Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

XVI. ВРЕМЕНА ЕВРОПЕЙСКОЙ ПЕНТАРХИИ

 

 

1820-1830

 

Юго-Западная Европа и эпоха конгрессов. Июльская революция. Бельгия.  Германия. Англия. Наука и литература в XIX веке

 

 

ЮГО-ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА И ЭПОХА КОНГРЕССОВ

Во Франции с возвращением Бурбонов начались изменения в пользу роялизма и католицизма, соединенные с преследованием бонапартистов (реакция). Жертвой этой реакции, например, стал маршал Ней, который был судим за измену Людовику XVIII и по приговору палаты пэров расстрелян. Сам Людовик XVIII был расположен к умеренному образу действий и к сохранению обязательств, данных им конституционной хартией, но возвратившиеся из эмиграции старые аристократические фамилии не были довольны его умеренностью, они стремились уничтожить все, напоминавшее о революции и империи, восстановить неограниченную монархию, прежнее господство духовной и светской аристократии. Ими была создана ультрароялистская партия. Главой этой партии стал брат короля, Карл граф д'Артуа.

В первые годы царствования Людовик держался середины между партией ультрароялистов и приверженцами конституции — либералами. On старался по возможности водворить спокойствие в государстве и поправить расстроенные финансы. В 1818 году европейские государи и их министры собрались на конгресс в Ахене для совещания о французских делах; этот конгресс закончил долговые расчеты с Францией и согласился, не дожидаясь пятилетнего срока, вывести все иностранные войска. (Такими уступками Франция обязана главным образом личному расположению императора Александра I к первому министру Людовика герцогу Ришелье, который некоторое время находился на русской службе и управлял городом Одессой.)

В последние годы правления Людовика XVIII ультрароялисты взяли решительный перевес во французском правительстве, и реакция восторжествовала. Этому способствовало следующее событие. Людовик XVIII был бездетным, продолжить династию Бурбонов мог лишь его племянник, сын Карла д'Артуа, герцог Беррийский. Слабоумный ремесленник Лувель задумал избавить Францию от династии Бурбонов, которая возвратилась на престол с помощью иностранных штыков и не пользовалась народной любовью. Он подстерег герцога Беррийского у выхода из театра и поразил кинжалом (1820). Это преступление было встречено общим негодованием. Реакция же воспользовалась им для давления на либеральную партию и побудила короля к разным конституционным ограничениям; умеренные роялисты были удалены из королевского правительства и места их заняли ультрароялисты. Преступление Лувеля не достигло своей цели, потому что герцогиня Беррийская осталась после мужа беременной и родила сына; он получил имя Генриха, в память знаменитого Генриха IV, первого Бурбона. Роялисты с восторгом приветствовали новорожденного принца, получившего титул герцога Бордоского, и заранее назвали его Генрихом V.

В Испании король Фердинанд VII, по возвращении из французского плена, немедленно упразднил конституцию 1812 года (которую издали кортесы: она ограничивала королевскую власть и отменяла некоторые привилегии дворянства и духовенства). Управление государством сосредоточилось в руках нескольких приближенных к королю лиц (качаргыья). Страна находилась в бедственном состоянии, особенно расстроены были финансы, войско почти не получало жалованья; флот едва существовал, так что африканские пираты безнаказанно грабили торговые суда и побережье Испании; внутри полуострова также усилились грабежи и разбои. Испанские колонии в Америке подняли восстание против метрополии и объявили себя независимыми. Посылаемые против них войска большей частью терпели неудачу. Колонии испанские мало-помалу образовали целый ряд независимых республик: Перу, Боливия, Новая Гранада, Мексика. (В этой борьбе выковывались сильные личности среди колонистов, особенно заметной фигурой стал Симон Боливар, некоторое время возглавлявший республику Колумбия.)

В самой Испании неудовольствие либеральной партии и войска вызвало внезапный государственный переворот (революцию). Несколько отрядов, назначенных для экспедиции в Америку, провозгласили конституцию 1812 года. Когда весть о том достигла столицы, мадридское население поддержало войска. Король уступил и созвал палату кортесов (1820). Крайние либералы, которые взяли перевес в собрании кортесов, своими мерами против духовенства и дворянства вызвали чрезвычайное ожесточение у приверженцев абсолютизма, составлявших так называемую апостольскую партию. Последние обратились с просьбой о помощи к иностранным державам.

Между тем успех Испанской революции вызвал подражание в соседних странах. В Португалии народ был недоволен тем, что страной фактически упраачял англичанин, лорд (Бересфорд), который предоставлял соотечественникам больше преимуществ, чем португальцам. Король Жуан VI, бежавший во времена Наполеона в Бразилию, все еще оставался там со своим семейством. При известии о событиях в Испании португальское войско восстало (в августе 1820 года); лорд Бересфорд должен был срочно удалиться, созванные португальские кортесы ввели конституцию, подобную испанской. Добродушный Жуан VI, оставив в Бразилии своего старшего сына дона Педро, возвратился в Лисабон и присягнул новому государственному устройству. Тогда Бразилия отделилась от Португалии, ввела у себя собственную конституцию и провозгласила дона Педро своим императором.

В Италии после падения Наполеона были восстановлены почти все прежние правительства. Они находились преимущественно под влиянием Австрии, которая владела значительной частью Северной Италии (Ломбардией и Венецией). Беспорядочное управление и иноземное господство вызывали сильное неудовольствие в среднем, городском, сословии. Особенно бедственным было положение в Папской области и Неаполитанском королевстве: грабежи и убийства оставались здесь безнаказанными; шайки бандитов размножились, и почтовые кареты могли совершать переезды только под прикрытием военных отрядов. Одновременно с бандитами расплодились по Италии различные тайные политические общества: одни — с целью противодействовать абсолютизму и иноземному господству, другие стремились к национальному' объединению Италик. Самое значительное из них было общество карбонариев (что значит — угольщиков); тайные клубы карбонариев, устроенные наподобие масонских лож, рассеялись по всей Италии, и особенно многочисленны были в Неаполитанском королевстве. Они всюду имели своих агентов, даже среди чиновников и офицеров.

Когда в Италии стало известно об Испанской революции, неаполитанские карбонарии решили готовить революцию в своей стране. Некоторые офицеры, принадлежавшие к их обществу, увлекли за собой часть войск, и подошли к воротам столицы с требованием конституции. К войскам пристало и столичное население. Тогда престарелый король (Фердинанд IV) уступил народу и дал конституцию, подобную испанской (в июле 1820 года). Спустя несколько месяцев либеральная партия также подняла войска в Северной Италии, в Пьемонте, и провозгласила конституцию (в марте 1821 года).

Революционное движение на юго-западе Европы не замедлило вызвать ответную реакцию великих держав. Особенно враждебно смотрел на него австрийский кабинет во главе с Меттернихом. Австрия опасалась за свое господство на Апеннинском полуострове, поэтому, стараниями Меттерниха, для обсуждения итальянских дел был созван конгресс государей России, Пруссии и Австрии в городе Троппау (в Австрийской Силезии), в 1820 году. Отсюда в начале следующего года конгресс переехал в крайнский город Лайбах. Здесь три державы решили силой оружия восстановить абсолютизм в Италии. Исполнение было поручено Австрии. Пятидесятитысячное отборное австрийское войско двинулось из Ломбардии на юг и возле местечка Риети разбило неаполитанскую армию (1821). Австрийцы вступили в Неаполь и беспрепятственно восстановили прежнее правительство. Известие о судьбе Неаполитанской революции привело в смятение Пьемонт; действительно, австрийское войско не заставило себя ждать. Явившись на помощь королю Карлу Феликсу, оно почти не встретило здесь сопротивления, потому что народ Пьемонта был всегда предан своей Савойской династии.

Михаил Михайлович Сперанский. Гравюра с картины Георга Доу. Вена, Австрийская национальная библиотека

В следующем 1822 году государи Священного союза собрались на конгресс в Верону для окончательного устройства европейских дел. Именно здесь обсуждались вопросы об испанской конституции и о греках, которые поднялись против турецкого владычества и просили помощи у европейских народов. Душой этого конгресса стал князь Меттерних. Греки предоставлены были пока собственным силам, а конституцию кортесов в Испании, по просьбе испанских абсолютистов, было решено уничтожить вооруженным вмешательством. Северные державы убедили Францию, как соседнее с Испанией государство, принять на себя исполнение этого решения. Стотысячное французское войско вступило на полуостров. Испанские войска оказали значительное сопротивление только в Каталонии и при защите Кадикса, куда бежали кортесы, захватив с собой короля Фердинанда. С падением Кадикса упразднялась и испанская конституция; Фердинанд VII с триумфом возвратился в Мадрид (IS23). Победа досталась французам довольно легко, потому что простой народ, руководимый духовенством, не питал сочувствия к либералам.

Фердинанд VII был женат три раза, но не имел детей, и наследником трона

считался его брат, дон Карлос. В конце своего царствования король женился в четвертый раз на неаполитанской принцессе Марии Кристине; от этого брака родилась дочь Изабелла. По просьбе супруги, Фердинанд отменил закон, принесенный Бурбонами в Испанию, по которому женщины исключались из престолонаследия, и объявил наследницей Изабеллу; регентство же до ее совершеннолетия предоставлялось Марии Кристине. Вскоре он умер (1S33). Дон Карлос не хотел отказаться от своих притязаний на престол и нашел поддержку в апостольской партии. Тогда Мария Кристина постаралась привлечь к себе либеральную партию и ввела в Испании умеренное конституционное правление с палатой кортесов. Началась междоусобная война «кристиносов» и «карлистов». За права дона Карлоса подняли оружие храбрые баски, они одержали несколько побед над войсками «кристи-носов»; но дон Карлос не сумел воспользоваться этими успехами. Окончательный перевес остался за Марией Кристиной, а Карлосу пришлось удалиться во Францию (1839).

 

ИЮЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. БЕЛЬГИЯ

 

После кончины Людовика XVIII французский престол наследовал его брат Карл, граф д'Артуа, под именем Карла Л^(1824—1830). Аристократическая партия не переставала требовать возврата прежних своих привилегий (майората, исключительного права на все важные должности, особенно на губернаторские места в провинциях). Король, идя на поводу аристократии, все более и более урезал конституцию. Он ограничил свободу печати, приказал распустить национальную гвардию, издал весьма строгие законы о преступлениях; против Церкви. Либеральная партия на заседаниях Национального собрания и в печати высказывала оппозицию мерам короля и его правительства и имела на своей стороне явное сочувствие средних классов. Чтобы примириться с общественным мнением, правительство пыталось играть на патриотизме, возрождая славу французского оружия — Франция приняла участие в освобождении Греции. Потом правительство воспользовалось оскорблением, которое нанес алжирский бей французскому консулу (ударив его по лицу своим опахалом из павлиньих перьев), и отправило войско в Африку. Вскоре город Алжир был. взят (1830), и тем положено начало завоеванию этого государства, которое долгое время служило главным гнездом африканских пиратов.

Но с каждыми новыми выборами в палате депутатов число оппозиционно настроенных членов все возрастало. Тогда Карл X и глава его правительства князь Полиньяк решили воспользоваться энергичными мерами, чтобы покончить с оппозицией. Издано было несколько королевских ордонансов (указов), которыми восстанавливалась предварительная цензура печати, объявлялся роспуск палаты депутатов и изменялся закон о выборах в палату. Появление этих ордонансов вызвало сильное волнение в парижском населении; на следующий день на улицах, площадях и бульварах собрались толпы народа, возбуждаемые агитаторами из разных партий: республиканцев, бонапартистов, конституционистов и прочих. Завязалась борьба народа с военными отрядами, и появились баррикады. Из-за беспечности Полиньяка войск в Париже оказалось немного, и еще меньше приготовленных к бою. Борьба не затихала в течение трех дней; наконец, когда распущенная Национальная гвардия появилась в рядах восставших, войско отступило в Сен-Клу, где находились тогда король и двор. Карл X изъявил готовность отменить свои указы, но было уже поздно: участники восстания не хотели больше и слышать о Бурбонах старшей линии. Республиканская партия, главой которой считался престарелый Лафайет, попыталась учредить республику, но большинство среднего класса, буржуазии, принадлежало к конституционной партии. Вожди этой партии (особенно банкир Лафит) указали народу на герцога Орлеанского, Людовика Филиппа, потомка младшей линии Бурбонов. Герцог был объявлен наместником королевства, но вскоре палата депутатов провозгласила его королем, под именем Луи Фичи/та /(1830—1848). Между тем Карл X вынужден был удалиться из Франции; спустя несколько лет он умер в Австрии.

Восстание в Париже, свергнувшее Карла X, происходило в июле 1830 года и известно в истории под названием Июльской революции. Отсюда и правление Луи Филиппа обыкновенно называется Июльской монархией.

Луи Филипп для упрочения своей династии старался опираться преимущественно на средний класс; он подтвердил и расширил Конституционную хартию, восстановил Национальную гвардию, заботился об экономических успехах государства, тщательно сохранял мир с другими державами. Однако у него было много врагов, стремившихся к свержению его династии. Во-первых, так называемые легитимисты, или приверженцы старшей линии Бурбонов, предъявляли права малолетнего Генриха, внука Карла X; во-вторых, республиканцы; в-третьих, бонапартисты. Смерть сына Наполеона, герцога Рейхштадтского (со-

стоявшего на австрийской службе), казалось, обезоружила партию бонапартистов. Но вскоре главой этой партии стал племянник Наполеона I, предприимчивый Людовик Наполеон, который дважды пытался провозгласить себя императором, но пока его попытки оканчивались неудачей.

Чтобы удовлетворить воинственным наклонностям французов, правительство Луи Филиппа продолжало в Африке войну с алжирскими бедуинами, во главе которых стоял даровитый эмир Абд аль-Кадер, уже в течение нескольких лет оказывавший мужественное сопротивление. Наконец он вынужден был сдаться в плен (1847), и почти весь Алжир покорился французам. Они начали устраивать здесь свои колонии.

Июльская революция в Париже нанесла первый удар политическому порядку, основанному Венским конгрессом. По ее примеру произошли революции в Бельгии, Польше и Германии.

Венский конгресс соединил Бельгию и Голландию в одно Нидерландское королевство под управлением Оранского дома. Но жители этих двух областей различались между собой по языку, религии и нравам: бельгийцы — усердные католики — говорят на французском языке и по своим нравам походят на французов, а голландцы — ревностные протестанты — говорят на нижнегерманском наречии и не любят французских обычаев. Так как правящая династия и правительство были голландские, то они во всем отдавали предпочтение голландцам, начали вводить голландский язык и голландские законы в Бельгии и ограничивали там влияние католического духовенства на народное образование. Бельгийцы были этим недовольны. Когда пришло известие об Июльской революции, в Брюсселе немедленно вспыхнуло восстание, которое быстро распространилось по всей Бельгии. Голландские войска вынуждены были очистить страну, за исключением отдельных крепостей. Тем временем в Лондоне собрались на конференцию уполномоченные пяти великих держав и было принято решение отделить Бельгию от Голландии. На престол Бельгийского королевства был возведен немецкий Саксен-Кобургский дом. Королем стал Леопольд I (1831). Получив самостоятельность, Бельгия, благодаря своей развитой промышленности, сделалась одной из самых цветущих стран в Европе.

Поляки, не довольствуясь существованием Царства Польского, хотя и с собственным управлением, с национальным сеймом и войском, но под русским протекторатом, тоже решили отделиться от России и восстановить древнее Польское королевство. В ноябре 1830 года в Варшаве вспыхнуло восстание, и восставшие начали упорную борьбу с Россией. В следующем году это восстание было усмирено; Царство Польское лишилось своего сейма и своей национальной армии. Однако поляки не перестали мечтать о независимости и еще несколько раз делали попытки ее добиться. Центром революционного движения сделалась маленькая Краковская республика, оттуда шли призывы к восстанию по всей Польше. Чтобы положить конец польским восстаниям, три соседние державы, Россия, Австрия и Пруссия, заняли Краков своими войсками, а потом, с общего согласия, присоединили этот город к Австрии (1846).

 

ГЕРМАНИЯ. АНГЛИЯ

 

После наполеоновских войн в Германии было обещано народу конституционное государственное устройство. Но немецкие правительства, подпавшие под влияние политики Меттерниха, медлили с исполнением своего обещания. Либералы высказывали неудовольствие. Особенно волновалась пылкая университетская молодежь, и волнения эти в некоторых местах переходили в беспорядки. После Июльской революции во Франции произошли революционные выступления в Ганновере, Саксонии, Брауншвейге и Гессен-Касселе; они окончились введением конституционного правления. Но самые неумеренные либералы (радикалы), поборники республиканских идей и политического объединения Германии, продолжали волновать германскую молодежь газетными воззваниями и восторженными речами во время народных сборищ. Ненависть свою они обращали против Германского сейма; была даже попытка молодежи напасть на Франкфурт и разогнать сейм (1833). Но это безрассудство окончилось неудачей и послужило немецким властям поводом к строгим наказаниям.

В эту эпоху революций усилилось переселение немцев за океан, в Северную Америку: тысячи земледельцев и ремесленников ежегодно отправлялись туда и заселяли американские пустыни. Возникшие тесные связи с Америкой во многом способствовали движению демократических идей в самой Германии.

Примерно в то же время был основан Таможенный германский союз (1834). Некоторые мелкие владетели Германии заключили с Пруссией торговый договор, которым были уничтожены пограничные таможни, и провоз товаров сделался свободным. К этому договору вскоре присоединились Бавария, Вюртем-берг, Саксония. Образовавшийся Таможенный союз положил начало не только экономическому, промышленному объединению Германии, но и способствовал объединению политическому.

На Пруссию германские патриоты возлагали свои надежды как на оплот этого политического и государственного единства Германии. Но подобным стремлениям препятствовали второстепенные немецкие владетели, которые находили поддержку со стороны Австрии. Последняя всеми ciLaa.HU старалась противодействовать своей сопернице Пруссии в ее возраставшем влиянии на остальную Германию. Австрийскому императору Францу I наследовал его сын Фердинанд I (1835—1848); при нем не произошло никаких перемен курса внутренней и внешней политике, потому что во главе правительства оставался князь Меттерних.

В Пруссии Фридриху Вильгельму III наследовал его сын, Фридрих Вильгельм /^(1840—1859). За годы своего правления он много сделал для развития искусств и народного просвещения. В это время Берлин, благодаря своему университету, сделался средоточием германской науки.

Англия после продолжительных войн с Наполеоном I упрочила свой авторитет на международной арене и господство на морях; еж промышленность и торговля приняли еще более грандиозные размеры. Но предшествовавшие войны чрезвычайно умножили государственные долги; от этого увеличились многие пошлины и налоги, которые вели к объединению мелких землевладельцев и промышленников. Земельная собственность сосредоточилась в руках богатых дворян, а число пролетариев возросло; главную их массу составляли фабричные рабочие, получающие пропитание от сдельной оплаты. Недовольные своим положением, они время от времени устраивали волнения и беспорядки. Кроме того, население Ирландии, большей частью католическое, с ненавистью переносило иго англичан-протестантов. Последние разными насильственными средствами завладели почти всей земельной собственностью, а ирландцам оставалась роль мелких арендаторов и работников. Народ обеднел и нередко платил своим угнетателям разбоем и пожарами. Власть англичан поддерживалась здесь силой оружия.

В первые годы царствования Георга IV (1820—1830) правительство находилось в руках тори. После смерти Кастльри, главы правительства тори, который впал в помешательство и лишил себя жизни из-за ненависти к себе народа, к власти пришли виги во главе с Джорджем Каннингом. Вместе с их приходом изменилось и направление английской политики: Англия признала независимость южноамериканских колоний, отпавших от Испании, и начала было поддерживать греков в их борьбе с турками. Каннинг старался также успокоить ирландцев отменой неприемлемых для них статей законов. Он начал так называемую эмансипацию католихов, завершена она была уже после его смерти: католические представители были допущены в парламент (1829). Однако национальная и религиозная вражда и притеснения ирландцев английскими землевладельцами не прекращались. По этой причине ирландцы начали массово покидать свое отечество и переселяться в Америку.

При наследнике Георга IV, его брате Вшьгельме IV(ло 1837), произведена была так называемая парламентская реформа. Она состояла в том, что многие местечки, пришедшие в упадок («гнилые местечки») и находившиеся под сильным влиянием богатых аристократов, лишались права посылать представителей в парламент; их права передавались большим торговым городам, которые до этого представительства не имели. Вслед за тем состоялась и эмансипация невольников. Англия освободила от рабства негров в своих вест-индских колониях и выдала денежное вознаграждение плантаторам-рабовладельцам (1834). С тех пор Англия стремилась уничтожать где только можно торговлю африканскими неграми. Один из первых английских филантропов (друзей человечества), Виль-берфорс, всю жизнь посвятил получению этой эмансипации. Он не дожил до самой эмансипации. Когда в парламенте прошел билль об освобождении невольников, один из членов его встал и произнес: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по слову Твоему с миром; ибо видели очи мои Спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицом всех народов» (Евангелие от Луки, глава U). При этих словах поднялось все собрание и тем почтило память Вильберфорса. (К несчастью, когда настала пора освободить христиан Балканского полуострова от мусульманского ига, родина Вильберфорса обнаружила мало филантропии.)

После смерти Вильгельма IV на английский престол вступила его племянница Виктория, последняя представительница Ганноверской династии. Ее правление ознаменовалось движением беднейших классов против «хлебных законов», то есть против высокой пошлины на привозной хлеб; такая пошлина поддерживала дороговизну хлеба. Несколько раз парламенту предлагалось отменить хлебные законы, но влияние землевладельческой аристократии в парламенте, которой были выгодны высокие пошлины, было так велико, что все предложения отвергались. Наконец, из-за начавшихся волнений бедняков первому министру королевы Виктории, знаменитому Роберту Пилю, удалось провести в нижней и верхней палатах билль об уничтожении хлебных законов (1846).

Защищенная островным положением, Англия могла беспрепятственно наращивать морское и колониальное могущество. Зато ее сухопутные военные силы очень отставали в своем развитии, особенно после введения во многих странах общей воинской повинности по примеру Пруссии.

Время королевы Виктории, кроме успехов утверждения английского владычества в Ост-Индии, ознаменовалось колониальной войной с Китаем. Китайское правительство запретило в своих владениях торговлю опиумом, потребление которого действовало губительно на здоровье народа, и наконец совсем запретило торговлю с Англией, так как опиум составлял главную статью ввоза английских товаров в Китай. Тогда Англия объявила Китаю войну; пользуясь мошью своего флота и превосходством европейской армии, она легко победила в этой войне и вынудила китайцев к миру. По подписанному в Нанкине договору Китай разрешал торговлю опиумом и открывал европейским кораблям еще четыре гавани кроме Контона (1842).

 

НАУКА И ЛИТЕРАТУРА В XIX ВЕКЕ

 

Во Франции времена Реставрации и Июльской монархии сопровождались расцветом литературы и журналистики, чему способствовали продолжительный мир и отчасти конституционное устройство, наступившее после бурной военной эпохи и деспотического правления Наполеона I. Конституционное устройство немшю способствовало также развитию политических партий и их открытой борьбе между собой; борьба эта происходила в палатах парламента и в прессе; каждая партия обыкновенно имела свой литературный орган.

Эта эпоха оставила имена замечательных поэтов: Шатобриан, Ламартин, Виктор Гюго; cttffl были во Франции представителями романтической школы, которая в противоположность старому, классическому направлению искала сюжеты преимущественно в христианском средневековье. В то же время во французской литературе получило развитие социальное направление. Некоторые писатели, указывая на тягостное положение беднейших классов, или пролетариев, выступали против неравенства. Предлагая меры для исправления этой социальной несправедливости, они дошли до того, что начали отрицать основы человеческого общества: брак и собственность. Главнейшие представители школы социалистов были: Сен-Симон, Фурье к Прудом, в художественной литературе — госпожа Дюде-ван, известная под псевдонимом Жорж Сайд, знаменитая своими романами, в которых старалась в привлекательных красках изобразить свободные отношения полов. Во второй половине XIX века подобным же изображением распущенности нравов отличались многочисленные романы Золя. (Идеи, распространяемые социалистами, немало способствовали революциям 1848 года.)

На поприще науки эта эпоха также дала Франции многих замечательных деятелей. Из историков следует назвать Франсуа Гизо («История цивилизации во Франции»), Адольфа Тьера («История консульства и империи»), братьев Тъер-ри. Гизо при Людовике Филиппе был неоднократно министром (он принадлежал к так называемой партии доктринеров). Из естествоиспытателей оставили свой след геологи Жорж Кювье, Франц Араго и химик Мишель Шеврёлъ. Торжеством математических наук было открытие новой планеты (Нептун), которую французский астроном Урбен Леверье вычислил, не пользуясь телескопом.

В Германии преимущественного развития по сравнению с другими странами достигла философия, которая была поставлена на значительную высоту в прошлом столетии трудами Канта. В XIX веке на поприще этой науки прославились Шеллинг и Гегель, профессора Берлинского университета, и пессимист Шопенгауэр. Естественные науки достигли здесь также замечательных успехов, среди естествоиспытателей первое место принадлежит Александру фон Гумбольдту (сочинение «Космос»); наука химии многим обязана Либнху, наука сравнительного землеведения — географу Риттеру. Наиболее значительные немецкие историки Нибур и Моммзен (по римской истории), Шлосеер и Ранке (по всемирной истории). В немецкой поэзии господствовал романтизм; он начал набирать силу со времени войн против Наполеона I, тогда у немцев пробудилась любовь к национальному, и тогда поэты обратились к героическому средневековью. Тогда же начали собирать и тщательно изучать древненемецкие народные саги и песни. Такое изучение способствовало и развитию науки о языке, филологии; на этом поприще оставили заметный след труды братьев Якова и Вияьгеяьма. Гримм. Противоположным романтизму было сатирическое направление в Германии — поэты Гейне и Берне.

В первой половине XIX века началось и пробуждение западнославянских народностей. Этому пробуждению во многом способствовало изучение славянской старины, особенно деятельность некоторых чешских ученых, таких, как: Добровский, Ганка, Шафарик и Палацкш). Добровский стал известен своими исследованиями о славянских наречиях. Ганка издавал памятники старинной чешской литературы; он открыл и знаменитую «Краледворскую рукопись», или сборник героических чешских песен. (Подлинность этой рукописи, впрочем, подвергается сильном}' сомнению.) Шафарик оставил превосходные труды по этнографии и древней истории славянских народов. Палацкий написал обширную историю чешского народа. Рядом с этими учеными стоят поэты Челяковский, Колар, Гавличек, которые своими патриотическими произведениями стремились поднять дух порабощенных славянских народов, напоминая им об их прежней силе, об их родственных связях между собой и указывая на необходимость их единения.

Литература и журналистика в Англии в первой половине XIX века достигли высокой степени профессионализма. Из английских писателей этого периода особо стоит назвать имена Вальтера Скотта и лорда Байрона. Вальтер Скотт брал для своих романов реальные исторические события; мастерским описанием характеров и мест действия он старался воскресить прошедшие времена и нравы. Его исторические романы послужили образцом для писателей других народов. Лорд Байрон был одарен могучим поэтическим талантом. Но тревожное состояние духа наложило на его произведения печать меланхолии. Такой характер его поэзии нашел многих подражателей среди поэтов других народов (так называемый байронизм, или поэзия разочарования). Из английских писателей-сатириков замечательно творчество Диккенса; из историков — Маколея фктгортш Англии со времени переворота 1688 года), а из естествоиспытателей — Дарвина (выступившего со своей спорной теорией происхождения видов, основанной им на законах естественного отбора и борьбы за существование), из многочисленных путешественников — Левингстона, исследовавшего Внутреннюю Африку, из политэкономов — Джона Стюарта Мияяя.

Среди изобретений XIX века первое место занимает применение силы пара. Североамериканец Фуятт в начале столетия изобрел первый пароход. В то же время англичанин Стефенсон усовершенствовал паровоз. Первая железнодорожная пассажирская линия была построена между Ливерпулем и Манчестером (1830). Орстед, профессор физики в Копенгагене, открыл электромагнетизм (1812). Изобретение электромагнитного телеграфа (1844) дало возможность с удивительной быстротой сообщать известия на любое расстояние. (Впоследствии для малых расстояний было применено переговорное устройство телефон.). Введенное в употребление в первой четверти века газовое освещение в последней четверти стало заменяться электрическим (русский изобретатель Яблочков). Морская международная торговля получила новый толчок с открытием Суэцкого канала (1868), строительство завершено в правление египетского хедива Исмаил-паши французским инженером Фердинандом Лессепсом. {Ему же принадлежит идея еще более громадного сооружения — Панамского канала.) Кроме силы пара, магнетизма и электричества, в области физики еще чрезвычайно важным было открытие фотографии. Наконец, наука педагогики продвинулась трудами швейцарца Песталоцци и его последователей.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100