Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

V. БОРЬБА С ПЕРСАМИ И РАСЦВЕТ ГРЕЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

 

500-449 до //. э.

 

Марафон. Мильтиал. Аристид и Фемистокд. Нашествие Ксеркса. Фермопилы. Соломин и Т.штея. Перемена гегемонии. Павзаний. Кимон. Перикл и развитие афинской демократии. Греческая поэзия. Замечательные лирические поэты. Театр. Знаменитейшие трагики. Аристофан. Изобразительное искусство. Домашний быт. Украшение города Афин. Пластика. Фидий. Живопись. Обед. Женщины. Одежда

 

 

ВОССТАНИЕ МАЛОАЗИИСКИХ ГРЕКОВ. МАРАФОН

 

В конце VI века столкновение греческого мира с огромной Персидской монархией сделалось неизбежным. Последняя достигла тогда своих естественных пределов: со всех сторон она была окружена пустынями, морями, большими реками и высокими горами. Только на северо-западе она не была отделена преградами и выходила к Греции; независимость этой небольшой страны отравляла спокойствие и гордость могущественного царя. Кир завоевал Азию, Камбиз— часть Африки; Дарий не хотел быть ниже своих предшественников и начал завоевание Европы. Его огромное предприятие против скифов окончилось неудачно. Но на обратном пути он оставил часть войска своему полководцу Мегабазу и поручил завоевать Фракию и Македонию. Македонский царь Аминта признал зависимость от Персии. Теперь границы этой монархии касались Европейской Греции. Предлогом к войне послужил мятеж ионийских колоний, которым европейские греки послали помощь.

Гистий, тиран города Милета (когда-то спасший войско Дария в Скифии), возбудил подозрение персидского царя, был вызван ко двору и там задержан. Преемником Гистия в Милете стал его зять Аристагор. Последний потерпел неудачу в военном походе против острова Наксос, к которому он направился с персидским флотом. Эта неудача возбудила в нем опасение лишиться власти. К тому же тесть его, Гистий, скучавший в плену при дворе персидского царя, побуждал Аристагора к восстанию в надежде получить начальство над войском для усмирения этого восстания. Аристагор действительно поднял Милет и другие греческие города Малой Азии. Так как их тираны пользовались своей властью при поддержке персов, то они были большей частью низложены, и, чтобы подать тому пример, Аристагор для виду тоже сложил с себя власть. Тем временем он обратился за помощью к Спарте и Афинам: но только афиняне послали ему двадцать кораблей, к которым присоединились еще пять кораблей эвбейского города Эретрия. Союзники сожгли город Сарды, столицу персидского сатрапа Артаферна (500). Тем и ограничились их успехи. Афиняне возвратились назад, а малоазийские греки вскоре были усмирены персами: глава восставших городов, Милет, был разрушен до основания, а жители его частью перебиты, частью уведены в плен1. После этого Дарий, подстрекаемый Писистрати-дом Гиппием, решился наказать европейских греков; особенно он был раздражен против афинян и, есть сведения, будто бы велел одному из своих служителей ежедневно повторять за обедом: «Царь! Помни об афинянах».

Дарий послал своего зятя Мардония с войском, которое должно было проникнуть в Грецию через Фракию, между тем как персидский флот следовал за ним вдоль берега (493). У Афонского мыса этот флот был разбит бурей, а сухопутное войско большей частью погибло в борьбе с воинственными фракийскими племенами. Тогда Дарий собрал новое, еще более сильное войско и послал в греческие государства герольдов требовать земли и воды в знак покорности. Большинство греков, испуганные страшными силами персов, исполнили это требование; напротив, афиняне и спартанцы не только отказали в требовании, но даже убили персидских послов. Персидская армия, доходившая будто бы до 100 000 человек, выступила на греков пои начальством двух полководцев, Датиса и Артаферна; при них находился и Гиппий. Персы сели на корабли и, чтобы избежать Афонского мыса, направились прямо через Эгейское море. Сначала они опустошили Эвбею и разорили здесь город Эретрию, потом высадились на восточном берегу Аттики близ города Марафон (490). Афиняне могли выставить против них только 10 000 воинов. Они послали за помощью к спартанцам; те не отказали, но помощь опоздала. Только город Платея прислал тысячу человек.

Войско афинское находилось под начальством десяти стратегов; между ними более всех выделялся Мильтиад, бывший прежде тираном в афинских колониях Херсонеса Фракийского. (Так называли узкий полуостров, омываемый с одной стороны проливом Геллеспонт, с другой — Эгейским морем. Это тот самый Мильтиад, который во время похода Дария в Скифию советовал разрушить мост.) Он предложил немедленно выйти навстречу персам и вступить в бой; другие советовали подождать; голоса стратегов разделились поровну. Но Мильтиаду удалось склонить на свою сторону полемарха Каллимаха, голос которого дал перевес его мнению. Афиняне вышли на Марафонское поле. Стратеги поочередно сменяли друг друга в начальстве над войском. Один из них, Аристид, сознавая превосходство Мильтиада, предложил товарищам уступить ему командавание не в очередь; но тот не принял предложения, дождался своего дни, тогда дал битву и одержал победу.

Он выстроил войско впереди Марафона на возвышенной части поля; причем оба крыла его упирались в горы, которые не позволяли неприятелю их обойти. Гоплиты были расположены по филам, так что члены каждой филы сражались рядом. Зная обычай персов направлять главную силу в центр неприятельского зойска, Мильтиад разместил лучшие части своего войска по крыльям, а середину оставил довольно слабой. Греки первые начали битву и с громкими криками ринулись на персов. Отборная конница, состоящая из персов и саков, выдержала удар и затем прорвала их центр. Но в это время лучшие греческие отряды напали с двух сторон на персов и разбили их наголову. Персы бросились на корабли и оставили грекам в добычу весь лагерь. Неприятели на кораблях поспешили обогнуть мыс Суний и напасть на Афины, оставшиеся беззащитными. Но афинское войско, несмотря на утомление, успело достигнуть города прежде персов; тогда последние удалились в Азию. Спустя два дня после битвы прибыли и спартанцы, но они могли только поздравить афинян с победой и с любопытством осматривали Марафонское поле. В числе павших афинян был и полемарх Каллимах, предводитель правого крыла. В этом походе погиб изменник Гиппий.

Марафонская победа имела большое нравственное значение, так как непрерывный ряд завоеваний персов укоренил мнение о их непобедимости. Прежде, по словам Геродота, само имя их вселяло страх в сердца греков. Афиняне первые отважились дать битву в открытом поле и поразили их наголову.

Все греки прославляли имя Мильтиада, но награда, которую ему воздали впоследствии, отличалась республиканской простотой: на стене одного из портиков была нарисована Марафонская битва, и изображение Мильтиада представляло главную фигуру этой картины. Конец Мильтиада не соответствовал его славе. Мильтиад склонил афинян вверить ему семьдесят кораблей, чтобы завоевать те Цикладскне (Кикладские) острова, которые добровольно перешли к персам. При осаде Пароса он был тяжело ранен и возвратился назад без успеха. Сограждане приговорили его заплатить большой денежный штраф (50 талантов; а талант — около 1500 рублей серебром)*. Мильтиад вскоре умер от ран, однако штраф был уплачен потом его сыном Кимоном.

После Мильтиада в Афинах возвысились Фемистокл и Аристид. Последний приобрел уважение примерной честностью и справедливостью; а Фемпстокл был человек с большими дарованиями и очень честолюбивый. После Марафонской победы он вдруг сделался задумчив и печален; друзья спрашивали, что с ним случилось. «Лавры Мильтиада не дают мне спать», — ответил Фемистокл. Он хотел непременно прославить себя и свое отечество великими подвигами. Фемистокл прекрасно изучил искусство красноречия и был блестящим оратором в народном собрании. Благодаря своей удивительной памяти (он знал имена почти всех афинских граждан), отличался обходительностью и всегдашней готовностью на личные услуги. Таким образом Фемистокл сделался главою демократической партии. Между тем Аристид примыкал к партии аристократической, охранительной. Отсюда возникло соперничество их во влиянии на дела республики. Фемистокл не был разборчив в средствах для достижения своих целей; он распространил в народе слухи о том, что Аристид стремится к тирании, и последний был изгнан из Афин посредством остракизма (483). Древние рассказывают, что один простой гражданин в народном собрании попросил находившегося рядом Аристида начертать его имя на черепке. «Разве Аристид чем-нибудь оскорбил тебя?» — спросил тот. «Нет, — отвечал гражданин, — я даже его не знаю, но мне наскучило постоянно слышать, как его называют справедливым». Покидая город, Аристид молил богов избавить его отечество от всего того, что могло бы заставить пожалеть о его изгнании.

После Марафонской битвы афинский народ считал Персидскую войну оконченной. Но Фемистокл понимал, что она только началась; он понимал также, что для греков главное спасение в сильном флоте. Он воспользовался морской войной Афин с жителями острова Эгина и убедил сограждан направить на постройку и вооружение кораблей доходы с серебряных рудников Лавриона. Эгинитине вскоре должны были уступить афинянам первенство на море; к началу новой войны с персами Афины имели флот в двести военных кораблей.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100