Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

НАРОДНЫЕ ТРИБУНЫ И ДЕЦЕМВИРЫ

 

 

Частые войны с соседями были очень разорительны для плебеев, которые платили подати и за свой счет справляли военную службу; между тем поля их по причине походов часто оставались невозделанными. Оттого многие плебеи совершенно обеднели и пошипи в долги к патрициям. Пока продолжалась опасность со стороны Тарквиния, патриции старались сохранить согласие с плебейским сословием. Но когда Тарквиний умер, они изменили свою политику и перестали соблюдать те постановления, которые были изданы в пользу плебеев. Отсюда начинается знаменитая и долгая борьба плебеев с патрициями, окончившаяся уравнением их прав.

Патриции с особой суровостью пользовались законами о долгах, обращая несостоятельных должников в рабство или подвергая их истязаниям. Плебеи роптали. Наконец, выведенные из терпения, они отказались идти в поход против неприятелей-вольсков— сенат согласился приостановить действие долговых обязательств. Но по окончании войны— снова предал им прежнюю силу. Тогда плебеи оставили Рим и ушли со своими семействами на один из соседних холмов, названный Священной горой, где расположились лагерем и хотели основать собственный город (494). Испуганные патриции решились на уступки и вошли в переговоры с плебеями. (Предание гласит, что посланный от патрициев Менений Агриппа рассказал плебеям притчу о членах человеческого тела, возмутившихся против желудка.) После многих убеждений плебеи согласились возвратиться в Рим, но с условием, чтобы им облегчили долги и чтобы они из своей среды могли выбирать ежегодно двух народных трибунов. Эти трибуны своим вмешательством (intercessio) могли останавливать решение любого сановника против плебея. Особа их считалась неприкосновенной, и двери их дома никогда не запирались, чтобы каждый плебей мог требовать у них помощи и защиты. (Впоследствии число трибунов увеличилось до десяти.)

Учреждение народных трибунов было не по нраву многим патрициям. Так, сенатор Марций Кориолан (прознанный так за взятие города Кориолы) советовал воспользоваться наступившим голодным временем и не продавать плебеям дешевого хлеба из государственных магазинов, если они не откажутся от трибунов. Но трибуны вызвали Кориолана на народный суд. Гордый патриций не явился— и был осужден на изгнание. Озлобленный этим, он ушел к соседнему племени вольсков и привел их на Рим. Послы от сената просили его о мире, но тщетно, тогда собрались римские матроны (знатные женщины) вместе с Кори-олановой матерью и женой, которая несла на руках своих детей, и отправились в его стан, умоляя пощадить отечество. Кориолан не устоял против слез матери и жены и отступил от города.

Дело Марция Кориолана, окончившееся в пользу плебеев, показало им силу нового учреждения— трибуната и ободрило их в стремлении к равноправию с патрициями. Вместе с новыми завоеваниями римлян увеличивались их общественные земли, или ager publicus (обыкновенно они отбирали у покоренных жителей третью часть земли). Но пользование ими (арендование) патриции исключительно присваивали себе. Поэтому плебеи начали требовать аграрных или полевых законов, по которым им было бы предоставлено участие в пользовании общественными полями. Патриции всеми силами противились этому требованию: безраздельное пользование общественными полями служило главным источником их благосостояния. Однако в их среде иногда являлись здравомыслящие люди, принимавшие сторону плебеев, но слишком настойчивые поборники аграрных законов обыкновенно подвергались жестокому мщению со стороны патрициев.

Консул Спурий Кассий первый предложил раздать плебеям в собственность часть общественных полей. Опасаясь народного волнении, сенат принял его аграрные законы, но заранее решил не приводить их в исполнение. По окончании срока своего консульства Спурий Кассий был обвинен патрициями в государственной измене за сношение с неприятелями и в намерении узурпировать верховную власть; его приговорили к смертной казни (486). Спустя несколько лет трибун Генуций потребовал на суд народный всех консулов, преемников Спурия Кассия за то. что они не исполнили сенатского определения об аграрных законах, но поутру в день суда Генуций был найден мертвым в своей постели (473). Патрицианская фамилия Фабиев приняла сторону плебеев в том же вопросе; она подверглась преследованию и оставила город. Во время этого добровольного изгнания Фабии, в числе трехсот шести человек, с несколькими тысячами своих клиентов попали в засаду к вейтинцам и были все истреблены. Только один из Фабиев, оставшийся в Риме по малолетству, не дал пресечься этой героической фамилии. Среди противников плебеев наибольшей суровостью выделялась патрицианская фамилия Агишев Клавдиев. Вскоре по предложению трибуна Публия Валерона трибуны стали избираться в comita tributa (470).

После нескольких неудач вожди плебеев оставили пока в стороне аграрные законы и начали добиваться других гражданских прав.

Так как в Риме еще не было писаных законов, а судьями были только патриции, то, конечно, плебеи много терпели от их пристрастия в судебных делах. Через своих трибунов они потребовали, чтобы законы были записаны. (Первый внес это требование трибун Терентилий Арса в 461 году.) После многих споров сенат наконец согласился и отправил трех мужей в Грецию (вероятнее всего, в греческие города Италии) для изучения лучшего законодательства. По возвращении их для составления новых законов выбраны были десять патрициев, которых облекли верховной властью, а все другие органы власти в республике пока были устранены (451). К концу года эти децемвиры ИЗГОТОВИЛИ десять медных таблиц с выбитыми на них законами, которые и были утверждены народом в центуриатных комициях. Так как законодательные функции еще не были окончены, то власть децемвиров продолжили и на следующий год; в течение этого года они прибавили еще две таблицы. Вот некоторые примеры из законов Двенадцати таблиц. Они подтверждают за отцом семейства его неограниченную власть нал своими рабами, детьми, женой. За преступления против личности они назначают менее тяжкие наказания сравнительно с преступлениями против собственности: вор, застигнутый ночью, может быть убит безнаказанно, а также и днем, если он будет защищаться; кто подожжет склад чужого жита, должен быть сам сожжен; несостоятельный должник может быть продан в рабство. Ложный свидетель или подкупленный судья должны быть сброшены (вероятно, с Тарпейской скалы). Тут встречаются и некоторые постановления в духе уравнения плебеев с патрициями; например, окончательный приговор в уголовных преступлениях принадлежит центуриатным комициям, в которых участвовали патриции и плебеи вместе; против решения сановников, и даже диктатора, можно всегда апеллировать в те же центуриатные комиции. (Эта апелляция к народу называлась provocatio.) Но, с другой стороны, законы Двенадцати таблиц еще проникнуты духом аристократических привилегии, так, они подтверждают запрещение брачных союзов между патрициями и плебеями.

Но и сами децемвиры, пользуясь властью, позволяли себе разные насилия

над плебеями. Особой надменностью и жестокостью отличался между ними Аппий Клавдий. Он вздумал овладеть прекрасной Виргинией, дочерью одного уважаемого плебея и невестой бывшего трибуна. С этой целью он подговорил собственного клиента схватить Виргинию и объявить ее перед судом своей невольницей. Судьей был сам Аппнй Клавдий, который и решил дело в пользу клиента. Тогда отец Виргинии, чтобы избавить дочь от бесчестия, вонзил ей в сердце нож. Этот случай окончательно возмутил народ, и он вновь ушел на Священную гору. Децемвиры принуждены были сложить с себя власть. Аппий Клавдий и один из его товарищей сами лишили себя жизни в темнице, а остальные восемь — подверглись изгнанию. По настоянию избранных затем в консулы Луция Валерия и Марка Горация был сделан еще шаг к уравнению патрициев и плебеев. Во-первых, решения трибутных комиций получили силу закона, обязательную для всего народа, и допущена была в них провокация — апелляция к высшим сановникам. Во-вторых, трибуны получили право участия в совещаниях сената (хотя сначала их скамьи помещались у дверей) и могли своим veto остановить сенатское решение.

Вскоре потом, по предложению трибуна Канулея, была отменена и статья Двенадцати таблиц, запрещавшая браки между патрициями и плебеями (445); такие браки считались теперь законными, и дети наследовали все права отца. Тогда же трибуны потребовали и доступа плебеев к консульской власти, но это требование встретило упорное сопротивление со стороны патрициев. Наконец, испуганный народным волнением, сенат уступил, но не вполне: он постановил вместо двух консулов избирать ежегодно из обоих сословий шесть или восемь военных трибунов с консульской власть/о. Но вместе с тем был отделен от консульства ценз, то есть надзор за оценкой имущества граждан, управление государственными лмуществами и надзор за нравами; для этих обязанностей учредили особую должность цензоров (числом два), в которую избирались только патриции (443).

Частые войны с соседями, главной своей тяжестью падавшие на плебеев, побудили наконец сенат назначить жалованье гражданах! на время их службы в легионах. С тех пор легионер менее чем прежде спешил возвратиться к своему полю и мог дольше оставаться под знаменами. Благодаря этому обстоятельству, римляне вскоре окончили борьбу с одним из самых упорных своих неприятелей, соседним этрусским городом Вейями. Осажденные римлянами и оставленные без помощи Этрусским союзом, вейентинцы храбро защищались, и осада тянулась десять лет. Наконец Марк Камилл, выбранный диктатором, взял город посредством подкопа (396). В награду Камилл получил от сограждан пышный триумф, но, нелюбимый за свою гордость, он навлек на себя обвинение трибунов в утайке некоторой части добычи и, предупреждая народный приговор, добровольно удалился в изгнание. Покидая родной го-род;, он, по словам предания, молил богов, чтобы они поскорее заставили неблагодарных сограждан пожалеть о его отсутствии. (Эта эгоистическая молитва совершенно противоположна молитве грека Аристида, также изгнанного остракизмом.) Вслед за тем действительно Рим едва не погиб от нашествия варваров.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100