Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

АРИСТОКРАТИЧЕСКОЕ УСТРОЙСТВО СПАРТЫ

 

 

С того времени Спартанское государство имело следующее устройство. Население страны делилось на три сословия, или класса: спартиаты, периэки и илоты. Спартиаты— собственно граждане Спарты, были потомки дорян-завоевателей и составляли род господствующей военной аристократии, впрочем не имевшей вполне замкнутого характера. С одной стороны, в нее вошли некоторые аристократические роды покоренных ахейцев, и кроме того, великие заслуги, оказанные государству, всегда открывали периэкам доступ в ряды спартиатов. С другой стороны, обедневшие спартиаты, которые были не в состоянии за свой счет отправляться на военную службу и участвовать в общественном столе или которые не получили надлежащего воспитания, исключались из этого сословия и переходили в число периэков. Спартиаты считались равными между собой, были свободны от податей, занимались только гимнастикой, охотой и войной.

Они делились на три филы, или колена; каждая фила подразделялась на Ш фратрий; фратрия заключала в себе 300 семейств. Следовательно, всех семейств было 9 000. В связи с этим числом находится сообщение Плутарха о Ликурговом разделе земель. Чтобы водворить между гражданами равенство в имуществе, Ликург разделил Лаконию на 39 000 участков. 9 000 больших участков были розданы спартиатам, а 30 000 малых — покоренным лаконийцам. Но существование такого раздела некоторые ученые отвергают на том основании, что другие писатели древности о нем не упоминают; притом во времена Ликурга далеко еще не вся Лакония была завоевана дорянами.

Перижами назывались в Лаконии жители ахейских городов, завоеванных дорянами. Они не пользовались полными правами граждан: общины их находились под надзором спартиатов; они платили подати, обязаны были также служить в войске и во флоте. Вообще положение периэков было довольно сносное; в их руках сосредоточивались земледелие, торговля и промышленность. Они занимали в государстве место среднего сословия и считались лично свободными, так что им не был воспрещен доступ к Олимпийским играм.

Гораздо тяжелее было положение илотов. Так называлась другая часть покоренных ахейцев, именно сельские жители, обращенные в рабов. (Есть свидетельство, что их название произошло от города Илос, жители которого восстали против дорян-завоевателей и за то были наказаны рабством.) Впрочем, они принадлежали не отдельным лицам, а государству, которое отдавало их во временное пользование спартиатам. Господин не мог ни продать илота, ни отпустить его на волю: илоты обрабатывали его земли, отдавали господину известное количество хлеба и других продуктов, а остальное обращали в свою пользу. Из илотов состояла также домашняя прислуга спартиата; в качестве слуг и оруженосцев они сопровождали его на войну.

Надежда на свободу не была совершенно отнята у илотов: в случае нужды они призывались на военную службу, особенно в качестве легко вооруженных воинов и матросов; наиболее отличившиеся из них отпускались на волю; но вообще этот многочисленный класс населения с неудовольствием переносил свое мго, нередко делал попытки к восстанию и постоянно держал спартиатов в напряженном состоянии. Чтобы ослабить илотов, Спарта употребляла разные меры: запрещала им собираться толпой, петь военные спартанские гимны, а иногда даже прибегала к их истреблению. Источники рассказывают, что ежегодно отправлялась внутрь страны экспедиция молодых спартиатов, вооруженных кинжалами; приучая себя к пролитию крови, они должны были убивать всех илотов, попавшихся навстречу в известный час. Эта охота на илотов называлась криптия. По всей вероятности, подобные рассказы преувеличены: может быть, криптия, в сущности, предпринималась для очищения страны от разбойничьих шаек, которые составлялись из беглых илотов. Впрочем, в некоторых случаях Спарта, не задумываясь, истребляла опасных рабов. Фукидид передает следующие факты: однажды республика, подозревая мятежные замыслы илотов, обнародовала воззвание — все те из них, кто по своим прошлым заслугам считал себя достойным свободы, должны были предъявить свои права перед сановниками. На этот вызов собрались самые храбрые и честолюбивые илоты; правительство выбрало из них две тысячи наиболее достойных. С венками на головах они отправились торжественной процессией в храмы, чтобы благодарить богов; но спустя немного времени все эти две тысячи человек исчезли без следа.

Почти во всех других греческих государствах к этому времени прекратилось наследственное царское правление; в Спарте оно удержалось, но с таким ограничением власти, которое не мешало республиканскому образу правления. Совместное существование дв>х царей служило немалым препятствием к усилению этой власти. В Лаконии цари были только первыми сановниками республики но вне страны, во время похода они пользовались почти неограниченным полномочием. Уважение к ним граждан основывалось главным образом на том, что оба царских рода (Проклиды и Агиды) вели свое происхождение от Геркулеса. Спартанские цари были одновременно жрецами Зевса и посредниками в сношениях государства с Дельфийским оракулом. Они ежемесячно подтверждали свою присягу исполнять законы республики. Смерть каждого из них чтилась десятидневным общенародным трауром. Они были председателями геру-сии, или спартанского сената. Герусия состояла из двадцати восьми геронтов, или старейшин (что вместе с двумя царями составляло тридцать членов, по числу фратрий); геронты избирались на всю жизнь из заслуженных, уважаемых спартиатов не моложе шестидесяти лет. Этот совет старейшин предварительно обсуждал вопросы, выносящиеся на решение народного собрания, исполнял обязанности верховного судилища по важным преступлениям и надзирал за нравами граждан. Кроме того, в Спарте было еще пять высших сановников — эфоров1, они избирались народом на один год. Учреждение их должностей, полагают, произошло лет сто спустя после Ликурга. Вначале эфоры только разбирали имущественные тяжбы и следили за рынками, но впоследствии круг деятельности их весьма расширился. Они присвоили себе право призывать к суду всякого чиновника республики (за исключением геронтов); в чрезвычайных случаях они могли даже арестовать царя, подозреваемого в измене. Позднее обычно двое эфоров сопровождали царя во время походов. Важнейшие государственные дела сановники предлапши на решение народного собрания, в котором участвовали все спартиаты не моложе тридцати лет. Но здесь не было обычая рассуждать о деле: народ только криком одобрял или отвергал предложение властей. Спарта была республикой, в которой государственные дела находились больше в руках царей и знатных сановников, чем народного собрания, то есть республикой аристократической. (Герусия могла даже отменить решение народного собрания, если находила его неправильным.)

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100