Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

XVIII. ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС

 

 

1830-1878

 

Освобождение сербов. Освобождение греков. Развитие Восточного вопроса. Сербо-турецкая война. Освобождение болгар и Берлинский конгресс

 

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ СЕРБОВ

  

Турецкая империя между тем постепенно приближалась к своему развалу. Главная причина ее слабости заключалась в том, что, завоевав Балканский полуостров, турки составили особый господствующий класс, резко противопоставляя себя покоренным христианским народам; магометанская нетерпимость положила неодолимую преграду слиянию турок со славянами и греками и исподволь питала враждебные отношения между ними; христиан никогда не покидала мысль о свержении ненавистного ига. Первый пример энергичной борьбы за независимость подали сербы, населяющие горную и лесную область реки Моравы, сохранившие первобытную простоту нравов и неизменную преданность православной греческой религии. Многие смелые люди, не хотевшие сносить ига, уходили в горные дебри, принимались за ремесло разбойников и свирепствовали против турок; такие люди, известные под названием «уско-ков» и «гайдуков», поддерживали в народе воинственный дух и стали героями многочисленных песен. (Одна из ветвей сербского племени, героические черногорцы, как известно, отстояли свою независимость, несмотря на все усилия осман завоевать их.)

Начало освободительной борьбы на Балканах относится к концу XVIII века, когда Россия в союзе с Австрией вступила в войну с турками (1788). Иосиф II завоевал значительную часть Сербии, создав отряды из сербских добровольцев. После смерти Иосифа по миру, заключенному его преемником, Сербия была возвращена Турции. Но пробудившееся в народе стремление к независимости уже не могло быть подавлено. Турецкие комиссары, принимая от австрийцев одну из возвращенных крепостей, не могли не выразить своего изумления и не ощутить некоторого боязливого предчувствия, когда из крепости выехал сербский отряд, в полном вооружении, искусно маневрируя по образцу имперских войск. «Соседи, — воскликнул один из комиссаров, — что вы сделали из нашей рай?» {Рая — так называли турки христианское население.)

В начале XIX века в Сербии вспыхнуло восстание против янычар, угнетавших жителей поборами и насилиями. Так как буйные янычары были в то же

время ослушниками султана, то Порта одобрительно смотрела на это восстание. Но, управившись с янычарами, сербы уже не хотели сложить оружие и

снова подчиниться турецкому игу: они мужественно вступили в борьбу при поддержке России, которая начала тогда новую войну с Турцией (1806). Из предводителей восставшего народа вскоре выделился Георгий Петрович, или Кара Гёргий, как назвали его турки (Черный Георгий). Он некогда был в числе сербских добровольцев, набранных Иосифом II, потом — гайдуком, потом торговал свиньями (самая прибыльная торговля в Сербии) и слыл одним из самых зажиточных сербов, когда началось восстание, человеком сурового нрава, чрезвычайно энергичным и предприимчивым. Россия, ввиду наполеоновского нашествия, заключила с Турцией Бухарестский мир (1S12), но выговорила сербам некоторые льготы во внутреннем управлении. Эти статьи договора турками не были выполнены; сербы попытались продолжить борьбу собственными силами, но были подавлены превосходящим числом врага и снова попали под иго. Кара Гёргий бежал в Австрию. (Впоследствии он возвратился и был изменнически убит.)

Притеснение турок не замедлило вызвать новое восстание сербов; во главе его встал один из сербских кнезов, или старшин, Милош Обренович; после многих удачных битв с турками он был утвержден народом в звании верховного и наследственного кнеза (1817). По настоянию русского императора Николая I Порта обязалась привести в исполнение условия Бухарестского трактата; но только после новой войны с Россией (окончившейся Адрианопагьским миром в 1829 году) султан Махмуд II издал хаттишериф, которым признал самостоятельность внутреннего управления Сербии; зависимость ее от Турции выражалась теперь в ежегодной дани и занятии главных сербских крепостей турецкими гарнизонами (1830). Однако спокойствие долго еще не могло водвориться во вновь учрежденном Сербском княжестве.

Несколько лет спустя сербы удалили Милоша и его сына Михаила и выбрали на княжеский престол Александра Карагеоргиевича, сына знаменитого Кара Гёргия (1842). Порта подтвердила это избрание. В 1858 году Александр был, в свою очередь, свергнут и в Сербию снова призван престарелый Милош Обренович; после смерти Милоша (I860) кнезом был утвержден его сын Михаил. Последний добился от Порты вывода турецких гарнизонов из Сербии. Михаил Обренович пал от руки убийц в 1868 году. Ему наследовал его племянник  Милан.

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ   ГРЕКОВ.   РАЗВИТИЕ   ВОСТОЧНОГО   ВОПРОСА

 

Начало борьбы греческого народа за независимость также связано с эпохой революционных потрясений на юго-западе Европы. Христианский мир и церковные иерархи поддерживали связь с греками и охраняли их национальную самобытность во времена турецкого ига. Войны XVIII столетия между Турцией и Россией обнаружили упадок турецкого могущества, у греков (так же как и у сербов) пробудилось стремление к независимости. Этому стремлению во многом способствовало развитие их внутренней экономической, культурной жизни: морская торговля, открытие училищ и посылка молодых людей из зажиточных семейств в Западную Европу для приобретения высшего образования. Познакомившись с литературой и историей Древней Греции, молодежь воодушевлялась воспоминаниями о прежнем величии своего отечества и с ненавистью смотрела на иго варваров. (Новые греки, впрочем, происходят не столько от древних греков, сколько от славян, наводнивших Балканский полуостров во времена Великого переселения народов и потом частью огречпвшихся.) Из греческих патриотов, обучавшихся в Париже, в начале XIX века образовались общества

под названием гетерии (дружины).

Обстоятельства казались благоприятными для начала борьбы — Турецкая империя начала распадаться. Сербия уже завоевала себе некоторую свободу; Молдавия и Валахия находились под покровительством России; египетский паша Мухаммед Али уничтожил в Египте господство мамлюков и управлял им как самостоятельный государь. Такую же самостоятельность хотел приобрести и Али-паша в Эпире и "Македонии; он восстал против турецкого султана и склонил к тому же греков. Гетерии посредством своих агентов поспешили начать восстание. Али-паша вскоре погиб; но греки уже взялись за оружие. Первоначально греческое восстание произошло в Молдавии и Валахии; сюда двинулся из Бессарабии с отрядом волонтеров один из вождей гетерий Александр Ипсилон-ти, генерал русской армии (1821). Он старался поселить между греками надежду на русскую помощь. Предприятие Ипсиланти окончилось неудачно: его дружина была разбита, а сам он бежал в австрийские владения, где был арестован и заключен в крепость. Но восстание греков вскоре охватило весь полуостров Морею, или древний Пелопоннес; турки должны были закрыться в крепостях и выдерживать осаду; острова Греции выставили значительный вооруженный флот, который своими брандерами (зажигательными судами) держал в страхе турецкие корабли. Восстание христиан вызвало у турок ответное раздражение; в Константинополе они схватили во время богослужения греческого патриарха Григория и повесили перед воротами его дома; та же участь постигла и нескольких епископов, а турецкая чернь принялась повсюду истреблять и грабить христиан.

Греки обратились с просьбой о помощи к европейским державам, и прежде всего к России; но австрийская дипломатия приложила все усилия, чтобы отклонить вмешательство в дела греков. Между тем героическая борьба греков за свободу нашла живое сочувствие у образованных классов Европы, из разных стран спешили в Грецию добровольцы, чтобы принять участие в этой борьбе или помочь восставшим деньгами и военными припасами. Эти люди получили название филэ.иинов. В числе поборников свободы Греции был и знаменитый английский поэт лорд Байрон, который приехал поддержать восставших, но здесь же вскоре умер.

Греки созвачи в Аргосе национальный конгресс и образовали на время войны собственное республиканское правительство. Но успеху этой борьбы во многом мешали отсутствие единодушия, соперничество вождей. Чтобы энергично подавить восстание, султан Махмуд II обратился за помощью к своему вассалу египетскому паше Мухаммеду Али, который создал у себя многочисленную армию по образцу регулярных европейских войск. Мухаммед Али не заставил ждать и действительно отправил в Морею своего сына Ибрагима с сухопутным войском и флотом (1825). С их прибытием ситуация изменилась. Греки, задавленные числом, должны были спасаться в горах или крепостях. Ибрагим опустошил полуостров; его варварство вызвало в Европе еще более живое участие в судьбе греков. Особенно сильное впечатление произвела долгая, героическая защита крепости Мнссолунги, которая пала только перед объединенными усилиями турок и египтян. В политике европейских держав в то время произошли благоприятные для греков перемены: в Англии место премьер-министра занял лорд Каннинг, державшийся более либеральной политики, чем его предшественник (Кастльри). Новый русский император Николай /покровительствовал грекам и вступил в соглашение с Англией и Францией об оказании помощи.

Султан Махмуд II не шел ни на какие изменения в пользу греческой автономии. Тогда три соединенные эскадры, английская, французская и русская, напали на турецко-египетский флот, стоявший в Наваринской бухте и истребили его (1827). Махмуд II объявил России войну. Но война (1828—1829) была для него неудачной. Русские войска взяли придунайские крепости и Варну; потом под командованием генерала Дибича перешли Балканы и дошли до Адрианополя; на кавказском направлении русские войска под предводительством фельдмаршала Паскевича также одержали ряд побед и вступили в Малую Азию. В то же время французские войска высадились в Морее и изгнали оттуда Ибрагима-пашу. Стесненный с разных сторон, султан вынужден был заключить с Россией мир в Адрианополе, по одной из статей которого Турция признавала независимость Греции. По договору в Лондоне (1830) из Морей, Ливадии и некоторых соседних островов Архипелага образовалось Греческое королевство. Королевство это получилось, по настоянию Англии, крохотным: политика ее после ухода лорда Каннинга из правительства возвратилась к прежней доктрине — поддержке Турции. Между тем новое государство было обуреваемо внутренними раздорами — президент Греческой республики, знаменитый греческий патриот граф Каподистрия, пал жертвой заговора. Чтобы прекратить смуты и безначалие в Греческой республике, европейские державы поспешили возвести на престол греческого короля — баварского принца Отгона, под именем Оттона Г; он сделал столицей Афины и основал там первый греческий университет. Но, оставаясь католиком и окружая себя немцами, он не пользовался народным расположением и в 1S63 году принужден был удалиться. Преемником его был избран датский принц под именем Георга I. (Он вступил в брак с русской великой княжной Ольгой Константиновной.)

Вскоре после освобождения Греции Турецкая империя подверглась нападению своего могущественного вассала — египетского паши Мухаммеда Али. Сын его Ибрагим-паша, предводительствуя египетскими войсками, отнял у султана Сирию, проник в Малую Азию, нанес туркам несколько поражений и угрожал самому Стамбулу. Русский император Николай I оказал султану помощь войском. Англия и Франция, чтобы помешать влиянию России на Востоке, послали туркам на помощь свои флоты. Мухаммед Али заключил с султаном мир и удержал за собой Сирию (1833). Махмуд II спустя несколько лет пытался возвратить Сирию, но турки потерпели сокрушительное поражение от Ибрагима-паши (при Низибё), и судьба Оттоманской Порты снова была в большой опасности, тем более что Махмуд II в это время умер, оставив престол своему сыну, молодому, неопытному Аидул-Меджиду. Четыре великие державы: Россия, Англия, Австрия и Пруссия снова оказали помощь Турции и спасли ее (1840).

Соперничество великих держав за влияние на турецкие дела выдвинуло с того времени в европейской политике пресловутый Восточный вопрос. Благодаря этому соперничеству, Оттоманская империя продолжала существовать как государство, несмотря на совершенный упадок собственных сил: существование ее европейские державы признавали как необходимость для сохранения политического равновесия. Самой ревностной покровительницей этой погибающей империи сделалась Англия, всеми силами стремившаяся препятствовать русскому влиянию на Востоке. Правительство лорда Пальмерстона нашло себе деятельного союзника в Наполеоне III. В 1853 году они составили коалицию и начали войну против России в Крыму в поддержку Турции. Австрия, незадолго до этого спасенная Россией от распада, заняла по отношению к ней также враждебную позицию1. Союзникам удалось по Парижскому трактату 1856 года отторгнуть от России устье Дуная и часть Бессарабии, которую присоединили к Молдавии. Вассальные турецкие владения Молдавия и Валахия (обязанные России своей политической автономией ^либеральным устройством) при поддержке Наполеона III составили одно государство княжество Румынию и выбрали общего господаря — полковника Александру Кузу (1859). Спустя семь лет стараниями

Пруссии наследственным господарем Румынии был сделан прусский принц Карл Гогенцаыерн, который стал поддерживать в этой стране немецкое влияние, враждебное России.

 

СЕРБО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА. ОСВОБОЖДЕНИЕ БОЛГАР И БЕРЛИНСКИЙ КОНГРЕСС

 

В 1875 году сербы Боснии и Герцеговины подняли новое восстание из-за невыносимой тяжести турецких налогов и притеснений. Этому восстанию суждено было стать началом великих перемен. Тщетно русское правительство предлагало европейским державам общими усилиями побудить Оттоманскую Порту к серьезным реформам в управлении христианскими провинциями. Недоброжелательство к России и вообще к славянам (открытое — со стороны Англии и Австро-Венгрии и скрытое — со стороны Пруссии) мешало всякой попытке улучшить положение балканских христиан и тем умиротворить восставшие области. Между тем волнение на Балканском полуострове все нарастало. В следующем 1876 году молодой князь Сербского вассального княжества Милан и черногорский князь Николай, заключив союз, начали неравную войну с Оттоманской империей за освобождение своих соплеменников. Плохо обученная милиция Сербского княжества мужественно в течение нескольких месяцев выдерживала борьбу с многочисленной и отлично вооруженной турецкой армией и даже одержала над ней победу на берегах Моравы при Алексинаце под командованием русского генерала Черняева, добровольно поступившего на службу к сербам. (Его примеру последовали многие русские добровольцы.) Но при неравенстве сил турки получали еще и усердную помошь деньгами и оружием со стороны Англии, а также пользовались поддержкой Австро-Венгрии.

В то же время в Болгарии при первых же признаках волнения христиан турки и переселенные туда черкесы ответили им страшным избиением и в потоках крови потопили всякую попытку освободительного движения. (Брат и преемник Абдул-Меджида, султан Абдул-Азис, находившийся под русским влиянием, еще до начала сербе ко-турецкой войны, благодаря интригам англичан, был свергнут и предан насильственной смерти.)

Все эти бедствия и страдания христиан вызвали боль и гнев в сердцах братского русского народа. Когда сопротивление сербской милиции наконец было сломлено на высотах Джуниса и турецкие полчища готовились хлынуть на Сербию, великодушный русский монарх послал Порте ультиматум с требованием немедленного заключения перемирия. Порта подчинилась этому требованию. Затем в Стамбуле была открыта конференция представителей шести великих держав под председательством русского посла графа Игнатьева, чтобы обсудить вопрос о турецких реформах, особенно в отношении Болгарии. Но, подстрекаемая Англией, Порта отвергла все предложения конференции дать в какой-либо форме болгарам автономию. Требования заинтересованных держав, доведенные до самых незначительных размеров, были удовлетворены и скреплены наконец подписью Англии в Лондоне. Но и этот так называемый  Лондонский протокол был отвергнут Портой, ибо правительство тори, подписывая протокол, высказалось против всяких принудительных мер относительно Турции. Во главе этого правительства стоял граф Беконсфилд — Бенджамин Дизраэли, великий интриган, получивший титул графа от королевы Виктории за то, что склонил парламент поднести ей титул императрицы Индийской?) Тогда Александр II решился взять на себя святое дело освобождения единоверцев. Весной 1877 года русская армия перешла границу и вступила в Румынию, которая вынуждена была заключить союз с Россией против Турции. С помощью Англии Порта, воспользовавшись переговорами, провела большую мобилизацию и в избытке укомплектовала армию новейшим европейским оружием и всем военным снаряжением. Русские под командованием великого князя Николая Николаевича искусно и с небольшими потерями совершили переход через Дунай в Болгарию. Но здесь встретили упорное сопротивление турок, стоившее много русской крови (особенно под Плевной и Шипкой). Воодушевляемая идеей освобождения братского народа от мусульманского ига, а также личным присутствием в ее рядах государя императора, наследника-цесаревича и других членов августейшей семьи, наша героическая армия покрыла себя лаврами побед. Она преодолела все препятствия: по обледенелым скалам и дебрям совершила беспримерный зимний переход через Балканы; разбила и забрала в плен турецкие войска и явилась под стенами колыбели русского православия — Константинополя. В то же время в Закавказье русская армия под командованием великого князя Михтиа Николаевича также успешно вела наступление и взяла приступом первоклассно укрепленную крепость Каре. Побежденная Порта (султан Абдул-Хамид, сын Абдул-Меджида) молила Россию о прекращении военных действий. Предварительный мир был заключен в городке Сан-Стефано (возле Стамбула) 19 февраля 1878 года. По трактатам мира турки соглашались на образование нового вассального Болгарского княжества, а также на частичную автономию Сербии и Черногории (которые в конце русско-турецкой войны опять взялись за оружие). Россия по этому миру отодвинула далее на юг свою границу в Армении (кроме Карса, приобрела важный порт Батум) и возвратила себе Бессарабию, отторгнутую Парижским трактатом, отдав Румынии Добруджу — полосу земли между нижним Дунаем и Черным морем.

Движимое духом умеренности и миролюбия, правительство Александра II не желало давать повод к разрыву с державами, наиболее заинтересованными в Восточном вопросе, которые враждебно смотрели на русские победы, то есть Англией и Австро-Венгрией; причем первая уже поспешила ввести свой броненосный флот в Мраморное море и поставить его в виду Стамбула.

Правительство России старалось привлечь всю Европу к участию в создании нового порядка на Балканском полуострове, чтобы сохранить европейский мир; поэтому и предоставило предварительный Сан-Стефанский договор на обсуждение европейского конгресса. Он собрался в июне 1S78 года в Берлине в составе уполномоченных шести великих держав (от России — канцлера князя Горчакова); открыл заседания германский канцлер князь Бисмарк. Конгресс признал независимость Румынии и Сербии и утвердил русско-турецкий договор, но с некоторыми важными изменениями, касавшимися Болгарии. Вместо единого княжества она была разделена на два: Дунайское и Забалканское. Первое получаю совершенную автономию под протекторатом России; второе получало христианского губернатора и собственную милицию, но с размещением турецких гарнизонов в крепостях и балканских проходах (на чем особенно настаивал лорд Беконсфильд, лично явившийся на конгресс). Далее, по настоянию австрийских уполномоченных (в числе которых находился премьер-министр Венгрии трафАндраши), Берлинский конгресс сократил приобретения Черногории, а Австрии предложил занять своими войсками Боснию и Герцеговину. (Председатель конгресса князь Бисмарк коварно держал сторону Англии и Австрии против России, хотя и ebtdaeoji себя за беспристрастного посредника ши, как он себя называ/!, за «честного маклера».) Кроме того, конгресс постановил исправить сухопутную границу Греческого королевства (которое угрозами и обещаниями агентов Беконсфильда было удержано от участия в русско-турецкой войне). При окончании конгресса Англия предъявила Греции заключенную с султаном сепаратную конвенцию, по которой та получала в свое владение остров Кипр и протекторат над Малой Азией.

Вассальное Болгарское княжество получило парламентскую форму правления (подобно Греции и Румынии), а первым князем его был избран немецкий принц, поручик прусской службы, Александр Баттен-бергский, основавший свою резиденцию в Софии. В Румынии в 1881 году князь Карл Гогепцолаерн тоже получил королевский титул, а в следующем году королевский титул был введен в Сербии. Первым сербским королем стал князь Милан. По настоянию России турецкие гарнизоны не заняли балканских проходов. Это обстоятельство дало возможность совершить следующий переворот. В сентябре 1S85 года в Забалканской Болгарии (или так называемой Восточной Румелии) народная милиция, в результате тайного заговора, внезапно свергла назначенного султаном генерал-губернатора (Гавриила-пашу), провозгласила объединение обеих Болгарии и призвала в Филиппополь князя Александра Баттен-берга. Снова выдвинулся на сцену Болгарский вопрос. Сербский король Милан, подпавший под антиславянское влияние Австрии, начал братоубийственную войну с болгарами, чтобы отнять у них часть земель, но был разбит болгарской армией, обученной русскими офицерами. Александр Баттенберг ответил черной неблагодарностью России и стал усердно сеять в болгарах вражду против русского протектората. 9 августа 1886 года он был изгнан из Болгарии патриотами. Но в следующем 1887 году, благодаря интригам англо-австрийской и берлинской дипломатии, временное болгарское лжеправительство, составленное из нигилистов и ненавистников России, призвало на княжеский престол Фердинанда Кобургского, находившегося на австрийской службе. Ввиду такого образа действий, Россия вышла из союза с Пруссией и Австрией и начала сближение с Францией. Тогда князь Бисмарк привлек на свою сторону итальянского короля Гумберта: Германия, Австрия и Италия составили Лигу Мира*, направленную против России и Франции. Тем самым Италия являла неприязнь к Франции, которой была обязана своим объединением. Последняя, вследствие парламентских неурядиц, страдала неустойчивостью правительства; кабинеты министров там часто менялись. Происходящую отсюда политическую нестабильность французы старались возместить успехами экономическими, развитием промышлен-

ности и торговли. Об этих успехах особенно наглядно свидетельствовала грандиозная всемирная выставка, устроенная в Париже в 1889 году. (Первая всемирная, или международная, промышленная выставка была устроена в Лондоне в 1851 году.) В том же году сербский король Милан отказался от престола в пользу своего сына Александра. В следующем 1890 году молодой германский император Вильгельм II, тяготясь опекой старого Бисмарка, дал отставку творцу новой Германской империи и европейской Лиги Мира.

Спустя шесть лет после Берлинского конгресса, англичане воспользовались восстанием египетского войска против своего хедива и, под предлогом умиротворения страны, наводнили Египет английскими гарнизонами. При этом они захватили в свои руки эксплуатацию и охрану Суэцкого канала, который представляет кратчайший путь в Ост-Индию — главный источник английских богатств; а потому сохранение индийских владений всегда более всего заботило английское правительство. Отсюда его враждебность к завоеваниям России в Средней Азии, которые приближают русские пределы к жемчужине Англии.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100