Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

ОПТИМАТЫ И ПРОЛЕТАРИИ. БРАТЬЯ ГРАКХИ

 

 

В это время в Риме начались уже гибельные несогласия и вражда разных партий. Хотя различие между патрициями И плебеями уничтожилось и все граждане римские имели равные права, но в действительности это равенство существовало недолго. Беспрестанные воины разоряли и уменьшали зажиточные классы римских граждан, из которых составлялись легионы; так что мало-помалу в Риме осталось только два класса, богачей и бедняков.

С одной стороны, богатые и знатные фамилии (оптиматы) разбогатели еще больше, чем прежде, потому что захватывали общественные земли, скупали за бесценок участки разорившихся семейств и составляли себе таким образом огромные поместья (Iatifundia). Они забирали в свои руки все высшие государственные должности (консулов, цензоров, преторов, квесторов, проконсулов, пропреторов и прочие). Вследствие упадка честности и распространения взяток должности эти сделались очень доходными. Самыми доходными были места проконсулов и пропреторов — наместников провинций. Оптиматы, особенно впавшие в долги, старались обыкновенно отправиться проконсулами в Испанию, Сицилию, Азию или Африку, притеснениями вымогали у жителей деньги и по истечении срока службы возвращались с большими капиталами. Обиженные жители тщетно искали правосудия у римского сената, в котором заседали родственники и друзья грабителей.

С другой стороны, класс бедняков, или пролетариев, постепенно увеличивался, потому что по бедности своей они не обязаны были служить в легионах, и, следовательно, войны не уменьшали их числа, к ним присоединились обедневшие граждане и вольноотпущенные рабы. Прежде пролетарии, по крайней мере, нанимались обрабатывать землю у богатых людей — теперь богачи все делали при помощи своих многочисленных рабов, и притом превращали свои поля по большей части или в пастбища, или в загородные дачи, окруженные садами и парками (виллы). От этого земледелие в Ммшмт пришло в упадок, и хлеб привозился в Рим на кораблях из отдаленных провинций. Ремесла также представляли мало выгоды для бедных граждан, потому что богатые старались среди своих рабов иметь разных ремесленников.

Тщетно некоторые благородные граждане пытались улучшить положение пролетариев. Таковыми были и два брата из значительной плебейской фамилии Гракхов, Тиберий и Гай. Они рано лишились отца (Семпрония), но получили тщательное воспитание, благодаря попечениям своей матери, умной, образованной Корнелии, дочери знаменитого Сципиона Африканского. Брак Семпрония Гракха с Корнелией славился в Риме своим счастьем и детородием: они имели двенадцать детей. По характерам братья различались: старший, Тиберий, был кротким и мягким, с приятной речью; а младший, Гай, — беспокойным и говорил с жаром и силой. Тиберий прославился в Нумантинской войне.

Плутарх рассказывает, что, отправляясь квестором в Испанию и проезжая по Этрурии, Тиберий Гракх был поражен пустынностью страны и множеством закованных в цепи рабов, которые обрабатывали поля и пасли стада богачей оптиматов. Гракх пришел к убеждению, что необходимо ограничить число крупных поместий и увеличить число мелких землевладельцев или свободного крестьянства, которое составляло главную силу Древнего Рима. С этой целью по возвращении в Рим он стал соискателем на выборах в трибуны и, как только был избран, предложил возобновить забытые аграрные законы Лициния с некоторыми изменениями. Именно: владельцы, занявшие общественные земли, могут удержать за собой из них 500 югеров и, кроме того, на каждого из сыновей 250 югеров (в общей сложности, однако, не более 1000 югеров); остальные земли возвратить в казну, их же необходимо разделить на участки и раздать бедным гражданам. Аристократы были в возмущении от этого посягательства на земли, которые они привыкли уже считать своей собственностью, потому что владели ими с давних пор, продавшш их, покупали и затрачивали капиталы на их обработку. Они склонили на свою сторону одного из трибунов, Марка Октавия, и тот ставил свое veto каждый раз, когда дело доходило до подачи голосов по поводу нового закона. Чтобы уничтожить это препятствие, Тиберий Гракх призвал народ отнять у Марка Октавия должность трибуна (чем нанес удар званию трибуна, который почитался липом неприкосновенным и несменяемым до окончания своего срока). Тогда новый закон был принят, и для исполнения его назначена комиссия из трех членов (самого Тиберия Гракха, брата его Гая и тестя Аппия Клавдия). Чтобы спасти себя от мести оптиматов, Тиберий стал соискателем на трибунскую должность и на следующий год. Выборы были шумные; Тиберий указал народу на сною голову, давая понять, что она в опасности. Враги его истолковали этот знак как требование царской короны. Сенат в тот день заседал в храме богини верности — Весты, по соседству с местом народного собрания. От консула Сцеволы потребовали, чтобы он приказал схватить мятежника, но Сцевола был сторонник Гракхова закона и отказался прибегнуть к какому-либо насилию. Тогда один из старших сенаторов, Сципион Назика, пригласил товарищей вооружиться и следовать за ним в народное собрание. Чернь почтительно расступилась перед ними и оставила Гракха без защиты. Он был убит; вместе с ним погибло в этот день 300 его приверженцев (133).

Судьба Тиберия Гракха не остановила его младшего брата Гая, еще более смелого и даровитого. Спустя десять лет Гай, избранный в трибуны, возобновил требование измененить аграрный закон, к которому присоединил еще несколько предложений в пользу бедных граждан. Сенат подкупил одного из трибунов, Друза, который на каждый закон, предложенный Гаем, отвечал проектом еще более лестным для народа и таким образом подрывал предложения Гая Гракха. Например, по аграрному закону Гракха земельные участки должны быть розданы пролетариям в наследственную аренду за умеренный оброк, а Друз говорил, что надобно раздать их в полную собственность и без всякого оброка. Гай Гракх предложил основать колонии из бедных граждан в провинциях за пределами Италии, а Друз обещал, что им будут отведены места в самой Италии. Разумеется, эти обещания но были исполнены и давались с целью только выиграть время. Такая уловка подействовала на чернь. Гай Гракх не был избран в трибуны. Воспользовавшись возникшим однажды волнением в народном собрании, сенат объявил Гая Гракха виновным в мятеже. Партия последнего вооружилась и удалилась с ним на Авентинскую гору. Произошла кровопролитная схватка. Демократическая партия была побеждена; Гай Гракх бежал за Тибр в рощу Фурины, и там найден был его обезглавленный труп. (Консул заранее объявил, что тот, кто принесет голову Гая, получит столько золота, сколько весит голова.) Во время этого междоусобия погибло до трех тысяч человек из партии Гракхов (121). Мать Гракхов после их гибели в горе удалилась в свою виллу. Когда друзья сетовали на то, что она лишилась всех своих двенадцати детей, Корнелия отвечала: «Я никогда не назову себя несчастной; я родила Гракхов!

После Гая Гракха остался принятым один закон, которым, как он считал, можно помочь беднякам, но в действительности этот закон оказался вреден для государства. Именно Гай настоял на том, чтобы бедным гражданам раздавали хлеб по самой ничтожной цене из государственных магазинов (lex frumentaria). А вскоре им начали раздавать хлеб уже совсем бесплатно. Вследствие того Рим наполнился голодной толпой пролетариев, которые, получая даровой Хяеб, пренебрегали работой, и эта праздная беспокойная толпа сделалась очень опасна для спокойствия республики. Другой закон Гая Гракха о назначении судей из богатого сословия всадников, а не из сенаторов, как было прежде, имел также важные последствия; он ослаблял значение сенаторства и породил раздоры между родовой и денежной аристократией.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100