Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

V. ТОРЖЕСТВО КАТОЛИЦИЗМА И МОНАРХИИ ВО ФРАНЦИИ

 

 

1572—1643

 

Гугеноты. Генрих II. Франциск II. Карл IX. Екатерина Медичи. Религиозные войны. Варфоломеевская ночь. Генрих III. Осада Парижа. Генрих IV. Успокоение Франции. Сюлли. Смерть Генриха IV. Людовик XIII. Мария Медичи. Ришелье и Мазарини. Политика Ришелье. Фронда. Успехи французской культуры. Корнель, Мольер, Декарт

 

 

ГУГЕНОТЫ. ГЕНРИХ II

 

Во время борьбы с Карлом V Франциск I вступал в союз с германскими протестантами, но в собственном государстве он заодно с духовенством строго преследовал отступников от католической религии, смотрел на них как на мятежников против королевской власти и жег на кострах. Преследования особенно усилились в последние годы его царствования, когда Франциск сделался суров и подозрителен. Тогда подверглись жестоким казням и остатки средневековой религиозной секты вальденсов, которые жили в Альпах Прованса и Дофине и представляли собой мирное, трудолюбивое население. Такой же политике в отношении Реформации следовал и сын Франциска Генрих //(1547—1559). Однако число протестантов увеличивалось. Во Франции распространилось преимущественно учение Кальвина; французские протестанты стали известны под названием гугенотов — может быть, потому, что во время гонений они собирались слушать проповеди в скрытых, уединенных местах, преимущественно ночью, как это было, по рассказам, во времена легендарного короля Гугоне, который любил странствовать по ночам; некоторые же производят это название от немецкого слова Eidgenossen — союзники. Новое учение находило наибольшее число последователей в дворянском сословии. Дворяне помнили еще свою феодальную независимость и с неудовольствием смотрели на усиление королевской власти, которую поддерживало католическое духовенство. Значительная часть воинственного дворянства, перешедшая в кальвинизм, готова была с оружием в руках защищать свободу своего вероисповедания. Но простой народ крепко держался католической религии; другая часть дворянства была также на стороне католичества. Между протестантами и католиками назревала борьба не на жизнь, а на смерть. Поводом к ней послужила смерть Генриха II, погибшего вследствие несчастного случая на турнире.

Он воевал с Филиппогл II Испанским. Эта война окончилась миром (в Като-Камбрези) и родственным союзом с Филиппом И, который женился на Елизавете, дочери Генриха II. В то время при дворах были еще в обычае рыцарские турниры, а Генрих II очень любил блистать на них своей ловкостью. Празднуя мир и свадьбу дочери, он, ^,feждy прочими увеселениями, устроил блестящий турнир. Уже в конце турнира король вызвал против себя капитана своей гвардии, графа Монгомери, достойного себе соперника. У обоих противников от сильного удара сломались копья, но граф не успел опустить оставшийся у него в руках осколок копья: король напоролся на него на всем скаку глазом. Спустя одиннадцать дней Генриха II не стало.

Престол наследовал его старший сын, Франциск II, женатый на шотландской принцессе Марии Стюарт. Первое место при дворе заняли герцоги Гизы, потому что Мария Стюарт приходилась им племянницей по матери. Соперниками Гизов стали Бурбоны и Конде, принадлежавшие к младшей линии дома Валуа и перешедшие в протестантизм. Принц Конде стал во главе французских гугенотов вместе с адмиралом Колиньи, который пользовался обшим уважением за свои военные заслуги и честный, прямой характер. Гизы побуждали молодого короля к решительным мерам против гугенотов, но Франциск II не успел вмешаться, он скоро умер.

 

РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОЙНЫ. ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ

 

Место Франциска занял на престоле следующий за ним брат, Карл IX (1560— 1574), несовершеннолетний, и управление государством перешло в руки его матери Екатерины из рода Медичи. Это была хитрая, честолюбивая итальянка, вполне усвоившая себе правила макиавеллизма. Она не пренебрегала никакими средствами, когда хотела избавиться от опасного врага, и искусно удерживала за собой власть среди противоборств сильных партий.

Во Франции начался период междоусобных войн, продолжавшийся более тридцати лет. Война между католиками и протестантами началась так. Однажды герцог Франсуа Гиз, проезжая через Шампань, остановился в селении Васси. Несколько сот протестантов собрались неподалеку совершать свое богослужение, так что звуки их псалмов долетали до герцога. Свита его сочла это за оскорбление и приказала протестантам разойтись, а когда те не послушались, напала на них с оружием в руках. Безоружные протестанты защищались камнями; удар камнем в лицо получил и герцог; тогда разъяренная свита перебила и ранила более двухсот протестантов, не разбирая ни пола, ни возраста (1562). Это событие послужило сигналом к восстанию гугенотов. Войны эти велись с большим ожесточением и сопровождались пожарами, грабежами и убийствами. Часто в одной и той же семье были и протестанты и католики, и обе стороны питали друг к другу смертельную вражду. Воюющие партии два раза заключали мир, но вскоре нарушали его и снова брались за оружие. Предводители обеих сторон, герцог Гиз и принц Конде, погибли. Главой гугенотов стал молодой Генрих Бурбон, наследник небольшого Наваррского королевства (которое находилось тогда в руках испанцев). Он вступил на военное поприще под руководством старого адмирала Колиньи.

Екатерина Медичи в третий раз заключила мир с гугенотами (Сен-Жермен, 1570 год), по которому они получали свободу вероисповедания. Чтобы скрепить мир, решено было выдать за Генриха Наваррского сестру Карла IX Маргариту. Вскоре после этой свадьбы и совершилось страшное событие, известное в истории под названием Варфоломеевской ночи (1572).

На свадьбу Генриха Наваррского собрались в Париже многие дворяне-гугеноты во главе с адмиралом Колиньи. Откровенность и прямота старого адмирала так понравилась Карлу IX, что он начал следовать его советам; король уже задумал вместе с гугенотами предпринять войну против Филиппа II для освобождения Нидерландов, где тогда свирепствовал герцог Альба. Екатерина Медичи была встревожена этими планами, опасаясь потерять свое влияние на сына. С помощью Гизов и других католиков она начала внушать королю подозрение против Колиньи и всех протестантов; она убеждала его, что трон Франции непрочен, пока гугеноты не истреблены. Слабый, болезненный Карл IX, доведенный этими наветами до раздражения, согласился одним ударом уничтожить у себя Реформацию. Составился заговор: были назначены день и час, в Париж введены войска; парижане охотно приняли участие в заговоре, так как в большинстве были католики. Чтобы отличаться от гугенотов, католики перевязали себе руки белым платком. В ночь на 24 августа (праздник св. Варфоломея) в условленный час ударил набат; католики повсеместно бросились на спящих гугенотов, и началась страшная резня. Одним из первых погиб адмирал Колиньи, убитый в своем доме и выброшенный из окна на поругание черни. Сам король, увлеченный кровавыми сценами, пришел в какое-то опьянение, схватил аркебузу и из окна Лувра начал стрелять в бегущих мимо протестантов. Своего зятя Генриха Наваррского он под страхом смерти принудил отказаться от протестантизма. В то же время произошло избиение нескольких тысяч гугенотов и в других городах Франции.

Но далеко не все протестанты были истреблены. Оставшиеся в живых с отчаянием снова взялись за оружие и упорно защищались в своих укрепленных городах (Ним. Монтобан, Ла-Рошель и другие). Карл IX, мучимый угрызениями совести, зачах и умер спустя два года после Варфоломеевской ночи. Престол перешел к его брату Генриху ///(1574—1589). Незадолго до того Генрих был избран польским королем, но, получив известие о смерти Карла, тайно бежат из Польши. В царствование этого беспечного, изнеженного короля дела Франции пришли в полное расстройство. Между тем религиозные войны с гугенотами продолжались; во главе гугенотов встал Генрих Наваррский, снова обратившийся в протестантизм. Ревностные католики, недовольные слабыми действиями короля против гугенотов, образовали для охраны католичества союз, или так называемую Священную лигу. Во главе нее выступала фамилия Гизов. К этой Лиге примкнул и Филипп II Испанский (которому вообще приписывают большое влияние на ход религиозных войн во Франции). Сам Париж открыто восстав против короля. Тогда Генрих III, отлученный папой от Церкви, вступил в союз с гугенотами и вместе с Генрихом Наваррским осадил Париж. Во время осады Парижа молодой доминиканский монах Жак Клеман, как свидетельствуют хроники, настроенный иезуитами, пробрался к королю и нанес ему смертельный удар кинжалом. Клеман был тотчас убит.

 

ГЕНРИХ IV

 

Со смертью Генриха III прекратилась старшая линия дома Валуа, и ближайшее право на престол принадлежало теперь Бурбонам, в частности, Генриху Наваррскому. Протестанты провозгласили его французским королем; но католики его отвергли. Париж, несколько раз осаждаемый Генрихом, голодал, но ни за что не хотел сдаться еретику. Филипп П Испанский поддерживал католическую лигу войском и деньгами. Не видя другого средства покорить Париж, Генрих решился во второй раз сделаться католиком. И в одно прекрасное утро он отправился со своей свитой к мессе в собор городка Сен-Дени, отрекся от ереси и был принят в лоно Католической церкви (1593). Тогда Париж сдался. Своим остроумием и добродушием Генрих IV скоро привлек к себе симпатии

народа. Когда король вступил в столицу, вспомогательный испанский отряд должен был удалиться и маршировал мимо Лувра. «Прощайте, — кричал Генрих в окно, — кланяйтесь вашему господину и больше никогда не возвращайтесь». Когда глава католической лиги герцог Майен-ский (один из Гизов) сложил оружие и явился к новому королю, последний принял его ласково и пригласил прогуляться, начав скорым шагом ходить с ним по саду. Майен был очень толст, пот катился с него градом; наконец, задыхаясь от усталости, он попросил позволения отдохнуть. «Вот, — сказал король, — это моя единственная месть в отношении вас*. Вообще находчивость Генриха равнялась его храбрости и не раз помогала ему в критические минуты. Однажды в битве с католиками (при Иври) армия его поколебалась и начала отступать. «Друзья, — воскликнул Генрих, — обернитесь и посмотрите, как я буду умирать». С этими словами он бросился в самую сечу: гугеноты воодушевились и выиграли битву.

Вступивший на престол Генрих IV (1593—1610) нашел Францию в самом бедственном состоянии. Государство было обременено неоплатными долгами (более 300 миллионов ливров); более миллиона народу погибло во время религиозных войн, торговля почти прекратилась, земледелие запущено, везде бродили шайки разбойников. Дуэли между дворянами участились до крайности и истребляли цвет молодежи. Внутреннее управление представляло безурядицу, внешнее могущество Франции было унижено. Генрих IV деятельно принялся за исправление положения. Во-первых, он успокоил гугенотов Нантским эдиктом (1598), по которому они получили свободу вероисповедания, и в их руках было оставлено несколько городов, где они могли иметь свои гарнизоны. Далее, Генрих обратил главное внимание на государственные доходы: заведование финансами он поручил товарищу своей боевой жизни, герцогу Сюлли, человеку умному и честному. Сюлли ввел строгую бережливость в расходы; он заботился о земледелии, уменьшат крестьянские налоги, осушал болотистые местности. Мануфактурной же промышленности он не благоприятствовал, находя ее вредной для народного здоровья и нравственности (так как земледельческие работы

производятся на открытом воздухе, а мануфактурные — в душных помещениях). Но Генрих в этом был с ним не согласен и покровительствовал промышленности. При дворе своем он не следовал примеру расточительных предшественников и вел умеренный образ жизни. Дворяне со времен Франциска I начали покидать свои мрачные замки, чтобы вести веселую, роскошную жизнь при дворе. Генрих же советовал им возвратиться в деревню, заниматься сельским хозяйством и заботиться о своих крестьянах. Забота его о простом народе видна из следующих слов. «Я желал бы, — говорил он, — чтобы каждый французский крестьянин мог по праздникам иметь у себя на столе курицу».

И простой народ действительно был привязан к королю. Но многие вельможи не любили его, потому что он не осыпал их подарками и не позволял им своевольничать. Духовенство католическое было к нему враждебно за его веротерпимость. Вторая супруга короля, Мария Медичи, также принадлежала к числу недовольных. Генрих IV умер от руки убийцы. Устроив дела внутри государства, он задумал возвратить Франции ее величие и решился возобновить борьбу с Габсбургами, вмешавшись в дела Германии. Во время своих приготовлений к походу Генрих проезжал по улицам Парижа в открытой карете, без охраны с несколькими придворными кавалерами. На узкой улице карета встретилась с возами и должна была остановиться; в ту же минуту некто Равальяк вскочил на колесо и нанес королю два смертельных удара кинжалом. Генрих IV тут же скончался. Несмотря на страшные пытки, Равальяк не признался, что побудило его к этому преступлению; он подвергся самой мучительной казни. (Подозревают, что и его, так же как убийцу Генриха III, настроили иезуиты.)

 

РИШЕЛЬЕ И МАЗАРИНИ

 

Преемник и сын Генриха IV Людовик Л7//(\6\0—1643) был еще очень юн, и государством некоторое время управляла мать его, Мария Медичи. Но вскоре она должна была уступить свое место кардиналу Ришелье. Людовик XIII был государь добродушный, воздержанный, но не любивший умственного напряжения. Его пугало бремя правительственных забот, поэтому хотя он не питал особой привязанности к Ришелье и даже тяготился его опекой, но, видя, что в руках кардинала дела идут хорошо, доверял ему управление государством до самой смерти.

Главной заботой Ришелье было укрепление королевской власти и подчинение всех частей государства непосредственному надзору верховного правительства, то есть централизация. Он окончательно усмирил гугенотов и отобрал у них крепости, а последнее их убежище, город Ла-Рошель, завоевал после упорной борьбы. Впрочем, он не отнял у гугенотов свободы вероисповедания, дарованной Нантским эдиктом. С особой энергией преследовал Ришелье беспокойную французскую аристократию, которая не хотела забыть своих феодальных прав и при всяком удобном случае заводила крамолы и мятежи. Строгость кардинала навлекла на него ненависть вельмож; против него организовывалось несколько заговоров. Но Ришелье постулат с заговорщиками как с государственными изменниками и без пощады казнил их на эшафоте; в числе погибших были некоторые члены знатнейших фамилий (Шале и Монморанси). Последний заговор был организован молодым Сен-Маром, любимцем короля, и даже, как говорят, с его ведома; но когда предприятие не удалось, Людовик ХШ отступился от своего любимца и пожертвовал его головой. Ришелье прекратил во Франции обычай собирать на сейм государственные «чины», то есть представителей дворянства, духовенства и горожан, для совещания о важнейших государственных делах. Во внешней политике он продолжил соперничество Франции с Габсбургским домом и поддержал протестантов в Тридцатилетней войне.

Людовик ХШ пережил кардинала только на несколько месяцев и оставил престол шестилетнему сыну своему Людовику XIV (1643-1715).

Регентство, или управление государством, перешло в руки Анны Австрийской, матери Людовика XIV, а первым ее министром стал кардинал Маза-рини. Он был итальянец, отличался красивой наружностью и хитрым изворотливым умом; во внутренней и внешней политике старался следовать примеру своего великого учителя Ришелье. Аристократия восстала против первого министра; к ней присоединился и Парижский парламент, или высшее судебное учреждение в государстве. Это последнее сопротивление дворянства известно под названием Фронда. Хотя регентша и Мазарини два раза вынуждены были бежать из столицы, но борьба все-таки окончилась их победой: аристократия и парламент должны были смириться, навсегда. Мазарини удачно продолжал начатую при Ришелье войну с австрийскими и испанскими Габсбургами. Война с Австрией окончилась Вестфальским миром 1648 года, а с Испанией протянулась до 1659 года, когда был заключен так называемый Пиренейский мир; по этому миру Франция получила графства Руссильон и д'Артуа с несколькими нидерландскими городами. Мир, кроме того, был закреплен браком Людовика XIV с испанской инфантой Марией-Терезией. Мазарини умер в 1661 году — и Людовик XIV сам вступил в управление государством.

 

УСПЕХИ ФРАНЦУЗСКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

Походы в конце XV — начале XVI века познакомили французов с культурой Италии, где в то время происходило возрождение наук и искусства. Влияние Италии отразилось преимущественно на произведениях архитектуры. Средневековый готический стиль начал уступать стилю Возрождения, вместо остроугольных сводов и резных украшений появляются закругленные арки, греческие колонны и настенная живопись. Искусство процветало во Франции, так же как и в Италии, под покровительством государей, стремившихся придать блеск своему двору. Особенно заботился о наружном великолепии Франциск 1, он приглашал на службу итальянских художников и щедро платил за их произведения. Благодаря ему предпринят целый ряд изящных построек. Лучшими памятниками французского стиля Возрождения служат увеселительные королевские замки Шамбор, Фонтенбло и дворец Тюильри (сожженный коммунарами в 1871 году). Жилище королей в Париже, средневековый замок Лувр, был перестроен Франциском I также во вкусе Возрождения. Несколько позднее стала развиваться во Франции живопись, утвердившая себя и прославившая произведениями Никола Пуссена, творившего в первой половине XVII века.

Из Италии пришло во Францию также и увлечение классической литературой. Латинский язык вошел в моду до такой степени, что знатные женщины изучали его и свободно на нем говорили. Знакомство с классической литературой вызвало к жизни подражательное творчество, стремление следовать образцам писателей, особенно греческих трагиков (Софокла и других); само содержание и действующие лица французских драм часто заимствовались из греческой и римской истории или мифологии. Это литературное направление известно под названием классицизм.

Замечательнейшим поэтом и драматургом этой эпохи был Пьер Кориель. Самая известная его трагедия «Сид> основана на испанских преданиях и написана под влиянием испанских трагиков, но следующие его пьесы («Гораций», «Полиевкт* и другие) — подражания древним. Он начал свое поэтическое поприще под покровительством кардинала Ришелье, который сам имел притязание на писательство и заботился о процветании изящной словесности. С этой целью Ришелье учредил (1635) так называемую Французскую академию обессмертиых», или собрание ученых, которые, получая от правительства хорошее содержание, должны были стать судьями литературных произведений. Академические требования окончательно утвердили во французской поэзии господство классицизма.

Величайшим французским комедиографом был современник Корнеля Мольер*. О, ранней молодости он обнаружил страсть к театру, многие годы провел в труппе странствующих актеров, испытал нужду; потом завел собственную труппу и приехал с ней в Париж. Здесь представления его так понравились молодому Людовику XIV, что он принял его труппу ко двору. Сначала Мольер также подражал древним, но впоследствии сделался самобытным писателем и содержание своих комедий брал из жизни французского общества. Лучшая его комедия «Тартюф", в которой он выставил на обозрение образец лицемерной набожности, или ханжества своего времени.

В числе литературных знаменитостей XVI века занимает не последнее место сестра Франциска I, Маргарита Наваррская, писательница и ученейшая женщина своего времени. Она написала ряд остроумных, рассказов в духе новелл Боккаччо. Современником Маргариты Наваррской был и Рабле. Он отличался беспокойной натурой: был то францисканским, то бенедиктинским монахом, то профессором медицины, то проповедником. Бессмертную славу Франсуа Рабле составил сатирический роман «Гаргантюа и Пантагрюэль», в котором он осмеивает современные ему нравы, особенно монахов и вельмож, и легковерие народа.

Французский двор в эту эпоху сделался самым блистательным и самым веселым во всей Европе. Роскошные пиры, концерты, карусели, маскарады, игры в карты, в мяч и тому подобные увеселения сменяли друг друга. Королевская охота также получила характер веселого празднества; в ней принимали участие и придворные дамы. И вообще женщины в то время начали играть при дворе большую роль.

Наиболее глубокими и оригинальными мыслителями того времени являются Декарт и Паскаль. Рене Декарт, или Картезий, сначала посвятил себя военной службе и участвовал в Тридцатилетней войне; потом оставил военное поприще и удалился в Голландию, где с большей, чем в католической Франции, свободой мог заниматься философией. Впоследствии, по приглашению шведской королевы Кристины, он переселился в Стокгольм, где и умер (1651). Декарт считается отцом так называемой умозрительной, или спекулятивной, философии. (Его исходным пунктом было следующее положение: «Cogito ergo sum» — «Я мыслю, следовательно, существую». Из человеческого мышления, или разума, он выводит также доказательства бытия Божия, свободы и бессмертия души; иначе и сами эти понятия не могли бы существовать у человека.) Влез Паскаль принадлежал к янсенистам. Так на-зывачись в первой половине XVII века последователи епископа Янсена, который боролся против вредного влияния иезуитов на общественную нравственность, особенно против их учения о том, что хорошая цель оправдывает дурные средства. Паскаль выступил самым красноречивым проповедником янсенизма в своих «Письмах к провинциалу». Декарт и Паскаль, кроме того, были глубокими знатоками математики и своими трудами оказали важные услуги этой науке.

В первой половине XVII века во Франции появилась первая газета, в которой печатались известия о событиях внутри страны и за ее пределами. Кардинал Ришелье принял ее под свое покровительство, он сам нередко присылал статьи, если жел&гт распространить известия о чем-либо по всей Европе. Впоследствии по образцу этой газеты появились и другие; таким образом, во Франции и в других европейских странах утвердилась периодическая, или «журнальная», литература.

Замечательные успехи искусства, литературы и культуры общежития французов XVI и XVII веков, вместе с политическим могуществом их страны, подготовили последующее французское влияние на остальную Европу; другие народы начали во многом им подражать; при европейских дворах и в высших классах начали распространяться французский язык, французские обычаи и моды.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100