам. Современник его, Невий, написал поэму о Первой Пунической войне, в которой сам участвовал. Но за свои комедии, в которых по примеру Аристофана пытался осмеивать недостатки знатных и сильных людей, Невий подвергся преследованию оптиматов, был заключен в тюрьму, а потом изгнан из Рима. Третий поэт, Энный, родом также из Южной Италии, напротив, в своих драматических произведениях льстил римским аристократам— и пользовался их покровительством. Он участвовал во Второй Пунической войне и приобрел дружбу Сципиона Африканского. Энний, между прочим, переложил на стихи римские «Анналы» — летописные рассказы из древней Римской истории.

Из писателей собственно римских в этот первый период подражания греческим образцам особенно замечательны Плавт и Герениий прославившиеся своими комедиями.

Вообще из разных видов поэзии комедии и сатира с большим успехом были усвоены римлянами, потому что наиболее соответствовали национальному римскому характеру (при его склонности к юмору). На поприще трагедии, напротив, римляне не произвели ни одного замечательного писателя; драматическим диалогам (разговорам) они предпочитали кровавые представления в цирках и амфитеатрах, где упивались зрелищем действительной борьбы и страданий.

Шавт, современник Сципиона Африканского, хотя и подражал греческим комикам, но вносил столько простонародного итальянского остроумия и разных картин из итальянской жизни, что его комедии были наиболее любимы римским плебсом (известнейшие из них; «Хвастливый воин*, «Амфитрион», «Домашний клад». В последней он так искусно изобразил тип скряги, что Мольер подражал ему в своей знаменитой комедии «Скупой»). Теренций, живший во II веке до н. э., родом из Африки, напротив, обращал особое внимание в своих комедиях на изящество языка и ближе держался греческих образцов (особенно Менандра). Поэтому его комедии пользовались благоволением римской знати, которая тогда уже воспитывалась на греческом языке и греческой литературе; но простой народ остался к ним холоден. (Лучшие из них: «Андрия» и «Евнух».) Писатели этого подражательного периода во многом содействовали обработке литературного вкуса и языка и подготовили следующий за тем период классический, или так называемый зо.ютой век римской литературы.

Золотой век начинается Цицероном (106—43), который может смело называться творцом классической прозы. Слава Цицерона основана на его образцовых ораторских произведениях, в которых он умел соединить необыкновенное изящество стиля с живостью и энергией языка. Кроме своих многочисленных речей, он оставил еще несколько философских сочинений, имевших целью в легкой, доступной форме ознакомить римлян с греческой философией, сам он, впрочем, не принадлежал ни к какой определенной философской школе и рассуждал о философии только как искусный ритор, без глубокого убеждения в том или другом учении. Другой образец изящной латинской прозы оставил Юлии Цезарь в своих записках о Галльской войне (Commentarii de bello gallico) и о войне гражданской или междоусобной (de bello civili). Записки Цезаря отличаются удивительной простотой и ясностью изложения и обнаруживают в авторе тонкого наблюдателя. Рядом с Цезарем можно поставить еще одного замечательного исторического писателя -— Са.июстия Криспа; в своих сочинениях — «О заговоре Каталины» и «Югуртинская война» — он взял себе за образец греческого историка Фукидида и с рассказом о событиях соединял характеристики действующих лиц и эпохи. Но, ярко изображая упадок республиканских нравов Рима, сам он, как говорят современники, отличился притеснениями и грабительством в Нумидии, куда Цезарь назначил его наместником. Далее следует назвать знаменитого историка Тита Ливия, современника Октавиана Августа.

Он был родом из Патавии (Падуи), большую часть жизни провел в Риме и пользовался благосклонностью Августа, хотя и не скрывал своей приверженности к республиканской партии. Ливии написал пространную римскую историю от начала Рима до своего времени; но из 142 книг (собственно глав) этой истории до нас дошло только 35. Он предпринял свой труд для того, чтобы прославить деяния древних римлян в поучение их потомкам и показать, какими подвигами и при каких нравах Рим достиг владычества над миром. Сообразно этой патриотической цели, он не подвергал строгой критике источники, которыми пользовался для своего труда, и выбирал преимущественно те известия, которые наиболее соответствовали национальной гордости римлян. Его рассказы о первом периоде Рима поэтому сохранили характер народных героических сказаний. Слог его истории возвышенный, риторический, но вместе изящный и сильный.

К числу исторических писателей следует отнести Порция Катона и Теренцин Варрона. Порций Катон — знаменитый цензор, живший во II веке до н.э., написал несколько сочинений о земледелии и, кроме того, сочинение о древнейших государствах Италии и о начале Рима. Теренций Варрон, современник Цицерона, знаменит своей необыкновенной ученостью и литературной гогодовитостью: он написал многочисленные трактаты — исторические, философские, грамматические, юридические, сельскохозяйственные и прочие. Но до нас дошли только два его сочинения: <<О латинском языке» и «О сельском хозяйстве». Его ученые изыскания о римских древностях и римской истории важны потому, что ими пользовались последующие историки. Современником Цицерона был и Корнелий Нел от, написавший краткие биографии или жизнеописания великих государственных мужей и полководцев, взятые преимущественно из греческой истории. А во времена Августа жил еще замечательный историк Трог Помпеи, он пытался написать всеобщую историю по греческим источникам; сочинение его дошло до нас в сокращении, которое принадлежит Юс-тину, писателю II века от н. э.

Поэзия золотого века латинской литературы достигла высшего своего выражения в лице трех римских поэтов: Вергилия, Горация и Овидия.

Все трое были современниками Октавиана Августа. Вергилий Марон — родом из окрестностей Мантуи, находился под особым покровительством императора и Мецената. Он написал несколько идиллий (или эклог) о сельской жизни и прекрасную поучительную поэму о земледелии («Георгики»); но слава его преимущественно основывается на эпической поэме «Энеида», где рассказаны странствия Энея после разрушения Трои и его поселение в Лациуме: здесь Вергилий выводит род Августа по прямой линии от троянского героя. Эта поэма представляет собой подражание Гомерову эпосу, но по изяществу формы она является произведением вполне художественным и национальным. Гораций ФяшскЬыл сыном вольноотпущенника; во время второго триумвирата принадлежал к партии республиканцев и сражался в войске Брута при Филиппах. (В одном стихотворении, обращенном к другу, Гораций вспоминает этот день, когда он, кинув щит, бежал с поля битвы.) Впоследствии Гораций приобрел доверие и дружбу Мецената; сам Август заискивал в его стихотворных похвалах. Меценат подарил Горацию небольшое поместье, и здесь поэт, не любивший тревожной городской жизни, провел свои лучшие годы. Он писал мелкие лирические стихотворения и особенно знаменит своими остроумными, игривыми сатирами, в которых слегка подсмеивался над суетностью, корыстолюбием, расточительностью и другими недостатками современных ему римлян. Овидий Назон, принадлежавший к богатому сословию всадников, известен преимущественно своими эротическими стихотворениями, в которых воспевалась любовь; самое значительное из его произведений — это «Метаморфозы» или «Превращения», которые представляют ряд изящных мифологических рассказов о греко-римских богах и героях. Август за что-то прогневался на Овидия и сослал его в Томи, незначительный городок на северо-западном побережье Черного моря; здесь он и умер. Из других лирических поэтов того же века наиболее известны: Катул, Тибулл и Проперцип.

С расцветом литературы у римлян начала развиваться и книжная торговля. Прежде у каждого порядочного римлянина обыкновенно в числе домашних рабов были и такие, которые занимались переписыванием книг для библиотеки своего господина. Друг Цицерона, Помпоний Аттик, человек очень образованный и предприимчивый, первый завел у себя изготовление рукописей в большом количестве для продажи. Он имел много рабов, приученных к этому делу, так что мог делать книги довольно скоро и дешево. Тогда читатели нашли более удобным покупать книги, нежели изготовлять их домашними средствами. Успех Аттика вызвал подражателей, и вскоре издание книг сделалось особым промыслом, чему способствовало изобилие рабов; обыкновенно один раб диктовал разом целой сотне писцов, и каждая книга являлась в таком же числе списков. Из Рима эти списки распространялись по провинциям.  Поэт Марциал (живший во второй половине I века от н. э.) в одном стихотворении жалуется на свое безденежье и, таким образом, говорит о распространении своих сочинений: «Не один только городской досуг увеселяет себя моей музой. И в воинском стане, посреди дакийских инеев, суровый центурион читает мою книгу. Поет мои стихи и (далекая) Британия. Но какая от того польза для моего кошелька?»

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100