Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

XIII. СЕВЕРНАЯ И ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА В XVIII ВЕКЕ. УПАДОК ШВЕЦИИ И ПОЛЫНИ И ВОЗВЫШЕНИЕ РОССИИ

 

 

1700-1772

 

Швеция и Союз трех держав. Карл XI. Редукция. Карл XII и Северная война. Карл в Польше. Поход в Россию. Полтава. Петр на Пруте. Упадок Швеции, Конец Карла XII. Ништадтский мир. Олигархия. Густав III. Стокгольмский переворот. Война с Россией. Смерть Густава. Струэнсе и Реформы в Дании.  Состояние Польши. Август III и Лещинский.  Станислав Понятовский.  Барская конфедерация. Майская конституция. Раздет Польши. Костюшко

 

В то время как в Юго-Западной Европе шла война за Испанское наследство, на северо-востоке возникла еще более продолжительная; война — Северная — за обладание балтийскими берегами.

 

 

ШВЕЦИЯ И СОЮЗ ТРЕХ ДЕРЖАВ

 

При сыне Карла X, Карле XI (1660—1697), Швеция успела оправиться от прежних разорительных войн. Карл XI был государь строгий и очень бережливый. Чтобы помочь расстроенным финансам, он решился отобрать у шведского дворянства те коронные земли, которыми оно самовластно овладело в предшествующие царствования. Дворяне противились этому намерению короля, но остальные сословия поддержали его в сейме. (Государственный совет в Швеции был образован из представителей всех четырех сословий: дворян, духовенства, Петр Великий. Картина английского мастера. Позже XVII в. Суссекс, Псргам-парк, Художественное собрание

горожан и крестьян.) Решено было начать проверку прав на земли у дворянства, и те земли, права на которые будут не доказаны, возвратить короне. Это возвращение земель {редукция), производившееся с большой строгостью, разорило многих дворян и сильно озлобило их против короля. Но Карлу XI при помощи других сословий удалось урезать привилегии шведской аристократии и значительно укрепить королевскую власть. Король, избегавший войн, заботился тем не менее о государственной безопасности, обустраивая войско и увеличивал флот. Благодаря его твердому правлению и заботам о развитии земледелия и торговли, благосостояние Швеции улучшилось. На момент смерти Kapja XI Швеция бесспорно занимала первенствующее место в Северо-Восточной Европе; ее владения охватывали почти все берега Балтийского моря; в ее руках находились лучшие торговые гавани Балтики (Штраль-зунд, Штеттин, Рига и Ревель). После смерти Карла XI шведам пришлось отстаивать право на свои прибалтийские владения, ведя войну против соединенных сил России, Польши и Дании.

В России в то время царствовал Петр Великий, преобразователь Московского государства. Устроив свое

войско по образцу европейских регулярных армий, он решился также завести флот и приобрести гавани, откуда мог бы войти в ближайшие сношения с Западной Европой. С этой целью царь Петр сначала устремил взгляд на Азовское море и отобрал у турок крепость Азов. Но Азовское море было удалено от европейских стран, а сообщение с Западной Европой находилось в руках Турции, владевшей проливами Дарданеллы и Босфор. Поэтому Петр оставил завоевания на Азовском море и обратился к Балтийскому. Побережье Финского залива до времен Густава   II Адольфа частично принадлежало России; царь решил возвратить это побережье и вступил в союз с другими державами против Швеции.

В Польше после смерти Яна Собеского происходила борьба между многочисленными претендентами; из них Август //Сильный (1670—1733), курфюрст Саксонский, одержал верх над своими соперниками, потому что не жалел денег на подкупы польских магнатов. При избрании на польский престол он обещал саксонскими войсками возвратить Польше Лифляндию, также завоеванную Густавом Адольфом. Август снесся с Петром I. Переговоры эти велись преимущественно через лифляндского дворянина Паткуля. Он возглавил выступления против шведского правительства, проводившего редукцию и в Лифляндии, а так как ему угрожала плаха, бежал в Польшу. Здесь Паткуль поступил на службу к Августу II, завязал тайные сношения с недовольными ливонскими дворянами и обещал польскому королю легкую войну в Лифляндии. К союзу Августа и Петра против Швеции присоединился и датский король Фридрих IV, у которого тоже были свои планы: он хотел отнять спорные земли Шлезвига у герцога Голштинского, родственника шведского короля.

 

КАРЛ XII И СЕВЕРНАЯ ВОИНА

 

Обстоятельства благоприятствовали союзникам. На шведский престол после Карла XI вступил его сын Карл XI/{1691—1718). Он был еще очень молод, предавался охоте и другим развлечениям и вообще казался человеком незначительным. Союзники одновременно открыли военные действия в нескольких пунктах: Август осадил Ригу, Петр — Нарву, а Фридрих двинулся на герцога Голштинского. Началась Северная воина (1700—1721). Тогда молодой шведский король, к общему удивлению, обнаружил отважный, энергичный характер и чрезвычайные военные дарования. Он быстро переправился на остров Зеландия, осадил Копенгаген и навел на датчан такой страх, что Фридрих IV поспешил заключить с ним договор {Травенда.7ьскш/)\ Дания отказалась от союза с Петром I и Августом II и от своих притязаний на Шлезвиг. Затем Карл с небольшим, но храбрым и прекрасно обученным войском сел на корабли и переправился в свои балтийские провинции. Он неожиданно появился под Нарвой, которую осаждала русская армия. Хотя она была гораздо многочисленнее шведской, но состояла большей частью из рекрутов и находилась под командой иностранных генералов. Карл разбил русские войска наголову; однако не преследовал их, а обратился немедленно против своего третьего врага, Августа. Наступила уже глубокая зима, во время которой военные действия обыкновенно прекращались, но Карла и его шведов, привыкших к суровому климату, погода не останавливала. Король показывал своим солдатам пример, неутомимо перенося все трудности и лишения боевой жизни. Он перешел Западную Двину, рассеял встреченное здесь саксонское войско и завладел Курляндией.

Таким образом все три неприятеля были побеждены, и Карл мог бы теперь заключить очень выгодный мир. Но его увлекла военная слава; притом вследствие легкой победы под Нарвой он ошибочно счел Петра незначительным противником и главные усилия обратил на Августа II, которого хотел непременно свергнуть с польского престола. Карл вступил в Польшу и провел здесь целых пять лет, одерживая легкие победы над саксонцами и поляками. Часть польских магнатов и шляхты отпала от Августа и, по желанию шведского короля, выбрала на престол польского вельможу Станислава Ле-шинского. Карл последовал за Августом в саму Саксонию, где строгой дисциплиной, недозволением своим солдатам грабить жителей он снискал любовь и уважение немецких крестьян. Август по Алыпранш-тадтскому договору (1706) отказался от польской короны; при этом он имел малодушие выдать шведам Паткуля, которого Карл приказал колесовать.

Теперь шведский король решился покончить с третьим противником, с Петром I. Но обстоятельства уже изменились. За то время, что шведы воевали в Польше, Петр успел набрать и обучить новые войска и начал завоевывать шведские крепости. Он уже завладел течением Невы и в ее устье заложил собственную крепость (1703), вокруг которой вскоре выстроил новую столицу — Петербург. На Финском заливе появился русский флот.

Карл думал идти прямо на Москву, но из Белоруссии он повернул на юг, на Украину, чтобы соединиться с гетманом Мазепой, который тайно изменил Петру и обещал поднять всех малороссийских казаков. Русские генералы отступали перед Карлом, истребляя по дороге хлебные запасы; шведы вынуждены были идти по опустошенной, бедной стране и терпеть голод. Не оправдалась и надежда на казаков: они остались верными царю, и Мазепа привел Карлу только небольшой отряд. Шведский корпус генерала Левенгаупта, спешивший из Лифляндии на помощь королю с военными и съестными припасами, на пути был разбит Петром (при деревне Лесной) и потерял все свои обозы. К тому же наступившая зима была одной из самых суровых, и много шведов погибло от стужи. Лучшие шведские генералы советовали королю возвратиться; но упрямый Карл не хотел и слышать об отступлении. На следующую весну он осадил Полтаву. На помощь осажденным пришел Петр и дал шведам решительную битву. Карл, накануне раненный в ногу, не мог сесть на коня и явился перед войском в носилках. Шведы на этот раз были совершенно разбиты (1709). Только с несколькими сотнями своих солдат и офицеров Карл успел спастись от

русского плена, бежав в соседние турецкие владения. Он поселился в Бендерах.

Карл XII, король Швеции

Август Саксонский после этой победы возобновил союз с Петром, возвратился в Польшу и изгнал из Варшавы своего соперника Лещинского. Петр тем временем продолжал свои завоевания в Прибалтике и в Финляндии. Карлу между тем удалось вовлечь в войну с Россией турецкого султана. Во время этой войны Петр повторил ошибку Карла в Малороссии: он понадеялся на помощь молдавского господаря Кантемира и углубился в молдавские степи, но помощь оказалась ничтожной; Петр со всем войском был окружен на Пруте впятеро сильнейшей турецкой армией. К счастью, ее главнокомандующий, великий визирь, не был расположен к Карлу II и согласился заключить с его противником, Петром I, мир, по которому русский царь получал возможность беспрепятственного отступления. Однако ценой этого мира был отказ от всех завоеваний России на берегах Азовского моря

(1711). А также условие не препятствовать возвращению Карла XII в Швецию. Карл и после этого не захотел покинуть Турцию и настраивал султана Ахмета на новую войну. Наконец беспокойный гость наскучил Ахмету, и тот приказал ему удалиться из Бендер. Но Карл дошел до такого упрямства, что с горстью своих шведов-телохранителей вздумал сопротивляться целому войску янычар и, запершись в своей квартире, несколько часов отбивал атаки. Когда же дом был подожжен, король с пистолетом в одной руке и со шпагой в другой хотел проложить себе дорогу в соседнее строение, но зацепился шпорами, упал и был схвачен янычарами. Однако он еще несколько месяцев прожил в Турции, и только слух о том, что Швеция потеряла почти все владения на восточном и южном берегах Балтийского моря, заставил его поспешить в свое королевство.

 

УПАДОК ШВЕЦИИ

 

Швеция, истощенная войной с многочисленными неприятелями (к которым присоединились еще Ганновер и Пруссия), находилась в самом плачевном положении и жаждала мира. Но Карл все-таки продолжил войну. Чтобы вознаградить себя за потерю балтийских провинций, он задумал отнять у датчан Норвегию и зимой 1718 года, несмотря на сильную стужу, осадил пограничную норвежскую крепость Фридрихсгам. Здесь во время осмотра траншей король был убит ружейной пулей. Впоследствии прошел слух, что он погиб от руки собственных солдат. (Этот слух вполне вероятен, если учесть неудовольствие шведов, особенно аристократии, его политикой и бесконечными войнами.) Ему наследовала сестра Ульрика Элеонора. Шведы поспешили заключить мир со всеми своими противниками, предоставив им большую часть их завоеваний. Но с Россией война продолжалась еще три года и окончилась Ништадтским миром (1721); Петр приобрел Лифляндию, Эстляндию, Ингрию и часть Финляндии. Эта война низвела Швецию в число второстепенных держав, а Россия заняла первенствующее место в Северо-Восточной Европе.

Смертью Карла XII воспользовалось шведское дворянство, чтобы возвратить свое прежнее значение. Оно возвело на престол Ульрику Элеонору и ее мужа (Фридриха Гессенского) при условии ограничения королевской власти государственным советом. Этот совет, состоявший из аристократов, скоро сделался сильнее короля. Управление его было тяжело для государства, потому что аристократы заботились, как правило, больше о своих личных интересах. Они никак не могли найти между собой согласия и поделились на две враждебные партии: одна (партия иияп) находилась под влиянием Франции, которая подстрекала шведов к новой войне с Россией; другая (партия шапок), напротив, склонялась к союзу с Россией. Владычество аристократической олигархии было низвергнуто королем Густавом.

 

ГУСТАВ III

 

Государь даровитый и предприимчивый, Густав Ш (1771—1792) был воспитан на французской литературе и принадлежал к почитателям энциклопедистов. Взяв себе за образец дядю своего по матери Фридриха II Великого, он задумал привести Швецию к просвещенному абсолютизму и, воспользовавшись единовластием, осуществить важные реформы в управлении. Густав довольно искусно сыграл на нелюбви народа к аристократии и несогласии между самими аристократами. Ему удалось склонить на свою сторону часть войска. Когда все было подготовлено к перевороту, король ввязался в ссору с государственным советом; вокруг него собрались офицеры гвардии, и своей яркой воодушевляющей речью король призвал их избавить отечество от вредного господства аристократов. Офицеры тотчас поклялись ему в неизменной верности; за ними присягнули солдаты; народ также поддержал короля. Наиболее непокорные члены государственного совета были арестованы. Созванный вслед за тем сейм утвердил изменения в конституции: королю предоставлялось больше власти, он получал право обложения податями, командование над войском и флотом, право объявлять войну и заключать мир; но войну наступательную он не мог начать без согласия сейма (1772).

Густав III деятельно принялся за управление: он открыл несколько благотворительных заведений, отменил судебные пытки, проводил каналы и дороги. Но при всех своих хороших качествах король Густав III был тщеславен и расточителен и потому не сумел сохранить к себе народную любовь. Он мечтал возвратить Швеции былое значение, которое она приобрела в эпоху Густава Адольфа, и отвоевать провинции, отнятые Петром I. Густав воспользовался отходом русских войск на юг, во время русско-турецкой войны, и сам объявил войну Екатерине II (1788). Начались битвы на море и в Финляндии, но финские полки отказались следовать за королем в русские пределы на том основании, что он не имел права вести наступательную войну без согласия сейма. Густав поспешил в Стокгольм, принудил сейм дать ему это право и продолжал войну. Несмотря на его личные подвиги, она окончилась без важных результатов: по Верельскому миру (1790) оба государства остались в пределах прежних границ, и небогатая Швеция этой войной только увеличила свой государственный долг. TeNf не менее Густав задумал новое военное предприятие: он заключил союз с Екатериной II и хотел вместе с русскими войсками идти на помощь Людовику XVI против французских революционеров. Но замыслы эти осуществить не удалось, короля настигла смерть. Униженные аристократы питали к нему непримиримую вражду и наконец организовали заговор. Один из заговорщиков (полковник Анкарстрем) взял убийство на себя и во время маскарада смертельно ранил короля из пистолета.

В Дании во второй половине XVIII века также явился реформатор, министр Кристиана /7/(1766—1807) Струэнсе. В начале своего царствования Кристиан предпринял путешествие в Западную Европу. В свите его находился врач Иохан Струэнсе, сын немецкого пастора; он понравился королю своей занимательной беседой и потом получил полное его доверие, так что возвысился до первого министра. Больной физически и умственно, Кристиан предоставил все дела своему любимцу. Струэнсе был поклонник Вольтера и энциклопедистов и начал в Дании целый ряд реформ: он ввел больший порядок в администрировании и сократил государственные расходы и дворянские привилегии, чем, конечно, восстановил против себя дворянство. А народ не питал к нему расположения как к иностранцу. Смелый реформатор, Струэнсе, однако, не отличался мужеством и находчивостью в минуту опасности. При возмущении матросов он сильно перепугался и согласился на их требования. Это обстоятельство ободрило его врагов. Мачеха короля (Юлиана) и несколько вельмож, улучив удобную минуту, убедили короля во вредности начинаний Струэнсе, и несчастный король подписал приказ об аресте своего первого министра и его доверенных лиц. Струэнсе потерял голову на плахе. Управление страной перешло в руки, к счастью, дальновидного и умного наследного принца Фридриха, который нашел себе отличного помощника в лице министра Бернсторфа Младшего. Принц Фридрих и Бернсторф заслужили память датчан своей заботой об улучшении крестьянского быта и отменой крепостного права.

В науке, искусстве и литературе скандинавские народы хотя не могли равняться с англичанами, французами и немцами, но и они дали Европе несколько замечательных людей. Таковы датский поэт и историк Людвиг Гольберг, шведский естествоиспытатель Карл Линней, которому ботаники обязаны своей системой классификации растений на роды и виды и введением латинской номенклатуры (названий). В области искусства оставил свой след датский ваятель Бертель Торвальдсен, творивший в первой половине XIX века.

 

СОСТОЯНИЕ ПОЛЬШИ

 

В истории Польши XVIII век — время постепенного распада государства. Между тем как в других странах Европы сокращалась дистанция между сословиями и укреплялась монархическая власть (усиливалась централизация), в Польше происходило обратное: значение короля все больше сходило на нет, а дворянство (шляхта) захватило в свои руки все права и привилегии. К дворянству примыкало и духовенство. Шляхта хвалилась равенством между собой; но это равенство было только на словах: в действительности Польша представляла типичную аристократическую республику— в ней господствовали знатные роды магнатов. Каждый такой род сбивал вокруг себя партию из бедных шляхтичей и распоряжался их голосами на сеймиках. Городское сословие не имело права участия в сеймиках; крестьяне, находившиеся в полной зависимости от своих панов, были задавлены крайней бедностью и участия в общественной жизни не принимали. Их обычным жилищем были жалкие, тесные мазанки, в которых помешались все вместе: мужчины, женщины, старые и матые и домашний скот. (Единственную отраду находили они в кабаке, где и проводили свои праздничные дни.) Между тем паны жили роскошно: многочисленная дворня, дорогая мебель и картины, выписанные из-за границы, частые пиры, охота, балы были принадлежностью их образа жизни. В одежде высшего дворянства старопольские кунтуши и подбритые кругом головы начали сменяться французскими атласными кафтанами и напудренными буклями, а в разговоре слышалась французская речь. Но нравы польского общества по большей части сохраняли прежнюю грубость, Пьянство, драки и насилие были весьма обыкновенны. Магнаты часто соперничали и враждовали между собой, увлекали в эту вражду своих клиентов и безнаказанно нарушали общественное спокойствие. (Например, сохранялся еще обычай заезда— внезапное вооруженное нападение на соседа и при этом захват поместья или грабеж.)

Вся законодательная власть сосредоточилась в руках государственного сейма, который обыкновенно собирался каждые два года на две или три недели. Но обычай liberum veto превратил эти сеймы в простую формальность: они не могли предпринять никакого улучшения в государстве, потому что при каждом таком решении выискивался какой-нибудь посол (член сейма), который кричал: «Не позвалям!» — и тем прерывал сейм. Такие послы, «рвавшие сейм», обыкновенно были подкуплены или каким-либо польским магнатом, или одной из соседних держав, для которых было выгодно поддерживать в Польше беспорядки (анархию).

После смерти Августа II Сильного большая часть шляхты стояла за призвание на престол прежнего короля Станислава Лещинского, которому покровительствовал французский двор как тестю Людовика XV. Но другая часть шляхты, под влиянием России и Австрии, выбрала Саксонского курфюрста Августа III(сына Августа II). Следствием этого раздвоения была междоусобная война (1733). Русское войско (выставленное императрицей Анной Иоанновной) осадило Данциг, где засел Станислав Лешинский. Франция прислала ему на помощь малочисленный отряд, который вскоре вынужден был сдаться в плен русским войскам, тогда Лещинский, переодевшись крестьянином, бежал из Данцига, и престол остался за Августом. Его тридцатилетнее правление протекло для Польши во внешнем мире, зато внутренняя безурядица продолжалась.

После смерти Августа III, как водится, явилось несколько претендентов от разных партии. Из них главные были две: одна стояла за Саксонского курфюрста, внука Августа III; другая хотела возвести на престол кого-либо из потомков древней династии Пястов; во главе этой партии был знатный род Чарторыских. Вопрос решился соседними державами, которые уже распоряжались в Польше по своему усмотрению. Екатерина II и Фридрих II приняли сторону Чарторыских и указали на их племянника Станислава Понятовского; с помощью иностранного золота к русских войск он был избран королем.

Станислав Август (1764—1795) был человеком хорошо образованным, с утонченными французскими манерами. Он ознаменовал свое царствование некоторыми полезными учреждениями, обратив особое внимание на воспитание юношества. Когда папа Климент XIV в 1773 году уничтожил орден иезуитов, школы, заведенные ими в Польше, были упразднены и огромное их имущество отобрано. Тогда для надзора за воспитанием учреждена была эдукационная комиссия (род министерства народного просвещения): она открыла новые школы, устроенные согласно современным требованиям; занималась подготовкой учителей и вообще оказывала большие услуги делу воспитания. Но Станислав Август не мог произвести важных изменений в Польше, в силу ничтожной своей власти; к тому же он отличался недостатком твердости и энергии и легко подпадал под влияние окружавших его людей. Польша находилась тогда в полной зависимости от трех соседних держав, в особенности от России, и посланник Екатерины II пользовался в Варшаве большим значением, чем король.

 

РАЗДЕЛЫ ПОЛЬШИ

 

Польские диссиденты (православные и протестанты) давно уже терпели разные притеснения от католиков. Находясь теперь под покровительством дворов петербургского и берлинского, диссиденты потребовали на сейме возвращения своих прав. Король, уступая убеждениям русского посланника, принял их сторону. Тогда часть шляхты, недовольная иноземным влиянием и уступками диссидентам, заключила в подольском городе Баре конфедерацию и выступила против короля и России (1768). Во главе Барской конфедерации встал род Пулавских и Каменецкий епископ Красинский; ее поддерживал французский двор, который присылал конфедератам деньги и офицеров; но эта поддержка оказалась недостаточной. Четыре года конфедераты в разных частях королевства вели войну с русскими отрядами. Россия не могла послать в Польшу больших сил, потому что Екатерина II в то время вела на юге свою первую турецкую войну. Однажды ночью несколько десятков конфедератов пробрались в Варшаву, схватили короля, когда он проезжал по улице, и увезли из города. Избегая встреч с русскими, похитители углубились в лес, где заблудились и растерялись; при короле остался только один заговорщик, который вскоре склонился на его убеждения и возвратил ему свободу. Это неудачное покушение послужило для соседних держав предлогом принять более решительные меры к успокоению Польши. Австрийские и прусские войска заняли пограничные польские земли; конфедерация была вскоре уничтожена. Фридрих II уже давно помышлял о приобретении провинций, отделявших Пруссию от Бран-денбурга, и с завистью смотрел на господство русского влияния в Варшаве; он вступил в переговоры с петербургским и венским дворами и склонил их разделить между собой часть польских владений. Тогда совершился первый раздел Польши (1772). Фридрих получил земли в нижнем течении Вислы, Австрия — Галицию, а Россия — часть Белоруссии.

Такое унижение некогда могущественного Польского государства пробудило сопротивление у более просвещенной части шляхетства. Патриоты стали стремиться к совершенному преобразованию государственного устройства. Удобное для этого время наступило, когда Екатерина начала вторую турецкую войну, к «Российские имперские шаги». Карикатура-листовка, выпущенная во Франции против политики Екатерины II во время русско-турецкой войны. Дрезден, Немецкая фототека

которой вскоре присоединилась и война с Густавом III Шведским. Станислав Понятовский примкнул к партии патриотов; ей удалось склонить на свою сторону, против России, прусского короля Фридриха Вильгельма II. Собравшийся в 1788 году сейм решил не расходиться до тех пор, пока не будут произведены необходимые реформы в польской конституции. Руководителями патриотов выступили Игнатий Потоцкий и Малаховский. Чтобы устранить liberum veto, совещаниям была придана форма конфедерации (так как на конфедерационных сеймах не требовалось единогласия и вопросы решались большинством голосов). Этот знаменитый сейм известен в истории под названием «Конституционного» или «Четырехлетнего», потому что продолжался около четырех лет. Несмотря на оппозицию приверженцев старого порядка, патриотической партии удалось 3 мая 1791 года провозгласить новую, или преобразованную, конституцию, по которой отменялось liberum veto и престол становился не избирательным, а наследственным с королем династии курфюста Саксонского.

Чтобы победить сопротивление оппозиции, патриоты прибегли к внеочередному заседанию сейма. Обсуждение новой конституции назначено было на 5 мая. Но 3 мая, когда оппозиционная партия того не ожидала, патриоты, по заранее условленному плану, рано поутру собрались в королевском дворце и открыли заседание. Собранию представлена была страшная опасность, угрожавшая республике, а именно новый раздел Польши, и в доказательство сообщены тревожные депеши из-за границы. Король объявил, что единственное средство спасти отечество — это немедленное утверждение новой конституции; проект ее был тотчас зачитан. Между тем в зал заседания собрались и другие послы сейма, не посвященные в план патриотов, и начали громко протестовать против преобразований, особенно против наследственного престола. Но патриоты оказались в большинстве, криками одобрения заглушили голоса противников и присягнули новой конституции. Из дворца сейм, в сопровождении многочисленной толпы, отправился в собор, где подтвердил присягу при громе пушек и пении благодарственного молебна.

Но после такого важного шага сейм продолжал заниматься бесплодными совещаниями и спорами, тогда как требовались немедленные и энергичные меры для приведения в порядок финансов и армии. Шляхта и духовенство по-прежнему не хотели жертвовать своими привилегиями, в особенности свободой от податей. Некоторые магнаты (Браницкий, Феликс Потоцкий) открыто выступили против «конституции Третьего мая»; они составили Тарговицкую конфедерацию и обратились с просьбой о помощи к Екатерине II.

Между тем внешнеполитические обстоятельства изменились. Екатерина окончила войны с Турцией и Швецией, а Фридрих Вильгельм II, ввиду опасности распространения революции из Франции, сблизился с Россией, разорвав союз с поляками. Русские и прусские войска вступили в Польшу; король Станислав Понятовский по требованию Екатерины отошел от патриотической партии и присоединился к Тарговицкой конфедерации. Ваед за тем произведен был

второй раздел польских земель между Россией и Пруссией (1793). Этот раздел вызвал в Польше восстание. В Варшаве вспыхнул внезапный бунт, причем русские отряды, расположенные в столице, были захвачены врасплох; значительная их часть погибла в боях на узких улицах, защищаясь от черни и польского гарнизона, а остальные успели штыками проложить дорогу к отступлению. Главнокомандующим и диктатором поляки выбрали генерала Костюшку, известного своей храбростью, честностью и патриотизмом. Сначала Костюшко имел успех в военных действиях против русских и прусских войск. Но ему не удалось собрать большие силы, потому что польское простонародье, так долго находившееся в угнетенном состоянии, равнодушно смотрело на восстание как на очередную выходку беспокойной шляхты. Из России вскоре подоспели подкрепления; верховное командование в войсках Екатерина II поручила Суворову. Костюшко при Мациовицах был разбит русским генералом Ферзеном и попал в плен. Суворов подступил к Варшаве и жестоким штурмом взял ее предместье, Прагу, после чего столица сдалась.

Тогда произведен был третий, и последний, раздел Польши между Россией, Австрией и Пруссией (1795). Станислав Август сложил с себя корону и переселился в Петербург, где вскоре и умер. Россия по третьему разделу получила Литву и Курляндию, Австрия — часть Малой Польши, а остальные земли с Варшавой достались Пруссии. Таким образом закончилось самостоятельное существование Польского королевства.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100