Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

ДАРИЙ. ГИСТАСП И ПЕРСИДСКАЯ МОНАРХИЯ

 

 

Дарий начал свое царствование усмирением покоренных народов, которые воспользовались смутным временем Лжесмердиза и восстали против персидского владычества. В числе их были и вавилоняне; Дарий долго и безуспешно осаждал Вавилон, наконец ему помогла преданность одного знатного перса, по имени Зопира: он сам изуродовал себя и перебежал к вавилонянам, как человек, слишком жестоко наказанный Дарием. Зопир предпринимал из Вавилона вылазки и, по условию с персидским царем, несколько раз побеждал персидские отряды. Вавилоняне, обманутые таким успехом, вверили ему охрану стен — тогда он отворил ворота персам и впустил их в город. В персидском Курдистане есть скала Бизутун, по бокам которой вырезаны рельефные фигуры, окруженные клинописью. Один из этих рельефов получил особую известность; он изображает Дария, пред которым стоит ряд связанных пленников. Клиновидная надпись называет этих пленников по именам, объясняет, что то были предводители восставших народов, и рассказывает о подвигах царя. Предводитель вавилонян тут называется Надита-бира, который ложно именовал себя Навуходоносором, сыном царя Набони-да. У ног Дария лежит труп низверженного врага: это мидийский маг Гаумата, принявший имя Смердиза.

Из военных предприятий Дария, кроме завоевания области реки Инд, замечателен еще поход его на скифов, живших к северу от Черного моря. По словам Геродота, он выступил с 700 000 воинов, перешел Фракийский Боспор по мосту, выстроенному из финикийских и греческих судов; потом по такому же мосту переправился через Дунай и вошел в страну скифов. Но скифские наездники, избегая решительного сражения, завлекли его в глубь своих степей, где персы начали страдать от голода и жажды. Дарий послал к скифскому царю сказать, чтобы он или вступил в битву, или прислал ему земли и воды в знак своей покорности. «Нам нет нужды сражаться,— отвечали скифы,— мы не оставляем за собой ни городов, ни сел, ни обработанных полей, но у нас есть могилы предков: попробуй оскорбить их — и ты узнаешь, как мы сражаемся, защищая их». Вместо земли и воды они прислали Дарию птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Один перс так истолковал значение этих подарков: «Персы, если вы не умеете летать, подобно птицам, прятаться в землю, подобно мышам, прыгать в болото, как лягушки, то вы не возвратитесь в отечество и все погибнете от наших стрел». Дарий с большими потерями отступил тою же дорогой обратно в Азию. Мост, построенный на Дунае, был поручен охране малоазийских греков. Один из греческих начальников, Мильтиад Афинский, предлагал товарищам уничтожить этот мост, оставить Дария в жертву скифам и тем помочь мало-азийским грекам освободиться от персидского ига. Но Гистий, тиран (правитель) города Милета, воспротивился этому совету; он напомнил другим начальникам, что сами они пользуются властью в своих городах только при помощи персов и что без этой помощи города греческие опять восстановят у себя республиканское правление. Мнение Гистия одержало верх, и персидское войско было спасено от гибели. Но впоследствии тот же Гистий первый подстрекал малоазийских греков к восстанию против Дария, и этим восстанием начались знаменитые греко-персидские войны.

Дарий Гистасп прославился не столько военными предприятиями, сколько своим умным правлением и устройством Персидской монархии, в состав которой входили почти все народы Передней Азии вместе с Египтом. При Дарий одним из потомков паря Давида, Зоровавелем, завершен новый Иерусалимский храм. Строительство его было возобновлено Киром, но остановлено Камбизом. Вообще же персидские цари покровительствовали иудеям и уважали их религию. Персидская монархия была разделена приблизительно на двадцать сатрапий. Начальники их, или сатрапы, главной обязанностью которых был сбор дани, при этом нередко грабили и угнетали народ для своего обогащения. За ними надзирали особые царские чиновники, которые назывались «очами и ушами государя*. В каждой провинции расположен был отряд войска для поддержания ее покорности. Начальники этих отрядов при первых царях не были подчинены сатрапам, которые имели только гражданскую власть, но впоследствии это правило не соблюдалось: сатрапы присвоили себе власть равно гражданскую и военную; отсюда возникали иногда их стремление к самостоятельности и мятежи. Сатрапы начали окружать себя пышностью и многочисленным двором, наподобие царского. Чтобы уменьшить грабительство сатрапов, Дарий определил для каждой провинции количество дани, отчасти деньгами, отчасти естественными продуктами. (Например, Египетская сатрапия платила 700 талантов серебром и столько же хлебом; Вавилония — 1000 талантов серебром и 500 молодых евнухов; Киликийская — давала 300 белых коней IT 500 талантов. Весь денежный доход государства простирался до двадцати миллионов наших серебряных рублей*.) Чтобы установить быстрое сообщение с провинциями,

По курсу конца прошлого века. от царской резиденции проведены были в разные стороны дороги, на которых размещены станции расстоянием друг от друга в один день пути; тут находились гонцы с конями, всегда готовые переносить приказания от царя к сатрапам и донесения от сатрапов к царю. Покоренные народы обыкновенно должны были выставлять вспомогательные отряды во время войны. А морскую силу персов составляли преимущественно финикийцы и малоазийскпе греки.

Сам царь представлял образец восточных государей — власть его была ничем не ограничена, и все подданные были в сущности его рабами. Впрочем, царя окружали всегда избранные мужи, знающие старые обычаи и указы, и царь советовался с ними почти о всех важных делах. Эти советники избирались преимущественно из магов или жрецов; вообще мидийские маги, благодаря сходству религии персов и мидян, умели сохранить почти все прежнее свое значение и при персидском владычестве.

Двор царский (носивший, так же как у турок, имя порты) отличался чрезвычайной пышностью и был недоступен для народа; он был наполнен многочисленными слугами, чиновниками, евнухами и телохранителями, так что во дворце ежедневно обедало до пятнадцати тысяч человек. Гвардия царя состояла из двух тысяч отборных всадников и такого же числа копьеносцев, кроме того, за ним следовал всегда десятитысячный отряд «бессмертных», который составлял ядро царской армии. Каждая провинция должна была доставлять к царскому столу лучшее, что имела. Например, пшеницу привозили с западных берегов Малой Азии, вино из Сирии, соль из Ливии — от храма Юпитера Амона, воду из реки Хоапс (приток Тигра), и воду эту в золотых сосудах возили за царем во время походов. Жены царские (гарем) набирались из красивейших девушек со всего государства. Местопребывание царя менялось по временам года: зимой он жил в знойном Вавилоне, весной в Сузах (на восток от Вавилона), а летом в прохладной Экбатане. Его двор, жены и гвардия всюду следовали за ним; переходы их из одного места в другое были разорительны для народа и походили на шествие неприятельской армии, потому что жители должны были бесплатно доставлять все припасы для их содержания.

В религии персов господствовал дуализм', они почитали двух главных богов — Ормузда и Аримана, которые находятся в постоянной вражде друг с другом. Ормузд (собственно Агурамазда) — бог светлый и добрый, окружен такими же светлыми гениями, амшаспаидами, а Ариман — существо злое и мрачное, ему повинуются злые духи, дэвы. Со временем Ормузд победит Аримана (то есть добро возьмет верх над злом), старый мир будет очишен огнем, и тогда настанет вечное царство добра. (Наибольшим же поклонением пользовался Митра, божество солнца.)

В противоположность индусам и египтянам, персы почти не воздвигали ни идолов, ни храмов; жрецы их всходили на высокие места, совершали там молитвы и приносили жертвы солнцу, луне и огню. Всеочищающий огонь служил для персов символом Ормузда, и потому отцы семейств старались постоянно поддерживать в своем жилище священный огонь. Вода, как элемент очищающий, также играла важную роль в их религии; поклонник Ормузда перед молитвой и перед обедом умывал себе руки, ноги и лиио. Если у египтян покойников окружали чрезвычайными почестями, то у персов, напротив, им почестей не воздавали: трупы считались предметами нечистыми, их относили в пустынные места И оставляли там на съедение хищных птиц и животных. Религиозные предания и учения персов были изложены в их священных книгах, собрание которых известно под названием Зенд-Авесты, от нее дошли до нас только отрывки. Зачинателем этой религия считается мудрец или пророк Зороастр. который по некоторым преданиям жил за семь или за шесть веков до н. э. Соприкосновение с другими народами не могло оставаться без влияния на религию персов; так от вавилонян перешло к ним почитание Анаиты, Но вообше персы долго сохраняли религию Зороастра и после падения своего государства, только в средние века она уступила свое место исламу. (В настоящее время существуют в северо-западном

Индостане небольшие секты подобных огнепоклонников, под именем napcos или гебров.)

Древние персы первоначально отличались мужеством и простотою нравов, сыновей своих они учили главным образом трем предметам: ездить верхе-:: стрелять из лука и говорить правду. Воспитание молодых персов было очень. суровым, пищею им служили только хлеб и овощи. Охота, борьба друг с другом и беспрерывные переходы по скалистым горам и глубоким долинам Перси! ды превосходно развивали их энергию и телесную силу. Поэтому во времена Кира армия персов не встречала себе в Азии достойных соперников. Из всех дней в году персы наиболее почитали день своего рождения. Они очень люб;:-ли вино и за чащей советовались о делах. Наутро, однако, обсуждали их снова, с трезвой головой, и если находили вчерашнее решение хорошим, исполняла его, в противном случае отменяли. Особенно не любили они долгов, на том осне-вании, что кто имеет долги, тот непременно должен лгать. Но, покорив мидя и вавилонян, персы переняли у них многие обычаи, роскошь в одежде и i образе жизни и привыкли к обманам.

Могущество Персидской монархии было не прочно: она образовалась из многх разнообразных народов, которые с трудом переносили чужеземное иго и восстава."-. при всяком удобном случае, особенно египтяне, вавилоняне и малоазийск:^ греки; могущественные сатрапы также стремились к самостоятельности. К том; же при персидском дворе после Дария умножились интриги и взаимная нена висть главных царских жен: каждая из них старалась упрочить престол за свои сыном — отсюда происходили тайные убийства и междоусобия, и редкий гост* дарь вступал на престол, не истребив своих родственников.

Вследствие внутренних смут огромное Персидское государство скоро при шло в упадок. Слабость его вполне обнаружилась во время войн с греками. После смерти Дария Гистаспа (486) сын его Ксеркс предпринял поход

Наиболее известным памятником древних персов служат развалины Персе-поля, главного города Персиды, где цари их вступали на престол и погребались. Здесь сохранились остатки дворца и царские гробницы, высеченные в скалах. Дворец построен из мрамора и находится на возвышении, спускающемся тремя террасами; к этим террасам ведут широкие мраморные лестницы. Входы украшены величественными колоннадами и рельефными изображениями крылатых быков с человеческой головой; такая голова обыкновенно снабжена длинной бородой в завитках и покрыта тиарой, или шапкой, имеющей форму зубчатой башни. Колонны персидские отличаются от египетских менее массивными формами, иногда они украшены наверху конскими головами. Скульптуру персы заимствовали у ассирийцев, но зодчество у них развилось более самостоятельное.

Главные источники персидской истории: во-первых, греческие писатели Геродот, который сам путешествовал по Азии, Ктезий, бывший придворным врачом Артаксеркса II, Ксенофонт и Диодбр Сицилийский. Во-вторых, книги Ветхого Завета, особенно книги Есфири, Ездры, Неемии и некоторых пророков. У древних персов был обычай записывать замечательные происшествия, и для того существовали особые писцы, но эти летописи не дошли до нас; ими отчасти пользовался Ктезий в своем сочинении о Персии. Непосредственно от древней персидской письменности дошли до нас некоторые клиновидные надписи на памятниках и отрывки из Зенд-Авесты. Эти отрывки впервые были переведены в прошлом столетии французским ученым Анкетиль Дюперроном. Чтобы изучить древний зендскпй язык, Анкетиль Дюперрон совершил героический подвиг: он простым солдатом поступил на службу в английскую Ост-Индскую компанию и после долгих трудов и лишений познакомился с зендским языком при помощи огнепоклонников гебров, у которых сохранились некоторые священные книги древних персов.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100