Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

ПЕРИКЛ И РАЗВИТИЕ АФИНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

 

 

После Кимона в Афинской республике на первый план выступил Перикл. Он был сын Ксантиппы, победителя при Микале, а по матери происходил от Алкмеонидов. При своем необыкновенном уме он получил еще и прекрасное образование, которое старался постоянно расширить беседами с писателями и учеными; в особенности он пользовался наставлениями философа Анаксагора. Природа одарила его красивой наружностью (важное качество для того, кто хотел иметь влияние на народ, потому что греки были большие почитатели красоты). Только голова Перикла была несколько велика сравнительно с прочими частями тела; чтобы устранить этот недостаток, художники почти всегда изображали его в шлеме. А мужество свое он доказал в битвах с неприятелями (особенно отличился при Танагре). Его осанка и манеры были исполнены достоинства и величия: никто из афинян не носил так живописно свой плаш, никто из ораторов во время речи не говорил с таким спокойствием и так кстати не поднимал руку, как Перикл. Его удивительное красноречие отличалось силой и энергией. К этим качествам Перикл присоединил замечательную сдержанность и осторожность в поведении. Он не стремился к быстрому возвышению, а приобретал влияние медленно и постепенно; только на войне обнаруживал блестящую храбрость. По своему происхождению Перикл принадлежал к аристократам, но первое место в этой партии занимал Кимон; притом аристократия в то время была уже очень ослаблена в Афинской республике. Перикл постарался встать во главе народной партии, но не унижался перед толпой и не льстил ее страстям. Получив влияние, он продолжат сохранять сдержанность и действовал большей частью посредством людей, ему преданных. Только в важных случаях он всходил на трибуну и тогда развивал такую силу слова, что современники сравнивали его красноречие с перунами громовержца Зевса и дали ему прозвище Олимпийца.

В своей частной жизни Перикл был прост и умерен, удалялся от шумных удовольствий, отказывался от всех приглашений на пиры и праздники; на улице его видели только по дороге в сенат или в народное собрание. Однако он не был человеком угрюмым и необщительным; дома он любил отдыхать после трудов в кругу своих друзей, беседуя об искусстве с Фидием, о литературе с Софоклом и Еврипидом, о философии с Анаксагором и Сократом. Душой этого круга была любимая подруга Перикла Аспазия, которая блистала не одной красотой, но и своим тонким остроумием и осведомленностью в литературе. Честность и бескорыстие Перпкла были признаваемы даже его врагами; он не пользовался случаем увеличить свое состояние за общественный счет (чем помрачил свою славу, например, Фемистокл). Благодаря всем этим условиям, он избежал обвинения втирании и обычного в те времена остракизма (хотя сам и не отказывался иногда от этого средства, чтобы устранить своих противников). Он удерживал свое влияние в течение сорока лет, из которых последние шестнадцать руководил афинянами почти без соперников; между тем он не был ни архонтом, ни членом Ареопага (его избирали только в число десяти стратегов). Таким образом, Перикл представлял тип демагога (вождя народа) в благородном смысле этого слова.

Деятельность Перикла была направлена на укрепление могущества Афин, на развитие афинской демократии и украшение родного города.

Предводительство Афин в симмахии, или союзе для борьбы с персами, вскоре обратилось в полное господство, особенно с тех пор, как все союзники, за немногим исключением, согласились нместо войск доставлять афинянам деньги, и союзная, казна была перенесена из Делоса в Афины (взносы достигали теперь шестьсот талантов в год). Для союзников вначале такое положение казалось выгодным: между тем как они мирно занимались торговлей и промыслами, афинский флот должен был охранять их от внешних неприятелей. Союзные города стали обращаться в Афины за решением своих взаимных тяжб; враждебные партии одного и того же города также прибегали к посредничеству афинян; Афины присвоили себе и высшую судебную власть в Делосском союзе. Когда остров Самос во время своей распри с Милетом не захотел подчиниться приговору Афин и вошел в сношение с персами, афиняне послали против него шестьдесят кораблей под начальством Перикла. Самос был взят, принужден отдать свои корабли и заплатить военные издержки. Таким образом, Афины начали силой усмирять те города, которые пытались отделиться от союза. Перикл значительно расширил афинскую колонизацию, или клирухию. Высылая колонистов, он уменьшал в городе число бедных и умножал отдаленные поселения, которые способствовали развитию торговли и морского могущества Афин. Чтобы поддержать тесную связь этих колоний с метрополией, Перикл сохранял за колонистами звание и права афинских граждан.

Итак, если к жителям Аттики присоединить колонии и союзников, то Афины управляли государством, имевшим, как теперь предполагают, более десяти миллионов народонаселения. Доходы Афинской республики насчитывали до полутора тысяч талантов в год. Греки не любили прямых налогов с граждан, их доходы складывались из продуктов, получаемых с государственных земель, рудников, лесов, пастбищ и других угодий, которые по большей масти отдавались на откуп в частные руки; из штрафов, конфискаций, разного рода пошлин (судебных, таможенных, рыночных и других), из поголовного или подушного сбора с метеков; из взноса союзных городов; наконец, из временных налогов на имущество (в случае нужды) и разного рода пожертвований со стороны богатых людей. Такие пожертвования носили общее название литургии; они назначались: на содержание хоров при театральных представлениях, на содержание борцов во время общественных игр, на публичные пиры в торжественных случаях, на посылку религиозных депутаций в Делос или Дельфы и на оснастку военных кораблей. (Последняя литургия, то есть оснастка кораблей, носила название триерархия.). При Перикле, со всеми расходами, в государственной казне оставалось еще до 8000 талантов сбережений. Военные силы Афинской республики состояли главным образом из многочисленного флота: 300 триер и множества мелких судов с 60 000 матросов.

Сухопутное войско включало в себя: 13 000 тяжеловооруженных гоплитов, всегда готовых выступить в поход (а за каждым гоплитом следовали несколько легковооруженных слуг); 16 000 — расположенных в гарнизонах; 1200 всадников; 1200 наемных скифских стрелков, исполнявших полицейскую службу. В случае нужды войско это могло быть увеличено: все граждане были воинами; метеки и рабы также набирались в военную службу, особенно на флот; кроме того, деньги всегда могли доставить много наемников (преимущественно скифских и критских стрелков). Граждане вооружались за свой счет; Перикл облегчил им военную службу, назначив жалованье: каждый гоплит получал четыре обола ежедневно, а всадники втрое больше.

Относительно развития демократии, или народоправства, Перикл сделал еще шаг вперед. Ареопаг, состоявший из людей знатных и богатых, представлял последнюю опору аристократической или охранительной партии. По предложению Периклова друга Эфиальта, афиняне ограничили суд Ареопага только делами об убийствах и лишили его права останавливать приговоры народного собрания. Но вместе с тем государство устранило и последнее учреждение, которое мог.т еще удерживать впечатлительный афинский народ от излишних увлечении и крайностей. Почти все судопроизводство, гражданское и уголовное, теперь было сосредоточено в дшсастериях или судах присяжных. А так как подача голосов была тайная и дикастерии распределялись ежедневно для разных дел по жребию, то никто заранее не знал своих судей и не мог также следить за их голосами. Таким образом устранялась возможность подкупа. За участие в этих судах и за каждое присутствие в народном собрании Перикл положил также выдавать по нескольку оболов, чем привлекал к участию в государственном управлении и самых бедных граждан. Далее, чтобы все граждане посещали театральные представления (служившие средством не одного развлечения, но и поучения), Перикл основал особую кассу, из которой бедным гражданам выдавали деньги на оплату мест в театре.

При Перикле окончены были так называемые Длинные стены, соединявшие Афины с гаванью Пиреем. Сам город он украсил великолепными памятниками искусства, употребив на них преимущественно союзную казну (она имела своей целью войну с персами, но война эта уже прекратилась). Лучшие художники и поэты пользовались его дружбой и покровительством. Афины сделались средоточием не только торговли и промышленности, но и умственной жизни греков. Век Перикла (V век) известен в истории как век высшего расцвета греческой культуры.

Расцвет этой культуры начался не в метрополии или в собственно Греции, а в еемалоазипских колониях, чему особенно способствовали рано развившаяся здесь торговля и близкие сношения с наиболее образованными народами древнего Востока: лидийцами, финикийцами, египтянами и ассиро-вавилонянами {гражданственность народов торговых всегда развивается быстрее, чем народов земледельческих и пастушеских, посещая чужие страны, торговцы знакомятся с иноземными обычаями, знаниями, искусством). Так, по некоторым признакам, от ассирийцев греки заимствовали начатки архитектурного и скульптурного искусства, у финикийцев -~ азбуку, у египтян — геометрию, у халдеев — астрономию.

В век Перикла наибольшего развития достигают поэзия и пластическое искусство.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100